Возле кабинета директора школы вместе с его назначением появилась стеклянная комната. Она действительно была сделана из стекла. Это было видно по тому, что комната представляла собой прозрачный куб, через который можно было видеть стену кабинета Ненавидикова. Само стекло было настолько толстым и прочным, что ни один хулиган не смог бы его разбить даже при великом желании. Входной двери у этой комнаты не было совсем. Никто не понимал, зачем это "творение искусства" было сделано именно в школе. Ненавидиков, как всегда, молчал. Многие учителя и дети были им настолько запуганы, что не решались задать даже самые простые вопросы, не говоря уже об этой странной комнате.

Прошло две недели с начала занятий. Как ни странно, занятия в 5-А шли нормально. Ощущение того, что в школе кто-то из учащихся получает "другое" образование, чувствовалось только на переменках. За это время Борька Злобин сколотил вокруг себя гнусную компашку, в которую входили (кроме уже известных нам Оболтусова и Ябедниковой) следующие ученики:

Барбосов

Козлова

Пугалкин

Подножкин

Шалопайкин

Дуриков

Слюнявчиков

Козявкин

Возраст злобинской компании – от семи до шестнадцати лет. Несмотря на то, что Борьке недавно исполнилось десять, Подножкин и Пугалкин, которые были значительно старше возрастом, беспрекословно подчинялись ему и считали авторитетом. Что ни говори, а Злобин здорово умел драться на кулаках. Его и так в школе все побаивались, а с такой компанией – и подавно. Самым младшим и самым гнусным в этой компании был первоклассник Козявкин, который проявил себя с самой худшей стороны в первые дни знакомства со Злобиным. Он был очень маленького роста. Имел редкие кривые зубы и носил очки. Его школьная форма была постоянно чем-нибудь запачкана, так как из-за своего любопытства он готов был залезть даже в пасть волку. Козявкин являлся глазами и ушами Борьки Злобина, а также всей его компании, потому что удивительным образом умел видеть и слышать то, что творится в стенах и за пределами школы. По секрету сказать, Козявкин – это один из тайных советников Подлякса, принявший образ ребенка. Именно поэтому он понимал всю обстановку. Естественно, что Козявкин подчинялся Борьке только для "видимости", а его непосредственным боссом был и Подлякс.

Компания Злобина хулиганила пока только на переменках. Но и этого хватало с избытком. Многие ребята уходили домой с синяками и ссадинами. Дома они не могли пожаловаться родителям и рассказать правду. Во-первых, пострадавшие дети не могли этого сделать, потому что, если помните, некоторые уже пытались навести порядок в школе с помощью родителей, и чем все это кончилось (не забудьте об "ухоглюках"). Во-вторых, потому что жутко были напуганы своими обидчиками, которые обещали им "добавить" в случае чего…

Для "обиженных" детей (и учителей, кстати, тоже) предусматривался специальный кабинет. Назывался он – "Комната психологической разгрузки". Кабинет напоминал небольшую исповедальню, потому что в нем всегда находился человек, которому можно было "излить" душу. Этим человеком был господин Доносчиков – преподаватель "Ябедничества". Послушав жалобы, он угощал их "дурацким" мороженым. После этого он тут же докладывал Ненавидикову – кто, на что или на кого жалуется.

На первый взгляд "дурацкое" мороженое ничем не отличалось от обычного пломбира на палочке – очень вкусное. Только было в нем одно неудобство палочка от мороженого находилась целиком внутри. Вы можете спросить: зачем?

Да потому что это "ДУРАЦКОЕ" мороженое! Кроме того, после каждой съеденной порции у детей и взрослых появлялось все больше и больше отрицательных человеческих качеств и эмоций. А чем хуже становились люди на Земле (особенно дети), тем большую силу приобретал Подлякс.

Ежедневно в обязанности Доносчикова также входила подача преподавателям с планеты Дураков специального "солнцезащитного" сока. Надеюсь, что вы помните: все жители той планеты любили пасмурные дни и ненавидели солнце. В Городулино было слишком много солнечных дней, поэтому, чтобы у "дурацких" учителей всегда было хорошее настроение, они пили этот "солнцезащитный" сок каждое утро. Сок действовал в течение двенадцати часов, так что его вполне хватало до захода солнца. Единственным преподавателем, кому запрещалось пить сок, был господин Нытиков. Это было напрямую связано с его предметом "Слезопускание" – у него всегда должно быть плохое настроение.

Но и это было не самым главным в середине сентября. А случилось вот что. За зданием школы была большая спортивная площадка. На ней располагалось футбольное поле, поле для волейбола и баскетбола, площадки для прыжков в длину и высоту.

С 15 сентября директором школы были отменены все занятия по физкультуре на свежем воздухе и перенесены в закрытый спортивный зал. Восемнадцатого сентября приехали рабочие и начали возводить вокруг спортивной площадки высокий (почти с трехэтажный дом) забор из гладких бетонных плит. Только в одном месте, шириной в шесть метров, плиты не ставили. Через два дня сюда установили огромные, такой же высоты, как и забор, металлические ворота. В этот же день выставили охрану. Днем и ночью сюда заезжали большие грузовики. Все, что было у них в кузове, закрывалось брезентом.

С каждым днем детей все больше и больше распирало любопытство. Их не подпускали к "объекту" ни днем, ни ночью даже на пушечный выстрел. Однажды из одной машины случайно просыпался песок. По школе стали бродить невероятные слухи:

– Новую спортплощадку отстраивают…

– Нет, делают военный полигон…

– Стартовую площадку для космических ракет…

– А может, просто детский парк…

– Школьное общежитие для "двоечников"…

Борька Злобин к тому времени уже был на хорошем счету у Ненавидикова за свои "выходки". Директор одобрял и его окружение. Но когда Борька попросил разрешения попасть за забор и посмотреть, что там делается, то получил отказ.

Добряковская компания тоже обсуждала высокий забор и ломала голову над тем, что за ним творится.

– Я точно не знаю, что там построят, но почему-то уверена, что это будет очередная гадость господина Ненавидикова, – уверенно сказала Даша.

– Мы тоже так думаем, – шепотом поддержали ребята.

– Нам просто необходимо выведать тайну этой постройки и предупредить остальных. Согласны?

– Согласны!

В этот момент Васька заметил, что кто-то вертится рядом.

– А ты что тут вынюхиваешь? – спросил он, схватив за ухо Козявкина.

– Я это… Авторучку здесь потерял. Меня мама накажет, если не найду… Отпустите! – жалобно завопил он.

– Да брось ты его! – фыркнула Даша, и Васька, потеряв всякий интерес к Козявкину, отпустил его. А через минуту Козявкин уже докладывал об услышанном Борьке и его компании.

– Обсудим это после уроков на "нашем" месте, – отдала команду Даша.

Борька Злобин был доносчиком – первый сорт. Это еще одно качество, за которое любил его Ненавидиков. Услышав от Борьки о том, что добряковская компания что-то затевает, директор изменился в лице. Лицо его стало мрачным и даже испуганным. Запросив что-то по компьютеру, и получив ответ, Ненавидиков подошел к сейфу, который напоминал большую старинную шкатулку. Он стоял на специальной тумбочке и был закрыт оконной шторой, которая скрывала его от посторонних глаз. Зная, что Ненавидиков терпеть не мог лишних вопросов, Борька помалкивал. Ненавидиков закрыл спиной сейф и набрал код. Об этом Борька догадался по тихим щелчкам. Ненавидиков резко повернулся к Злобину и протянул к нему руку. На разжатой ладони лежали… два маленьких уха.

– Что это? – испугался Борька.

– Не бойся. Они только выглядят как настоящие. Постарайся засунуть это кому-нибудь из них в карман – и я буду знать все, о чем они говорят.

– А если тот, кому я это подложу, заменит свою школьную одежду на другую или захочет постирать ее?

– Пусть тебя это не волнует. Это уши-липучки, если они попадают к кому-нибудь, то остаются с ним до тех пор, пока я их не отзову. У них есть уникальная способность незаметно переползать из кармана в карман, из одной одежды – в другую. Человек, к которому они прилипли, ни за что не догадается, что постоянно носит с собой незаметного шпиона. Понял?

– Все понял, – ехидно ухмыльнулся Злобин.

– Действуй!

"Своим" местом добряковская компания выбрала небольшой двух- этажный заброшенный дом, очевидно, планируемый под снос. Дети выбрали его потому, что теперь им запрещалось собираться вместе и сочинять "всякие глупости". Они даже перестали играть в игру с часами.

В заброшенном доме им никто не мешал громко высказываться и спорить. Они шли в свой "штаб" по очереди, часто оглядываясь и боясь быть замеченными. Когда все собрались, Даша начала:

– Кто придумал, как попасть за забор?

– Я предлагаю сделать дыру в заборе и посмотреть, что там… предложил Петька.

– Не пойдет, – сказал Смекалкин.

– Почему?

– Весь забор подключен к сигнализации.

– А как же машины заезжают и выезжают?

– Тогда сигнализация отключается.

– А что, если мы попробуем сделать дырку в момент отключения сигнализации?

– Тоже не получится, – сказал Мишка. – Днем мы не сможем делать это незамеченными, а ночью машины приезжают реже, чем днем. Я проверял. Следовательно, и сигнализация отключается тоже реже. А мы не знаем еще и плотность стены у забора и можем не успеть провернуть дело за одну ночь.

– Ну и что! Для такого дела я могу и три ночи подряд не спать!

– Тебя опять "прет"? – одернула Даша Ваську. – Ты что, не понимаешь, что, если мы не успеем сделать дыру за одну ночь, на следующий день охрана заметит повреждение и немедленно доложит Ненавидикову. И нас обязательно схватят.

– А что если забраться на крышу школы и посмотреть оттуда? посоветовала Маша.

– Все чердаки, которые ведут на крышу, закрыты на замки, а ключи находятся у этой проклятой Жабиной, – снова расстроил друзей Мишка Смекалкин.

– Остается только перелететь через забор. Вот был бы у нас ковер самолет… – вздохнул Петька.

– Молодец, Петька! – воскликнула Даша. – Конечно же, перелететь!

Все ребята смотрели на нее непонимающими глазами.

– Слушайте меня внимательно! Мы перелетим и посмотрим, что творится за забором с помощью воздушного шара и… фотоаппарата.

– Точно!

– Здорово придумано!

– Ведь никто не догадается!

– И забор будет цел, и мы все будем знать!

– А самое главное – у нас будут неопровержимые доказательства! подвела итог Даша. Итак, Петька отвечает за фотоаппарат, Васька организует две длинных веревки, Мишка с помощью отца подумает, как мы сможем фотографировать на таком большом расстоянии. А все мы должны накупить шаров и надуть их гелием. Встречаемся завтра в семь утра.

– Почему так рано? – захныкала Маша, которая очень не любила вставать рано.

– Потому что в это время как раз начинает светать – раз. Потому что в это время бдительность охранников должна быть меньше – два. И три – потому что мы можем обойтись и без тебя, соня, – фыркнула недовольно Даша.

Ребята разошлись по домам, дав друг другу обещание выполнить все, что сказала Даша и что лягут сегодня в постель пораньше.