Даша и Маша Добряковы появились на свет при очень странных обстоятельствах. Никто никогда бы не догадался, что такое могло произойти в обыкновенном, совсем даже не в сказочном городе! Давно ушли времена, когда люди верили в сказки, но это событие перевернуло весь город с ног на голову…

В небольшом местечке Городулино, в одной из стареньких больниц, десять лет назад, родились две прекрасные девчушки – близнецы. Казалось бы, обыкновенное событие. Э-ка невидаль! Каждый день появляются на свет девочки и мальчики. Что ж тут необычного? Да вот в том то и дело, что на первый взгляд дети казались обыкновенными. Только в момент рождения первой из близняшек на какое-то мгновение почему-то ярче засветился свет во всей больнице, а на улице фонари вдруг так ярко вспыхнули, что можно было подумать, что летнее утро уже в самом разгаре, хотя часы показывали 02.10 ночи. К тому же все, кто присутствовал в этот момент, подумали, что у них начались слуховые галлюцинации, потому что родившийся ребенок не заплакал, как обычно, а улыбнулся и сказал:

– Привет! Я Даша!

Сначала медицинский персонал, как ни в чем ни бывало, автоматически ответил на приветствие, но что началось потом! Женщины пугливо переглянулись.

– Мне послышалось или кто-то поздоровался? – спросила старшая медсестра.

– Я думала, мне тоже что-то показалось, – ответила ей одна из акушерок.

– И мне.

– И мне, – отозвались остальные.

– Не могли же мы все вместе без всякой причины одновременно поздороваться вслух, – продолжала беспокоиться старшая медсестра, – и кто такая Даша?

– Вы тоже услышали, как кто-то назвал имя Даша?

– И я слышала.

– И я тоже.

Что происходит? Не спят же они, в самом деле? Женщины принялись тормошить ребенка, улюлюкать с ним, лопотать, но все было тщетно – девочка больше не произнесла ни слова. Единственное, что подтверждало необычность произошедшего так это то, что она продолжала улыбаться и смотрела на людей широко открытыми глазами вполне осмысленным взглядом.

Второй ребенок тоже был готов появиться на свет. Женщины изо всех сил напрягли слух и зрение, чтобы на этот раз не пропустить ни одной подробности. Они даже пожалели, что в этой комнате не установлена видеокамера, иначе завтра их посчитают по меньшей мере сумасшедшими, если они хоть расскажут кому-нибудь о случившемся.

К их великому удивлению, со вторым ребенком ничего такого не произошло. Это была тоже девочка, и все с ней было как и с другими детьми, появившимися на свет. Набрав в легкие воздух, она громко закричала, известив весь мир о своем появлении.

Через несколько минут Виктория, мать девочек, смогла внимательно рассмотреть своих сокровищ. Поразительно! Они были похожи друг на друга как две капли воды! Но что это? На запястье маленькой, нежной, пухлой ручонки одной из дочерей она увидела непонятный знак. Да, это было родимое пятно, похожее на две стрелы, летящие в горящий костер. У второй дочери такого знака не было. И если верить своим ушам (Виктория тоже слышала, как кто-то вслух назвал имя Даша), мать поняла, что девочка с необычным родимым пятном родилась первой.

– Отличное имя! Я назову тебя Даша, – сказала Виктория. Потом немного подумала и добавила, – Дарья Антоновна. Хорошо!

Медики чуть не рухнули в обморок. "Значит, мне не показалось", – думала каждая из них. "Нам теперь точно никто не поверит!"

– А тебя, – Виктория обратилась ко второй дочери, – я назову Машей. Надеюсь, вы подружитесь и будете мне и папе хорошими помощницами.

Вы не поверите, что началось утром! Возле палаты Виктории и ее близняшек росла толпа. Все пытались заглянуть сквозь жалюзи, висящие на окне. Некоторые, не замечая никаких перемен в поведении детей, расходились, но большинство любопытствующих решили ждать и даже дежурить, если это понадобится, до тех пор, пока девочка снова не заговорит или не случится что-нибудь еще новенькое. У кого-то даже был уже подготовлен диктофон для этого случая. Внутренний распорядок был просто уничтожен: и работники, и пациенты были неуправляемыми. Наступил хаос.

Больница "гудела" как улей. И это страшно не нравилось господину Хрюнину, заведующему этой больницей. Фамилия ему подходила как нельзя кстати. Это был довольно пожилой, очень тучный мужчина с большой головой и огромным животом. Маленькие быстрые глазки быстро бегали и были так близко расположены к переносице, что напоминали поросячьи. Он был небольшого роста. Руки были пухлые и короткие, а когда он выходил из себя, брызгал слюной, чем вызывал жуткое отвращение. Когда он шел, создавалось впечатление, что что-то бесформенное, переминаясь с ноги на ногу, просто катится, за что и получил кличку "Колобок". До выхода на пенсию ему оставалось всего два года, он давно уже не занимался практикой и постепенно растерял квалификацию врача. А больше всего он боялся, что в Министерстве здравоохранения его будет ожидать взбучка за то, что вовремя не доложил о событиях прошедшей ночи. Еще больше он боялся за то, что не может прекратить эти слухи о говорящем младенце, которые ломают весь распорядок дня в больнице и наполняют город сущей нелепицей.

– А вдруг мамаша пожалуется на то, что посторонние люди и шум, который они создают, не дают, как следует отдохнуть, – продолжал с ужасом думать господин Хрюнин. – Тогда я вовсе могу лишиться этого места!

Как ни пытался господин Хрюнин убедить людей разойтись, все было тщетно. В больнице все говорили только на одну тему. Абсолютно все телефоны были заняты, так как "очевидцы" пытались держать родных и знакомых "в курсе всех дел и подробностей".