Антон и Виктория Добряковы прожили вместе всего три года. Они очень любили друг друга и поэтому ждали появления детей с огромным желанием.

Узнав о неожиданной смерти жены, Антон попытался узнать причину. Экспертиза установила, что у Виктории во сне остановилось сердце.

– Как остановилось сердце? Почему? Она была совершенно здорова! Ее мать была всю жизнь здорова и мать ее матери тоже! – кричал в отчаянии Антон на врачей.

Кричи-не кричи, а назад вернуть ничего нельзя, и молодой отец решил забрать дочерей домой, чтобы самому их выходить. Но консилиум врачей запретил забирать их до тех пор, пока он не найдет им хорошую сиделку.

После смерти жены, для Антона Добрякова "исчезли" все женщины в мире так он переживал смерть Виктории. Гадюкина, несколько раз меняя свою внешность, неоднократно пыталась "подмазаться" к нему, но все было тщетно Добряков не обращал на нее никакого внимания. И только после того, как она узнала, что требуется няня-сиделка для его близнецов, она, быстро определив, кого выбрал для этой роли Добряков, приняла облик той женщины. Ею оказалась все та же добрая старушка – Марфа Николаевна.

Но мы забыли еще об одном живом существе, которое жило в квартире Добряковых – полосатой кошке по кличке "Привидение". Она получила эту странную кличку за то, что всегда появлялась и исчезала в самый неожиданный момент. Шерсть кошки была окутана неровными вертикальными полосками рыжего, черного и белого цветов. В народе говорят, что трехцветная кошка приносит счастье в дом, но не только поэтому Антон подобрал ее на улице, когда она была худеньким и беспомощным котенком. Это маленькое и голодное существо смотрело на Добрякова понимающими, "человечьими" глазами.

Гадюкина сообщила Подляксу о том, что ей удалось проникнуть в дом Добряковых, и тут же получила задание – незаметно подсыпать в детское молоко специальный порошок, который бы уже начал действовать на Дашу и тем самым делал ее послушной с пеленок. Препятствия, чтобывыполнить это задание, отсутствовали, так как "Николаевна" должна была лично отвечать за кормление детей. Поэтому, вскипятив молоко и охладив его до нужной температуры, она, добавив в него нужное количество порошка, вошла в детскую, где находились девочки.

"Привидение" спокойно лежало рядом с детской кроватью. Когда "Николаевна" вошла в комнату, кошка недовольно забила об пол хвостом. А как только Гадюкина попыталась протянуть руку с бутылочкой к одной из девочек, кошка мгновенно превратилась… в огромную тигрицу. Оскалив пасть, она зашипела на "кормилицу". Гадюкина испуганно отдернула руку.

– Что случилось? – спросил спокойно Антон.

– Ваша кошка…

– О! Вам понравилось наше "Привидение"? – и Добряков погладил по голове животное, ставшее в глазах "Николаевны" снова кошкой.

Гадюкина поняла, что кошка все время оставалась кошкой, и что тигрица была только в ее воображении. "Николаевна" снова сделала попытку накормить близнецов и резко шагнула в сторону детской кроватки. Она решила во что бы то ни стало не обращать внимания на превращения животного. Но во время новой попытки тигрица махнула своей огромной лапой с высунутыми во всю длину когтями и сильно ранила руку Гадюкиной. Из глубоких ран фонтаном брызнула кровь…

Антон Добряков, который ничего не понял, заволновался:

– Марфа Николаевна, что случилось? Откуда у Вас появились такие глубокие раны? Я сейчас немедленно вызову врача… Скорую помощь… Где моя аптечка?…

Добряков в испуге начал бегать по квартире, а "Николаевна", швырнув на пол бутылочки с молоком, выбежала из квартиры. Больше ее ни Антон ни сотрудники местной больницы не видели.

После этого случая Подлякс с Гадюкиной еще несколько раз делали попытки либо украсть Дарью, либо накормить ее специальным снадобьем, чтобы отключить сознание девочки. И каждый раз их попытки проваливались. Всегда возникали обстоятельства, которые не благоприятствовали достижению цели. В конце концов Подлякс решил на некоторое время оставить Дарью. Он начал вынашивать новые коварные планы.