После студеной и снежной зимы наступила весна. В прериях зазеленела трава, а в борах с рассвета слышалось громкое пение птиц.

Вахпекуты с беспокойством встречали весну. Запасы сушеного мяса и жира, собранные во время осенней охоты на бизонов, уже кончились. Быстро иссякали остатки дикого риса и кукурузы. В хижины вахпекутов все чаще заглядывала нужда. Женщины и дети постарше с рассвета и до сумерек готовили поля к посевам, мужчины ходили на охоту. Но зверь в здешних лесах попадался все реже.

Вахпекуты знали причину исчезновения животных в лесах Миннесоты. Это белые трапперы все смелее и чаще вторгались на территории санти дакотов. Пользуясь огнестрельным оружием и хитроумными капканами, они охотились только для того, чтобы получить шкуры, которые продавали другим белым людям. За трапперами обычно вскоре появлялись колонисты. Они уничтожали леса, где обитали животные. Под топорами белых колонистов древние боры уступали места возделываемым полям.

В сердцах санти дакотов пробуждались гнев и ненависть. Индеец охотился только для того, чтобы утолить голод и удовлетворить собственные потребности. Земля была его матерью, а животные братьями, которых он чтил и уважал. Земля была матерью для всех людей, а алчные белые хотели владеть ею исключительно для себя.

Индейцы, изгоняемые белыми людьми с востока и юга, все большими группами уходили за реку Миссисипи, сообщая пугавшие новости. Они утверждали, что белые бессмысленно уничтожают диких животных, убивая их больше, чем нужно для насыщения. Рассказывали о хитрости и жадности белого человека, способного отобрать все у другого, если бы такая возможность была. Поэтому среди белых были такие люди, у которых всего было больше, чем требовалось, в то время, как у многих других не было ничего, и они умирали с голода.

Белые люди присылали черные платья , чтобы те склоняли индейцев отказываться от веры отцов и поклоняться только единому Богу белых людей. Бог белых, как рассказывали черные платья, наказывал любить всех людей. Однако индейцы своими глазами видели специально построенные дома с решетками, где держали в заключении белых людей. Вооруженные стражники вынуждали заключенных ходить кругом по замкнутому пространству, как зверей в клетке . Раз лицемерные белые люди были так жестоки по отношению к самим себе, то что могли ждать от них индейцы?

Хитрый Змей мрачно слушал тревожные новости. Теперь он уже не сомневался, что седой шаман Красная Собака правильно воспитывал в нем ненависть к белым завоевателям и предостерегал от них. Тем временем белые люди уже проникали на землю санти дакотов.

В самом начале весны вахпекуты получили пугавшее известие. От джанктонаи прибыл белый человек, посланник Великого Белого Отца. Он пытался склонить джанктонаи выкопать военный топор против красных курток другого Великого Белого Отца из-за Большой Воды . Посланник собрал совет старейшин и вручил подарки. Джанктонаи отказались вмешиваться в споры белых завоевателей, а вождь, Красный Лист, уничтожил дары, предложенные эмиссаром, чтобы продемонстрировать свое презрение к правительству белых людей .

Известие об этом необычном событии у джанктонаи с быстротою птицы дошло до вахпекутов, которые сейчас же начали думать, как им следует принять белых людей. Дело было неотложным: раз уж белые дошли до живших далеко на западе джанктонаи, то в любой день они могли появиться и в поселке вахпекутов. Мнения разделились. Одних привлекали необычные подарки белых, другие, наоборот, советовали прогнать или убить непрошеных гостей.

Совет старейшин племени, желая успокоить взволнованных вахпекутов, удалился на совещание, которое продолжалось три дня. Старейшины несколько раз в течение этого периода ходили в свои хижины, чтобы обсудить вопрос с женами. Во время совещания Красная Собака и Хитрый Змей поочередно «разговаривали» с духами, которые рекомендовали не доверять белым людям и предостерегали перед надвигающейся опасностью. В ходе разговора Красной Собаки с духами в землянке слышался шум крыльев птиц и карканье ворон, а из ладоней Хитрого Змея вылетали искры. Поэтому совет завершился принятием единогласного решения, что вахпекуты не хотят видеть белых людей на своих землях.

Решение совета старейшин рассеяло неуверенность и прекратило споры. Даже те, кто раньше прельщался необыкновенными подарками, сейчас с похвалой отзывались о постановлении старейшин. Ужасная судьба индейцев, изгнанных белыми с востока и юга, была убедительным примером.

Шли день за днем. Вестей о белых не поступало. Женщины снова с рассвета и до захода солнца работали в полях, а мужчины ходили по лесу в поисках зверя. Вскоре после окончания сева вахпекуты должны были отправиться на весеннюю охоту на бизонов, возвращения которых с юга ждали уже вскоре. В поселке не хватало мяса. Женщинам нужны были свежие шкуры для новых покрытий к типи. Получение лошадей позволяло брать теперь в поход длинные жерди, на которые укладывали каркасы шатров. Благодаря этому типи могли быть просторнее и удобнее, в то время, как старые покрытия предназначались для шатров меньших размеров. Именно весной шкуры бизонов лучше всего подходили для изготовления покрытий для шатров. Вот почему приближавшаяся охота отодвигала все другие дела на второй план.

Близился полдень. Хитрый Змей возвращался с круглосуточной охоты в поселок. Он был далеко не в лучшем настроении. Единственной его добычей были два худых енота.

Положив убитых животных на землю, охотник сел под деревом, чтобы отдохнуть. Вдруг неподалеку он услышал рык, похожий на рычание самки бизона, сразу же за этим раздалось ржание коня. Хитрый Змей удивился: в борах уже давно не встречались бизоны. И в первое мгновение подумал, что Великий Дух выслушал его горячие просьбы, послав бизона, но тут же понял, что ржание коня скорее свидетельствовало о приближавшейся опасности. Хитрый Змей быстро поднялся, после чего, скрываясь за деревьями, отправился на разведку. Вскоре он притаился в густых зарослях.

И онемел. Он впервые видел белых людей. Их было четверо. Светлые, словно ставшие вдруг серыми лица делали их похожими на больных людей. Наиболее человеческая внешность была у идущего пешком впереди. Его опаленное солнцем и ветром лицо не было так бело, как у остальных, сидевших на лошадях. Он носил куртку и брюки из мягко выделанной кожи оленя и индейские мокасины. На голове у незнакомца была кожаная шапка со свисавшим сзади хвостом бобра. Вооружен он был ружьем и ножом. Остальные трое на лошадях были одеты странно и непрактично.

«Васиху, значит так выглядят васиху» — беззвучно прошептал Хитрый Змей, его охватывало все большее удивление.

За белыми шли два необыкновенных зверя, чем-то напоминавших деформированных бизонов. Колонну замыкали еще более дивные создания — черные белые люди! Они погоняли пестрых бизонов и вели навьюченных лошадей .

Индейцы, пришедшие с востока, рассказывали, что белым людям служат черные люди. Они — их рабы и работают, как женщины. Говорилось также о пятнистых бизонах и других, не менее странных животных, которых привозили из-за Большой Воды. Однако видеть эти чудеса своими глазами это нечто совсем иное, чем слышать о них. Затаив дыхание Хитрый Змей смотрел на процессию, направлявшуюся через лес. Все, что неизведано и незнакомо, обычно пробуждает в человеке страх, вот и в сердце Хитрого Змея прокрался испуг при виде необыкновенных людей и животных.

— «А может это действительно неземные существа? — подумал Хитрый Змей. — Может, это злые белые духи появились на Земле в образе таких людей и животных, чтобы посеять смуту в мире, созданном Великим Духом?»

Хитрый Змей сжал правой рукой нож. Однако тут же понял, что в одиночку не одолеет стольких врагов. Поэтому, как только процессия скрылась среди деревьев, он, сломя голову, наперерез бросился в поселок, чтобы предупредить своих о непрошеных гостях.

До захода солнца было еще далеко, но женщины и дети оставили работу в полях и находились в поселке. Мужчины, как обычно, группами сидели у землянок, но сейчас у каждого из них было какое-то оружие. То тут, то там можно было видеть вооруженных солдат «Сломанной Стрелы», а перед входом в поселок стояла стража. Разведчики, отправленные на восток, периодически прибегали с сообщениями. Даже детвора, обычно беззаботно игравшая, в тот день находилась поблизости от мужчин. Казалось, жизнь текла своим обычным чередом, но повсюду чувствовалось плохо скрываемое любопытство и беспокойство. Было известно, что через некоторое время в поселке должны появиться белые люди. Вскоре после тревоги, поднятой Хитрым Змеем, разведчики уже сообщали о каждом шаге чужаков.

Совет старейшин собрался в хижине вождя мира. Минуту назад он решил, что от имени вахпекутов выступят два шамана, Красная Собака и Хитрый Змей. А «Сломанные Стрелы» должны были следить за тем, чтобы горячие воины не убили и не обидели белых людей. Много вахпекутов пылало ненавистью к белым, которые вооружили огнестрельным оружием ненавистных чиппева.

Голос Койота вошел в хижину вождя и известил, что заросшие губы находятся у ворот поселка.

— Совет старейшин решил выслушать белых послов, — сказал Красная Собака. — Приведите их в мою хижину!

Тотчас же члены совета старейшин уселись на шкурах, расстеленных перед землянкой. По обе стороны от Красной Собаки, облаченного в торжественную одежду шамана, сидели Хитрый Змей, Черный Волк, Белая Антилопа, Конгра-Тонгра, Буря с Градом, Подрезанное Горло и Красная Вода.

Мужчины, женщины и дети встали широким полукругом напротив совета старейшин. Все хотели видеть белых людей. Вооруженные воины образовали первую шеренгу полукруга: обстановка требовала осторожности.

Солдаты «Сломанной Стрелы» привели к совету старейшин четырех белых людей. Белый, носивший одежду человека леса, выступил вперед. Он поднял правую руку в приветственном, выражавшем мирные намерения жесте.

— Мы прибыли к вахпекутам, как послы Великого Белого Отца из Вашингтона, который является вождем всех белых людей, — сказал переводчик на языке, представлявшем собой мешанину из наречий санти, джанктон и тетон дакотов. — Мы явились, чтобы вместе выкурить трубку мира…

Красная Собака дал знак послам сесть на шкуры, расстеленные напротив совета старейшин, а проводник и одновременно переводчик долго говорил о могуществе Великого Белого Отца и его дружеских чувствах к санти дакотам. Он призвал также поддерживать добрососедские отношения с колонистами и помогать белым, идущим на запад. Взамен обещал подарки, которые вахпекуты будут каждый год получать от правительства. Для подтверждения своих слов он подозвал негров, которые начали раскладывать дары перед советом старейшин.

Ни один мускул не дрогнул на каменных лицах старейшин при виде необычных и ценных подношений. Тем временем негры опускали перед ними ружья с мешочками пуль и рогами, наполненными порохом, стальные ножи, огниво, попоны, мешочки с табаком, стеклянные бусы и изделия из хлопка. Наконец, привели двух коров, при виде которых среди индейцев раздались презрительные смешки.

Показав на дары, переводчик добавил, что после того, как трубка мира будет выкурена, Великий Белый Отец пришлет им еще больше подарков. Со своей стороны вахпекуты должны жить в мире с белыми людьми и не чинить препятствий колонистам, продвигавшимся на запад.

Воцарилось продолжительное молчание, после которого Красная Собака поднялся и сказал:

— Белые люди говорят, что пришли к нам, как братья. Хорошо, тогда пусть мои белые братья внимательно выслушают то, что я скажу, ибо мой голос это голос всех вахпекутов. Мои белые друзья сказали свое. Поэтому будет справедливо, чтобы мы ответили им, прежде чем они уйдут отсюда.

Великий Дух создал эту землю для санти дакотов. Вахпекуты получили ее от своих праотцов. Великий Дух сотворил также животных — медведей, бобров, бизонов, чтобы мы не страдали от голода и имели бы, во что одеться. Великий Дух создал землю, чтобы она рожала кукурузу, а озера оплодотворил рисом. Мы живем в согласии с четвероногими зверями, с птицами и растениями, поскольку все являемся детьми одной матери земли и одного отца, Великого Духа. Все это создал Великий Дух для своих детей, которых любит, мы также все чтим его и любим.

Мои белые братья говорили нам об отцовских чувствах Великого Белого Отца. Мы же встречали индейцев, изгнанных с востока и запада белыми людьми. Они видели дома, построенные белыми, где белые держат в заточении таких же белых и относятся к ним, как к диким зверям в клетках. Белые люди должны стыдиться этого. Если бы кто-нибудь из вахпекутов поступил бы так по отношению к своему брату, то был бы изгнан из племени, чтобы его сожрали волки.

Мы не хотим вмешиваться в дела белых людей. И не желаем видеть белых людей на наших землях. Нам не нужны ваши подарки. Великий Дух дал все своим краснокожим детям. Мы жаждем лишь по-прежнему жить так, как жили наши отцы. Оставьте нас в покое. Хо!

Сказав это. Красная Собака снова занял свое место среди совета старейшин.

Вдруг один из трех белых, который до этого молча слушал через переводчика слова Красной Собаки, неожиданно вскочил и подошел к Мем'ен гва. Она, хотя и видывала раньше белых людей в поселениях чиппева, тоже хотела быть свидетельницей визита непрошеных гостей. И сейчас приглядывалась к подношениям, лежавшим перед советом старейшин. В руках она держала колыбельку со своим маленьким сыном. Чтобы предохранить его от дурного глаза коварных белых людей, Мем'ен гва повесила на шею ребенка талисман, подаренный Красной Собакой во время торжества первого имя-наречения.

Белый человек долго наблюдал за индейцами. Заметил он и оригинальный талисман на шее младенца. Забыв об осторожности, чужак встал, подошел к Мем'ен гва и хищно схватил талисман. Теперь он держал его в ладони. Глаза посла жадно блестели. Повернувшись к своим, он воскликнул дрожащим от волнения голосом:

— Золото! Настоящее золото! У них есть золото!

Слова, сказанные на незнакомом вахпекутам языке, будто молнией поразили двух других белых. Они поднялись. Лица их покраснели, глаза алчно блестели. Переводчик, крикнув что-то, пытался было предостеречь их, но Хитрый Змей уже стоял перед белым, схватившим золото.

Молодой шаман медленно поднял сжатый кулак, словно собираясь ударить пришельца, но вдруг раскрыл ладонь и из нее прямо в горевшие жадностью глаза посыпался сноп ярких искр. Испуганно оставив талисман, белый человек отскочил в сторону.

Хитрый Змей смерил его полным ненависти взглядом и сказал:

— Если бы ты не был послом, то был бы уже мертв! Но предупреждаю, во второй раз не касайся моего сына!

Белый побледнел и отошел к своим. Презрительная улыбка промелькнула на губах Хитрого Змея. Красная Собака верно говорил, что вид желтого камня лишает рассудка белых людей. Минуту спустя Хитрый Змей говорил уже спокойно:

— Вы сообщили нам, что Великий Белый Отец, который управляет белыми, хочет жить с нами в согласии. Мы тоже не хотим воевать с ним. Если вы оставите нас в покое, мы не выкопаем боевого топора. Ваши подарки нам не нужны. Для чего нам ваши гремящие палки, если луки и стрелы, данные Великим Духом, бьют быстрее и точнее?

Сказав это, он молниеносно выхватил из колчана лук и стрелу. Почти в ту же секунду застонала тетива. Стрела пробила корову насквозь. Замычав от боли, она повалилась на землю. Хитрый Змей подошел к бившемуся в агонии животному и одним движением каменного ножа перерезал ему горло .

— Не нужны нам и ваши ножи, нам хватает и своих. Забирайте ваших пестрых бизонов. Те, которых дал нам Великий» Дух, обеспечивают нас всем, в чем мы нуждаемся. Мы не будем курить с вами священную трубку мира. Теперь наши женщины накормят вас, поскольку вы устали после долгой дороги. Эту ночь вы можете провести в нашем поселке, а на рассвете забирайте свои подарки и убирайтесь вон! Как послы, вы покинете нашу землю в безопасности.