Лишь поздней осенью вахпекуты вернулись с охоты на бизонов. И теперь воины могли посвятить время исключительно мужским делам.

Хитрый Змей с нетерпением ждал прихода зимы. Во время длинных, однообразных зимних вечеров совет старейшин должен был рассмотреть совершенные им военные деяния, уже отмеченные орлиными перьями. Хитрый Змей провел уже три удачных военных похода, на его счету было столько подвигов, что он мог бы рассчитывать на получение права сделать и носить военный плюмаж.

Индейцы равнин изготавливали большие военные плюмажи из перьев золотистого орла. Этим они отличались. от индейцев, живших в лесах. Те носили на головах повязку, державшую одно вертикально стоявшее перо индюка, журавля или цапли . Хитрый Змей должен был сперва раздобыть орлиные перья, чтобы приступить к изготовлению плюмажа сразу после признания советом старейшин его боевых заслуг. Однако найти орлиные перья было очень трудно. Дух-Покровитель Хитрого Змея всегда появлялся перед ним в облике золотистого орла, и потому птица была для него самой большой святыней. Хитрому Змею нельзя было ни охотиться на орлов, ни ловить их, он мог только купить перья.

К счастью для Хитрого Змея, в поселке вахпекутов жил опытный ловец орлов. Это был один из офицеров солдатского товарищества «Сломанная Стрела», который, благодаря своей необычной охотничьей специализации, носил имя Ловец Орлов. К нему и отправился Хитрый Змей.

Хижина Ловца Орлов находилась на краю поселка. Неподалеку на двух толстых столбах сидели два больших золотистых орла. Одна лапа каждой птицы была привязана длинным ремнем, крепившимся другим концом к столбу. Опытный ловец уже много лет ходил в горы для поимки молодых орлов в гнездах, скрытых в недоступных скалах. Пойманных птиц он приносил в поселок и держал на привязи. Ему никогда не удавалось приручить орла. Хищники все пытались улететь, парили так высоко, насколько позволяли державшие их ремни и неустанно грозили своему мучителю пронзительными криками. Поэтому Ловец Орлов оставил безуспешные попытки приручить орлов и только периодически вырывал у них перья.

При виде приближавшегося Хитрого Змея орлы попытались взлететь. Хлопая крыльями, они кружили в воздухе. Сердитые, пронзительные крики птиц выманили ловца из хижины. Хитрый Змей в эту минуту шептал, склонив полову:

«Простите меня, уважаемые братья! Не я вас схватил и посадил на привязь. Не я лишил вас перьев, обладающих чародейской силой. Я никогда не посылал стрелу из лука в орла!»

Ловец Орлов деликатно стоял в стороне, пока Хитрый Змей не подошел к нему сам. Они вместе вошли в хижину и сели у огня. Жена Ловца Орлов поставила перед ними миску с мясом и сушеными овощами. Хитрый Змей согласно обычаю ел вместе с хозяином. Только когда они закончили трапезу, он сказал: -

— Мне нужны орлиные перья для изготовления плюмажа.

— Ты, наверное, хочешь, чтобы я пошел с тобой на охоту, — перебил его Ловец Орлов. — Сейчас не время ходить по горам. Вскоре они покроются снегом.

— Я знаю об этом, — кивнул Хитрый Змей.

— Мы могли бы пойти ранней весной.

— У меня нет намерения охотиться, — возразил Хитрый Змей. — Я никогда не делал этого раньше и не буду заниматься этим в будущем. Мне нужно получить от тебя перья.

— Трудное дело, — озабоченно сказал Ловец Орлов. — Для плюмажа нужно много перьев.

— Оперение будет составлять шаманское убранство головы. Это только один пояс с перьями, через середину шапки ниспадающий на плечи. Мне нужно три раза по десять перьев.

— Это все, что я смог бы собрать. Недавно я вырвал перья из моих орлов. Надо подождать, пока отрастут новые. А для охоты в горах уже поздно.

— Слушай, Ловец Орлов! Я пришел к тебе для того, чтобы получить перья, взятые только у живых птиц. Я не могу пользоваться перьями убитых орлов.

— Я не убиваю орлов, — сказал ловец.

— Даже во время охоты в горах? — удивился Хитрый Змей.

— Даже тогда. Я копаю яму, прячусь в ней и закрываю ветками вход. Сверху кладу кусок мяса. Когда орел пытается взять приманку, хватаю его за перья на хвосте! Испуганный орел взлетает, а вырванные перья остаются в моих руках. Потом у него отрастают новые. Во время такой охоты самая большая опасность для меня исходит не от орлов. В горах много медведей.

— Великий Дух привел меня к тебе! — обрадовался Хитрый Змей. — Перья, полученные от тебя, не лишат мой плюмаж чародейской силы.

— Значит, ты хотел бы иметь перья только с хвостов взрослых орлов!

— В том-то и дело. Ты же знаешь, что только эти перья обладают большой чародейской силой!

— Трудно мне будет собрать столько перьев!

— Ловец Орлов, дай мне три раза по десять перьев с хвостов золотистых орлов, взамен я пожертвую тебе трех молодых сунка вакан. Хо!

Довольный блеск пробежал по лицу Ловца Орлов. Ему нужны были лошади, а то, что среди вахпекутов лучшие мустанги были у Хитрого Змея, признавали все.

— Будут у тебя перья. Приходи за ними завтра. Хо/

В хижине вождя мира вокруг огня сидели Белая Антилопа, Конгра-Тонгра, Черный Волк, Гроза с Градом, Красная Вода и Подрезанное Горло. Красная Собака играл роль хозяина. Шел четырнадцатый день с того времени, как совет старейшин в первый раз собрался в землянке Хитрого Змея, чтобы оценить его боевые заслуги и признать за ним право носить почетное отличие в виде орлиных перьев.

Четырнадцать дней старейшины, гостившие у Красной Собаки, каждый вечер садились у огня. Попыхивая трубкой, они слушали описания походов, удавшихся побегов и похищений поединков, сражений, акций, предпринятых для получения добычи, и других полных риска деяний, свидетельствовавших о смелости, мужестве и героизме воина. Хитрый Змей должен был как можно подробнее представить каждое свое боевое действие, он призывал свидетелей, а старейшины жадно внимали ему, расспрашивали о деталях, и каждый поступок признавали заслугой.

Только на четырнадцатый день Хитрый Змей дошел до похищения у пауни их лучшего коня. В доказательство, что ему пришлось пробраться в землянку врага, он показал длинную прядь волос Красной Руки. Взятие скальпового локона без нанесения противнику даже ранения вызвало восхищение старейшины. Этот акт был также оценен очень высоко: три орлиных пера. Таким образом, Хитрый Змей получал право носить двадцать семь перьев и имел возможность приступать к изготовлению почетного плюмажа.

Военное оперение требовало коллективной работы. Это было непростое дело. Каждое перо должно быть соответствующим образом надрезано или помечено знаком, чтобы все могли легко понять, какой боевой акт был признан.

Итак, чтобы сделать плюмаж, требовалось время, но ведь никто и не спешил. На дворе гуляла снежная поземка, а в теплой хижине гостеприимного шамана так приятно было слушать у огня ратные повести.