Смелый Сокол сидел на шкуре, постеленной у костра. На нем была лишь набедренная повязка. На плечах и груди все еще кровоточили свежие раны. Он сидел, задумавшись, с той минуты, когда этим утром вернулся в поселок. Четыре дня Смелый Сокол в одиночестве находился в лесу, где просил совета у Духа-Покровителя и взывал к добрым богам оказать помощь в военном походе. Четыре дня во рту у него не было ни крошки. Он страстно молился и калечил ножом тело, чтобы продемонстрировать готовность к жертвам. За помощь в походе молодой воин обещал божествам четыре мягко выдубленные кожи бизонов.

Судя по всему, просьбы Смелого Сокола и обещанные дары благожелательно настроили духов, поскольку они приоткрыли перед ним завесу тайны, покрывавшей предстоящее событие. Во время страстных молитв Смелый Сокол услышал шум битвы. Вокруг раздавались испуганные голоса и незнакомая речь. Хлопки огнестрельного оружия мешались с ржанием коней. Потом топот копыт начал удаляться.

Вернувшись в поселок, Смелый Сокол долго размышлял, что означало посланное духами видение. Почему не было слышно боевых кличей вахпекутов? В вихре борьбы он улавливал лишь непонятный ему язык. Однако воин успокаивал себя тем, что слышал топот коней, покидавших поле битвы. Это, наверное, он вместе с другими вахпекутами убегал на добытых сунка вакан. Значит, поход должен завершиться удачно.

И теперь он, скрестив ноги, сидел у огня в ожидании тех, кто захочет разделить с ним тяготы похода. В любую минуту в небе должна появиться луна. Поверят ли ему вахпекуты, увидят ли в нем командира? И кто пойдет с ним? От этого в значительной мере зависел успех операции. Смелого Сокола охватывало все большее беспокойство. Он в первый раз со времени вступления в племя вахпекутов выразил желание отправиться в военный поход.

Рваное Лицо, у которого жил Смелый Сокол, первым сел по правую руку от него. Рваное Лицо был офицером товарищества «Сломанной Стрелы». То, что он согласился принять участие в походе, было большим успехом Смелого Сокола. К радости молодого воина пришел и другой офицер-Черный Волк, за ним явились Хвост Быка, Ном'па па или Два Удара, Длинный Коготь, большой любитель азартных игр Зеленый Лист, Серые Глаза, Длинные Волосы, Желтый Живот, Два Лица, Ша'па и Техаванка. Все сели у огня. Потом к ним присоединились Парящая Птица, Длинное Копье, Сломанное Весло — брат шамана, Крик Филина, Маленький Медведь и Мигающий Глаз.

Сияя от радости, Смелый Сокол пересчитал добровольцев — девятнадцать. Они были известны как опытные мужественные воины.

Смелый Сокол взглянул на Рваное Лицо, тот кивнул.

— Приход моих славных братьев очень обрадовал мое сердце, — начал Смелый Сокол. — Я собираюсь в поход, чтобы заполучить сунка вакан. Сначала я расскажу вам о своем плане, затем выскажитесь вы. Я участвовал во многих походах против команчей, когда мы добывали сунка вакан. У команчей их много, и они утверждают, что пеший мужчина — это вообще не мужчина. У воина на коне значительное преимущество. Вахпекуты не раз ощутили это на себе.

— До команчей дорога далека, — перебил его Черный Волк. — Путь нам преградят много враждебных племен.

— Мой брат говорит верно, — согласился Смелый Сокол. — Поэтому я и предлагаю отправиться на северо-запад, в поселок ша хи'йэ. Они живут, правда, как вахпекуты, но лошади у них есть. Пауни часто совершали походы против шайенов.

— Хорошая мысль, — похвалил его Черный Волк. Остальные согласились с ним.

Предложение Смелого Сокола организовать поход против ша хи'йэ — так на языке дакотов называлось племя шайенов — сразу же пришлось вахпекутам по вкусу. Дакоты, вытесняемые чиппева, в свою очередь заставляли покидать родные места западных соседей, шайенов, с которыми все еще вели войны.

— Кое-кто их вахпекутов участвовал в походе против ша хи'йэ, когда они жили в районе озера Траверсе, — сказал Длинный Коготь. — Вместе с нашими братьями, тетон дакотами, мы изгнали их оттуда.

— Ша хи'йэ поселились на берегу реки Шайен, — заметил Длинное Копье. — В тех местах мне еще не доводилось сражаться с ними, но дорогу я знаю.

— В таком случае предлагаю совершить поход на реку Шайен, — заявил Смелый Сокол. — До поселка ша хи'йэ мы должны дойти за пятнадцать дней. Обратный путь будет короче, поскольку возвращаться будем на добытых сунка вакан.

— Когда Смелый Сокол хотел бы отправиться в дорогу? — спросил Желтый Живот.

— Завтра на восходе луны, если успеем подготовиться. Тропинки, пролегающие через наши земли, нам хорошо известны, поэтому можно отправиться ночью, когда прохладней.

— Мы успеем подготовиться, — кивнул Маленький Медведь.

После того, как план в общих чертах был утвержден, Смелый Сокол перешел к деталям. Сейчас каждый должен был ответить, принимает ли его предложение. Поднявшись, Рваное Лицо взял с домашнего алтаря сверток с церемониальной священной трубкой и мешочек с табаком . Сверток с трубкой, который по индейским традициям никогда не должен касаться земли, он положил на специальную деревянную крестовину. Потом на краешек чистой кожи насыпал немного табака, смешал его с мелко натертой корой вербы и жиром бизона, чтобы табак лучше горел. И наконец осторожно вытащил трубку из свертка. Чашечка трубки была вырезана из темно-красного камня с белыми жилками, а длинный простой деревянный чубук украшали перья птиц и колючки дикобраза. Приготовленной смесью Рваное Лицо наполнил трубку и подал ее командиру. Смелому Соколу. Тот прикурил ее от уголька и первым начал церемониал курения. Сперва он выпустил дым к земле, потом к небу и поочередно во все четыре стороны света, благодаря тем самым Великие Духи земли, неба и четырех ветров за уже полученную помощь.

Затем Смелый Сокол подал священную трубку соседу, сидевшему по левую сторону. Тот, совершив обряд, передал ее следующему участнику совета. Когда последний в левом ряду кончил курить, трубку тем же самым путем вернули Смелому Соколу, который вручил ее Рваному Лицу, сидевшему по правую сторону.

Церемониал курения подходил к концу. Все, кто хотели принять участие в походе, совершали обряд, кто отказался от своего замысла, передавал трубку соседу. Только Длинные Волосы и Голова Совы не выкурили трубку. Они сразу же покинули хижину.

Рваное Лицо спрятал трубку в сверток и положил ее обратно на алтарь.

— Мы выкурили священную трубку , — сказал Смелый Сокол. — Духи будут благоприятствовать нашим планам. Священный дым прояснил наши мысли и наполнил их мудростью.

По знаку Рваного Лица его жены подали длинные миски, до краев наполненные собачьим мясом. Угощение собачиной участников военного похода было обрядом, имевшим символический смысл. Собака со стародавних времен была верным и послушным другом индейца. Потребление мяса этого животного во время военного совета было присягой на верность и послушание командиру.

Участники совета, зная о предстоящем угощении, принесли с собой по деревянной миске. Сейчас они положили посуду перед собой, а Смелый Сокол начал накладывать мясо, пользуясь деревянным черпаком. Индейцы ели медленно, стараясь не оставить ни кусочка, затем вылизали жир с мисок и поставили их вверх дном в знак того, что все съедено. Трапеза была завершена.

Курение табака в компании друзей было чрезвычайно распространено в прериях. Правда, для этой цели у индейцев были другие трубки, изготовленные из костей животных. Своим видом они напоминали длинные пробирки. Индеец, куривший трубку, должен был держать ее вертикально, чтобы не высыпался табак. Поэтому такие трубки называли по-английски cloud blower, то есть, «выдуватели дыма».

Именно такую трубку и вытащил Смелый Сокол. Набив ее табаком, он несколько раз затянулся и подал соседу. Когда последний из присутствовавших выпустил струйку едкого дыма, вахпекуты начали обговаривать подробности операции, сосредоточенно слушая Смелого Сокола. Он один знал, как обуздать сунка вакан, сесть на него и ездить. Посыпались вопросы. Совет затянулся почти до рассвета.

Техаванка вернулся в дом деда под утро. Все еще спали, было темно и тихо. У стен хижины находились лежанки, отделенные кожаными покрывалами. Техаванка на ощупь дошел до своей постели. Вдруг из-за занавески появилась рука и придержала его за плечо.

— Не спишь, Мем'ен гва? — удивленно шепнул Техаванка.

— Мы обе не можем заснуть. Все ждали твоего возвращения, — также шепотом ответила девушка. — Скажи, ты идешь в поход?

— Отправляемся завтра на восходе луны, — прошептал Техаванка.

Девушка мягко провела ладонью по его лицу. Потом рука исчезла.

Минуту спустя Техаванка уже лежал. Но заснуть не мог. Любопытное предсказание шамана, первый в его жизни военный совет и связанные с походом опасности необыкновенно взволновали молодого воина. Дед сказал, что его ждут слава и почетная смерть на родной земле. Каждый индеец мечтал о такой судьбе. Гордость распирала грудь Техаванки. Как всегда, в ответственные минуты жизни он непроизвольно обратил молитвы к Духу-Покровителю. И уже в полудреме слышал шум крыльев золотистого орла. Наконец короткий сон сморил его, но и тогда разгоряченный ум юноши не находил покоя. Ему снились поход в поселок ша хи'йэ, обуздание непослушного мустанга… Наконец, он открыл глаза…

День был уже в разгаре. Жены шамана готовили Техаванке еду в дорогу. Во время военного похода нельзя было ни охотиться, ни разделывать убитого зверя. Малейшая неосторожность насторожила бы противника. Индейцы брали с собой провиант, который легко и быстро можно было съесть. Поэтому жены Красной Собаки собрали два кожаных мешка — один с тертой кукурузой, другой — с пемиканом.

Утренняя Роса и Мем'ен гва тоже не сидели без дела. Они приготовили для Техаванки несколько новых пар мокасин. В те времена, когда вахпекуты не знали лошадей, они брали в дальнюю дорогу запас мокасин, а также шило и жилы для ремонта обуви.

Проснувшись, Техаванка начал осматривать оружие. В северной части Великих Равнин дакоты и кроу принадлежали к лучшим изготовителям луков. Оружие мастерили из всех пород дерева, но преимущественно из ясеня, кедра, тиса и белой сливы. К внутренней стороне луков часто подклеивали жилы бизонов, чтобы укрепить их и придать эластичность. Однако Техаванка выбрал лук из рога горной козы, который был подарен ему на торжествах «Танца Солнца» по случаю приема в ряды воинов. В свое время Красная Собака получил его от тетон дакотов, а они добыли оружие в сражении с шошонами. Именно шошоны , черноногие , не персе и шайены были мастерами в изготовлении луков из рогов лосей и горных коз. Лукам из рога они придавали эластичность, подклеивая жилы к внутренней стороне. Это великолепное оружие высоко ценилось, ибо на выработку одного такого лука уходило около трех месяцев.

Выбрав лук, Техаванка начал подбирать стрелы. Их было у него около тридцати, но не все подходили. Изготовление стрел требовало много времени, терпения я старания. Древко стрелы должно было быть идеально прямым, гладким и округлым, чтобы она не вибрировала во время полета. Для этого деревянный пруток протягивали через отверстие соответствующей величины, просверленное в кусочке плоского рога или камне. Процесс волочения продолжался до тех пор, пока пруток не приобретал требуемую форму. Наконечники для стрел делали в ту пору из камня, который обрабатывали примитивным острием из рога, что требовало большого мастерства и терпения. Таким образом, не только высококачественные луки, но и стрелы служили индейцам предметом обмена, поэтому их хранили особенно тщательно. Изготовлением луков и стрел занимались пожилые мужчины, которые уже не могли участвовать в войнах и охоте. Оружие они уступали молодым воинам за мясо и шкуры.

Техаванка долго осматривал стрелы, особое внимание уделяя тому, чтобы древко было прямым и гладким, чтобы три пера были верно насажены на толстый конец стрелы, что повышало точность полета. Столь же тщательно оглядел и каменные наконечники. Наконец, он отобрал двадцать стрел, которые уложил в колчан из собачьей кожи, украшенный волшебными рисунками. Довольная улыбка появилась на его лице. Лук и стрелы были отличными. Это имело большое значение: от выбора оружия зависела жизнь воина. Кроме лука и стрел, он решил взять с собой короткую дубинку с круглым камнем на конце и стальной нож, захваченный при побеге из плена чиппева. Закончив с оружием, Техаванка приготовил длинный аркан из ремня.

Солнце уже клонилось к западу. Техаванка как раз завершил осмотр оружия. Утренняя Роса поставила перед ним пузырь животного, наполненный жиром, взятым с хребта бизона, и маленькие кожаные мешочки с красками в порошке. Техаванка, одетый лишь в набедренную повязку, погрузил в жир ладони, после чего начал натирать им всего себя, в том числе и лицо. Индейцы всегда делали это перед походом, чтобы обезопасить себя от воздействия солнца, ветра и холода. Натеревшись, Техаванка опустил пальцы в мешочек с краской и равномерно покрыл ею лицо. Далее ногтем начертил три полосы на каждой щеке. И, наконец, вставил в волосы на затылке орлиное перо.

Женщины тем временем приготовили кожаную сумку с широким ремнем, чтобы ее можно было носить на плече. Туда они положили три пары мокасин на твердой подошве, которые носили индейцы Великих равнин, шило и жилы для ремонта обуви, арканы, кожаную рубашку, мешочки с жиром, красками, тертой кукурузой и пемиканом. Техаванка перебросил сумку через правое плечо, а колчан со стрелами через левое, причем так, чтобы, не снимая, можно было вытаскивать из него стрелы. Дубинку и нож заткнул за пояс, державший набедренную повязку. Приготовившись к дороге, он подошел к домашнему алтарю и с огромным почтением взял сверток со святыми предметами, приложил его ко лбу и сердцу, после чего повесил на шею. Святой сверток покоился теперь на груди воина. Затем Техаванка направился к шаману. Оглядев внука, Красная Собака удовлетворенно кивнул и сказал:

— Пусть твой Дух-Покровитель поможет тебе, мой сын! Иди и благополучно возвращайся!

Техаванка низко поклонился деду, попрощался с женщинами и вышел из хижины.

Перед землянкой Рваного Лица уже собрались воины, участвовавшие в походе. Одеты они были только в набедренные повязки. Это не затрудняло движения во время похода и схватки с предполагаемым противником.

Техаванка с нетерпением ждал своего друга, Ша'па. Наконец подошел и он, но, к удивлению Техаванки, совершенно не готовый к дороге.

— Ша'па, что случилось? — воскликнул Техаванка, видя грусть на лице приятеля.

— Увы, я не могу пойти с вами. У меня сильно заболел живот, — ответил Ша'па, не глядя Техаванке в глаза.

— Не говори глупостей! — пристыдил его Техаванка. — Вечером ты был здоров и выкурил священную трубку. Говори прямо, почему раздумал?

Ша'па тяжело вздохнул и ответил:

— Как мне сказать, чтобы ты не упрекнул меня в трусости? Когда я после совета лег спать, то увидел духов мертвых, бросавших в меня камнями.

Услышав о злой ворожбе, Техаванка встревожился, а Ша'па продолжал:

— Теперь ты понял, почему я не могу пойти в поход? Мне очень жаль и стыдно, но я не могу!

— Да, Ша'па, — прошептал Техаванка. — Каждый на твоем месте поступил бы так же. Никому нельзя пренебрегать предостережением духов. Возвращайся домой, я все объясню Смелому Соколу.

— Спасибо, друг, — тихо сказал Ша'па и исчез.

Вскоре семнадцать вооруженных, готовых к дороге воинов собрались перед хижиной Рваного Лица. По индейским обычаям объявляющий поход брал на себя и командование. Остальные обязаны были выполнять его приказы до возвращения в поселок. Командир-организатор нес полную ответственность за результаты похода. Организаторы, которым не сопутствовала удача, впоследствии не. находили желающих принять участие в их акциях. В этом походе командовал Смелый Сокол. Техаванка шепнул ему несколько слов о причине отсутствия Ша'па, которого все еще ждали. Вождь кивнул и пересчитал воинов. Вскоре он поднял правую руку, державшую лук. Это был знак, что можно отправляться в путь.

Жители поселка повыбегали из домов. Всюду были слышны взволнованные голоса. По традиции перед боевой операцией ее участники совершали торжественный марш вокруг лагеря, чтобы все могли видеть и приветствовать их. И теперь они шли среди блеска огней один за другим. Этот строй индейцы держали и в пеших походах, и позднее, на лошадях. Передвигаясь таким образом, они оставляли меньше следов. Противник, выследив воинов, не мог точно определить их число.

Первым ступал Смелый Сокол. Его левое плечо и спину покрывала целая шкура белого волка, которой он пользовался для маскировки, участвуя в разведывательных операциях. Смелый Сокол уже отказался от обычая пауни брить голову. Как и остальные вахпекуты, он отрастил длинные, до плеч волосы, закрепив их сейчас повязкой на лбу. Из волос на затылке торчали три орлиных пера. Лицо, как и другие участники похода, он покрыл красной краской. Лоб пересекала белая полоса . Это свидетельствовало о том, что он вождь.

За Смелым Соколом шагал Техаванка. Столь почетному месту молодой человек был обязан свертку со святыми предметами, взятому в поход. Эту святыню когда-то похитили у его отца чиппева, но Техаванка, который позднее сам попал в их плен, не только сумел убежать из неволи, но и вернуть святой сверток, увести с собой женщину из враждебного племени — Мем'ен гва, дочь вождя. Вахпекуты приписывали успех волшебной силе свертка, полагая, что святыня поможет им и в настоящем походе.

Воины с гордо поднятыми головами шли гуськом через поселок. Хриплыми голосами они громко пели ратные песни. Пламя отражалось в их нагих блестящих телах. От этого покрытые боевыми красками лица казались еще страшнее.

Наконец под сопровождение криков и собачьего воя бойцы вышли из ворот поселка. Некоторое время они еще ступали хорошо знакомыми тропами, но как только участники похода углубились в лес, Смелый Сокол доказал, что не впервые руководит военным походом. Остановившись, он подозвал Серые Глаза и Два Лица.

— Теперь мои братья пойдут первыми. Вы разведчики и потому ваши глаза и уши должны быть хорошо раскрыты, — сказал он. — Идите прямо на северо-запад. Если не встретите препятствий, на рассвете увидите берега Отца Вод и там подождите нас. Мы будем следовать за вами на расстоянии нескольких стрел из лука. Паролем будут три следующих друг за другом крика койота. Ну, идите!

После того, как разведчики исчезли в темноте, Смелый Сокол выждал некоторое время, потом возобновил путь, по-прежнему возглавляя колонну. Воины шли молча, внимательно прислушиваясь. Они скользили по пуще незаметно, как духи, которых просили об удаче в походе. Иногда тишину леса нарушал крик ночной птицы, но ни одна сухая ветка не хрустнула под ногами путников.

Лес редел, становился все просторней. Теперь деревья росли уже кучно, уступая все больше места буйной траве. Лунный свет рассеял ночную мглу. Воины могли уже ускорить шаг. Вскоре над ними распростерлось усеянное звездами небо, а впереди, подобно бескрайнему океану, колыхался на ветру огромный край высоких трав. Они были в прерии, широким поясом вторгавшейся в лес.

Смелый Сокол облегченно вздохнул. В поисках добычи и бизонов пауни уже давно организовывали конные вылазки в прерии, чувствуя себя в безопасности; их не пугало гигантское пространство. Смелому Соколу казалось, что он дома. Остановившись, воин взглянул на небо, чтобы по звездам определить направление. Потом поднял правую руку и устремился вперед. Шумевшая на ветру трава заглушала шаги. Она доходила взрослому человеку до груди и позволяла надежно укрыться в случае опасности.

Вахпекуты шли без отдыха, пока звезды не начали бледнеть. Короткая летняя ночь подходила к концу. Небо на востоке розовело. Светало. Смелый Сокол протянул руку к западу, указав на черную полосу деревьев на горизонте. Река Миссисипи была уже близка.