Смелый Сокол привел воинов к зарослям на берегу реки, где они притаились в ожидании разведчиков. В отличие от выжженной солнцем прерии здесь, у воды, воздух был более сырым и прохладным. Вахпекуты, устав от ночного марша, горящими глазами смотрели на противоположный берег Миссисипи. Там вели новую жизнь побратимы, тетон дакоты; там паслись бесчисленные стада бизонов и диких лошадей.

Столетиями реки, текущие с крутых восточных склонов Скалистых гор на расстоянии в сотни миль от Миссисипи, наносили ил и грязь, которые постепенно образовали спускающееся с запада на восток огромное плоскогорье — более высокое, чем окружающая их местность. Так появились Великие равнины, протянувшиеся от Скалистых гор до восточной оконечности прерий и от дельты реки Мак-Кензи в Канаде до Южного Техаса в Соединенных Штатах. Это был легендарный, лишенный леса край складчатых равнин с ковром травы, который разрезали широкие и мелкие реки, берущие начало в Скалистых горах; среди этого океана зелени скрывались похожие на башенки горы и испеченные солнцем пустыни.

Вахпекуты отдыхали, наслаждаясь этим буйством природы. Однако вскоре они с беспокойством начали осматриваться: разведчики все не подходили. Осмотр местности неподалеку не принес результатов. Только около полудня послышался трехкратный вой койотов. Рваное Лицо тотчас же ответил. Вскоре разведчики уже стояли перед Смелым Соколом.

— Севернее, уже на рассвете мы обнаружили многочисленные следы. Пришлось выяснить, кто их оставил, — начал Два Лица.

— Мои братья поступили очень разумно, — похвалил их Смелый Сокол.

— Хорошо знакомая нам форма мокасин свидетельствовала о том, что это были чиппева, — вступил в разговор Серые Глаза. -Однако часто мокасины, используемые другим племенем, надевают для того, чтобы сбить с толку противника. Поэтому мы пошли по следу.

— Моим братьям удалось узнать, что это за люди? — продолжал расспрашивать Смелый Сокол.

— Удача сопутствовала нам, — ответил Серые Глаза. — Мы близко подошли к ним и некоторое время наблюдали за ними. Это чиппева. Они присоединились к большой группе воинов, разбивших лагерь в излучине озера Миль Лак.

— Может, они собираются охотиться на бизонов? — заметил Черный Волк.

— Нет, не для охоты они пришли сюда. Среди них нет ни одной женщины, которые во время охоты обязательно помогают снимать шкуру, делить мясо и доставлять их в лагерь. Там находятся, воины, покрашенные в боевые цвета.

— Мои братья установили, сколько их? — спросил Смелый Сокол.

— Много, очень много! — ответил Длинный Коготь и одновременно двумя ладонями произвел жест, выражающий на языке знаков «сотни».

— Раз их так много, то это боевой поход, — озабоченно сказал Два Удара.

— У нас сложилось впечатление, что они собираются напасть на кого-то, -добавил Два Лица. — Мы подкрались к ним очень близко. Они чувствуют себя так уверенно, что не подумали об охране. Из укрытия мы слышали, как чиппева разговаривали, но ни один из нас не знает их языка.

— Мои братья принесли очень важные вести, — подвел итог Смелый Сокол. — Если бы мы могли только знать, что они собираются предпринять… Надо созвать совет.

Неожиданная новость обеспокоила вахпекутов. В обычных военных походах, устраиваемых индейцами равнин, чтобы снискать славу, добыть трофеи, заполучить невольников или нанести ответный удар, участвовало, самое большее, несколько десятков воинов. Их тактика основывалась на нанесении неожиданно быстрого удара и немедленном отходе без потерь. В том же случае, если противник превышал нападавших численностью, атаки не предпринималось. А непосредственные столкновения чаще всего напоминали европейские рыцарские турниры, поскольку индейцы ставили себе задачу не уничтожить врага, а проявить доблесть и мужество. Захват новых земель никогда не был целью подобных походов. Войны и военная тактика индейцев равнин принципиально отличались от войн и тактики их ведения европейцами. У индейцев не было ни постоянной армии, ни профессиональных командиров, они вообще не вели продолжительные войны. Участие большей части или всего племени в одном боевом походе было явлением очень редким, имевшим место только тогда, когда нужно было защитить собственные территории, где велась охота. Именно в такой исключительной ситуации и находились вот уже много лет санти дакоты, которые оказывали сопротивление чиппева, мигрирующим с востока на запад. И ничего удивительного, что вести, принесенные разведчиками, встревожили вахпекутов. Столь большое сосредоточение воинов чиппева могло означать очередную грозную атаку на дакотов.

Смелый Сокол долго совещался со своими воинами, однако окончательное решение принять было трудно. Большинство считало, что нужно отказаться от нападения на шайенов и немедленно возвращаться в поселок, чтобы организовать его оборону. И тем не менее нашлись смельчаки, утверждавшие, что следует, не спеша, дождаться, пока чиппева не проявят своих намерений. Среди последних был и известный своей доблестью Черный Волк.

— Почему мы должны сразу убегать от смердящих койотов? — возмутился он. — Давайте выясним сперва, что они собираются предпринять. Если чиппева действительно намерены напасть на наш поселок, то одного человека достаточно, чтобы предупредить братьев. Мы же можем пойти за ними и в решающий момент ударить с тыла.

— Я поддерживаю Черного Волка, — сказал Рваное Лицо. — Стыдно убегать при виде врагов.

Вахпекуты, которые предлагали вернуться в поселок, замолчали. Им было не по себе. Черный Волк и Рваное Лицо входили в товарищество «Сломанной Стрелы», членам которого вменялось в обязанность выполнять самые опасные операции и всегда находиться на передней линии.

— Наш молодой брат Техаванка долгое время был в неволе у чиппева и привел пленницу из этого племени. Он наверняка изучил их язык.

Все сразу же посмотрели на юношу, который сказал:

— Я не смел говорить перед моими старшими братьями, поэтому Черный Волк и опередил меня. Я хотел просить Смелого Сокола позволить мне сходить на разведку. Я понимаю язык чиппева.

— Совет моего брата. Черного Волка, достоин мужественного воина, — отозвался Смелый Сокол. — Мой младший брат Техаванка отправится на разведку, а Два Лица и Черный Волк будут охранять его.

Обрадованный Техаванка тотчас же встал, но Два Лица, который вместе с Серыми Глазами выследил чиппева, остановил его:

— Пойдем только перед наступлением сумерек. Чиппева разбили лагерь неподалеку. Подкрасться к ним будет легче всего в темноте. А пока надо отдохнуть после ночного перехода.

Смелый Сокол кивнул, потом расставил караульных и только после этого улегся под деревом.

Вахпекуты, как и обычно в военном походе, соблюдали осторожность. Объяснялись только на языке знаков, не разводили огня, чтобы дым и чад не выдал врагам их присутствия. Ели мало: сытость вызывает сонливость и притупляет бдительность, голод обостряет чувства. Поев, они тотчас же заснули, бодрствовали лишь караульные. В прибрежных кустах слышалось беззаботное щебетание птиц. Даже пугливые антилопы-вилороги не заметили вахпекутов, пробежав к находившемуся рядом источнику.

Время шло медленно. Наконец, солнце начало клониться к западу. Два Лица поднялся, кивнул Черному Волку и Техаванке. Втроем они начали готовиться к дороге. Натерли тела жиром, покрыли лица красной краской и начертили по три вертикальные полосы на каждой щеке.

Смелый Сокол подошел к разведчикам.

— Уже уходим, — шепотом сообщил ему Два Лица.

— Идите, — согласился Смелый Сокол. — Пусть мои братья будут благоразумны. Ненависть к чиппева глубоко упрячьте в свои сердца. Нельзя, чтобы неосторожный шаг выдал бы нас.

— Смелый Сокол верно говорит, — сказал Черный Волк. — Ни один из нас не дотронется пальцем до чиппева. Зато наши глаза и уши будут широко раскрыты.

— Идите, уже смеркается. Нашим паролем будут три следующих друг за другом крика койота, — напомнил Смелый Сокол.

Разведчики, одетые в набедренные повязки и мокасины, взяли только ножи, которые засунули за ремни на поясе. Не теряя времени, они направились берегом, скользя сквозь заросли. Группу возглавлял Два Лица: он знал место, где разбили лагерь чиппева. Они шли быстро, но когда спустились сумерки, замедлили шаг,, опасаясь неожиданной встречи с караульными чиппева, которых к этому времени могли уже расставить.

Дорога казалась Техаванке слишком длинной. Он сгорал от нетерпения. Удастся ли подслушать, о чем говорят чиппева, разгадать их намерения? Наконец Два Лица остановился. Подняв голову, он начал глубоко втягивать воздух, будто пытаясь что-то разнюхать. Потом шепотом обратился к товарищам.

— Чиппева не покинули лагерь. Они уже близко. Я чувствую дым костра.

— Я тоже, -кивнул Черный Волк. -Они уверены в себе и в своих силах.

— Пусть мои братья подождут меня здесь. Я проверю, нет ли поблизости караульных, — прошептал Два Лица и исчез в кустах.

Черный Волк и Техаванка присели под деревом и замерли. Они закрыли даже глаза, чтобы блеск их не заметили враги. Вахпекуты превратились в слух. Вдруг наверху зашелестели ветви, потом послышался писк птицы. Это разыгралось драматическое сражение не на жизнь, а на смерть, закончившееся неприятным криком совы. В прибрежный лес уже прокрался лунный свет. Кусты и деревья начали приобретать фантастические очертания.

Черный Волк положил руку на плечо Техаванке. Оба прижались к стволу дерева. Кто-то крался к ним. Тихий вой койота повторился три раза. Техаванка и Черный Волк выглянули из-за дерева. В кустах появился Два Лица.

— Они расставили караульных, но можно проскользнуть, — шепотом сказал он. — Я провожу моих братьев. Когда мы пройдем их, мой молодой брат должен пробраться в лагерь один, а мы будем охранять его с тыла. Если возникнет опасность, я дважды прокричу совой. И тогда мой брат Техаванка пусть немедленно уходит.

— И не забывай советов Смелого Сокола, — напомнил Черный Волк. — Этой ночью чиппева для нас неприкосновенны. От этого зависит судьба похода против шайенов, а может и судьба нашего поселка.

— Я не забуду об этом, Черный Волк, — ответил Техаванка. — Постараюсь оправдать доверие моих старших братьев.

— Действуй разумно, не спеши! — добавил Черный Волк.

— Пошли, — повторил Два Лица и двинулся первым.

Ни одна ветка не сломалась под их ногами, ни один кустик не прошелестел. Вскоре Два Лица, шедший первым, осторожно опустился на землю и начал ползти. Черный Волк и Техаванка сделали то же самое. На востоке со стороны степи послышался вой койотов. Разведчики остановились и начали прислушиваться, однако вскоре Два Лица снова двинулся вперед. Его товарищи ползли за ним, стараясь не оставлять следов.

Вскоре они увидели стражника. Он стоял на невысоком пригорке, прислонившись к дереву. Обе руки стражник держал на вбитом в землю коротком копье. Он смотрел на серебристый щит луны.

Разведчики удвоили осторожность. От стражника их отделяли какие-то сорок шагов. К счастью, высокая трава представляла собой идеальное укрытие.

Наконец, они прошли караульного. Вскоре Два Лица поднялся, вслед за ним то же сделали Черный Волк и Техаванка. Теперь они скрытно перебегали от дерева к дереву. Им был хорошо слышен шум реки.

Два Лица остановился. Черный Волк и Техаванка встали рядом. Деревья здесь росли редко, и это давало возможность хорошо видеть местность. Было полнолуние, казалось, огромный серебряный диск касался раскидистых крон.

Языком знаков Два Лица сообщил Техаванке, что теперь он должен идти один, напомнив пароль — крик совы.

Под прикрытием деревьев Техаванка медленно пробирался к берегу реки. Вскоре он увидел слабый блеск индейских костров. Тогда он лег на землю и ползком добрался до края зарослей, за которыми тянулась широкая поляна до берега Миссисипи.

Укрывшись за деревьями, Техаванка осмотрел вражеский лагерь. Он сразу узнал воинов чиппева, поскольку на лицах многих из них, покрытых киноварью, были характерные узоры, означающие степень посвящения в тайное братство «Мидевивин», распространенное среди чиппева.

Наблюдения Техаванки подтвердили сообщения Двух Лиц и Серых Глаз. В лагере были одни воины, без женщин и детей. У многих было огнестрельное оружие, которое помогло им одержать победу над дакотами. Чиппева вели себя свободно. Их было много, и они не боялись нападения. Некоторые уже готовились ко сну, другие готовили пищу в котелках над огнем, разговаривали, курили трубки, приводили в порядок оружие.

Техаванка с огромным вниманием осматривал лагерь, ломая голову над тем, как выполнить задание. Он заметил, что время от времени тот или иной чиппева уходил в кусты для удовлетворения естественных нужд. Это и подсказало безумную идею. Он быстро стер боевые узоры на лице и свободно вышел из зарослей на поляну.

Сердце в его груди билось как молот, когда он приближался к первой группе воинов, сидевших у костра. Вот юноша прошел их… Никто не обратил на него внимания. Техаванка рассчитывал, что при таком скоплении людей каждый не мог знать друг друга лично. Однако не исключалось, что он мог натолкнуться на кого-то, кто уже видел его. Ведь он долго находился в плену у чиппева, а потом, убегая, увел дочь вождя. Вскоре молодой воин был уже в центре поляны.

Волнение Техаванки непомерно возросло. Поблизости от раскидистого дерева сидели у огня вожди отдельных групп чиппева. Они беседовали и курили трубки. Техаванка, невзирая на риск, подошел к дереву и лег на траву спиной к говорящим. Стальной нож за поясом он передвинул чуть вправо, чтобы оружие было хорошо видно. Этот нож Техаванка взял у чиппева, убегая из плена. Чиппева уже давно покупали стальные ножи у белых людей, в то время как вахпекуты ими еще не располагали. Поэтому стальной нож у бока Техаванки мог убедить противника, что «спящий» — чиппева. Правда, его могли выдать мокасины, отличные от тех, которые носили чиппева, помня об этом, он укрыл ноги в траве.

Делая вид, что спит, Техаванка внимательно вслушивался в разговор. Некоторое время чиппева делились впечатлениями об охоте на бизонов. Потом установили срок проведения обрядов братства «Мидевивин», после чего кто-то из них пожаловался на своих старых жен, а другой принялся советовать ему взять еще одну, молодую.

Техаванка начал было уже сомневаться, сумеет ли он выполнить опасное задание, как вдруг услышал:

— У вождя Черной Тучи тоже, наверное, трудности с женами. Говорят, он недавно взял очередную, помладше.

— Почему мой брат Холодная Вода считает, что у Черной Тучи трудности?

Послышался гортанный смех:

— Так, подумал. Что-то не торопится он встретиться с ней.

— Пусть мой брат не шутит. Черная Туча поведет своих воинов завтра перед заходом солнца, так, как и договорился с нами. Он знает, что от этого похода зависит будущее чиппева…

— Поэтому завтра вечером я собираю военный совет. Мы обсудим подробности нападения на гнездо шайенов.

— Мы должны полностью разрушить их поселок и раз и навсегда прогнать их оттуда, тогда равнины за Красной рекой будут для нас открыты. И можно будет спокойно охотиться на бизонов.

— Мой брат Хитрый Бобр выражает наши мысли. Так мы и должны поступить. Духи мертвых устами наших шаманов предсказали нам победу. Завтра вечером мы проведем общий военный совет, а на рассвете разведчики отправятся по направлению к реке Шайен. На следующий день мы все пойдем за ними несколькими группами, чтобы ни один шайен не ушел живым.

— План Холодной Воды очень хорош. Завтра вместе с Черной Тучей мы обсудим подробности.

Холодную Воду поддержали и другие. Затем разговор зашел о былых победах и необычных приключениях.

Техаванка с трудом сдерживал волнение. Чиппева собирались атаковать тот же поселок шайенов, что и вахпекуты. Что в этой необычной обстановке решит Смелый Сокол? Рискнет ли он совершить двойное нападение? Сомнения мог разрешить только Смелый Сокол, вождь в этом походе. Нужно как можно быстрее передать ему полученную информацию.

Техаванка лежал спиной к вождям, беседовавшим друг с другом. Только бы кто-нибудь из них не обратил на него внимания. Из-под полуопущенных век молодой вахпекут посмотрел в сторону зарослей. Он удивился, как далеко были кусты. И понял, что подслушивание продолжалось слишком долго. Луна, которая висела тогда над самой поляной, теперь скрывалась за ветвями высоких деревьев.

Техаванка незаметно поднял голову. Костры между ним и зарослями уже почти погасли. Большинство чиппева погрузилось в сон. Техаванка, по-прежнему делая вид, что спит, сперва лег на спину, а потом повернулся на другой бок. Наконец, он увидел вождей. Их было шестеро. Они все еще разговаривали, но видно было, что их постепенно охватывает сонливость. Продолжая притворяться спящим, Техаванка терпеливо ждал, когда луна. полностью спрячется за деревья. Ему казалось, что это продолжается бесконечно, но вот, наконец, поляну окутала темнота.

Техаванка повернулся на живот. Потом начал медленно отодвигаться от дерева. Когда их отделяли уже несколько десятков шагов, он, не спеша, поднялся и через плечо взглянул на вождей. Они в эту минуту поднимались, чтобы разойтись по своим воинам. Техаванка ускорил шаг. Оказавшись в зарослях, он вздохнул с облегчением. Грудь молодого разведчика распирала гордость. Он был в лагере врага, добыв важную информацию не только для Смелого Сокола и его спутников, но и для всех санти дакотов. Это будет высоко оценено советом старейшин. Чувство радости чуть было не погубило его.

— Остановимся на минуту, — вдруг почти рядом с Техаванкой послышался чей-то голос.

Только теперь он заметил силуэты, маячившие в темноте. Он инстинктивно замер у дерева, но сразу же опомнился, присел на корточки и прижался к стволу. Кто-то стоял у самого дерева, находясь так близко, что Техаванка мог дотронуться до его бедра. Техаванка прикрыл глаза, затаил дыхание. Несколько секунд ничего не происходило, потом струя горячей жидкости брызнула ему прямо в лицо. Техаванка вздрогнул, как от удара бича, судорожно стиснул губы. Горячая жидкость стекала с лица на плечи и грудь. Наконец, чиппева глубоко вздохнул и сказал:

— Теперь мы можем немного отдохнуть перед рассветом. Всю ночь в листве шуршали совы, будто кто-то их беспокоил. Я даже не мог вздремнуть.

Они ушли. Техаванка еще некоторое время сидел, не двигаясь, будто пораженный неприятным событием, но упоминание о совах дало понять, что товарищи, наверное, призывали его вернуться. Скорее всего они беспокоились и указывали место своего укрытия.

Техаванка поднялся и отряхнулся, словно выходя из воды. Вокруг было тихо. Он начал пробираться сквозь заросли. Спустя некоторое время он остановился и дважды крикнул, подражая уханью совы. Ответ последовал немедленно. Через несколько десятков шагов кто-то остановил его за плечо. Это был Черный Волк. Два Лица тоже появился из-за дерева. Положив ладонь на губы Техаванки, он дал знак молчать. Два Лица пошел первым, поведя за собой юношу. Группу замыкал Черный Волк. Вскоре они опустились на землю и поползли. На этот раз обход стражников продолжался значительно дольше. После только что произведенной смены караула надо было соблюдать большую осторожность.

Небо на востоке начинало розоветь. Два Лица все чаще давал товарищам знак остановиться и прислушаться. Наконец, когда забрезжил день, он поднялся и повел их дальше, храня молчание. На берегу Миссисипи они не задержались ни на минуту. Только после того, как разведчики обошли излучину реки, Два Лица сделал привал.

— Теперь нам уже ничто не грозит, — сказал он. — Можно отдохнуть.

— Наш младший брат обеспокоил нас своим долгим отсутствием, — обратился к Техаванке Черный Волк. — Удалось ли пройти в лагерь чиппева?

— Да, я был в их лагере, — ответил юноша. — И мне известны их планы. Они решили уничтожить поселок шайенов, лежащий у реки Шайен.

— Наш брат хорошо понял, о чем они говорили?! — удивленно воскликнул Черный Волк.

— Для чего им нужно уничтожить поселок? — недоверчиво вторил Два Лица.

— Чиппева хотят прогнать шайенов, чтобы беспрепятственно охотиться на бизонов на равнинах за Красной рекой.

— От кого мой брат это услышал? — спросил Черный Волк.

— Мне удалось подслушать разговор шести вождей, среди которых были Холодная Вода и Хитрый Бобр. Еще они ожидают прихода Черной Тучи.

— Хо! — воскликнул Черный Волк. — Я хорошо знаю этих трех чиппевских собак. Это они возглавляли самые опустошительные нашествия на дакотов.

— Хо? — вторил ему Два Лица. -Я тоже их знаю. Мы можем верить сообщению нашего молодого брата.

— Мы собирались забрать у шайенов лошадей, — сказал Техаванка. — Как поступит Смелый Сокол в этой обстановке?

— Как поступит? — повторил вопрос Черный Волк и зловеще рассмеялся. — Во время двойного нападения мы легко заберем лошадей. Наш молодой брат вел себя, как опытный воин. Скорее к Смелому Соколу с хорошими новостями.