Известие, что чиппева собираются уничтожить лагерь шайенов, обрадовало вахпекутов. Выслушав сообщение разведчиков, Смелый Сокол сказал:

— Наш младший брат Техаванка совершил доблестный воинский поступок. Он проявил мужество и осмотрительность. Только змея может незаметно проскользнуть в лагерь врага и разузнать о его планах. Участники военных походов имеют право взять себе новое имя в память о своем геройстве. Наш младший брат, Техаванка, заслуживает поощрения. Как командир, я даю моему брату имя Хитрый Змей. После возвращения в поселок глашатай известит об этом всех.

— Хо! Наш младший брат заслужил боевое имя! — воскликнул Черный Волк.

— Хо! Хо! — вторили ему другие.

Техаванка наклонил голову и закрыл глаза, чтобы скрыть радость и гордость. Боевое имя, данное таким славным воином, как Смелый Сокол, было большой честью. Воин, получающий боевое имя, становился человеком, с которым надлежит считаться.

Смелый Сокол тем временем продолжал держать речь:

— Хитрый Змей развеял наши опасения. Если мы сейчас же отправимся в путь, то придем к реке Шайен на две ночи раньше, чем чиппева. Мы ознакомимся с обстановкой, высмотрим сунка вакан, которых уведем перед нападением чиппева. Шайены, сражаясь сразу с двумя противниками, не смогут нас преследовать.

— Чиппева намереваются окружить поселок шайенов, поэтому они могут отрезать нам обратный путь, — заметил Зеленый Лист.

— Чиппева идут пешими, мы же будем уходить на добытых сунка вакан. А потому должны легко проскочить. Мои братья убедятся, какое большое преимущество перед пешим имеет воин на коне! — уверенно ответил Смелый Сокол.

— Мне об этом хорошо известно, — пробурчал Черный Волк. — Если бы пауни не напали бы на нас на сунка вакан, они не увели бы Утреннюю Росу.

Смелый Сокол нахмурился, после чего посмотрел Черному Волку прямо в глаза и сказал:

— Мой отец и я были противниками кровавых жертвоприношений Утренней Звезде. Поэтому Утренняя Роса получила свободу, а я сейчас с вами.

— Я не хотел обидеть Смелого Сокола. Ты сейчас вахпекут, мы все уважаем тебя, — поспешил сказать в свое оправдание Черный Волк. — План Смелого Сокола нам нравится, не будем терять время.

— Хо! План хорош! — согласился Рваное Лицо.

— Возьмем сунка вакан прямо перед носом этих смердящих койотов! — воскликнул Длинный Коготь. — Мы застигнем ничего не знающих о нас чиппева врасплох. Нам же, благодаря Хитрому Змею, известны их планы.

— Мы достанем сунка вакан и уйдем от погони шайенов, -добавил Зеленый Лист…

— Так и будет, — согласился Ном'па апа.

— Неподалеку я видел поваленное вихрем дерево. Мы можем воспользоваться им, чтобы переправиться через реку, — предложил Зеленый Лист.

— Мы последуем этому совету. Река широкая, видимость хорошая. Надо укрыться за стволом дерева, чтобы чиппева случайно не заметили нас, — предложил Смелый Сокол.

Много времени потребовалось, чтобы столкнуть большое дерево с крутого откоса в воду и замести следы. Солнце было почти в зените, когда вахпекуты, прячась за стволом дерева, начали переправляться на другой берег Миссисипи. Сильное течение не пугало их: это были привыкшие к воде жители страны озер, почти все они хорошо плавали.

Дерево, подхваченное течением, постепенно приближалось к противоположному берегу. Вахпекуты спрятали дорожные сумки и оружие среди ветвей, выступавших над водой, сами же они, держась за ствол, плыли рядом, давая дереву нужное направление. Наконец, воины были уже в нескольких шагах от берега. По знаку Смелого Сокола они начали по очереди отплывать от дерева, которое уже цеплялось о каменистое дно корнями и ветками. Вскоре все были на берегу.

Длинный Коготь, Желтый Живот и Длинное Копье, хорошо знавшие местность благодаря предыдущим походам против шайенов, повели товарищей на северо-запад. По словам проводников, семь дней марша через прерию отделяли их от реки Буа де Сиу, впадавшей в озеро Траверсе. Эта река, текущая на север, соединяла далее свои воды с рекой Оттер Тэйл, которая, беря начало на востоке, создавала при соединении Северную Красную реку, устье которой было в озере Виннипег в Канаде. Река Шайен — цель похода вахпекутов — была притоком Северной Красной реки .

По мере того, как вахпекуты отдалялись от берега Миссисипи, деревья и кустарники исчезали. Переход через прерию был очень тяжел, ибо вопреки своему названию Великие Равнины не были краем плоскостей. Бескрайние прерии были образованы бесчисленными невысокими холмами, оврагами и лощинами, которые местами пересекались руслами давно высохших рек и малых озер. Только благодаря травяному ковру, испещренному люпином и подсолнечниками, выравнивающими на первый взгляд углубления в земле, прерия производила впечатление плоской и однообразной. Трава, местами достигавшая мужчинам на лошадях до колена, с закрученными в колечко кончиками стебельков, под дуновением ветра колыхалась, подобно огромному, вечно зеленому океану. Когда путник останавливался, то видел перед собой круглый горизонт, будто находясь на небольшой возвышенности. А там, где земля была лишена растительности, к небу, словно оборонные валы, вздымались месы — высокие холмы с плоскими вершинами и почти вертикальными склонами.

Вахпекуты, не отдыхая, шли на северо-запад. Пот блестел на их нагих, натертых жиром телах. Солнце безжалостно жгло с безоблачного неба. Поэтому воины высматривали болотистые овраги, где можно было найти хоть немного мутной, густой воды. Им повезло. Весной и осенью здесь обычно шли дожди, летом же преимущественно стояла сухая жаркая погода. Случались такие лета, особенно в западной части равнин, когда дождей вообще не было. И тогда наступал период ужасной засухи, во время которой безумствовали песчаные бури. На востоке же равнин, наоборот, осадков выпадало слишком много, что приводило к наводнениям. Этой весной дожди были обильны: в глубоких оврагах сохранилось еще немного воды.

Влага, накопившаяся во время весенних ливней, оказывала благотворное влияние на жизнь животных и птиц, обитавших в прериях. Из бесчисленных подземных нор прериевых собачек раздавался предупреждающий, лающий свист. То здесь, то там пробегали кролики с ослиными ушками или вдруг появлялся барсук, потревоженный появлением людей. Иногда вспыхивал предупредительный сигнал стройных антилоп-вилорогов, убегавших с головокружительной быстротой. Неподалеку от болотистых оврагов пели воробьи и жаворонки, появлялись дрозды, глухари и прериевые куры. А на фоне ясного неба можно было видеть силуэты сокола, орла или сипа.

Проголодавшиеся вахпекуты с тоской смотрели на безумствующую в траве живность, но во время военного похода охотиться не полагалось. Лишь иногда им удавалось схватить ящерицу, которую они ели сырой, либо находили в гнездах прериевых голубей яйца и пили их, не останавливаясь.

Солнце клонилось к западу. Длинное Копье шел впереди, высматривая большое болото, которое, по его заверениям, должно было находиться где-то неподалеку. Вдруг он наклонился и припал к земле.

— Хо! Недавно здесь прошло стадо бизонов! — закричал он товарищам.

— Большое стадо! — согласился Смелый Сокол, осмотрев широкую полосу вытоптанной травы и следы на гравийной земле.

— Бизоны, наверное, пошли на водопой туда, куда направляемся и мы, — озабоченно заметил Длинное Копье. — Плохо будет, если они останутся там на ночь.

— А нет ли поблизости другого источника? — спросил Смелый Сокол.

Длинное Копье задумался.

— Другого нет.

Издалека послышался протяжный вой волков, ему сейчас же ответили койоты.

— Волки и койоты кружат вокруг стада, — сказал Ном'па па.

— Мы должны удвоить осторожность, — заметил Маленький Медведь. — Наступает пора охоты. Где есть животные, там могут оказаться и охотники.

— Маленький Медведь правильно предостерегает нас, — согласился Черный Волк. — Кроме шайенов и чиппева здесь часто бывают презренные ассинибойны и их нынешние союзники кри . Смелому Соколу следует выслать разведчиков.

— Так и сделаем, только сперва проверим, остановились ли бизоны у водопоя, — принял решение Смелый Сокол. — На дороге, вытоптанной животными, врагам трудно будет обнаружить наши следы. Пошли.

Как только они приблизились к небольшому возвышению, Длинное Копье, идущий впереди, припал к земле. Остальные вахпекуты тотчас же укрылись в траве и только потом осторожно поползли к проводнику.

В широком овраге волчья стая раздирала лежавшего на земле большого бизона, который — то ли ослабленный болезнью, то ли немощный от старости — плелся за стадом и пал жертвой прожорливых, вечно голодных хищников. Бизон еще кричал от боли, когда волки извлекли из его распоротого клыками брюха внутренности и начали бешено драться из-за них. Но сил, чтобы защищаться, у жертвы уже не было. В нескольких шагах от пировавших волков притаились койоты, жадно вытянув остроконечные морды в сторону кровавой трапезы.

Вахпекуты отошли и обогнули овраг, решив не тревожить хищников. Вскоре они начали подходить к обещанному Длинным Копьем водопою. С вершины холма воины увидели бизонов.

Их были сотни. Из-за волков и койотов, круживших поблизости, бизоны соблюдали осторожность. Рослые быки — головное охранение — окружали стадо. Внутри круга, образованного «стражниками», паслись самки, окружив в свою очередь молодняк. Болотистый водопой кишел бизонами. Одни пили мутную желтоватую воду, другие плавали в болоте, стараясь спастись от докучливых оводов.

У края трясины ожесточенно сражались два быка. Несколько молодых самок, из-за которых дрались бугаи, безразлично наблюдали за схваткой. Низко наклонив мощные кудлатые лбы, быки бросались друг на друга. Каждую минуту раздавался глухой стук ударов. Вокруг ристалища вздымались грязные брызги, облепляя и ослепляя животных. Наконец, один из быков поскользнулся в болотистом месиве и упал на бок, а разогнавшийся противник перевернулся через него. Враги лежали неподвижно, тяжело дыша, после чего поднялись снова. Передними копытами они начали бить по грязной жиже, а затем, наклонив головы, с мрачным рыком бросились друг на друга.

Смелый Сокол подошел к Длинному Копью.

— Бизоны не собираются уходить отсюда, -прошептал он.

— Они пробудут здесь еще долго, — согласился Длинное Копье. — В это болото вливается подземный ручеек солоноватой воды, которую животные очень любят.

— Значит придется отказаться от воды и обойти стадо, — сказал Смелый Сокол.

— Так будет безопасней, — признал его правоту Длинное Копье. — Если мы их сейчас потревожим, взбешенные быки могут повести стадо прямо на нас. Тогда мы погибнем. Никогда нельзя предугадать, как поведет себя стадо обеспокоенных бизонов.

— У нас нет выбора, надо обходить стадо, — вмешался в разговор Черный Волк. — Быки могут драться еще очень долго за первенство над стадом. Я однажды уже видел такую схватку. Она продолжалась две ночи, прежде чем побежденный бык ушел в одиночестве, жалобно порыкивая.

Вахпекуты еще некоторое время наблюдали за бизонами. Куда ни глянь, можно было видеть темно-коричневые спины огромных животных.

— К счастью, мы шли против ветра, поэтому они не учуяли нас, — шепнул Смелый Сокол. — Обойдем стадо с юга. Ну, идем, близится вечер.

Только когда спустились сумерки, Смелый Сокол устроил привал. Они остановились в котловине, поросшей пучками короткой травы. Смелый Сокол расставил охранников, после этого все довольствовались скромным холодным ужином. Они легли спать, укрывшись от холодного вечернего ветра за откосом. Из-за необходимости соблюдать осторожность, воины не разжигали огня, хотя вокруг было предостаточно сухого навоза бизонов, который в прериях заменял дрова.

Всю ночь Смелый Сокол следил за сменой караула. Поблизости кружили волки и койоты. Как только забрезжил рассвет. Смелый Сокол разбудил воинов, которые осмотрели свои мокасины. Порванные они заменили новыми. Использованные мокасины вахпекуты закопали, чтобы случайно найденная обувь не выдала их присутствия врагам, уничтожили следы стоянки и продолжили путь.

Подходил к концу восьмой день похода. Воины, выжженные солнцем, исхлестанные ветром, голодные и мучимые жаждой, походили на хищных сипов, кружащих над прерией. Они упорно двигались на северо-запад, питаясь только раз в день, вечером, не разводя огня. Утомительный поход затрудняли глубокие волчьи логова и норы барсуков, а также разбросанные поселения прериевых собачек. Твердая, потрескавшаяся от жары земля уничтожала мокасины, сухая высокая трава калечила тело.

Только на рассвете двенадцатого дня проводники вахпекутов повернули прямо на запад. Около полудня вдали показалась темная полоса деревьев. Воины приближались к реке Буа де Сиу. Вскоре по приказу Смелого Сокола они притаились на небольшом возвышении в высокой траве. Длинный Коготь и Желтый Живот пошли на разведку. Длинный Коготь считал, что от поселка шайенов их отделял лишь день пути.

Воины молча ждали возвращения разведчиков. Молодой Техаванка, или в настоящее время Хитрый Змей, исподволь посматривал на товарищей. На их лицах, словно выбитых из камня, не было ни волнения, ни страха, «хотя в любую минуту они могли встретить врага. Хитрый Змей, самый молодой среди них, тоже не боялся сражения.

Борьба не на жизнь, а на смерть вообще не пугала индейских воинов. С ранних лет их воспитывали в убеждении, что смелость и мужество, проявленные в военных походах, были для мужчины единственной возможностью для достижения успеха, получения отличий и обретения славы. Преклонный возраст не добавлял чести воину и, наоборот, смерть молодым на поле брани всегда была славна и почетна. Мальчишки с детства наблюдали за мужественными воинами, которые у вечернего огня или в дни торжеств рассказывали о своих необыкновенных ратных делах и даже воссоздавали их в пантомиме. Дети были свидетелями почестей, воздаваемых героям, они обожали их, видели блага, гарантируемые славой. Поэтому Хитрый Змей уже давно тосковал по необычным военным приключениям, мечтал об успехе. Сражение, пленение врага и захват добычи он считал прекрасной возможностью для проявления мужества. Военные походы для большинства племен Великих равнин являлись своеобразными спортивными состязаниями, где ставкой была собственная жизнь. Хитрый Змей был индейцем по плоти и крови и оттого жаждал проявить геройство.

Наконец вернулись разведчики.

— Мы не обнаружили ничего подозрительного поблизости, — сообщил Желтый Живот. — Были на противоположном берегу реки. Видели лишь тропинки, протоптанные животными, которые шли к водопою.

— Река не слишком широка, — добавил Длинный Коготь. -Неподалеку отсюда, на север находится брод. Мы сейчас можем направиться берегом в сторону верховья реки. Оттуда уже недалеко до места соединения Шайен с Буа де Сиу.

— Переправимся на другой берег реки и там отдохнем до рассвета. Потом пойдем так, как предложил мой брат, — решил Смелый Сокол.

Вахпекуты перешли бродом на западный берег реки Буа де Сиу и сделали привал. После многодневного изнурительного похода через выжженную солнцем прерию они, наконец, почувствовали облегчение, оказавшись в живительной тени деревьев.

По берегам реки буйствовала степная растительность. Среди карликовых кустов дикой черешни, вишни, сливы росли черная смородина, брусника, черника, боярышник, прериевая репа, которая повсеместно встречалась в высоких степях, сладкий картофель и дикий горох.

Некоторое время в прибрежных кустах раздавалось характерное хрумканье, поскольку оголодавшие и жаждавшие перемены пищи вахпекуты объедались излюбленными ими дикими вишнями, которые они ели вместе с косточками . Потом воины приступили к ремонту мокасин, разговаривая друг с другом только на языке знаков. Перед наступлением сумерек они съели скромный ужин из запасов, взятых в дорогу, после чего легли спать. Только стражники, поочередно назначаемые Смелым Соколом, бодрствовали всю ночь, внимательно вслушиваясь в протяжный вой волков и койотов.

Как только на востоке заалел рассвет, Смелый Сокол дал знак отправляться в дорогу. Они пошли по левому берегу Буа де Сиу, текущей на север. Обилие воды облегчало поход. Около полудня Длинный Коготь остановился и сказал:

— Река Шайен плывет к Буа де Сиу широкой дугой, сильно изогнутой в южном направлении. Если сейчас мы повернем прямо на запад, то должны дойти до берега Шайен, а это совсем недалеко от поселка, который находится почти на половине той дуги, что образует русло реки.

— Мы можем пойти и на север берегом Буа де Сиу До того места, где она соединяет свои воды с Шайен и только потом повернуть на запад и направиться вдоль русла реки, но это более длинный путь, — объяснил Желтый Живот.

— Пойдем более короткой дорогой, — сказал Смелый Сокол. — Мы должны иметь запас времени, чтобы ознакомиться с обстановкой, прежде чем подойдут чиппева.

Они пошли на запад через открытую равнину. Задолго до наступления вечера воздух стал более сырым. Вахпекуты приближались к реке Шайен. Желтый Живот и Длинный Коготь снова отправились на разведку. Принесенные ими вести обрадовали всех. Поселок шайенов должен находиться где-то поблизости. Об этом свидетельствовали вытоптанные у реки тропинки, где можно было видеть многочисленные следы ног мужчин, женщин и детей. Встречались и отпечатки копыт лошадей.

Смелый Сокол повел воинов к реке, где они притаились в прибрежном буреломе. На рассвете вахпекуты искупались в реке, после чего покрыли лица боевыми красками и проверили оружие. Когда они были готовы, Смелый Сокол начал давать задания:

— Мои братья Длинное Копье и Желтый Живот направятся сейчас вниз реки Шайен до ее соединения с Буа де Сиу. Там они будут ждать подхода паршивых чиппевских собак. Когда они появятся, один из вас должен поспешить к нам и уведомить об этом, другой будет продолжать наблюдение, однако он также обязан явиться сюда перед нападением на поселок. Длинный Коготь и Маленький Медведь пойдут обратно той же дорогой, по которой мы пришли, и тоже доберутся до берега Буа де Сиу. Если противник не подойдет с той стороны с утра до полудня, мои братья быстро вернутся к нам. Я и Хитрый Змей пойдем тем временем на разведку к поселку шайенов, чтобы на месте составить план увода лошадей. В мое отсутствие командование принимает Черный Волк. Если возникнет необходимость поменять укрытие, он должен найти возможность предупредить об этом нас.

Отдав распоряжения. Смелый Сокол вручил Рваному Лицу на хранение свою дорожную сумку и оружие, оставив себе только нож, который заткнул за пояс. Перебросив через плечо цельную шкуру волка, он подошел к Хитрому Змею, заканчивавшему готовиться к вылазке.

— Пусть мой брат тоже возьмет волчью шкуру, пригодится, — сказал Смелый Сокол. — Рваному Лицу она сейчас не нужна, может одолжить ее тебе.

Вскоре три пары разведчиков покинули место стоянки. Одни направились на восток, другие — на юго-восток, третьи — на запад.

Хитрый Змей поспевал за Смелым Соколом. Некоторое время они шли по тропкам, вытоптанным вдоль берега, круто спускавшимся к воде. Оба внимательно смотрели на запад. Вдруг Хитрый Змей остановился:

— Пусть Смелый Сокол посмотрит на юго-запад. Виден дым костров!

Смелый Сокол тотчас же остановился и взглянул туда, куда указывал Хитрый Змей. Он морщил лоб, напрягал глаза, но только через некоторое время заметил несколько тусклых полосок на ясном фоне неба.

— Хо! У тебя очень острое зрение, — одобрительно сказал он. — Я только сейчас разглядел дым! Поселок шайенов лежит значительно южнее, чем утверждали разведчики.

— Наверное, он так изгибается в излучине реки, — добавил Хитрый Змей. — Теперь мы можем пойти прямо в сторону дыма, дорога вдоль берега будет длиннее.

— Мой брат верно советует, — сказал Смелый Сокол. — К поселку шайенов мы должны подойти со стороны прерии, на берегу реки наверняка много женщин и детей.

Они углубились в степь. Благодаря близости реки то здесь, то там росли карликовые кусты, которые могли облегчить подход и укрытие в случае опасности. Смелый Сокол и Хитрый Змей шли на юго-восток до тех пор, пока дымки поселка не остались за ними. И только тогда повернули на север, к поселению. Теперь они подходили к обиталищу шайенов со стороны степи. Вдруг оба одновременно остановились. Между ними и поселком над степью поднялся туман пыли.

— Хо! Прямо на нас двигается большая группа людей! — первым нарушил молчание Смелый Сокол.

— Это шайены или, быть может, чиппева опередили нас и теперь окружают поселок.

— Нет, это не чиппева, они, как и мы, идут пешком, — возразил Смелый Сокол. — Эти люди приближаются к нам слишком быстро. Копыта лошадей и волоки, которые они тянут по земле, поднимают такую пыль! Это шайены, отправившиеся из своего поселка в открытую степь.

— Надо быстро найти укрытие, они двигаются прямо на нас. Если с ними собаки, то мы погибли! — предостерег Хитрый Змей.

— Надо укрыться против ветра, — осмотревшись, сказал Смелый Сокол.

— Ветер дует с востока, значит надо укрыться в кустах на западной стороне.

Низко нагнувшись, они побежали к карликовым кустам, где и притаились, сев на корточки. Вахпекуты успели вовремя. Глухой топот копыт усиливался с каждой минутой, в облаке пыли уже можно было разглядеть отдельных наездников. Находясь вблизи поселка, шайены не держали защитный строй. Это была неорганизованная группа воинов и несколько мальчиков.

Во главе кавалькады галопировали на пегих мустангах три рослых воина, держа поднятые палки для удара, характерные для товарищества шайенов, называвшегося «Солдатские Собаки». Чтобы продемонстрировать свою отвагу или для бравады. Солдатская Собака, будучи безоружным, должен был в пылу сражения дотронуться палкой до вооруженного противника, не нанося ему вреда. За такое достижение индейцы Великих равнин удостаивались наивысших воинских почестей.

За Солдатскими Собаками скакали вооруженные воины. Почти у всех были длинные копья, полированные наконечники которых сверкали на солнце. Кроме луков у некоторых шайенов было и огнестрельное оружие. Позади воинов ехали несколько десятков мальчишек. Они сидели на лошадях, тянувших волоки. Между мустангами, на которых восседали подростки, бежала стая диких собак.

Группа вооруженных шайенов, хриплыми криками погонявшая лошадей, промчалась, как вихрь, рядом с притаившимися вахпекутами и начала постепенно исчезать вдали, поднимая в степи огромные облака пыли.