Кони, добытые у шайенов, и великолепный дикий гнедой, пойманный в прерии Хитрым Змеем, внесли сумятицу в жизнь поселка вахпекутов. Всем захотелось иметь лошадей. С завистью поглядывали индейцы на захваченных мустангов, которых внимательно охраняли хозяева. Женщины, таскавшие имущество во время охоты в прериях, все чаще стали подговаривать мужей отправиться в поход за добычей или на охоту за дикими лошадьми.

Женское упорство побудило мужчин к действию. Индейцы прерий всегда руководствовались советами своих жен, которые значительно лучше ориентировались в жизни племени. Объяснение этому было очень простое. Муж мог находиться только в одном месте в течение одного раза, в то время как его несколько жен, бывая у многочисленных подруг, собирали новости от десятка кумушек, благодаря чему могли обо всем информировать мужа. Даже совет старейшин никогда не принимал важных решений в первый день собрания, чтобы сановники племени могли проконсультироваться со своими половинами. Поэтому очень часто именно женщины побуждали мужчин распевать в поселке военные песни перед походами, которые, как это часто бывает не 'войне, не всегда завершались благополучно. Вот почему кроме маршей здесь можно было слышать и причитания, проклятия врагам.

Охваченные лошадиной горячкой вахпекуты захватывали коней не только у недругов, но и у союзников, джанктон дакотов. Непрекращающиеся военные походы могли привести к ответному удару.

Красная Собака с неодобрением наблюдал за военными начинаниями вахпекутов. Благодаря опыту, мудрости и большой шаманской силе он давно уже был избран вождем мира. Красная Собака очень добросовестно относился к своим обязанностям: контролировал выполнение решений совета старейшин, старался поддерживать дружеские отношения с соседними племенами, председательствовал на религиозных торжествах, следил за соблюдением сроков охоты на бизонов, сева и уборки урожая, опекал стариков, бедных и особенно вдов и сирот, а также одаривал самых известных воинов, чтобы заручиться их поддержкой. Его землянка была открыта для всех. Однако, как вождь, он не вправе был давать распоряжения или что-то запрещать. Хотя шаман и пользовался всеобщим уважением, он всегда оказывался бессильным перед отдельными воинами, каждый из которых мог стать вождем с неограниченной властью на время организованного им же самим похода.

Не имея возможности запретить воинам устраивать неразумные походы, Красная Собака тем не менее принял меры безопасности на случай ответного удара. Поселок стал походить на военный лагерь. Вход в него постоянно стерегли, днем и ночью разведчики прочесывали округу, а женщины работали в огородах под надзором вооруженных мужчин. При этом Красная Собака выслушал справедливые жалобы джанктон дакотов, обещая им компенсировать потери. В этой обстановке он с нетерпением ждал осенней охоты на бизонов, которая должна была положить конец боевым подвигам вахпекутов.

Именно на период охоты на бизонов совет старейшин поручал товариществу «Сломанной Стрелы» следить за порядком и дисциплиной. Эта индейская полиция с момента получения задания принимала в свои руки бразды правления в племени. Выполняя поручение представителей наивысшей власти, солдаты «Сломанной Стрелы» не только осаживали виновников беспорядка, но и немедленно приводили в исполнение суровые приговоры, которые никто не мог оспорить. Поэтому Красная Собака с нетерпением ждал той минуты, когда власть перейдет в руки солдатского товарищества.

Индейцы, которые вели полуоседлый образ жизни на восточных границах прерии, охотились на бизонов дважды в год. Самая большая охота приходилась на август или сентябрь. Именно в это время бизоны собирались в огромные стада, чтобы поздней осенью отправиться в теплые края. После летних выпасов на сочном разнотравье хорошо отъевшиеся самки были жирны, а кожу их покрывала свежая, длинная, густая и волнистая шерсть. Благодаря этому во время осенней охоты индейцы запасались салом и мясом на длительный период, а из шкур, покрытых мехом, изготавливали зимние покрытия. Другая, менее продолжительная охота устраивалась в апреле во время перехода бизонов с юга на север. Однако в эту пору похудевшие за зиму животные давали только мясо, а из полинявших шкур с редкой потертой щетиной можно было выработать предметы, на которые шла только кожа.

Август подходил к концу, военные походы вахпекутов задерживали осеннюю охоту на бизонов. Красная Собака провел несколько доверительных бесед с Черным Волком, командиром товарищества «Сломанной Стрелы», два солдата которого отправились на юго-восток в открытую прерию. И сейчас Красная Собака ждал их возвращения. На этот раз терпение его не было подвергнуто слишком долгому испытанию. Уже через пять дней Черный Волк привел разведчиков в землянку вождя мира.

— Рваное Лицо и Два Удара принесли хорошие вести, — сказал он,' когда разведчики предстали перед Красной Собакой.

— Пусть они обрадуют мои уши, — ответил шаман.

— В двух днях пути от поселка собирается много бизонов, — сказал Рваное Лицо. — Они формируют стадо перед уходом на юг. Самки жирны, их кожа покрыта густой шерстью.

— Они уйдут нескоро, признаков осени еще не видно, — добавил Два Удара. — Воды в достатке, трава хорошая.

Услышав это, Красная Собака нахмурился и сказал:

— На осеннюю охоту должны отправиться все. Нам нужно много мяса и меха, чтобы умилостивить наших братьев джанктон дакотов. Только бы совет старейшин без промедления объявил о начале охоты.

Черный Волк улыбнулся про себя. Как и шаман, он хорошо знал, что при столь благоприятной погоде на бизонов можно охотиться весь сентябрь и даже дольше. Шаману нужно было положить конец военным походам вахпекутов за лошадьми. Пока не все члены совета старейшин были против начинаний бойцов. Поддержат ли они Красную Собаку? Все решения совета старейшин должны приниматься единогласно, даже один голос «против» становился непреодолимым препятствием.

— Известие о начале охоты прервет походы воинов, которые как можно быстрее хотят добыть полезные для нас сунка вакан, — сказал Черный Волк после продолжительного молчания.

— Мы уже говорили об этом. Черному Волку известны мои мысли, — возразил шаман. — Перед лицом опасности, грозящей нам с востока, мы не можем допустить ссоры среди племен дакотов.

— Я знаю об этом и поддержку моего брата на заседании совета старейшин, — кивнул Черный Волк. — После удачной охоты мы возместим нашим братьям джанктон дакотам их потери.

— Если совет старейшин одобрит охоту, Черный Волк сразу же получит соответствующее поручение и наведет порядок в поселке.

— «Сломанная Стрела» выполнит свой долг. Я также представлю совету старейшин двух кандидатов в наше солдатское товарищество и попрошу выразить согласие на их прием.

Сразу же после разговора Красная Собака известил через посланника членов совета старейшин о созыве собрания. И вскоре у землянки вождя собрались: почтенный Белая Антилопа, много раз возглавлявший походы против чиппева и собственноручно убивший одиннадцать врагов; Подрезанное Горло, отмеченный толстым вертикальным шрамом на шее, прославленный в сражениях с чиппева и лисами; Конгра-Тонгра, или Большой Ворон, соперничающий с Красной Собакой за влияние в племени; Гроза с Градом, по-прежнему грозный, несмотря на преклонный возраст; Злая Рана, известный умерщвлением девяти шайенов; Красная Вода, который, будучи тяжело раненным пауни, вплавь перебрался через озеро и сообщил поселку о предстоящем нападении, а также Черный Волк, командир «Сломанной Стрелы».

Красная Собака проницательно осмотрел севших у огня старейшин. Гроза с Градом упорно избегал его взгляда. Это сыновья Грозы с Градом организовали похищение лошадей у джанктон дакотов. Злая Рана сердито сжимал губы. У него были четыре жены, известные в поселке сплетницы. Белая Антилопа тоже находился в щекотливом положении: его многочисленные родственники прямо-таки помешались на лошадях.

Красная Собака не проявлял неуверенности, в резерве у него был аргумент, который мог помочь преодолеть сопротивление совета старейшин. Он наклонил назад высоко поднятую голову и сидел неподвижно. Постепенно его лицо становилось серым, пальцы начали постукивать по барабану.

Все смотрели на шамана.

— Пусть мои братья внимательно слушают, — тихо сказал Красная Собака. — Тени славных предков в Стране Вечной Охоты благоприятствуют нашим намерениям. Все вахпекуты должны иметь сунка вакан. Вахпекуты устроят в прерии большую охоту на диких мустангов, и тогда все сразу обзаведутся ими. Опытный Смелый Сокол возглавит охоту…

Красная Собака чуть приоткрыл глаза. Удивление на лицах старейшин очень обрадовало шамана. Спустя минуту он продолжил:

— Сперва вахпекуты должны провести осеннюю охоту на бизонов. После длинного знойного лета придет суровая зима. Близзарды прогонят бизонов далеко на юг. Нужно как можно быстрее собрать большие запасы жира, мяса и меха… Я вижу огромное стадо бизонов, самки толсты, их кожа покрыта теплым мехом… Стадо пасется в двух днях пути от нашего поселка. Это духи, благосклонно относящиеся к нам, привели этих бизонов. Благодаря сунка вакан вахпекуты быстро соберут большие запасы жира, мяса и шкур, их нам хватит даже для того, чтобы смягчить гнев наших братьев джанктон дакотов. Потом вахпекуты устроят охоту на мустангов. Так говорит Великий Дух!

Шаман замолчал. Руки на чародейском бубне были неподвижны. Он медленно опустил голову на грудь, тяжело вздохнул. Потом открыл глаза.

Оробев, члены совета старейшин смотрели на шамана. Разговор с духами всегда производил на индейцев необыкновенное впечатление, а постоянная угроза голода не позволяла упустить возможность провести удачную осеннюю охоту. Гроза с Градом, который ожидал упреков за нападение на джанктон дакотов, облегченно вздохнул. Шаман не ругал его сыновей. Сказал даже, что все племя воздаст побратимам за понесенные потери. Белая Антилопа и Злая Рана тоже почувствовали себя прощенными, их лица прояснились.

Благодаря точному маневру шамана совет старейшин единогласно одобрил охоту на бизонов и тотчас же поручил «Сломанной Стреле» провести ее.

Черный Волк смотрел на Красную Собаку взглядом, полным признательности. Он один знал правду. Теперь Черный Волк обратился к совету старейшин с просьбой принять в солдатское товарищество Длинное Копье и Хитрого Змея. Он отметил их образцовое честное поведение, скромность, чувство долга, великодушие, мужество и смелость перед лицом опасности. Совет старейшин внимательно выслушал рекомендации: солдаты «Сломанной Стрелы» должны пользоваться доверием и уважением всего племени. Оба кандидата были единогласно утверждены.

Вскоре после собрания совета старейшин Длинное Копье и Хитрого Змея пригласили в дом собраний солдат «Сломанной Стрелы». Сердце сильно билось в груди Хитрого Змея, когда он спешил по радостному для него приглашению. Наконец-то должна была исполниться его мальчишеская мечта! Он остановился перед домом. Горящим взором окинул знамя «Сломанной Стрелы», воткнутое в землю у входа . В эту минуту подошел Длинное Копье. Они вместе переступили порог дома.

На шкурах у стены сидели солдаты «Сломанной Стрелы». Их было несколько десятков, это были высокие молодые мужчины. Места напротив входа занимали четыре офицера: Черный Волк, Рваное Лицо, Ловец Орлов и Голос Койота. Тела офицеров были покрашены в желтый цвет. Каждый из них носил знак отличия — длинный, широкий, крашеный пояс, который через разрез на одном конце набрасывали через голову на спину. Натянутый таким образом пояс свисал с плеч до земли, волочась по ней, как хвост. Офицеры с такими поясами командовали в сражениях, им нельзя было покидать поле битвы, даже если она складывалась неблагополучно. Несколько старших солдат носили на головах церемониальные плюмажи из орлиных перьев, свидетельствовавшие с помощью соответствующих знаков об их необыкновенных ратных делах. Другие, наоборот, имели одно или несколько перьев. У всех солдат были палки удара и свистульки из кости орла.

Черный Волк поднялся и дал знак, чтобы Хитрый Змей и Длинное Копье подошли к нему. Волосы, собранные над лбом в большую щетинистую гриву, и высокий плюмаж из тридцати орлиных перьев делали его еще выше, чем он был на самом деле. Некоторое время Черный Волк мерил вошедших изучающим взглядом, потом сказал:

— «Сломанным Стрелам» нужны солдаты, у которых есть сунка вакан. Долгое время мы внимательно следили за Хитрым Змеем и Длинным Копьем. И сочли их достойными быть членами нашего солдатского товарищества. Совет старейшин утвердил наше решение. Помните, что нарушение правил товарищества грозит изгнанием навсегда из племени вахпекутов. Хотите ли вы вступить в наше товарищество?

— Я хочу принадлежать к «Сломанным Стрелам» и всегда буду придерживаться их правил, — сказал Хитрый Змей.

— Хочу быть «Сломанной Стрелой», обещаю добросовестно выполнять возложенные на меня обязанности, — сказал Длинное Копье.

— По вашему желанию вы вступаете в товарищество «Сломанная Стрела». Все слышали, что вы обещали соблюдать наши законы и подчиняться командирам. Вручаю вам палки удара и солдатские свистульки! С этой минуты вы являетесь «Сломанными Стрелами». Теперь уложите волосы согласно нашим правилам и покрасьте тела нашими красками.

Хитрый Змей сел рядом с мешочками с красками и жиром. Лицо он покрыл красной краской, после чего на каждой щеке нарисовал по большому черному полумесяцу, а под глазами провел большие горизонтальные волнистые линии. Потом два солдата помогли ему натереть волосы жиром и постричь их спереди так, чтобы над лбом они образовывали встопорщенную гриву. Хитрый Змей прикрепил к волосам на затылке орлиные перья. На шею повесил ремешок со свистулькой из кости орла. Это был военный амулет «Сломанных Стрел».

Посреди дома, рядом с костром солдаты поставили деревянные миски, наполненные кипящей водой. Хитрый Змей, которому были известны суровые обычаи «Сломанных Стрел», понял, что настала пора испытаний. И не ошибся, поскольку солдаты подошли к мискам, над которыми поднимались клубы пара, и принялись погружать в них голые руки. Подшучивая друг над другом, они брызгались кипятком, утверждая, что вода холодная.

Ни один мускул не дрогнул на лице Хитрого Змея, когда по его телу потек кипяток. Он подошел к миске и медленно погрузил в нее руки до локтя. Спустя минуту молодой вахпекут вынул их и, улыбнувшись, сказал:

— Какая холодная вода! Нужно немного согреться.

Он сел к огню и бросил в него немного хвороста. Огонь взвился высокими языками. Хитрый Змей закрыл глаза и постепенно стал неподвижен. Вытянув перед собой руки, он погрузил их огонь.

Солдаты замолчали, удивленно наблюдая за каждым движением Хитрого Змея.

После полной напряжения минуты Хитрый Змей медленно убрал руки из огня. За ними следовали языки пламени…

— Внук шамана… Красная Собака передает ему свою великую чародейскую силу! — прошептал Черный Волк стоявшему рядом Рваному Лицу.

— Он наверняка будет большим шаманом, — шепотом ответил Рваное Лицо.

Тем временем Хитрый Змей стряхнул пламя с рук. Глубоко вздохнув, он открыл глаза, улыбнулся и сказал:

— Вода была так холодна, что даже огонь с трудом согрел мои руки.

Потом начал петь песню «Сломанных Стрел».

Я — «Сломанная Стрела»,

И готов умереть,

Если мне предстоит выполнить,

Что-то трудное,

И опасное .

Вскоре на главной площади поселка послышались глухие удары бубнов. Именно там солдаты «Сломанной Стрелы» должны были отметить воинским танцем прием в товарищество новых солдат.

Услышав эти звуки, вахпекуты выбежали из землянок. Многие, чтобы ничего не пропустить, поднялись на куполообразные крыши. Солдаты выступали в боевом строю, поскольку танец должен был символизировать схватку с воображаемым противником.

Первыми шли два разведчика. Они останавливались, прислушивались, делая вид, что ищут следы. За ними на некотором расстоянии выступали окрашенные в желтое офицеры во главе с Черным Волком. Далее танцевальным шагом шли гуськом солдаты. В таком строю они четыре раза обошли площадь. Вдруг разводчики остановились. Наклонившись к земле, они сделали вид, что обнаружили следы, после чего повернулись, чтобы сообщить об этом командиру.

Черный Волк сразу остановился. Конец свисавшего с шеи пояса он пригвоздил своим копьем к земле. Это означало, что Черный Волк будет командовать сражением с этого места и победит либо погибнет.

При виде столь яркого проявления мужества многочисленные зрители издали мощный крик удивления. Тем временем Черный Волк на языке знаков давал распоряжения. Солдаты рассредоточились. Заслонившись волшебными щитами, они поражали врагов ударами дубинок, натягивали луки. Сражение становилось все ожесточенней, то один, то другой нападал на неприятеля, пытаясь дотронуться до него палкой удара, чтобы добиться самого почетного отличия.

Бубны били все громче, все быстрее… Зрители, подогретые зрелищем, хриплыми голосами поощряли «Сломанных Стрел», натягивали луки, грозили врагам копьями. Всех поразило презрение к смерти, проявленное Черным Волком, который, невзирая на опасность, руководил сражением. Солдаты «Сломанной Стрелы», встретив превосходящие силы противника, начали постепенно покидать поле битвы. Это соответствовало военной тактике индейцев. Наконец, полоса боя приблизилась к Черному Волку. Он не имел права отойти самовольно. Пригвоздив свой пояс к земле копьем, командир поклялся победить или умереть. Освободить его от этого обязательства мог только офицер более высокого или равного с ним ранга. Поэтому, когда к нему подбежал Голос Койота, Черный Волк отогнал его дубинкой. Тогда перед ним появился равный командиру рангом Рваное Лицо. На этот раз Черный Волк не возражал. Рваное Лицо выдернул копье из земли, после чего ударил вождя бичом по лицу. Только теперь Черный Волк мог с честью покинуть поле битвы.

Солдаты «Сломанной Стрелы», выполнив тактический маневр, окружили площадь и с противоположной стороны снова неожиданно встретили противника. Теперь, благодаря внезапности, они

быстро одержали победу. Раздался радостный триумфальный крик.

Под сопровождение бубнов солдаты «Сломанной Стрелы» возвращались в дом, вслед им неслись восторженные возгласы зрителей. Черный Волк представил вахпекутам двух новых солдат.

Еще до захода солнца в поселке послышались крики «Сломанных Стрел»:

— Все люди, слушайте! К вам обращаются «Сломанные Стрелы» Совет старейшин решил устроить охоту на бизонов! С этого момента вплоть до возвращения с охоты все должны выполнять распоряжения «Сломанных Стрел». Никому нельзя покидать поселок. На рассвете начинается священный обряд призыва бизонов! Все вахпекуты должны быть готовы к дороге. Так постановили «Сломанные Стрелы».

Сразу после сообщения о приказе два солдата встали на страже у ворот поселка. Это были Хитрый Змей и Крик Койота.