Положение наших незадачливых заговорщиков сильно ухудшилось, когда караван очутился в кишлаке Наиб Назара. Между круглыми юртами кочевников бродили мужчины, вооруженные ганджирами и окованными палками. Они исподлобья глядели на чужеземцев. Молодая невеста, как только сошла с верблюда на землю, сразу же с помощью нескольких женщин принялась ставить привезенную с собой юрту. Возникшей при этом суматохой воспользовался Томек, который после тихой и короткой беседы с боцманом отвел в сторону Смугу.

- Что ты так помрачнел, парень. Не так страшен черт, как его малюют. Нас ждет интересное зрелище. Ты же еще не видел киргизскую свадьбу, - шутливо сказал Смуга.

- Мне сейчас совсем не до свадьбы. Если мы немедленно не уедем отсюда, наша экспедиция бесславно закончится в кишлаке Наиб Назара. - мрачно ответил Томек.

Улыбка исчезла с лица Смуги. Он слишком хорошо знал отвагу молодого друга, и мог быть уверен, что того не испугал один вид банды разбойников. Смуга взял Томека под руку и, заглянув ему прямо в глаза, спросил:

- Ты уверен, что нам грозит опасность?

- Да, необходимо уходить отсюда прежде, чем Наиб Назар развяжет вьюки с коврами, - твердо шепнул Томек.

- Черт возьми, неужели вы с боцманом опять сыграли какую-то глупую шутку? - спросил Смуга. - Разве в коврах что-нибудь находилось? Гм, этого можно было ожидать! Говори же, в чем дело?

- Я вас уверяю, что Наиб Назар, когда раскроет вьюки, придет в бешенство...

Умудренный опытом Смуга не стал спрашивать Томека больше ни о чем. Если Томек обнаружил в коврах какие-либо предметы, а теперь предвидел опасность, то надо было ему верить. Ведь промедление могло повлечь за собой неожиданные осложнения.

- Подробнее мы поговорим позже, а сейчас пойдем со мной, и держи себя так, будто нам ничто не угрожает, - сказал Смуга.

Они вместе нашли Пандита Давасармана. Смуга шепнул ему на ухо несколько слов. Индиец вздрогнул, неприятно пораженный услышанной вестью. Взглянул на Томека, который, заметив в его глазах больше удивления, чем гнева, - несколько успокоился.

- Поговорим с Наиб Назаром, - предложил Давасарман. - Наше бегство ни к чему не приведет, потому что они быстро нас догонят. Я узнал, что Наиб Назар пригласил на свадьбу русского коменданта. Может быть нам удастся повернуть дело в свою пользу.

Втроем они подошли к киргизу, который был навеселе от выпитого кумыса.

- Мы хотели бы побеседовать с тобой одним, Наиб Назар, - начал Пандит Давасарман.

Небрежным движением руки Наиб Назар приказал своим джигитам отойти в сторону.

- Я слушаю тебя, сагиб. Скоро начнется пир. Вы наверняка проголодались, - любезно сказал Наиб Назар.

- Спасибо, мы не голодны. У нас было довольно времени поесть, пока мы ждали вас в укрытии, - ответил Пандит Давасарман. - Ты, вероятно, догадываешься, что мы едем с тайной миссией в Китайский Туркестан. Наши друзья в Гилгите желают, чтобы мы как можно скорее очутились у цели.

- Вы и туда везете кому-нибудь свадебный подарок? - расхохотался Наиб Назар.

- Возможно!

- Граница для вас открыта. Если встретите русских пограничников, то скажите, что возвращаетесь с моей свадьбы. Так мы договорились с русским комендантом, который сам, вместе с несколькими офицерами, обещал приехать на мою свадьбу.

- Они не должны увидеть нас здесь, Наиб Назар. Ты же знаешь, что встреча с ними не вызовет у меня приятных воспоминаний.

- У меня вам опасаться нечего. В случае чего мои джигиты изрубят русских в куски.

- Я убежден, что под твоей защитой мы в безопасности, но ведь твоя власть кончается на границе Китайского Туркестана, а там у русских, большое влияние. Они могли бы помешать нам выполнить важную задачу.

- Думаю, что у тебя и там есть знакомые, как на Памире, но тебе виднее, что делать. Канджуты тоже предпочитали не встречаться с русскими. Они уже уехали.

- Ты признаешь, что так будет лучше для нас и... для тебя.

- Если так - счастливого вам пути. Помните, что вы возвращаетесь с моей свадьбы. Никто вас не задержит. А теперь - выпьем на дорогу.

Небольшой караван быстро удалялся от кишлака. Путешественники уходили, а Наиб Назар уже приветствовал русских офицеров, прибывших во главе небольшого отряда казаков.

Пандит Давасарман спешил и не давал каравану передышки. Вильмовский пока что ни о чем не спрашивал, хотя был удивлен решением немедленно отправляться в путь. Увидев, что Удаджалак с тремя индийцами и вьючными лошадьми отъехал довольно далеко вперед, он спросил:

- Почему вы, Пандит, изменили первоначальный план? Ведь мы должны были гостить у Наиб Назара до вечера. Наши лошади не успели отдохнуть. Неужели случилось что-нибудь непредвиденное?

- Я столько же знаю об этом, сколько и ты, благородный сагиб, объяснить причины нашего отъезда могут только боцман и Томек, - ответил Пандит Давасарман.

- Томек заявил мне, что Наиб Назар впадет в бешенство, когда откроет вьюки со свадебными подарками, - вмешался Смуга. - А так как я очень хорошо знаю его оригинальные идеи, то предпочел не ждать, пока вьюки будут распакованы.

- Я, конечно, догадывался, что в ковры завернута контрабанда. Что это было, Ян?

- Не знаю, об этом лучше всего спросить у Томека.

- Хорошо, я скажу вам: в коврах были завернуты современные винтовки. Когда мул свалился в пропасть, я через бинокль рассмотрел развязавшиеся вьюки, - выпалил Томек.

- И вероятно, вместе с боцманом, вы вынули винтовки из вьюков? - воскликнул Вильмовский. - Вы знаете, что за это мы можем поплатиться головами?!

- Нет, папа, мы не вынули винтовок. Они остались внутри вьюков, за исключением тех, конечно, которые вместе с мулом рухнули в пропасть.

- Так в чем же дело, что за ерунду вы порете, черт подери? - возмутился Вильмовский. - Раз винтовки остались во вьюках, то нам ничто не угрожало.

- Винтовки, конечно, во вьюках, я сам это проверил, вернувшись с охоты на гульджа, выдуманных Садир Ходжей, - сказал Пандит Давасарман. - Однако шикарр Смуга уверяет, что Наиб Назар впадет в бешенство, когда увидит эти винтовки.

- Говори, что вы сделали с винтовками? - резко потребовал Вильмовский.

- Мы сняли у них затворы...

Какое-то время путешественники молча гнали лошадей.

- Это была твоя идея, Томек? - спросил наконец Смуга.

- Нет, это придумал боцман. Я советовал выбросить винтовки, а вместо них загрузить вьюки камнями.

- Счастье, что ты послушался совета боцмана, потому что в противном случае мы живыми из кишлака Наиб Назара не вышли бы. Я видел, как он щупал содержимое вьюков. Должен признать, что я не ожидал такого благоразумия от боцмана.

- Ах, в обществе умных людей человек сам умнеет, - скромно ответил боцман.

- Скажи, сагиб, зачем ты это сделал? - спросил у боцмана Пандит Давасарман.

- Томек объяснил мне, что англичане, назло русским, вооружают памирских разбойников, чтобы самим было легче управлять азиатскими колониями. Мы пожалели мирные купеческие караваны, потому что именно на них нападает этот Наиб Назар. Вот и все!

- Едем быстрее, нам надо догнать Удаджалака, прежде чем Наиб Назар начнет за нами погоню, - сказал Пандит Давасарман.

Путешественники пришпорили лошадей. Пригнув головы к седлу, всадники мчались по бескрайней равнине. Вскоре они настигли группу вьючных лошадей. Скорость езды пришлось уменьшить, несмотря на то, что Пандит Давасарман не жалел коней. Их спины покрылись потом, на мордах появилась пена. Время от времени то один, то другой из всадников тревожно оглядывался назад. Вьючные лошади спотыкались, стонали под тяжестью вьюков, но, погоняемые кнутами, бежали, стремясь поспеть за всадниками.

Прошло три долгих часа.

- Мы загоним вьючных лошадей, - крикнул Вильмовский, подхватив под уздцы покрытое пеной, спотыкающееся животное.

- Оглянись назад, сагиб, - ответил Пандит Давасарман. - Если Наиб Назар догонит нас на равнине, мы погибли!

Вильмовский обернулся и долго смотрел в степь. Вдали он заметил движущиеся черные точки.

Путешественники вновь пришпорили лошадей. До Сарыкольского хребта, отделяющего Памир от Китайского Туркестана, было совсем близко.

Томек остановил лошадь. Через бинокль посмотрел на джигитов. Те, наклонившись к гривам своих коней, рьяно хлестали их нагайками. Юноша с тревогой взглянул на близкий горный хребет.

"Догонят нас", - подумал он в отчаянии. Пришпорил коня и погнал вслед за товарищами.

- Сколько их там, Томек? - спросил Смуга, когда молодой человек с ним поравнялся.

- Несколько десятков. Они нас догоняют!.. Почему мы уклоняемся к северу вместо того, чтобы ехать прямо в горы?!

- Пандит Давасарман знает, что делает!

Индиец ехал впереди. Он внимательно изучал горный хребет. Наконец заметил знакомое ущелье. Видимо, Пандит Давасарман разработал какой-то план, потому что остановил коня. Подозвал к себе Удаджалака и быстро сказал ему:

- Видишь это ущелье? Знаешь, где мы находимся? Поведешь туда вьючных лошадей. Когда оставишь за собой первые скалы, поезжай медленно. Береги силы лошадей.

- Может быть, кто-нибудь другой поведет вьючных лошадей? - ответил Удаджалак, который не хотел в тяжелую минуту оставить своего командира.

- Только ты один знаешь эту дорогу, тебе и вести! Потеря вьюков равносильна нашему полному поражению. Не теряй дорогого времени!

Всадники врассыпную начали взбираться по пологому склону холма, который вел прямо к входу в узкое ущелье. Гнавшиеся за ними джигиты прекрасно их видели. Победный крик, вырвавшийся из рядов джигитов, послышался вдали и нарушил тишину равнины.

Путешественники поняли, что им не избежать битвы. Битвы не на жизнь, а на смерть. Результаты ее, казалось, заранее можно было предугадать. Все здесь складывалось в пользу Наиб Назара, располагавшего превосходящими силами. Смуга первый достал винтовку из чехла, притороченного к седлу. Пандит Давасарман пришпорил своего коня и подъехал к Смуге.

- Если одним метким выстрелом не удастся задержать погоню, мы все погибнем, - сказал он, щелкая затвором винтовки. - Посмотри, шикарр, на обломки скал с обеих сторон ущелья. Мы притаимся там, а остальные вместе с моими солдатами поедут дальше и займут позицию среди скал, в глубине ущелья. Когда Наиб Назар во главе своей банды втянется в ущелье, наши друзья встретят его залпами из винтовок. Это должно вызвать в рядах разбойников замешательство. Тогда один из нас двоих убьет Наиб Назара.

- Ты уверен, что это остановит погоню?

- Бандиты храбро бьются, если ими руководит неустрашимый атаман. Но как только тот гибнет, они быстро бегут. Кроме того, это единственный наш шанс... Немедленно объясни друзьям, что им следует делать. Только скорее, не, то противник разгадает наш маневр!

Смуга немедленно переговорил с Вильмовским, которому передал командование над всеми участниками экспедиции. Ехавший впереди других Удаджалак, уже скрылся в ущелье. Путешественники перестали подгонять уставших лошадей. Джигиты Наиб Назара быстро приближались. Несомненно, план Пандита Давасармана был вызван отчаянным положением, в какое попали путешественники, но все понимали, что он был единственно возможным.

Смуга и Пандит Давасарман быстро опередили группу всадников. Очутившись за изломами скал у входа в ущелье, боцман и Томек подхватили уздечки их лошадей. Схватив винтовку, Смуга соскочил с седла; его примеру последовал Пандит Давасарман. Они стали взбираться на скалу. Острые камни ранили им руки, срывались из-под их ног, но решившиеся на все мужчины не обращали на это внимания. Тяжело дыша, они добрались до удобного укрытия и залегли за ним.

Осторожно выглянули наружу. Удаджалак с вьючными лошадьми уже исчез в горловине ущелья. Отъехав примерно сорок метров от первой засады, Вильмовский и его товарищи тоже спешились и стали занимать позиции за уступами скал. Воинственный клич, возбужденных погоней джигитов, громким эхом пронесся по всему ущелью.

Вскоре первые всадники Наиб Назара прискакали на покрытых пеной лошадях.

Их встретил винтовочный залп. Ржание раненых лошадей смешалось с истошным криком джигитов. Первая атака была несколько задержана выстрелами, но в ущелье появлялись все новые разбойники. Они лавой бросились на горсточку путешественников. Опять раздались залпы винтовок и одиночные хлопающие выстрелы крупнокалиберных револьверов. Кто-то из джигитов покачнулся в седле, несколько других грохнулись оземь. Не соскакивая с лошадей, разбойники ответили винтовочным огнем.

Однако главные силы погони лишь начали подходить к ущелью, Пандит Давасарман и Смуга, притаившись за каменной стеной, не обращали внимания на хаотический огонь. Они сосредоточенно наблюдали за действиями подъезжавшей группы джигитов, среди которых должен был находиться сам Наиб Назар. Приближался решительный момент боя.

Группа джигитов остановилась у входа в ущелье. Часть из них спешилась, намереваясь предпринять штурм на позицию защитников ущелья. Используя естественные укрытия, им было легче подкрасться к стрелкам. Они медленно вползали в ущелье.

Винтовочный огонь усилился.

- Пандит Давасарман, среди этих конников должен находиться их главарь, - шепнул Смуга. - Посмотри, спешилась вторая группа.

- Да, я его вижу! Они наклонился и показывает рукой на склон горы! Это Наиб Назар, - так же тихо ответил Пандит Давасарман. - Он, видимо, дает указание джигитам обойти наших по склону горы.

- Ты, пожалуй, прав! Он хочет зайти им в тыл, чтобы поскорее закончить бой!

- Пришло время действовать нам, шикарр! Еще немного, и стрелять будет поздно, так как солнце уже заходит... Ах, если бы Наиб Назар повернулся к нам лицом...

- Ничего не поделаешь, медлить нельзя. Я выстрелю первым, а ты целься тоже. Если я промахнусь, сразу стреляй. Только целься спокойно, немного выше пояса...

Смуга расстегнул тулуп и высунулся из-за скалы. Он приложил приклад винтовки к плечу и медленно приподнял ствол, держа палец на курке. Тщательно целился в голову, чуть ниже меховой папахи атамана разбойников. Спокойно нажал курок.

Звук его выстрела потонул среди канонады, гремевшей в ущелье. Наиб Назар дернул поводья коня, а потом, широко раскинув руки, повалился с седла. Он упал бы на землю, если бы его не подхватили стоявшие рядом джигиты.

Увидев кровь на лице вождя, джигиты издали гневный клич, приглушенный звуками выстрелов. Они всей толпой стали готовиться к атаке на горсточку противников. Даже те, кто раньше по приказанию Наиб Назара спешился, теперь вскочили в седла. Заметив это, Смуга и Пандит Давасарман стали стрелять прямо по группе разбойников. Дымки выстрелов выдали джигитам место, откуда вылетела пуля, поразившая их предводителя. Отдельные смельчаки соскочили с лошадей, намереваясь броситься на укрывшихся врагов.

Смуга обменялся взглядом с товарищем. Как видно, их план не удался. Но теперь они решили дорого продать свою жизнь. Пандит Давасарман спокойно готовился к рукопашной схватке. Он достал из-за пазухи кинжал. Взяв его в зубы, стал быстро заряжать револьвер. Смуга не был так спокоен. Однако он тоже не дорожил собственной жизнью. Он думал о своих верных друзьях, которые бились в глубине ущелья. Уже слышалось хриплое дыхание джигитов, взбиравшихся на крутой откос скалы. Но вдруг со стороны степи раздался винтовочный залп. Разбойники истошно закричали. Однако вместо триумфа в голосах джигитов слышался ужас. Новый залп и еще более отчаянные крики разбойников вселили надежду в души двух смельчаков, готовившихся к решительной схватке.

Смуга выглянул из-за скалы. Столпившиеся джигиты глядели на равнину. А там лава русских казаков отрезала им путь к отступлению.

Только теперь можно было убедиться в дерзости банды Наиб Назара. Джигиты быстро оправились от первого испуга, охватившего их при неожиданном появлении казаков. Несколько всадников поскакали в ущелье, чтобы предупредить находившихся там товарищей, тогда как остальные стали собираться в небольшие группы. Не прошло и двух минут, как вся банда снова сидела на лошадях. Джигиты начали стрельбу по отряду русских. Но тут коса нашла на камень. Казаки, великолепные всадники, услышав выстрелы, исчезли под брюхами лошадей, словно по мановению волшебного жезла. Стволы их винтовок направились в сторону бандитов. Меткий залп вынудил джигитов Наиб Назара броситься врассыпную. Они подобрали мертвое тело своего главаря и бежали.

Услышав русскую команду, Смуга облегченно вздохнул. Тем временем казаки разделились на два отряда. Обнажив шашки, они бросились в погоню за бандитами.

- Я совсем не ожидал помощи с этой стороны, - сказал Смуга. - Откуда взялись здесь казаки?

- Русские офицеры были в кишлаке Наиб Назара и заметили, что тот организовал погоню за нами. Внезапное исчезновение жениха, помчавшегося во главе отряда джигитов, показалось им подозрительным. Они предположили, что Наиб Назар готовит внезапное нападение, и выслали за ним свой отряд, - ответил Пандит Давасарман. - Не будем терять времени. Вместо Наиб Назара мы вскоре будем иметь на шее русских. Мы здесь лишние!

Как на крыльях они бросились вниз и, очутившись на дне ущелья, увидели друзей, беспокойно выглядывавших из-за скал. Подбежали к ним.

- Что там происходит? На равнине идет бой? - воскликнул Вильмовский.

- Отряд казаков погнался за джигитами Наиб Назара. Садитесь на лошадей и, пока есть время, бежим отсюда, - приказал Смуга. - Все ли у вас целы?

- Только боцман легко ранен в руку, но это ничего опасного, мы его уже перевязали, - сообщил Вильмовский.

- Откуда здесь взялись казаки? - удивлялся Томек.

- У нас еще будет время порассуждать на эту тему. Теперь по коням и - вверх по ущелью, вслед за Удаджалаком. Мы находимся в пограничной полосе, - кратко ответил Смуга.

- По коням! - повторил за ним Пандит Давасарман.