Салли с тревогой смотрела на стартовое поле. На нем ежеминутно появлялись новые всадники, участвующие в состязаниях, а дяди Аллана и Томека все еще не было... Неужели случилось что-нибудь с лошадью, на которой должен скакать Томек?

Сегодня арена приобрела несколько иной вид. В самом центре ее виднелась широкая белая линия. Отсюда начнут состязание скакуны, которые понесутся по широкой прерии. В пяти милях от белой черты разноцветные флажки, которыми отмечена дистанция, описывают полукруг и ведут назад к арене. Вся длина дистанции, таким образом, составляет десять миль. Контрольные посты, на которых отмечались номера лошадей, стояли через каждые полмили.

Боцман, Салли и ее мать все больше тревожились, не видя на арене Томека. Салли ужасно хотелось увидеть, как он будет выглядеть в индейской одежде? И удастся ли ему выиграть приз для дяди Аллана? Но тревога наших друзей возросла, когда они увидели появившегося на арене со своими лошадьми ранчеро, дона Педро. Богатый мексиканец выставил целых пять великолепных скакунов. Наездники его были в желтых брюках и красных рубашках, в руках держали короткие хлысты. Все они были низкорослые, худые как щепка, с кривыми ногами. По одной внешности видно было, что они почти всю жизнь провели верхом.

Целая кавалькада мексиканских всадников разместилась возле трибун. Дон Педро и его наездники спешились. Несколько молодых мексиканских индейцев тут же занялись лошадьми, а наездники обступили тесным кольцом хозяина, внимательно слушая его последние наставления.

- Проглоти меня кит! Пожалуй это лучшие клячи, какие мне доводилось видеть на своем веку, - пробормотал боцман. - Н-да, акции Томека летят вниз.

- Не смейте так говорить! - встревоженно упрекнула его Салли. - Правда, Ветер дяди Аллана выглядит не так броско, но уж зато Томек наверное наездник получше, чем эти мексиканские... заморыши.

- Не будем унывать! Это было бы превосходно, если бы после вчерашней победы мистера Новицкого сегодня победил Томек, - заметила миссис Аллан. - Но и не будем упрекать его, если он проиграет таким сильным соперникам. У дона Педро действительно великолепные лошади. Как невзрачно выглядят индейские мустанги рядом с ними.

Замечание миссис Аллан было справедливо. На состязания вышли и несколько индейских коневодов, но их скакуны в сравнении с лошадьми дона Педро выглядели довольно жалко.

- Вон, вон наши! - воскликнула Салли, захлопав в ладоши.

Действительно, на арену выехала группа всадников во главе с шерифом. Кобылица шерифа Аллана, Ветер, которую вели под уздцы два индейца, неспокойно стригла нежными ушами и нервно перебирала ногами. Шериф подвел свою группу к трибунам.

Увидев Томека в его новом наряде, Салли прямо таки онемела. Высокий и для своих лет хорошо сложенный юноша великолепно выглядел в индейской одежде. Желтые, мягкие короткие брюки, украшенные бахромой по швам, тесно охватывали его длинные ноги. На бедрах висел широкий, покрытый навахским шитьем пояс, из-за которого торчала черная роговая рукоятка охотничьего ножа. Распахнутая короткая кожаная куртка без рукавов была разукрашена шитьем, как и пояс. Шея повязана красным платком и ожерельем из когтей гризли, а на голове была цветная повязка с пятью великолепными орлиными перьями. Изящные мокасины, украшенные иглами дикобраза, дополняли наряд. Со времени африканского путешествия кожа Томека от тропического солнца покрылась темно-коричневым загаром, поэтому большинство зрителей на трибунах приняли его за молодого индейца. Прядь светлых волос из-под широкой повязки издалека выглядела пучком птичьих перьев, которыми индейцы часто украшают себя.

Оправившись от потрясения, Салли воскликнула:

- Мамочка, пойдем скорее к Томми. Я должна ему что-то сказать до начала скачек.

Боцман энергично поддержал ее:

- Идемте, идемте, сударыня! Наш долг подбодрить паренька перед решительным боем. Ничто так не воодушевляет мужчину, как вид красивых женщин.

Салли даже радостно взвизгнула от этих слов, а миссис Аллан тем временем уже спускалась с трибуны. Она желала Томеку победы не ради больших денег, которые мог выиграть ее шурин, но просто потому, что храбрый юноша, спасший Салли в австралийском буше, пришелся ей по сердцу.

И вот они уже обступили Томека, восхищаясь его эффектным нарядом и бравым видом. Томек выслушивал их похвалы, приглядываясь к мексиканским всадникам. Дон Педро сразу же заметил появление шерифа Аллана. Со злобной усмешкой указал он на белую кобылицу и, склонившись к своим жокеям отдавал какие-то, судя по жестам, важные приказания.

Томек, видя жестикулирующего мексиканца, вдруг почувствовал к нему непонятную неприязнь. Ему еще больше захотелось выиграть. А Салли как будто догадалась, что творится в его душе.

- Томми, наклонись-ка, - шепнула она, поднимаясь на цыпочки, чтобы дотянуться до его уха. - Я буду держать большие пальцы в кулаке, чтобы ты выиграл. Это тебе хоть немножко поможет?

- Конечно поможет, дорогая, - ответил Томек и, к великой радости молодой приятельницы, крепко пожал ее маленькую ручку.

Но тут Томек заметил, что Красный Орел делает ему какие-то таинственные знаки. Извинившись перед друзьями, он подошел к наваху. Убедившись, что их никто не подслушивает, Красный Орел шепнул:

- Вожди нашего племени прислали меня к белому брату с вестью.

- Какие вожди прислали Красного Орла? - спросил Томек.

- Сломанный Томагавк и Хитрый Лис. Мой брат их не заметил, они стоят на той стороне, среди наших.

- Что за весть принес мне Красный Орел?

- Вот слова вождя: "Поищи Нах'тах ни йез'зи и скажи ему, что только одна лошадь дона Педро будет на самом деле идти на приз. Остальные будут мешать соперникам".

- Вот черт возьми! Это очень плохое известие! - встревожился Томек.

- Слушай внимательно, что я скажу дальше, - перебил его Красный Орел. - Хитрый Лис советует первые пять миль не отделяться от группы индейских наездников.

- Хорошо, а что потом? - живо спросил Томек. - Разве люди дона Педро изменят тактику?

- Когда мой белый брат увидит флаг на повороте, он и сам поймет, почему Хитрый Лис советовал держаться индейских наездников.

- Я сделаю так, как советует Хитрый Лис, но ничего в этом не понимаю.

- Вождь Хитрый Лис хорошо советует, - горячо заверил Красный Орел.

- Спасибо за предупреждение и дружеский совет, - ответил Томек. - Мне пора идти к лошади. Участники уже становятся на старте.

Встревоженный словами Красного Орла, Томек подбежал к своим друзьям.

- Что у тебя за шашни с этим молодым индейцем? - заворчал боцман. - Пора на своего одра садиться.

Проницательный взгляд Салли сразу уловил тревогу на лице Томека.

- Томми, Красный Орел передал тебе что-то неприятное? - шепнула она.

- Ты угадала, - тихо ответил Томек. - Крепко держи кулаки, хорошо?

- Буду держать, Томми, буду!

- Ну что ж, дружище, пора! - воскликнул шериф. - Уже выводят лошадей!

Друзья поочередно крепко обняли Томека. Тот быстро вскочил в седло. Два индейца повели кобылицу под уздцы. Когда они уже приближались к белой линии, индеец, шедший с правой стороны, сказал:

- Мой белый брат знает, что я растил эту кобылицу с первых дней ее появления на свет. И объездил ее на индейский манер. Она не переносит хлыста и шпор. Как только мой брат захочет, чтоб она поднатужилась, пусть потреплет ее по шее и крикнет на нашем языке: "Ниль'хи", то есть "ветер" на языке белых. От этого Ниль'хи станет настоящим ветром прерий.

- Спасибо, буду помнить. Впрочем, я не посмел бы ударить хлыстом или пришпорить столь благородного коня, - ответил юноша.

Вскоре Томек уже стоял у белой линии в ряду других всадников. Ниль'хи приплясывала, приседая и нервно мотая изящной белой головой.

Некоторые юноши в кругу семьи или сверстников ведут себя дерзко и притворяются храбрецами, но как только очутятся среди чужих или недоброжелательных людей, сразу же теряются и робеют. Томек к ним не принадлежал. С малолетства приходилось ему самому управляться в самых разных переделках, так что он привык быстро взвешивать и оценивать обстановку, чего так не хватает многим молодым людям. И теперь, едва оставил своих друзей, он внимательно присмотрелся к окружающим его наездникам. Вождь Хитрый Лис советовал сначала держаться индейских всадников. Томек не намеревался пренебрегать советом опытного вождя, хотя и не понимал, зачем это нужно. Ниль'хи пугал вид чужих людей и лошадей. Она приседала, норовила стать на дыбы, а Томек, делая вид, что не может с ней справиться, растерянно оглядывался по сторонам. Но это был только маневр. Действуя таким образом, Томеку удалось незаметно, работая коленями, переместить лошадь от наездников дона Педро к индейским мустангам.

Когда он очутился рядом с индейцами, организаторы скачек стали раздавать наездникам номера, написанные на кусках полотна. Томек натянул поводья - Ниль'хи послушно протиснулась и встала рядом с крайним индейским мустангом. Томеку достался пятнадцатый номер, и он очутился в средине двадцати восьми всадников, принимавших участие в скачках. Наездники дона Педро получили первые номера - от первого до пятого. Это было выгодно для них, так как они могли с самого начала держаться внутреннего края дорожки.

Перед стартом огласили правила. Повороты обходить с правой стороны флажков, которыми размечена дистанция. На контрольных пунктах, через каждые полмили, будут отмечаться номера проходящих наездников. Если на двух соседних контрольных пунктах номер не будет отмечен, наездника дисквалифицируют.

Всадники с трудом сдерживали лошадей. Резвые кони били копытами оземь, приплясывали и рвались вперед. Наконец старт! Выстрел! Лошади с места пошли галопом.

Скакуны дона Педро сразу же вырвались вперед. Идя рядом, они навязали остальным убийственный темп. Раздраженная длительным стартом, Ниль'хи скачками набирала скорость, но Томек, помня совет вождя, сдерживал ее, чтобы не отдаляться от краснокожих наездников.

Индейцы, казалось, вовсе не обращали внимания на вырвавшихся вперед скакунов мексиканца, а только, припав к шеям мустангов, мерно мчались всей группой. Тем временем, лошади дона Педро ушли вперед по крайней мере на двести метров. Сразу же за лошадьми дона Педро шли несколько других коней. Эти наездники не жалели шпор и хлыстов, пытаясь обойти передних.

Уже через две мили всадники вытянулись длинной цепью, во главе которой шли скакуны дона Педро. Сразу за ними неслись восемь превосходных лошадей других ранчеро. Центр образовали индейцы и Томек, а сзади них, поодиночке или группами, скакали остальные.

Томек успел уже успокоиться после первого волнения. С восхищением поглядывал он на индейцев. Только теперь понял их тактику. Наездники дона Педро и соперники, сидящие у них на пятках, вели яростную борьбу за лидерство, а индейцы явно придерживали мустангов, чтобы приберечь силы к решающему моменту. Первые две мили лидеры все удалялись, но на третьей миле индейцы уже не позволили увеличивать расстояние между ними.

На четвертой миле пошла ожесточенная борьба между лидерами. То и дело то один, то другой наездник пытался обойти лошадей дона Педро. Напрасно! Томек убедился в правоте Хитрого Лиса. Наездники мексиканца образовали сплошную стену, сквозь которую никому не удавалось пробиться. В конце концов, восемь всадников, идущих за ними, просто издергали лошадей, постоянно бросая их вперед, отчего те явно стали слабеть. Кое-кто уже отвалился и отставал.

Как только индейцы заметили это, они издали дикий крик и погнали мустангов. Томек тоже стиснул коленями бока кобылицы. Ниль'хи мотнула белой головой и пошла быстрее. Томеку даже пришлось придерживать ее, чтобы не обойти индейцев.

Группа краснокожих вместе с Томеком быстро догоняла всадников, шедших за лидерами. Вот они обошли двоих. Потом еще троих, но трое еще задержались впереди, в нескольких метрах. На пятой миле индейцы пошли еще быстрее. Томек отпустил поводья, и Ниль'хи сама выдерживала один темп с мустангами. До поворота осталось не больше полумили. Возвышающийся над другими шестами шест с большим флагом Соединенных Штатов, становился все ближе. Вдруг один из индейцев издал протяжный гортанный возглас, остальные подхватили его и захлопали хлыстами. Полудикие скакуны лавой покатились по прерии. Томек подбодрил коленями лошадь.

Вскоре вся группа индейцев стала догонять лидеров. Наездники дона Педро то и дело оглядывались. Поняв, что всем им не удастся уйти от краснокожих, они изменили тактику. Перед самым поворотом из группы дона Педро вырвался вперед вороной скакун. Низкий, худой наездник прильнул к шее лошади так плотно, что издалека казалось, будто лошадь мчится без седока. Вороной стал быстро удаляться от остальных лошадей, хотя мексиканцы безжалостно подхлестывали их.

Боевой, пронзительный клич индейцев разнесся по широкой прерии. Строй мустангов в один миг рассыпался. Лошади прижали уши и стрелою устремились к лидерам.

Индеец, скакавший рядом с Томеком что-то гортанным голосом крикнул ему, но увидев, что белый юноша не понимает его, вскинул руки с выпрямленными пальцами на уровень груди и сделал три рывка.

"Это он на языке знаков", - подумал Томек, и когда краснокожий повторил жест, понял его смысл.

Индейский язык жестов несомненно был первым универсальным языком обитателей Америки, причем некоторые знаки его настолько выразительны, что их могут понять даже люди непосвященные в этот язык. Томек легко понял, что ему хотел сказать наездник. Жест этот означал "вперед" или "рывок вперед"! Значит, вот он, решающий момент. Правда, Томек еще не имел понятия, как ему удастся прорваться сквозь группу наездников дона Педро, но он без колебаний последовал совету индейца.

Томек припал к конской гриве, вытянул левую руку, коснулся теплой шеи и крикнул:

- Ниль'хи! Ниль'хи!

Лошадь вздрогнула, будто почуяв шпоры. Вытянула длинную белую шею и бешено понеслась. В несколько минут она обошла двух мустангов, потом догнала лошадей, идущих за лидерами. И тут молодой индеец, находившийся впереди Томека всего лишь на расстоянии корпуса мустанга, широко размахнулся длинным толстым хлыстом из бизоньей кожи. Хлыст, сухо щелкнув по спинам "красно-желтых" наездников дона Педро, скользнул по крупам лошадей. Удар, по-видимому, был сильный, потому что один наездник чуть не вылетел из седла. От боли он рванул поводья. Резко остановленная лошадь ударила боком соседнего скакуна, который споткнулся и грохнулся наземь. А виновник всего, индеец, прорвался через образовавшийся просвет.

Но из-за этого чуть-чуть не упала Ниль'хи. Когда индеец замахнулся, Томек скакал слева от него. Лошадь дона Педро упала прямо перед Ниль'хи, преградив ей путь. Все произошло так быстро, что Томек уже не мог обогнуть свалившегося скакуна. Машинально он рванул удила и Ниль'хи с ходу великолепным скачком перемахнула через живую преграду, и, плавно опустившись, помчалась дальше.

Когда перед Ниль'хи открылся свободный путь, Томек оглянулся. Из клубка людей и лошадей стали вырываться отдельные всадники. Томек не мог видеть, что происходит с упавшей лошадью дона Педро, через которую только что перескочила Ниль'хи.

Убедившись, что преграда из наездников дона Педро прервана, Томек занялся только своей лошадью.

В каких-нибудь тридцати метрах впереди скакал индеец, в двухстах-трехстах - шел вороной дона Педро.

Старый навах, объезжавший Ниль'хи, был прав, утверждая, что, услышав свое индейское имя, она станет настоящим ветром прерий.

Подавшись вперед, Томек скакал, опустив поводья. Ниль'хи, вытянувшись в струну, неслась с необыкновенной легкостью. В пять минут она поравнялась с последним скачущим мустангом. Несколько десятков метров лошади шли рядом.

- Ниль'хи! - крикнул Томек, коснувшись левой рукой ее шеи.

Метр за метром отставал индейский мустанг. Белая шерсть Ниль'хи взмокла от пота. На повороте кобылица не замедлила хода, пронеслась мимо столба с американским флагом и вышла на прямую, ведущую назад к арене.

Наездник на вороном оглянулся и, заметив соперника, ударил коня хлыстом. Некоторое время кони шли на одинаковом расстоянии. Томек оглянулся. Сзади в каких-нибудь двухстах метрах шли три лошади. Остальные растянулись длинной цепью.

- Ниль'хи! Ниль'хи! - крикнул Томек в третий раз. - Быстрее, Ниль'хи!

Кобылица напружилась и, склонив стройную голову, пошла еще быстрее. Ноги Томека, стискивающие ее бока, чувствовали, как дрожат конские мускулы. Длинная белая грива развевалась на бегу и щекотала лицо юноши.

Томек впился взглядом в вороного. Расстояние между ними с каждой минутой сокращалось. Ниль'хи была в поту. С морды ее на пурпурную поверхность прерии летели куски белой пены.

Наездник на вороном ежеминутно оглядывался, не переставая погонять коня хлыстом, но Томек явно обходил его. За милю от арены оба скакуна сравнялись. Ниль'хи уже устала, но достаточно было одного взгляда Томека, чтобы убедиться, что и вороной совсем выбился из сил. Сомнений не было: Ниль'хи должна выиграть!

И вот Ниль'хи начала выходить вперед. Мексиканца охватила ярость. Чтобы бросить своего коня вперед, он ударил его хлыстом по голове.

Томека затрясло от возмущения. Он даже готов был допустить, чтобы вороной обошел чудесную Ниль'хи, лишь бы помешать этому варварскому истязанию коня.

Как вдруг жгучая боль на миг ослепила Томека. Это разъяренный наездник дона Педро размахнулся и ударил его хлыстом по лицу. Томек судорожно закрыл лицо рукой, когда тот ударил его второй раз.

- Ниль'хи! - крикнул юноша не своим голосом.

Хлыст змеей свистнул по руке Томека, располосовав ее до крови. И в этот момент, Ниль'хи, подстегнутая голосом седока, прыгнула, словно беря препятствие. Что-то рвануло Томека назад, но что, он не знал, потому что левой рукой крепко держался за луку седла.

Ниль'хи была уже не ветром прерии. Теперь, когда она мчалась по прерии в облаке пыли, ее можно было сравнить только с настоящим американским торнадо. Коварный мексиканец остался далеко позади. Только тут Томек понял, почему чуть не свалился с лошади от удара. В правой, окровавленной и судорожно стиснутой руке, у него был зажат толстый ремень хлыста. Видимо, когда он заслонился от удара, хлыст мексиканца обвился вокруг ладони и он судорожно зажал его. И как раз в этот момент Ниль'хи рванулась вперед, так что Томек невольно выдернул хлыст из рук мексиканца.

Вот-вот уже и финиш. Крик зрителей на трибунах нарастал с каждой минутой. Ниль'хи, роняя комья белой пены, влетела на арену и первой пересекла белую черту.

Оглушенный радостным ревом, Томек сполз с седла прямо в объятия шерифа Аллана. Потом принялись его обнимать боцман Новицкий, миссис Аллан, Салли, восторженные ранчеро. Давно уже здесь не случалось, чтобы такой молодой паренек выиграл скачку на десять миль. В конце концов боцману пришлось разгрести наседающую толпу и заслонить Томека. Взгляд моряка сразу же заметил багровый рубец на лице приятеля. А когда увидел еще рассеченную кожу на правой руке, сжимающей хлыст, глаза его зловеще сверкнули.

Боцман наклонился к Томеку и осторожно тронул ручищей синюю полосу на его лице.

- Кто это тебя? - хрипло спросил он.

Томек взглянул на его суровое лицо и понял, что, если скажет сейчас правду, боцман не колеблясь убьет дона Педро. Он еще раздумывал, что сказать, как вдруг на трибунах вновь раздались приветственные возгласы. Это шел на финиш второй наездник.

- Кто это тебя? - снова спросил боцман.

- Я слишком близко был от мексиканца, а тот лупил свою лошадь, ну, нечаянно и по мне пришлось! - быстро ответил Томек. - Потом расскажу подробнее... А ну, посмотрим, кто второй?

Толпа ранчеро окружила всадника, занявшего второе место. Одни держали под уздцы вспененного мустанга, другие помогали наваху сойти с седла, и все вопили, как одержимые.

Индеец пожимал протянутые к нему руки. Медно-бронзовое его лицо не выражало никаких чувств, хотя он наверняка был рад получить второй приз. Пять тысяч долларов - можно купить целое стадо или хорошее ранчо. Когда Томек подошел к нему, навах задержал его руку, скользнул взглядом по багровому рубцу на лице юноши и сказал:

- Браво, Нах'тах ни йез'зи!

По-видимому, это было одно из немногих английских слов, известных наваху, но Томек внутренним чутьем уловил, что краснокожий воин похвалил его поведение в стычке с мексиканцем.

Третьим пришел конь ранчеро из Аризоны. Томек не мог понять, что же случилось с вороным дона Педро. Все больше и больше коней подлетало к финишу, а вороного все не было. Слуги шерифа заботливо занялись измученной Ниль'хи. С нее сняли седло, вытерли пучками травы и укрыли попоной. Ниль'хи тянулась к ведрам с водой, но индейцы только смочили ей морду мокрым полотенцем и принялись вываживать по арене. Только так разгоряченная долгим бегом кобылица могла прийти в себя.

Через полчаса, когда уже почти все лошади прибыли на арену, Ниль'хи совершенно успокоилась.

Шерифу Аллану и Томеку выпала честь обойти арену, ведя под уздцы победительницу скачек. Шею Ниль'хи украсила лента с памятной надписью. Кобылица дергала головой, слыша громкие приветственные возгласы, шла боком и дичилась. Это было лучшим доказательством, что она уже отдохнула.

Перед самыми трибунами представители организационного комитета должны были вручить призы победителям. Шериф и навах уже получали деньги, когда к ним подошел дон Педро и остановился в трех шагах от наших друзей, которые еще раз поздравляли шерифа с победой. Надменно смерив сияющего Аллана взглядом, мексиканец спросил:

- Сеньор Аллан, сколько вы возьмете за эту лошадь?

Шериф взглянул через плечо на высокомерного богача.

- Лошадь не продается, дон Педро, - коротко ответил он.

- Все знают, что самые лучшие лошади в округе - мои. Лошадь, загнавшая насмерть моего скакуна, может находиться только в моем стаде, - сердито сказал дон Педро. - Плачу вдвое против того, что назовете вы.

- Даже если вы предложите вдесятеро, я эту лошадь не отдам. Просто она уже не принадлежит мне, поскольку я дарю ее вот этой молодой леди, - ответил шериф, указывая на Салли.

Дон Педро пренебрежительно взглянул на вспыхнувшую от волнения девушку.

- Ну что ж, я могу купить ее и у этой девчонки. На моем ранчо есть служанка, которая чистит сапоги, хотя она индианка царских кровей, - небрежно бросил мексиканец.

Не успели ошеломленные мужчины опомниться, как Томек уже подскочил к дону Педро.

- На моей родине мужчины относятся к женщинам с уважением, не смотря на их возраст, - возмущенно воскликнул он. - Вы не только хамоватый денежный мешок, но и подлый человек, если приказываете своим наездникам нарушать спортивные правила. Ваш наездник дважды ударил меня хлыстом, а теперь вы еще оскорбили мою приятельницу. А это мой ответ!..

С этими словами Томек дважды ударил хлыстом по лицу красного от гнева мексиканца. Отмеченный двумя полосами дон Педро подскочил было к юноше, но тут же тяжелая лапища боцмана упала на его плечо. Моряк без всякого усилия повернул дона Педро к себе. Тот мигом выхватил из кобуры блестящий револьвер, но боцман, не выпуская плеча дона Педро, стиснул левой рукой кулак с револьвером.

Дон Педро взвыл от ужасной боли, и револьвер выскользнул на землю.

- А теперь, старый негодяй, и я кое-что добавлю, - прошипел боцман. - Впредь хорошенько подумай, прежде чем осмелишься при мне оскорбить женщину. Твое счастье, что мой товарищ уже расплатился с тобой за хлыст во время скачек и за оскорбление леди. Я тебя просто убил бы! А теперь беги отсюда, пока ноги несут!

Левой рукой боцман размахнулся и грохнул дона Педро в подбородок. Мексиканец повалился на землю.

Боцман достал из кармана большой клетчатый платок, тщательно вытер им руки, взглянул на испуганную Салли и лицо его тут же стало добродушным, а Салли, как и полагается дочери австралийского поселенца, быстро овладела собой. Подойдя к Томеку, она взяла из его окровавленной руки хлыст, перевязала рану своим кружевным платком, потом привстала на цыпочки и осторожно коснулась губами багрового рубца на лице юноши.

- Спасибо тебе, Томек. Ты настоящий джентльмен. Конечно, и боцман тоже, - шепнула она, а вслух добавила: - Впервые из-за меня бились такие великолепные люди!

И она подбежала к боцману; тому пришлось присесть, чтобы Салли могла его поцеловать. Старина боцман был до крайности растроган. Опять достал он из кармана свой клетчатый платок и, вытирая глаза, сказал:

- Нет, надо мне поменьше есть. Полнею, а из-за этого часто потею...