Много дней после этих событий единственной темой бесед в ранчо шерифа Аллана были таинственные обстоятельства, связанные с побегом Черной Молнии. Даже сами заговорщики были удивлены некоторыми подробностями побега.

Разумеется, перед тем как бежать, пленник должен был каким-то образом снять "браслеты". К удовольствию заговорщиков, шериф не очень раздумывал над этим. Его больше беспокоило то, что среди индейских полицейских были единомышленники и друзья Черной Молнии. Это было установлено во время дознания после побега пленника.

События представлялись так:

Караульные при Черной Молнии менялись каждые три часа. На рассвете старший полицейский проснулся. Промокнув от сырого тумана, окутавшего прерию, он решил укрыться одеялом, и как раз в это время заметил, что костер потухает. Подобной небрежности со стороны караульных, которые обязаны были поддерживать костер, он не мог допустить, поэтому направился к хлопчатому дереву, чтобы отчитать их. И в это время пленник вскочил, ястребом кинулся на дремавшего рядом полицейского - и исчез в ближайших кустах.

Громкий крик старшего отряда поднял на ноги всех полицейских. Они схватили карабины и бросились в погоню за беглецом. Однако все поиски были заранее обречены на неудачу. Ночная темнота и туман совершенно закрыли кактусовую рощу и прерию. Хотя полицейские подбадривали себя выстрелами вслепую, ни один из них не был уверен - не наткнется ли на нож Черной Молнии.

Первым пришел в себя и овладел волнением, вызванным бегством пленника, старший отряда. Следы, оставленные Черной Молнией на земле, сейчас нельзя было различить. Не желая, чтобы их затоптали, он приказал прекратить погоню.

Обескураженные полицейские возвращались в ранчо, когда к ним вышел шериф Аллан. Он сурово отчитал караульных за ротозейство и повел их в корраль. По его мнению. Черная Молния не мог убежать пешим, и если была какая-то надежда поймать беглеца ночью, то только вблизи загонов. В коррале индейцы установили, что не хватает двух лошадей: лошади Черной Молнии и одного из полицейских, наверняка его сообщника. Шерифу пришлось отказаться от погони за Черной Молнией ночью.

Как только взошло солнце, начались поиски. С присущей индейцам сноровкой краснокожие читали следы, оставленные на земле. Не было сомнения, что один из их товарищей помог пленнику бежать. Это он первый отошел от хлопчатого дерева, подошел к жилому дому, видимо, проверить, все ли спят, потом побежал к корралю. Там приготовил коней. Старший отряда проснулся в тот момент, когда Черная Молния собирался нырнуть в заросли за своим сообщником. Видя приближающегося предводителя, пленник ударил ножом второго караульного и ушел в кусты. Не теряя ни минуты, он побежал к загону, где его ждал сообщник с оседланными лошадьми.

Дальнейшие следы привели шерифа в изумление. По его мнению, Черная Молния должен был бежать в Мексику. Но следы говорили о том, что оба беглеца направились совсем в другую сторону. Что бы это могло значить? Неужели Черная Молния приехал сюда по такому важному делу, что для его выполнения готов рисковать жизнью?

Шериф во главе отряда полицейских поспешил по следам. Проехав по прерии около двух километров, шериф встревожился не на шутку. Следы вели прямо на северо-запад к ранчо индейца по имени Многогривый. Неужели Черная Молния решил отомстить ему? Как только эта мысль пришла шерифу в голову, он тут же разделил свой отряд на две группы. Одна из них со старшим отряда должна была идти по следам беглецов, а вторая с шерифом во главе помчалась галопом напрямик к ранчо Многогривого.

Предчувствие не обмануло шерифа. Прибыв в ранчо, он увидел жену индейца над трупом мужа. Убитая горем женщина отказалась что-либо объяснить. Более того, она осыпала Аллана градом упреков, обвинив его в том, что именно он толкнул мужа на предательство, и потребовала тут же покинуть ее дом.

Шериф с удвоенной энергией пустился преследовать беглецов. Теперь, помимо подозрения в подстрекательстве индейцев к бунту против белых, над Черной Молнией повисло обвинение в убийстве. За это его должна постигнуть суровая кара. Следы беглецов привели Аллана к резервации индейцев мескалеро, которые принадлежали к племени апачей, и были связаны по крови с навахами. Здесь, на каменистой земле, следы терялись.

Шериф связался с правительственным агентом, опекающим резервацию. Дальнейшие поиски они продолжали вместе, но безрезультатно. Индейцы были чрезвычайно сдержаны, все в один голос утверждали, что никогда не слышали о Черной Молнии. Именно это заставило шерифа задуматься. Белые считали апачей "злыми духами Дикого Запада". Их легче всего было поднять на бунт.

С полдня шериф и полицейские рыскали в резервации, под различными предлогами входили в индейские жилища, расспрашивали старых и молодых, но следов беглецов не обнаружили. К вечеру шериф вернулся домой. Здесь его ждал капитан Мортон, который должен был доставить бунтовщика в Форт-Апач.

Невеселый то был вечер для шерифа Аллана. Капитан Мор-тон, сторонник крутой политики с индейцами, метал громы и молнии на гражданскую администрацию резерваций, обвиняя правительственных агентов в недопустимой, по его мнению, мягкости. Он считал, что для того, чтобы правильно решить проблему индейцев, необходимо всех краснокожих подавить в экономическом и моральном отношении. Уничтожение бизонов навсегда лишило индейцев свободного и независимого существования. Ведь бизоны на протяжении многих веков были основным источником существования индейских племен. Однако и голод не лишил краснокожих воинов их "дикости". Дома, построенные для них белыми, они превращали в кладовые, а сами продолжали жить в нищенских вигвамах. Не хотели они носить и одежду, доставляемую правительством. Обрезали штанины, делали из них обмотки. Капитан Мортон доказывал, что только строгое выполнение распоряжения, изданного в Вашингтоне в 1896 году, могло вынудить индейцев забыть их старые обычаи. По этому распоряжению все мужчины должны носить коротко остриженные волосы, так как считалось, что длинные волосы - последнее звено, связывающее индейцев с прежними обычаями. Многие краснокожие воспротивились распоряжению, а значительная часть правительственных агентов не сумела применить силу.

- Вот вам и результат ваших поблажек! - сердито говорил капитан Мортон. - Индейцы в резервациях исполняют Танец Духа, скрывают вражеских эмиссаров, а среди якобы лояльных полицейских находятся предатели, помогающие бежать таким бандитам, как Черная Молния. Настанет день, когда власти пожалеют, что отняли у армии управление резервациями.

Боцман и Томек, хотя и не были согласны с мнением капитана Мортона, не вмешивались в спор. По понятным соображениям они не стремились обращать на себя внимание. Зато миссис Аллан не скрывала возмущения. Она прямо заявила, что не длинные волосы, а несправедливость вынуждает индейцев к самозащите. Шериф с некоторыми доводами миссис Аллан был согласен, поэтому Мортон покинул ранчо в сильном раздражении.

Прошло несколько дней. Черная Молния пропал, словно в воду канул. Жизнь шла своим чередом. В ранчо Аллана перестали интересоваться судьбой беглеца и вскоре совершенно о нем забыли.

Приближалось время клеймить скот, пасущийся на обширных пастбищах. Скотоводы готовились сгонять стада, чтобы пометить тавром подросший молодняк и отобрать часть скота для продажи. Поэтому шерифу Аллану часто приходилось выезжать на пастбища, где паслись его стада.

По старому обычаю, после клеймения скота ранчеро устраивали различные состязания ковбоев. В числе этих состязаний были верховые скачки. И вот эти игры, называемые в Америке "родео", целиком захватили таких заядлых спортсменов, как Томек и боцман Новицкий.

В одном из табунов шерифа выделялась быстротой молодая кобылица, отлично объезженная старым лошадником-индейцем. Правда, у нее был один недостаток - пугливость и нервность. Поэтому садиться на нее мог только тот, кто умел решительной мягкостью заслужить привязанность животного.

Подобно своему отцу, Томек был искренним другом животных. Никогда его не влекла бессмысленная бойня вместо охоты. Куда большее удовольствие доставляло ему приручение диких животных, к чему у него были необычайные способности.

Когда шериф впервые показал Томеку великолепную кобылицу, тот был совершенно очарован. Лошадь стригла ушами, раздувала ноздри, принюхивалась к чужому человеку, нервно била копытами. Не обращая внимания на предостережение шерифа, Томек смело подошел к лошади. Мягким движением положил левую руку на дрожащие ноздря мустанга, а правой нежно погладил по шее. Почувствовав ласку, кобылица успокоилась. Томек отстегнул шпоры и легко вскочил на спину лошади. Кобылица послушно пробежала вокруг корраля, а Томек, сидевший без седла, управлял ею только коленями, как это делают индейцы.

Удивленный шериф предложил Томеку принять участие в большом родео. Аллан был опытным коневодом и прекрасно знал, что хороший наездник на скачках - половина успеха.

Услышав это лестное предложение, Томек не стал скрывать свою радость. Все коневоды стремились найти для своих фаворитов лучших наездников, а ведь кобылица была любимицей Аллана. Сознавая большую ответственность, Томек стал тщательно готовиться к состязаниям. Скачки должны были происходить на дистанции десять миль по открытой прерии. Поэтому Томек ежедневно делал на своей лошади длительные прогулки.

Спустя десять дней после бегства Черной Молнии, он направил мустанга к одинокой горе на границе с Мексикой. В глубине души он уже давно искал встречи с Красным Орлом, но спрашивать о нем у шерифа опасался, потому что это могло бы вызвать у Аллана подозрения, хоть теперь уже не было уверенности в том, что шериф ни о чем не догадывается. Ведь он в ту памятную ночь мог заглянуть в ящик письменного стола и обнаружить отсутствие ключика в запасной паре "браслетов". Если бы он ничего не подозревал, тогда должен был больше интересоваться, как же пленнику удалось снять кандалы. А он, как ни в чем не бывало, занялся повседневными делами, словно знал, кто сыграл с ним эту шутку. Салли категорически утверждала, что дядя только тогда направился к индейским полицейским, когда вторично услышал выстрелы. Потому-то Томек и предпочитал не расспрашивать шерифа о Красном Орле. Если молодой индеец действительно работал у Аллана ковбоем, то рано или поздно они встретятся, не возбуждая ни у кого подозрений.

Мустанг с развевающейся белой гривой шел мерным галопом. Необычайно легко и изящно перескакивал провалы, колючие кактусы, растущие кое-где среди кустов цветущего шалфея, пурпурным ковром покрывшего всю бескрайнюю прерию. Прижав маленькие, красивые уши, кобылица, казалось, сама наслаждалась скоростью.

Томек был восхищен ловкостью, умом и выносливостью лошади. Несмотря на то, что ее шерсть взмокла от пота, дыхание оставалось ровным, как в начале бега. Интересно, как она пройдет эти десять миль на родео. Ему ужасно хотелось, чтобы кобылица Аллана обошла лошадей других скотоводов.

Когда до подножия горы оставалось около двухсот метров, Томек заметил Красного Орла, стоявшего на скале. Пониже паслась его лошадь. Молодой индеец тоже заметил белого юношу. Он несколько раз махнул рукой, потом соскочил с камня и побежал ему на встречу.

Томек натянул поводья. Мустанг, прядя ушами, остановился перед индейцем. Томек соскочил с седла и протянул руку молодому приятелю. Они обменялись рукопожатием.

- Угх, как хорошо, что ты, мой белый брат, приехал сюда. Я уже несколько дней жду тебя по утрам вблизи этой горы, - сказал навах.

- Я тоже хотел встретить моего брата, но мне надо было соблюдать осторожность, чтобы не возбудить подозрений шерифа Аллана, - ответил Томек. - Я рад, что ты уже не хромаешь.

- Я не могу еще ступать на эту ногу, но это ерунда, - улыбнулся индеец.

- Нам надо о многом поговорить, только сначала займусь лошадью, - сказал Томек, ослабляя подпруги.

Пучком травы он тщательно вытер лошадь. Молодой навах взглядом знатока оценил ее.

- Угх, у моего брата резвый мустанг, - сказал он. - Я смотрел как он идет в прерии. Может лететь вперегонку с ветром.

- Это лошадь шерифа Аллана. В ближайшем родео я поеду на ней, - сказал Томек. - Мне так хочется выиграть!

- Мустанг хороший, но скачки - дело нелегкое. На родео выйдут лучшие лошади со всей округи. Даже мексиканские коневоды вызвались принять участие, а среди них дон Педро. А у него отменные скакуны, - говорил Красный Орел.

- Я знаю, что это нелегкое дело, потому и хотел бы победить.

Приятели уселись на землю рядом с обломками скал. Некоторое время они молча глядели друг на друга. Первым заговорил молодой навах:

- Мой белый брат приобрел двух друзей, на которых может положиться в любое время.

- О ком ты говоришь? - живо спросил Томек.

- О Красном Орле, хотя ты наверное думаешь, что я еще не очень опытный воин и... о Черной Молнии.

- Я вовсе не считаю Красного Орла неопытным воином! Даже самые опытные воины ошибаются. Я очень хотел бы стать твоим другом, - заверил индейца Томек. - А что касается Черной Молнии, то дело не так просто. Я оказал ему небольшую услугу, потому что невольно виноват в том, что его взяли в плен. Ведь мой краснокожий брат хотел тогда предупредить Черную Молнию о засаде?

- Мой белый брат сказал правду. Красный Орел должен был предупредить Черную Молнию.

- Ты потом виделся с ним?

- Красный Орел видел Черную Молнию. Если бы мой брат не объяснил ему, почему я не успел предупредить его о засаде, я погиб бы также, как предатель Многогривый. На своих врагов Черная Молния налетает как гром. Мой белый брат спас мою честь и... жизнь.

- Это был мой долг - выяснить неприятное недоразумение. Но я не уверен, правильно ли поступил, помогая Черной Молнии. По мнению шерифа, он подбивает индейцев на восстание против белых. Мне это кажется не очень разумным.

- А если бы индейцы явились на твою родину и захотели лишить тебя всего, что Великий Маниту дал тебе и твоим отцам, разве ты не схватился бы за оружие, чтобы отстоять себя? - спросил навах.

- Ты прав, - согласился Томек. Но белых больше и оружие у них лучше. Вы ничего не поделаете с ними. Начинать войны - безумие, это только ускорит вашу гибель.

- Если краснокожие братья прекратят междоусобную борьбу и объединятся для совместной защиты, то они станут сильнее белых. Помни, что оружие можно купить за... золото.

- Так говорят индейцы, сторонники Танца Духа. Не повторяй этого при белых, если не хочешь потерять свободу, - печально ответил Томек. - Он уже не сомневался, что молодой индейский друг состоит членом тайного союза.

- Великий отец из Вашингтона обещал нам землю и свободу, но другие белые нарушают все договоры. Ты должен познакомиться с моими краснокожими братьями и тогда перестанешь плохо о нас думать.

Последние слова индейца особенно обрадовали Томека. Красный Орел мог помочь завязать отношения с индейцами. А без этого нельзя выполнить поручение Гагенбека.

- Может Красный Орел провести меня в резервацию? - спросил Томек.

- Я ждал здесь несколько дней, чтобы предложить это моему брату, - ответил молодой индеец. - Старейшины племени апачей и навахов хотят познакомиться с моим белым братом.

- Как старейшины твоего племени узнали обо мне? Ты говорил с ними?

- Красный Орел слишком молод, чтобы беседовать с воинами из совета старейшин, - ответил навах. - Нет, кто-то другой велел им пригласить моего брата в наши вигвамы.

Томек был поражен. Кто бы это мог приказывать совету старейшин двух самых воинственных индейских племен? Неужели Аллан и в самом деле напал на след революционной организации? Томек искоса взглянул на краснокожего товарища. Юный индеец недвижимо сидел, упершись в колени скрещенных ног. Взгляд его казалось бесцельно блуждал по широкой, пурпурной прерии, но какое-то чувство подсказывало Томеку, что индеец внимательно наблюдает за ним. Не желая оставаться дальше в неведении, он спросил:

- Это Черная Молния приказал пригласить меня в резервацию?

- Угх! Кроме того, он оставил известие для тебя.

- Какое известие?

- Красный Орел не знает, но моему брату скажут это старейшины племени.

Инстинкт вторично подсказал Томеку, что краснокожий говорит неправду. Ему показалось, что, несмотря на яркие лучи солнца, на прерию спустилась грозная тень, похожая на огромную фигуру Черной Молнии. Пурпур шалфея отливал кровью. Несмотря на сильную жару, необычный холод пробежал по телу. Он вздрогнул, точно пробудившись вдруг от страшного сна. Странное видение тут же исчезло. Это только одинокая, высокая вершина бросала бесформенную тень на залитую светом прерию, и кусты пурпурного шалфея, колыхаясь под легким дуновением ветерка, производили впечатление волнующегося красного моря.

С обычной беззаботностью Томек быстро отделался от неприятного впечатления. Ведь не он же виноват в несчастии индейцев. Он от чистого сердца желал им вернуть хотя бы часть своей земли и свободу. Так пусть же Танец Духа не дает спать янки, а Томеку и его друзьям нечего опасаться. Через несколько недель они вернутся в Англию, оставив американский континент с его обитателями их собственной судьбе.

Размышляя так, Томек улыбался про себя. Ну что это он занялся какими-то предзнаменованиями. Ведь его личные дела складываются превосходно. Скоро он познакомится с интересующими его индейскими воинами. С помощью Красного Орла он наймет группу индейцев для поездки по Европе и вскоре после родео вместе с ними вернется к отцу.

- Когда мы отправимся в резервацию? - спросил Томек.

- Завтра я жду моего брата у тополиной рощи на берегу ручья за ранчо, - ответил индеец.

- Когда я застану там моего брата?

- Я буду у ручья во время утреннего водопоя.

- Это значит, около шести утра. Хорошо, я буду непременно.