Салли была вне себя от радости, когда за два дня до родео Томек заявил, что на скачках он будет в настоящей индейской одежде. Боцман, шериф и миссис Аллан посмеивались над этой затеей, но темпераментная Салли не допустила, чтобы они заставили Томека изменить решение. Миссис Аллан и шериф видели в этом проявление юношеской фантазии. Салли и боцман - его верные друзья - прекрасно знали, что Томек имеет право носить индейскую одежду.

Вскоре после возвращения с охоты на орлов Томек вновь был приглашен в резервацию. Именно тогда Зоркий Глаз созвал совет, на котором по индейскому обычаю изготовили и вручили Томеку почетный головной убор из орлиных перьев. А сделать такой убор - нелегкое дело.

Головной убор индейского воина - это шапка из мягкой оленьей кожи, к которой прикрепляют султан из перьев. К ней же пришивают длинный хвост из этой кожи. У некоторых воинов бывает столько "куп", что к шапке приходится пришивать два таких хвоста. Когда шапка готова, воину вручают перо, и он должен рассказать, за что его получил. В зависимости от числа "куп", султан шапки насчитывает сорок, а то и пятьдесят перьев, поэтому изготовление головного убора длится иногда целыми неделями. Считается, что умение ловкой и хитрой птицы уходить от преследований передается и воину. Каждое перо, украшающее голову воина, означает победу над противником, или другой его подвиг. Если воин добыл скальп врага, тогда к перу привязывают пучок конских волос.

В исключительных случаях воину присваивают право носить рога бизона, укрепленные на головном уборе. Эти рога символизируют силу и власть.

По обычаю племени омаха и других индейцев прерий, для Томека приготовили украшение, известное под названием "Крау", или, как называют белые, "данс басл".

Это была повязка из оленьей кожи, удерживающая пучок перьев на затылке. Право носить "Крау" получали заслуженные воины, из которых формировались специальные отряды, или племенная полиция.

Во время пиршества, вождь Зоркий Глаз уведомил Томека, что совет старейшин признал его почетным членом племени мескалеро апачей, в знак чего он вручил ему настоящую индейскую одежду. Она состояла из безрукавки и штанов, сшитых из оленьей кожи, украшенных бахромой и бусами, мокасинов, украшенных иглами дикобраза, тканого пояса и такого же обиходного на Дальнем Западе цветного платка.

Кроме того, новый член племени получил настоящее индейское имя: "Нах'тах ни йез'зи", что значило - Молодой Вождь. Гордый полученными отличиями, Томек решил участвовать в этом живописном наряде в скачках на родео. А родео должно было состояться через несколько дней в Дугласе - в городке, расположенном в Аризоне, на границе с Мексикой.

По прямой ранчо Аллана находилось от Дугласа почти в шестидесяти километрах. Не желая утомлять лошадей перед скачками, шериф вместе с гостями отправился в Дуглас за три дня до начала родео.

На ежегодный праздник ковбоев съезжались ранчеро из Аризоны, Нью-Мексико, Техаса и Мексики. Самыми интересными для страстных коневодов были, конечно, скачки на десять миль, где победитель получал десять тысяч долларов. На этот раз выставили своих скакунов больше двадцати ранчеро, и среди них мексиканец испанского происхождения дон Педро. Был он владельцем крупной конюшни скаковых лошадей и имения, расположенного в Мексике, вблизи границы. Коней своих для скачек дон Педро ставил только тогда, когда наверняка рассчитывал на победу.

Шериф тоже был страстным лошадником. Но узнав, что мексиканец участвует в нынешнем родео, он явно приуныл. С доном Педро нельзя не считаться. И шериф даже усомнился, верно ли сделал, доверив своего коня такому еще зеленому наезднику, как Томек. У мексиканца наездниками были преимущественно индейцы, великолепно умеющие обходиться со скаковыми лошадьми. Шериф не сомневался, что не Томеку с ними тягаться, но, видя, с каким жаром Томек готовился к скачкам, не хотел отменять свое решение. То, что Томек почти с первой минуты завоевал доверие нервной лошади, несколько успокаивало шерифа.

Небольшой караван прибыл в Дуглас накануне состязаний. Для Салли и ее матери шериф снял комнату на постоялом дворе, где обычно останавливался. Сам же он решил не отходить от лошадей. По обычаю всех лошадников, участвующих в родео, он расположился лагерем за городом. В треугольнике, образованном длинным крытым фургоном и большой повозкой на высоких колесах, люди шерифа поставили палатки. Томек с боцманом, разумеется, находились вместе с шерифом для того, чтобы лошадь охранялась понадежнее. Бывало, что лошадей, выставленных для скачек, просто крали, и не всегда конокрады. Некоторые лошадники, ратуя за своих фаворитов, организовали банды, угоняющие лошадей, которые могли быть опасными соперниками.

Кроме Томека, боцмана и Красного Орла, которого шериф взял по просьбе Томека, были еще четыре белых ковбоя и пять индейцев. Для лошади соорудили небольшой корраль между палатками, чтобы избежать всяких неожиданностей.

Наступил первый день родео. Миссис Аллан, Салли, шериф боцман, Томек и Красный Орел отправились на повозке к большой площади возле самого городка, где должны были происходить состязания. Нарядная и красочная толпа зрителей стекалась туда со всех сторон. Ранчеро побогаче ехали в блестящих, лакированных экипажах. Женщины, сидевшие в них, шуршали кружевами и закрывались от солнца небольшими зонтиками. Рядом с нарядными женщинами восседали ранчеро с гордыми и высокомерными лицами. Одежда и сомбреро у мужчин обильно украшены серебром и бахромой. Бедра их охватывали пояса с заткнутыми револьверами, рукоятки которых были выложены перламутром и серебром. Лошадьми правили негры и индейцы. Ранчеро победнее ехали на обыкновенных повозках или в крытых брезентом фургонах; ковбои и индейцы - верхом. Веселый говор, удары бичей, ржание лошадей, мешались с тарахтением мчавшихся экипажей.

Тьма повозок широким кольцом окружила арену, где должно было происходить родео. Кучера распрягали лошадей, отчаянно бранясь из-за лучших мест, а тем временем красочная и нарядная толпа размещалась вдоль барьеров арены.

Для богатых ранчеро и представителей местных властей построили деревянные трибуны. К этим счастливцам относился и Аллан, так что вскоре он со своими гостями очутился на возвышении, откуда открывался вид на всю арену.

Томек уселся рядом с Салли. Юная, стройная австралийка в белом кружевном платье выглядела так очаровательно, что от нее трудно было оторвать глаза. Ранчеро из соседних лож раскланивались с уважаемым в их среде шерифом, но в первую очередь норовили улыбнуться бойкой девушке, с интересом поглядывавшей вокруг.

- Ты заметил, браток, как все на нашу красотку косятся? Н-да, ничего не скажешь, выглядит она сегодня, как команда корабля при всем параде!

- Неудивительно, с самого утра наряжалась, - буркнул Томек. - Да вы лучше на арену смотрите! Родео начинается...

Но это можно было и не говорить, так как в эту минуту раздались громкие возгласы зрителей, приветствующих участников родео, въезжавших на арену.

Первыми появились ковбои, ведущие на арканах взбрыкивающего мустанга. В один миг его оседлали и взнуздали, и высокий ковбой с кривыми ногами вскочил в седло.

Как только конь почувствовал что его освободили, начал бешено плясать, пытаясь сбросить всадника. Он становился на дыбы, то на задние, то на передние ноги, падал, заставляя всадника выпрыгивать из седла, но как только он вскакивал, всадник опять оказывался в седле, понукая коня буйствовать дальше.

Тогда мустанг, не будучи в силах стряхнуть упрямого ездока, стал налетать на барьер арены, ударяясь о него боком, но ковбой ловко перескакивал то на одну, то на другую сторону, избегая таким образом ударов о барьер. Через несколько минут взмыленный мустанг сделал вид, что сдается, но стоило ковбою победно взмахнуть над головой широкополой шляпой, как конь подскочил всеми четырьмя ногами и всадник взлетел, описав широкую дугу.

Зрители неистовствовали. Аплодисменты, свист, крик подхлестывали появившихся на арене участников состязаний. Наездники один за другим показывали свое умение и ловкость в укрощении лошадей. Объезжать диких мустангов - нелегкое дело. Некоторым лошадям мало было скинуть всадника. Несколько ковбоев были ранены; нескольких неудачников унесли с арены. Умение ловить мустангов с помощью лассо менее опасно, но и это зрелище приводило зрителей в восторг. "Королем" наездников и волшебником лассо стал высокий, худой как щепка, рыжий ковбой из Аризоны.

Следующий день начался состязанием в стрельбе из револьверов. Хотя боцман и Томек считались мастерами этого дела, и удивить их меткой стрельбой было трудно, они яростно хлопали превосходным стрелкам Дикого Запада. Попасть в подброшенную мелкую серебряную монету не считалось здесь особым искусством. Томек и сам успешно проделывал это, и знал, как надо действовать, чтобы попасть в цель. Подброшенная монета в какой-то точке на миг повисает в воздухе, и вот тут-то и надо нажимать на курок. Но подобный выстрел для участников родео был слишком легким - они ухитрялись попадать в подброшенную монету два, а то и три раза, так что она от каждого меткого выстрела подпрыгивала вверх. Победителем вышел техасец, который попал в монету четыре раза. Бурный восторг вызвали стрелки, попадавшие в цель, находившуюся за их спиной, с помощью зеркала. Потом началась стрельба на полном скаку с лошадей.

Индейцы первенствовали в лихой верховой езде, хотя и многие ковбои умели не хуже их прятаться под брюхом мчащегося скакуна. Оказалось, что краснокожие, освоившиеся с лошадью только после появления на американском континенте белых, превзошли их в верховой езде. Неустрашимые сыны прерий, они, действуя лаской и терпением, поняв конскую натуру, сделали мустанга своим неразлучным товарищем в бою и на охоте.

Под конец второго дня родео начались состязания в силе. Они были довольно необычны. На арену выпустили быка, за ним выскочил верховой ковбой. Наездник должен был догнать быка, схватить его за рога и перепрыгнуть ему на спину. Затем, не выпуская рогов, завернуть ему голову так, чтобы заставить быка повалиться.

Из числа многих, принимавших участие в этом соревновании только два ковбоя сумели успешно пройти все испытания. Теперь надо было узнать, кто же из них возьмет верх. Выпустили огромного быка. Низко нагнув голову, влетел он на опустевшую арену. Увидев широкие лопатки и мощную шею животного, зрители заволновались. Бык остановился в центре арены. Налитыми кровью глазами уставился он исподлобья на человеческую толчею за барьером. Гневно бил копытами, вздымая пыль.

Соперники озадаченно смотрели на могучее животное. Оба они были жителями Нью-Мексико. Увидев такого огромного быка, они решили, что жители Аризоны подстроили им каверзу. Неужели хотят их лишить победы таким образом? С минуту они посовещались, чем вызвали недовольство зрителей. Послышались насмешливые голоса, свист и крики. Возбужденный этим бык, побежал вокруг арены.

Задетые насмешками и криком ковбои, решили попытать счастья. Один из них достал из кармана монету. Зрители сразу поняли - жребий решит, кому начинать первым. Ковбой подкинул монету, поймал налету и накрыл другой рукой. У кого решка, тому первому... Нет, ковбой облегченно вздохнул. Жребий достался его противнику.

Незадачливый "избранник судьбы" медленно снял кожаный жилет, пояс с пистолетом и широкополую шляпу. Подошел к лошади, проверил подпруги, стремена и легко вскочил в седло. Трибуны весело взревели. Отворились ворота. Всадник выехал на арену.

Ошеломленный бык стоял в центре арены и в бешенстве загребал копытами землю. Увидел всадника, наклонил голову, вооруженную огромными кривыми рогами, вытянул хвост струной, и внезапным рывком бросился на смельчака.

Хотя на этот раз ковбой действовал без особого рвения, он не потерял хладнокровия, увидев взбешенное животное. Сразу стало понятно, что и всадник и его лошадь имеют опыт в борьбе этого рода. Пришпоренный конь устремился навстречу быку, но перед самыми рогами животного ловко повернул, пропустив быка мимо. Как только они разминулись, всадник повернул лошадь и погнался за быком.

Зрители безумствовали при виде ловкости ковбоя. Положение на арене то и дело менялось. То бык преследовал всадника, то всадник напирал на сбитое с толку животное, все ближе и ближе подъезжая к нему сбоку. Все превосходно понимали цель этой якобы бесцельной погони. До того, как прыгнуть на спину быка, схватить его за рога и повалить на землю, ковбой хотел измотать его.

После нескольких безуспешных наскоков бык стал бегать медленнее. Теперь всадник и бык кружили по арене, возле самого ограждения. Сбитый с толку, измученный бык потерял охоту нападать, тяжело трусил, косясь кровавыми глазами на все смелее напирающего всадника. Время от времени он выбрасывал в сторону голову с кривыми рогами, норовя достать конское брюхо, но конь ловко увиливал и снова возвращался. Ковбой явно готовился к решающему прыжку, и сотни зрителей напряженно следили за ним.

- Внимание, внимание! Сейчас он схватит быка за рога! Смотрите, уже подался вперед! - воскликнул шериф Аллан. - Хорошо он управляется с этим быком. Бьюсь об заклад, что этот смельчак решил закончить борьбу перед самыми трибунами, чтобы посрамить своей ловкостью и силой аризонцев.

Разгоряченный погоней ковбой приближался к трибунам и все ниже клонился к шее лошади. Когда всадник и бык очутились перед главной трибуной, зрители в напряженном молчании встали с мест.

Ковбой не обманул ожиданий. Пришпоренный скакун молниеносно привалился к быку, и тут всадник выдернул ноги из стремян, навис над быком и обеими руками схватил его за рога. И сейчас же перекатился на спину быка, стиснув его ногами. Бык метнулся, как ошалелый. Лошадь отскочила, сторонясь острых рогов. Ковбой рванул быка за рога. Вот ему уже удалось немного повернуть его голову...

Восторженный вопль прокатился над ареной...

И вдруг случилось нечто неожиданное. Бык, словно насмехаясь над человеком, сворачивающим ему шею, повернул к бежавшему сзади коню, ударил его рогами в бок, повалил на землю, растоптал, потом коварно нырнул вниз и сбросил смельчака со своей спины. Удар - и ковбой свалился без чувств.

Восторженный вопль перешел в крик ужаса. К разъяренному животному как будто вернулись его силы. Кривые рога, точно вилы, подхватили ковбоя и вскинули в воздух. Бесчувственный ковбой тяжело грохнулся оземь. Бык снова подскочил к нему... На арене воцарилась немая тишина

И тут через барьер главной трибуны перепрыгнул светловолосый человек. Он молниеносно заступил быку дорогу и, прежде чем тот успел вонзить свои смертоносные рога в тело лежавшего без сознания ковбоя, огромным жилистым кулаком грохнул животное по голове, между налитыми кровью глазами. Разлетевшийся бык ошеломленно остановился, потому рухнул на колени, свалился на бок, снова вскочил, но дюжий боцман второй раз влепил ему между глаз. Бык глухо замычал, осунулся на колени, а моряк схватил его за рога, рывком завернул ему голову и повалил на землю.

Подскочившие ковбои и индейцы с лассо быстро спутали быку ноги. Только после этого боцман выпустил рога, уперся в его тушу, встал и медленно расправил спину.

Изумленные и восхищенные этой почти нечеловеческой силой зрители, все еще сидели в каком-то оцепенении, а моряк, оправившись, стал преспокойно отряхивать свои штаны.

Этот простой и будничный жест вернул зрителей к действительности. Поднялся оглушительный крик. Барьер, окружавший арену, рухнул под напором толпы. Кричащие, восторженные люди накинулись на боцмана. Одни пожимали его узловатые руки, целовали его, другие хотели хотя бы дотронуться до него. Боцман даже не помнил, как снова попал в ложу к своим друзьям. Богатые ранчеро и их обжигающие взглядами сеньоры и сеньориты забыли о своей респектабельности. Каждый хотел вблизи взглянуть на необыкновенного богатыря и подарить ему что-нибудь за его героизм. Самолюбивый варшавянин сначала насторожился, когда принялись совать ему в руки самые разные предметы, но Аллан шепнул, что американцы имеют обыкновение одарять своих героев. И наш герой с берегов Вислы сидел и охотно подставлял щеки прекрасным сеньоритам, не скупившимся на поцелуи.

Хотя назавтра должны были быть скачки, боцман и его друзья нескоро вернулись на свою стоянку. Аллан и несколько ранчеро из Нью-Мексико устроили вечером в честь боцмана прием, на котором гуляли до поздней ночи. Только Салли с матерью ушли раньше. Нечего и говорить, что героем вечера был боцман.

Ранчеро, жители неспокойных, пограничных территорий, страстно любили рассказы о необыкновенных приключениях. Боцман охотно принялся рассказывать об интересных случаях из своей жизни, а Томек внимательно слушал, чтобы не упустить ничего из еще не известных ему подвигов приятеля. Люди никак не могли оправиться от пережитого днем и вновь, и вновь хвалили отвагу и силу моряка, спасшего от неминуемой смерти несчастного ковбоя, считавшегося одним из самых сильных людей в Нью-Мексико. Во время беседы одна из дам спросила боцмана, встречал ли он достойного себе соперника.

Подумав немного, боцман ответил:

- Если правду говорить, то один на один, сударыня, еще никому не удалось меня одолеть. Матросы, те шли на меня только по нескольку человек сразу. Зато чужих любили на меня натравливать, на спор, чтобы пару бутылок рому выиграть, чья, мол, возьмет. Только раз чуть сами не заплатили.

- Ах, расскажите об этом, расскажите!

- Э-э-э... ничего особенного, сударыня! И говорить-то не стоит, - отбивался боцман.

Но все так взмолились, что боцман многозначительно откашлялся и начал рассказывать.

- Дело было в таверне в Буэнос-Айресе, в Аргентине. Продулись мы с ребятами в картишки, даже за попутный ветер перед отплытием выпить не на что. Вот ребята, как всегда, давай мою силу нахваливать. Поглядели на меня аргентинцы и говорят, что я хоть и коренастый, но с одним ихним никак не управлюсь, он как руку пожмет - пальцы трещат и кровь идет. Ребята подняли аргентинцев на смех, потому как мне всегда удавалось всяким там силачам загнуть салазки. Аргентинцы в амбицию - и об заклад с нами. Сейчас в город побежали искать того мулата. Не прошло и часа, как они привели его, - тут мы и носы повесили. Парень был, по крайней мере, на полголовы выше меня. Как в таверну входил, в дверь боком протискивался. Сперва-то мне смешно было: ребята спорят, а у самих ломаного гроша за душой нет, а потом жалко их стало: с одного корабля все же. Поглядел мулат на меня эдак через плечо, и спрашивает: "Ты тоже об заклад бьешься?" Поскреб я макушку, потому что и у меня в кармане одна дыра была, а аргентинцы грохнули смехом...

Боцман умолк. Аллан поспешно налил стоявший перед ним стаканчик. Боцман промочил горло и продолжал:

- Стыдно мне стало, ведь я же там был единственным поляком. Ребята тоже что-то завяли. Аргентинцы думают, что мы уже задний ход отрабатываем, приободрились и кричат: "Ставим сто против десяти за нашего мулата". Не захотел я ребят и всю свою нацию подводить, принял заклад. Только стаканчиком ямайского подкрепился. Пожал я коричневую лапу мулата. Мягкая у того мулата кость оказалась. Через две минуты на колени передо мной пал, а из пальцев кровь брызнула. И выложил целую сотню, как миленький. Ребята бумажками карманы набили и мы пили до самого отплытия...

Рассказам не было бы конца, если бы не Аллан, напомнивший всем о родео.

Гости стали быстро расходиться, а наши друзья, вместе с шерифом вернулись на стоянку, чтобы хорошенько отдохнуть перед завтрашним днем.