Когда Земля была ещё совсем молодой, семеро Богов жили в мире и согласии, а все люди составляли единый народ Белар, самый младший из Богов, был почитаем и любим племенем олорнов и, в свою очередь, заботился о них, опекал. Люди жили счастливо и беззаботно под защитой Белара. Другие Боги также покровительствовали людям, избирая какое-либо из племён и осыпая его благодеяниями.

Но старший брат Белара, Олдур, всегда держался в стороне от людей и Богов, до того самого дня, когда мальчик, скитающийся в поисках пропитания, нашёл его.

Олдур принял ребёнка под своё покровительство, назвал Белгаратом и сделал учеником. Белгарат проник в тайны Завета и Слова и стал чародеем. Прошло много лет, другие люди также приходили к Олдуру, ища познаний в высшей мудрости, и так постепенно братство послушников, поклоняющихся ему, росло, а время не осмеливалось их коснуться.

Случилось однажды так, что Олдур поднял камень, круглый, как яблоко, размером не больше сердца ребёнка, и вертел в руках до тех пор, пока не одушевил его. Могущество этой живой драгоценности, называемой людьми Оком Олдура, было очень велико, и Олдур творил с её помощью много чудес.

Из всех семи Богов самым прекрасным был Торак, повелитель энгараков. Те курили перед ним благовония, сжигали жертвы, называли Властителем Властителей, а Тораку очень нравились льстивые речи и приятный запах. Однако наступил день, когда он услышал об Оке Олдура, и с тех пор не знал покоя. Наконец, изменив облик, он отправился к Олдуру.

– Брат мой! – начал Торак. – Не подобает тебе уклоняться от родных, жить вдалеке без их совета и участия. Выброси эту ужасную драгоценность, смущающую твой ум и вбивающую клин между тобой и братьями.

Взор Олдура проник в душу брата.

– Почему желаешь властвовать над всеми, Торак? – упрекнул он. – Неужели тебе недостаточно энгараков? Забудь о желании овладеть Оком, иначе погибнешь Велик был стыд Торака, когда услышал он слова Олдура; поднял он руку и ударил брата, а потом, схватив Око, убежал.

Остальные Боги уговаривали Торака вернуть Око, но тот не соглашался.

Тогда племена людей возмутились и пошли войной на энгараков. Войны Богов и смертных опустошали землю, пока наконец Торак, очутившийся вблизи Коримских гор, не поднял Око и не заставил его служить своей воле.

Бог-отступник решил уничтожить землю. Горы рухнули, бушующее море стало заливать сушу. Но Белар и Олдур объединились и преградили путь волнам. Однако людские племена, а также Боги оказались на разных материках.

Но когда Торак обратил живое Око против Матери-Земли, Око пробудилось и засверкало священным пламенем. Голубой огонь опалил лицо Торака. Корчась от боли, тот снёс с лица земли горы, в муках разверз землю, в агонии дал волю всё сметающим на своём пути волнам. Но левая рука продолжала пылать и превратилась в пепел, плоть на левой стороне лица растаяла, как воск, а глаз выгорел. Со страшным криком он бросился в море. Вода потушила огонь, но страдания Бога были беспредельны.

Когда Торак поднялся из воды, оказалось, что правая сторона лица осталась нетронутой и по-прежнему прекрасной, но левая – безобразно изуродована пламенем Ока.

Корчась от боли, Торак повёл свой народ на Восток, где на равнинах Маллории и был построен великий город, названный Ктол Мишрак, Город Ночи, потому что Торак скрывал теперь свою ужасную внешность под покровом темноты.

Энгараки воздвигли для своего Бога железную башню, а в самой верхней комнате лежало Око в железном сундуке. Торак часто приходил туда, стоял перед сундуком, но, рыдая, уходил, боясь, что от одного взгляда на Око погибнет.

Шли века Энгараки начали называть своего искалеченного Бога Кол-Торак, Король-Бог.

Белар повёл олорнов на Север. Это племя было самым жестоким и воинственным из всех населявших землю, и Белар посеял в их сердцах вечную ненависть к энгаракам.

Вооружённые до зубов олорны рыскали по Северу, доходя даже до земель вечного льда в поисках исконных врагов. Так продолжалось до тех пор, пока Чирек Медвежьи Плечи, величайший повелитель олорнов, не отправился в Долину Олдура на поиски чародея Белгарата.

– Путь на Север открыт, – объявил он, – а знамения и предсказания благоприятствуют нашему походу. Настало время отправиться в Город Ночи и отобрать Око у Одноглазого.

Полидра, жена Белгарата, была на сносях, и чародей не решался оставить её, но Чирек настоял на своём. Под покровом ночи они присоединились к сыновьям Чирека: Драсу Бычья Шея, Олгару Быстроногому и Райве Железная Хватка.

Жестокая зима сковала земли Севера, и торфяники, покрытые снегом и льдом цвета серой стали, блестели под звёздами.

Чтобы легче найти дорогу, Белгарат прошептал заклинание и превратился в огромного волка. Осторожно, бесшумно бежал он через заснеженные леса, где деревья трещали и валились под тяжёлым холодным грузом. Беспощадный мороз посеребрил шерсть волка, и, даже когда Белгарат вновь принял облик человека, волосы его и борода так и остались серебряными.

Пробираясь через снег и туман, пересекли они Маллорию и подошли наконец к Ктол Мишраку. Белгарат нашёл потайной ход в город и привёл друзей к подножию железной башни. Беззвучно, молча поднялись они по ветхим ступенькам, двадцать веков не знавшим ноги человека, со страхом миновали комнату, где в беспокойном сне, стеная от непроходящей боли, метался Торак, скрывая даже ночью изуродованное лицо под стальной маской, и прокрались наконец на верхушку, где в железном сундуке покоилось живое Око.

Чирек знаком приказал Белгарату взять его, но тот отказался.

– Касаться Ока нельзя, иначе оно уничтожит меня. Давным-давно Око позволяло брать себя в руки и Богам, и людям, но ожесточилось, когда Торак поднял его против Матери-Земли. Око читает в душах, и только тот, у кого нет дурных намерений, кто чист мыслями и не помышляет о власти и могуществе, может коснуться его.

– Кто же из людей не имеет дурных помыслов в глубинах души? – спросил Чирек.

Однако Райве Железная Хватка открыл сундук и вынул Око. Блеском озарилась тёмная комната, но Райве остался невредим.

– Да будет так, Чирек! – провозгласил Белгарат. – Твой сын чист. Значит, такова его судьба и судьба тех, кто последует за ними, – быть хранителями Ока и оберегать его.

– Тогда его братья и я будем поддерживать его, – сказал Чирек, – до тех пор, пока длится предназначенное.

Райве завернул Око в плащ и спрятал под одежду. Они вновь прокрались мимо спальни искалеченного Бога, вниз, по древним ступенькам, по потайному ходу к воротам города и очутились в безграничной пустыне.

Вскоре проснулся Торак и, как всегда, отправился в обиталище Ока. Но сундук оказался открыт, а Око исчезло. Страшен был гнев Кол-Торака. Схватив огромный меч, он спустился с железной башни, обернулся, с силой ударил, – и башня рухнула Громовым голосом закричат; он энгаракам:

– Вы виноваты во всём! Беззаботные, ленивые твари! Вы позволили вору прокрасться в башню и похитить то, за что я так дорого заплатил, и я разрушу ваш город и изгоню вас отсюда. Энгараки будут скитаться по земле, пока Краг Яска, горящий камень, не вернётся ко мне.

И с этими словами он обратил Город Ночи в руины и прогнал жителей прочь.

Похитители были уже в трёх лигах к северу, когда Белгарат, услыхав плач и вопли, понял, что Торак пробудился.

– Теперь он пустится в погоню, – предостерёг чародей, – и только сила Ока может спасти нас. Когда преследователи подойдут близко, Железная Хватка, возьми Око и подними, чтобы они увидели его.

Когда показались воины-энгараки под предводительством самого Торака, Райве вытянул руки, держа перед собой Око так, чтобы они увидели волшебный камень.

Око распознало врага, и его ненависть разгорелась с новой силой. Небеса воспламенились от его ярости. Торак завопил от ужаса и повернул назад.

Передовые отряды энгараков пожрал огонь, а остальные в панике разбежались.

Так Белгарату и его друзьям удалось скрыться. Они вновь пересекли Маллорию, прошли через северные болота и вновь принесли Око Олдура в западные королевства Тогда Боги, узнав обо всём, что произошло, собрались на Совет.

– Если мы снова выступим против брата Торака, наши распри уничтожат землю, – предостерёг Олдур, – поэтому мы должны удалиться от мира, чтобы Торак не сумел нас найти. Больше мы не сможем оставаться во плоти среди людей, только дух наш будет направлять и защищать их. Необходимо сделать это ради них самих.

В тот день, когда начнётся битва, погибнет всё живое.

Боги заплакали, видя, что расставание неизбежно. Только Чолдан, Бог-Бык народа арендов, спросил:

– Но не захватит ли Торак власть в наше отсутствие?

– Нет, – ответил Олдур. – Пока Око остаётся с Райве Железная Хватка и его потомками, Торак не восторжествует.

Боги решили послушаться совета Олдура и удалились; один Торак остался на земле. Душу его разрывало сознание того, что пока Око в руках Райве – власти ему не видать.

Тогда Белгарат решил поговорить с Чиреком и его сыновьями.

– Здесь мы должны расстаться, – объявил он, – чтобы охранять Око и готовиться к нападению Торака Разойдёмся в разные стороны и будем настороже.

Следуйте моим советам.

– Сделаем как скажешь, Белгарат, – поклялся Чирек Медвежьи Плечи. – С этого дня Олорнии больше нет, но олорны будут бороться против владычества Торака до тех пор, пока хоть один олорн останется в живых.

Белгарат поднял голову.

– Слушай меня, Одноглазый Торак! – закричал он. – Живое Око не дастся тебе, и ты никогда не будешь им владеть! В тот день, когда ты пойдёшь против нас, я подниму людей на битву. День за днём, ночь за ночью я буду следить за тобой и бороться до конца жизни!

Далеко, в пустынных равнинах Маллории, услыхал его клятву Кол-Торак и в ярости уничтожил всё кругом, потому что знал: никогда больше не получить ему живое Око!

Чирек же обнял сыновей и ушёл, чтобы больше никогда не свидеться с ними.

Драс отправился на север и очутился в землях, омываемых рекой Мрин. Там у Боктора он выстроил город и назвал свою землю Драснией. Он и его потомки охраняли границу у северных болот, не пропуская врага. Олгар вместе со своими людьми добрался до южных земель и нашёл лошадей на широких равнинах, по которым протекала река Олдур. Лошади были ими укрощены и могли ходить под седлом, так впервые в истории появились воины-всадники. Страну свою они именовали Олгарией и вели кочевой образ жизни, перегоняя табуны. Чирек с грустью и печалью возвратился в Вэл Элфи и переименовал своё королевство в Чирек, потому что стал одиноким человеком, а сыновья ушли далеко. Сжав зубы от тоски, строил он военные корабли, чтобы охранять морские границы от неприятеля. На долю же хранителя Ока выпало самое длительное путешествие. Взяв с собой людей, Райве ушёл к западному побережью Сендарии. Там построил корабли и вместе с воинами отплыл к Острову Ветров. Потом корабли сожгли, построили крепость и город, окружённый высокими стенами, – город назвали Райве, а крепость – Твердыней райвенского короля. Белар, Бог олорнов, послал на землю две железные звезды.

Райве выковал из одной лезвие меча, а из другой – рукоятку, вделав в неё Око.

Меч был так огромен, что никто, кроме самого Райве, не мог поднять его.

Далеко, в пустынных равнинах Маллории, Кол-Торак почувствовал тот миг, когда было сделано оружие, и содрогнулся от.ужаса.

Меч приковали к чёрной скале, у которой стоял трон Райве, так чтобы Око находилось высоко-высоко и никто, кроме короля, не мог снять оттуда оружие. Око горело холодным огнём, когда Райве сидел на троне, а когда меч снимали, он превращался в огромный вытянутый язык ледяного пламени.

Но величайшим чудом стал знак на руке наследников Райве. В каждом поколении рождался ребёнок с меткой Ока на правой ладони. Такого младенца приносили в тронную палату и клали его ручку на Око, чтобы волшебная драгоценность признала нового наследника. И с каждым прикосновением сияние Ока становилось всё ярче, а узы приязни между ним и родом Райве всё теснее.

После того как Белгарат расстался с товарищами, он поспешил в Долину Олдура, Вэл Олдур, и там узнал, что Полидра, жена его, разрешилась от бремени девочками-двойняшками, а сама умерла. В горести и печали назвал Белгарат старшую девочку Полгара. Волосы её были темны как вороново крыло. По обычаю чародеев отец протянул руку, чтобы положить её на лоб дочери, и локон, коснувшийся его пальцев, побелел как снег. Сильно обеспокоился Белгарат – ведь седая прядь признак того, что ребёнок станет волшебником, и до сих пор такую метку носили только младенцы мужского пола.

Вторая дочь, светлокожая и золотоволосая, не была отмечена роковым знаком.

Отец назвал её Белдаран. Он и старшая сестра любили её превыше всего на земле и готовы были сделать для неё всё на свете.

Когда Полгаре и Белдаран исполнилось шестнадцать лет, дух Олдура явился к Белгарату во сне и возвестил:

– Возлюбленный мой ученик, я соединю дом твой с домом Хранителя Ока.

Выбери, какую из двух дочерей отдашь ты в жёны райвенскому королю, с тем чтобы стала она матерью его сыновей и продолжила род, от которого зависит существование мира.

Искушение выбрать Полгару было велико, но, зная бремя, лежащее на райвенском короле, Белгарат отослал Белдаран и долго плакал, провожая девушку.

Полгара тоже рыдала, горько и безутешно, зная, что сестра её должна увянуть и умереть. Но прошло время, отец с дочерью утешили друг друга и наконец обрели спокойствие.

Они объединили свои силы, чтобы зорко следить за Тораком, и некоторые люди верят, что отец с дочерью по-прежнему неусыпно стоят на страже, хоть бесчисленные века пролетели над землёй…