Видимо, где-то в здании театра еще оставались живые «ударники», но гоняться за ними в такой ситуации явно не стоило. Как не стоило и тратить время на собранное на балконах оружие — старые дробовики и ржавые револьверы. Слишком мало от них будет пользы.

С тремя М-16 в одной руке и двумя в другой — не считая собственной винтовки, висевшей на плече — Роуз Шеперд двинулась обратно, вниз по лестнице.

Там ее встретил Билл Раннингдир.

— Мы… — начал он. — Дай я тебе помогу.

Индеец забрал у нее три М-16.

— В общем, мы освободили пятнадцать человек. Девять из них могут идти сами. Одного придется нести, остальным надо просто помочь. Таким образом, у нас есть лишние люди, чтобы захватить побольше оружия.

— Отлично, Билл. Дай тем, кто может идти, по две винтовки и по два пистолета.

Раннингдир выглядел не очень довольным.

— У нас нет выхода, — пояснила Роуз. — Загрузи их и отправляй в тоннель под присмотром троих наших. Давай торопись.

И она вновь бросилась вверх по лестнице.

* * *

Пятнадцать минут.

— Может, я зря нервничаю? — спросил Дэв Холден, обращаясь то ли к небу, то ли к звездам, то ли к Богу.

Он стоял возле спуска в тоннель, один. Грузовики находились в двухстах ярдах от него.

Теперь он лучше понимал, что пережила Рози, когда боевики ФОСА похитили его и переправили в Латинскую Америку. А она не знала тогда, жив он или нет.

Четырнадцать минут.

У него уже заканчивались сигареты.

«Рози, ну где же ты? — подумал он. — Появись, я тебя очень прошу — появись».

Холден, не отрываясь, смотрел в темный провал спуска в тоннель. И ждал.

* * *

Ее руки были заняты трофейным оружием. Слезоточивый газ все еще висел в воздухе. Роуз бежала к лестнице. В течение последних трех минут полицейские силы Метроу и бойцы «Ударных отрядов» все плотнее брали в кольцо здание театра.

Раннингдир и Блюменталь присоединились к ней.

— Похоже, они собираются начать штурм, — сказал индеец, который уже некоторое время находился на наблюдательном посту на балконе.

Роуз молча кивнула.

— Все ребята, — крикнула она, обращаясь к своим людям. — Мы взяли, что могли. Теперь бежим вниз и убираемся отсюда. Станцию взорвем через шестьдесят секунд.

Роуз передала часть оружия одному из освобожденных политических узников и махнула рукой.

— Уходим!

И бросилась вниз по лестнице.

Внизу их встретили еще двое «патриотов», которые шли за новой порцией оружия.

— Все, сматываемся, — скомандовала Роуз. — Всем уйти с территории станции и побыстрее нырнуть в тоннель.

«Патриоты» кивнули.

* * *

Холден и Лютер Стил в темноте продвигались по лестнице, которая вела в подвал заброшенного склада готовой одежды.

Внезапно Дэвид услышал внизу какие-то звуки.

Этот склад тянулся футов на сорок — сорок пять, и в конце его был спуск в тоннель.

Холден посмотрел на Стила, а потом бросился бежать по ступенькам вниз. Бывший агент ФБР последовал его примеру.

Холден пинком распахнул какую-то дверь и свернул вправо. Стил пошел с левой стороны.

Там были люди. Холден щелкнул фонариком, вытягивая вперед руку с «Кольтом». Он узнал некоторые лица. «Патриоты» и политические узники, чьи фотографии он видел.

Возможно, среди них есть и тот человек, который знает, что произошло с офицерами с того поезда, откуда посчастливилось сбежать лейтенанту Бернеби Вуду.

Но Рози среди них не было.

* * *

— Взрывайте! — приказала Роуз Шеперд.

Билл Раннингдир соединил концы электрических проводов и побежал. Женщина за ним. Рэнди Блюменталь уже стоял на противоположном конце станции, у входа в тоннель.

Когда они пробегали мимо, Блюменталь выстрелил из своего гранатомета, но детонаторы уже сработали и оглушающий грохот раскатился по подземелью.

— Рэнди! Уходи! — крикнула Роуз.

Куски великолепного потолка, навсегда потерянного для человечества, полетели вниз. Роуз и Билл бежали, уворачиваясь от обломков.

Блюменталь… Роуз оглянулась и увидела, что он бежит за ними. Внезапно каменная глыба рухнула сверху, задев его. Рэнди пошатнулся, потерял равновесие, чуть не упал.

В следующий миг Раннингдир подхватил его, а Роуз подхватила гранатомет.

Теперь единственная станция метро, оставшаяся в городе, а вместе с ней и подземный проход к театру будут навсегда закрыты.

Они втроем бежали по тоннелю, тяжело дыша. Надо было скорее уходить отсюда.

* * *

Дэвид Холден услышал взрывы, один прогремел сразу за другим.

— Оставайся здесь! — крикнул он Стилу. — Пусть все садятся на машины. Оружие грузите.

Он спрыгнул в темный проем подвала и там зажег фонари. «Кольт» засунул за пояс.

Под его ногами валялись битые кирпичи и осколки стекла. С писком пробежала крыса.

Холден бросился бежать, освещая себе дорогу лучом света из фонаря и снова держа в руке револьвер.

* * *

Перегородки тоннеля рушились за ними, но сила взрывной волны уже начала спадать.

Роуз ускорила бег, сравнялась с Раннингдиром и подхватила Блюменталя под правую руку.

— Вперед!

Они двигались дальше.

* * *

Холден достиг поворота. Звуки взрывов и грохот валящихся стен стали тише, но все еще были слышны. По ним он сориентировался, куда повернуть на развилке.

И побежал направо.

* * *

«Грузовики уже должны были уйти, — подумала Роуз. — Они должны были выполнить мой приказ: подождать основную группу с оружием, постоять еще немного и, если никто не появится, уезжать».

«Но если они все же выберутся из-под земли, — сказала себе Роуз, — то у них троих останется шанс».

— Вперед!

А может, водители не выполнили приказ? Томми Келлог вполне на это способен. Может, они еще ждут?

* * *

Дэвид Холден споткнулся, потерял равновесие, но удержался на ногах и продолжал бежать.

Он увидел свет.

— Рози!

Господи, какой он дурак! Нельзя кричать в тоннелях. А если тут «ударники»?

— Рози!

— Дэвид?

Но этот голос принадлежал не Рози.

— Дэнни?

Дэнни Кляйн был в отряде, который атаковал театр.

Холден продолжал бег, почти ослепленный полудюжиной ярких фонарей, которые заливали тоннель светом.

— Эй, уберите их! Где Рози?

— Она должна была уйти сразу за нами. Они с Раннингдиром и Блюменталем собирались взорвать…

— Черт с ним, — сказал Холден, тяжело дыша. — Я сам… А вы быстро уходите отсюда.

Дэвид Холден миновал их и бросился бежать дальше по тоннелю. По пути он узнал еще нескольких своих бойцов и нескольких политических заключенных, которых удалось освободить.

В следующий момент он хотел вернуться и взять у кого-нибудь М-16, но времени уже не оставалось. Холден продолжал бежать, чувствуя нарастающую боль в ноге.

Его потная ладонь крепко сжимала «Кольт».

— Рози!

Нет ответа.

Он свернул в боковой тоннель. В темноте вокруг мелькали красные огоньки — глаза крыс, наблюдавших за ним.

Он бежал, спотыкался, хватался руками за стены, но потом снова бежал, хрипло дыша.

— Рози!

Он чуть не потерял сознание, когда ему показалось, что он услышал ее голос.

— Рози!

Холден остановился, напряженно прислушиваясь, сдерживая дыхание, злой на крыс, которые шуршали лапами по полу.

— Рози!

— Дэвид!

И Дэвид Холден вновь бросился бежать на звук этого голоса, такого родного.

* * *

Воздух в утробе фургона был тяжелый, спертый. Пахло потом и грязными человеческими телами.

В машину набилось в два раза больше людей, чем следовало. Но Дэвид Холден был рад этому — у него была возможность сидеть совсем близко к Роуз и обнимать ее за плечи.

Вокруг них сидели люди, недавно освобожденные из камер в театре «Шейх». Те из них, которые могли сидеть. Остальные лежали на полу или ящиках, издавая протяжные стоны.

Одним из таких был Элмер Фултон. Это он тогда наблюдал за поездом, с которого удалось сбежать лейтенанту Вуду и рыжеволосой девушке.

Но сейчас Элмер Фултон был без сознания.

Судьба «пассажиров» этого поезда-концлагеря все еще оставалась загадкой, и только Фултон мог ее прояснить.

Холден взглянул на часы. Пять минут назад они проехали последний пост на дороге и теперь удалялись от города. Еще через несколько минут они смогут наконец-то почувствовать себя в безопасности. По крайней мере, относительной.

Холден еще крепче прижал к себе Роуз и шепнул:

— Я люблю тебя.

Женщина положила голову ему на грудь.