В общем, кофе был неплохим, если не считать, что аппетиту вряд ли могли способствовать косые взгляды четверых африканцев, которые только что чуть не разорвали тебя на куски. Кертис оставил капитана одного на несколько минут, а сам занялся каким-то неотложным делом. Хэнк допивал вторую чашку, курил и посматривал на лагерь. В нем находилось не больше шестидесяти человек, вооруженных только стрелковым оружием. Если у них и была артиллерия, минометы или бронетехника, то ее укрывали где-то в другом месте. Вряд ли можно было рассчитывать на большую помощь от такого немногочисленного отряда. Когда Питер возвратился, Фрост сказал ему:

— Перейдем к делу. Думаю, ты знаешь, почему я здесь — мне нужно добраться до Чапмана и вернуть деньги, которые он задолжал нашему расстрелянному батальону. Поможешь мне?

— Неужели ты думаешь, что ЦРУ захочет впутываться в убийство полковника? Да, я знаю, кого ты ищешь здесь, но суд над Марком Чапманом не входит в мои обязанности. Правда, я не сильно расстроюсь, если он вдруг умрет. Но не могу выделить тебе для осуществления мести своих людей или технику, сам видишь — у нас этого не густо.

— Это все, что у тебя есть? — кивнул Фрост на лагерь.

— В общем, да. Мы сидим на бюджете, а ЦРУ не бросается тысячами. А что ты хотел, ведь государственный департамент официально поддерживает другую сторону. Мы должны быть тише воды, ниже травы. Если это попадет в газеты или на телевидение, то тут же начнется расследование конгресса.

— В таком случае у меня есть подарочек для тебя. Я спрятал в городе журналистку, которая работает на телевидении.

— Журналистку? — не поверил Кертис.

— Услуга за услугу, — Хэнк налил еще одну чашку кофе. — Как говорят — почеши мне спину, и я почешу тебе. Но об этом — позже. Да, ребята у тебя здоровые, я только что сам в этом убедился, но они не профессионалы. Мне нужно убрать Чапмана, тебе он тоже мешает устроить переворот, так? Давай действовать вместе. Поможем друг другу.

— Ну слава Богу, теперь мы спасены! Явился одноглазый освободитель с игрушечным пистолетом и дурацкой винтовкой. Все, я ухожу в отпуск… И как же ты собираешься помочь нам?

— Хороший вопрос, — задумчиво ответил Фрост, и они засмеялись.

— Есть одна задумка, не знаю, сможешь ли ты нам в этом помочь… — неуверенно начал Кертис. — Если бы мы избавились от армии наемников и уничтожили диктаторский режим, то тогда справились бы и с красными террористами.

— Да, скромная такая задумка, — саркастически заметил капитан.

— В центре Буванди находится национальный банк. Я давно уже думал о том, что если бы оттуда каким-то образом исчезло золото, которое там хранится, то Чапман не смог бы расплатиться со своими наемниками и не обеспечил бы их ни материально-технической поддержкой, ни боеприпасами. Если бы ты помог взять этот банк, то и тебе было бы хорошо, и нам неплохо.

— Банк, наверное, так охраняют, что не успеешь даже плюнуть в его сторону, как заработаешь пулю в лоб, — вздохнул Фрост. — Насколько я помню, он расположен в самом центре старого города, поэтому придется не только преодолевать забор из колючей проволоки, но и старую стену. А ее охраняют, я уверен.

— Да, охраняют, — повторил Кертис. — И сам банк тоже обнесен стеной.

— Ну, не такой чтоб уж высокой, — протянул Хэнк и они одновременно расхохотались так громко, что солдаты повернулись и осуждающе посмотрели на них — ох уж эти сумасшедшие американцы.

— Там хранится весь золотой запас страны, — заметил Кертис.

— Тогда возьмем, сколько можно, и взорвем банк. Что не сумеем унести — уничтожим, так? Значит, если ты поможешь мне добраться до Чапмана, я отомщу и верну деньги, а для тебя останется банда наемников без главаря и без денег, которая смоется из Нугумбве на первой же телеге.

— В общем, верно, — согласился Питер. Оставшуюся часть дня Фрост и Кертис провели за обсуждением плана предстоящей операции. Они согласились, что проникнуть в банк в открытую, даже переодевшись, будет невозможно. Это учреждение давно перестало быть банком в обычном понимании этого слова, а превратилось в государственное казначейство. Его могли посещать только сам диктатор, Чапман и избранные руководители.

Они вспомнили давно прошедшие годы, когда воевали в Анголе, как вдруг размечтавшийся Фрост встрепенулся:

— Придумал! Я знаю, что делать. В столице должен быть правительственный архив. Где он находится и хорошо ли охраняется?

— Сейчас, дай подумать, — стал размышлять Кертис. — По-моему, в старом здании женской гимназии. Кажется, туда можно проникнуть. А что ты задумал?

Капитан вскочил и нервно заходил взад-вперед.

— Давай возьмем человек пять-шесть и под видом террористов ворвемся в архив, захватим план банка, а потом просто взорвем его к черту. Это устроит и тебя, и меня.

— Подожди, Хэнк, я хочу, чтобы ты мне помог в одном деле, прежде чем я соглашусь с твоим планом.

— Что это значит — прежде чем ты согласишься с моим планом, — сердито прервал его Фрост, — не я, а ты хотел брать банк.

— То, что мы обсуждаем сейчас, только тогда будет иметь нужные нам последствия, когда будет устранен диктатор Кубинда. Я не смогу убрать его сам — если меня поймают и узнают, что в этом замешано ЦРУ, то США не оберутся неприятностей. А ты — простой наемник, недовольный Чапманом, решивший отомстить и ему, и диктатору. Ты был прав, когда говорил о том, что мои солдаты необучены, они искренне желают освободить свою родину, но военное дело знают слабо. А устранить Кубинду сможет только профессионал. За это я обещаю тебе двадцать пять тысяч долларов — уж их-то я выбью из бюджета.

Ситуация складывалась серьезная, Фрост сел и замолчал.

— Послушай, Хэнк, — добавил Питер, — ну что ты хочешь от меня? Я выбираю меньшее зло и хочу избавиться от кровавого диктатора, пока вся страна не перешла к коммунистам. С каждым днем, в течение которого Кубинда остается у власти и расстреливает всех без разбора, страна приближается к красному перевороту. Да, мои люди только учатся воевать, но разведку они уже наладили. Есть данные, что численность террористов увеличивается на два процента в день. Ты только подумай — два процента в день! Еще месяц или полтора и нам придется уносить отсюда ноги. Мне-то есть куда поехать, и работа найдется, но подумай об этих ребятах и их семьях — все они погибнут. Ты слышал, что Чапман устроил на днях расправу в одной деревне недалеко отсюда?

— Да, — кивнул Фрост, — а как ты думаешь, кто захватил тот танк и повернул его против наемников?

— Так это был ты? Ну тем более, что мне тебе рассказывать? Но все эти жертвы — ничто по сравнению с тем, что позже устроят террористы.

Капитан в раздумье посмотрел на Кертиса.

— Ладно, мне — двадцать тысяч, а остальные пять забери для своих солдат. Я устраню Кубинду.