Река Чартер перерезает восточную часть Метроу, словно открытая рана. Когда Роуз в детстве выбиралась сюда с отцом, кое-где эта рана уже начинала гноиться кучами мусора и масляными разводами. Но сейчас вода здесь была значительно чище; она даже пахла водой.

В первый раз тогда она спросила у отца, морща нос от невыносимого смрада:

– Папа, что это тут так воняет?

– Люди иногда забывают, что природу надо любить, дочка. Ты ведь никогда не видела, чтобы животные облегчались в реку, а люди это делают. Они сначала бездумно загрязняют воду, а потом жалуются, что приходится жить возле болота.

С тех пор Роуз не задумывалась об этих словах, но теперь поняла, что ее отец оказался настоящим пророком. Это выяснилось, когда люди уяснили себе важность экологической проблемы. К сожалению, мистер Шеперд не дожил до этого.

Пакгауз, который ФОСА использовал в качестве гаража, находился на островке площадью в две квадратные мили в старом промышленном районе Метроу. С берегом островок соединял мост.

Предприятия здесь давно уже не работали, лишь сдавались в аренду под склады и хранилища какие-то полуразрушенные строения. А мост был разводной, чтобы по реке могли проходить не только баржи, но и суда покрупнее. Смотритель моста размещался в будке со стороны пакгауза.

Из-за этого моста – точнее, из-за того, что ФОСА мог с легкостью контролировать его – Холден в свое время и отложил операцию.

– Но почему мы не можем нанести удар сразу? – часто спрашивала его Роуз.

– Потому что мы не можем атаковать с их стороны, если не воспользуемся катерами или водолазами; водолазного оборудования у нас нет, а катера поднимают слишком много шума. А если мы сунемся туда на весельных лодках и нас заметят, то просто перебьют как уток. Не забывай, на операцию пойдет не подразделение спецназа, а несколько ветеранов Вьетнама, несколько бывших полицейских, служащие банков, домохозяйки, механики и слесари. Все ясно? Нет, единственный способ – это попытаться малыми силами захватить будку смотрителя, удержаться там, не вызывая подозрений, а в нужный момент развести мост. Тогда все они, голубчики, окажутся в зоне нашего огня, и деваться им будет некуда. Другого пути нет. А поскольку количество людей в гараже каждый день разное, мы не можем выбрать подходящее время. А ведь если мы направим туда большой отряд, чтобы справиться со значительными силами противника, нас наверняка заметят, поскольку пересечь мост и захватить будку можно лишь днем. Ночью полицейские и военные вертолеты часто летают вдоль реки, и если они нас увидят – это конец.

Роуз выбрала для операции шестерых «патриотов», включая себя. Пэтси Альфреди возглавила группу, которая должна была прикрыть отход диверсантов со стороны города.

Остальные пять человек в ударном отряде были мужчинами. Все вызвались добровольно, иначе Роуз бы не согласилась; впрочем, желание идти выразила половина лагеря. Пришлось выбирать.

Все пятеро прошли хорошую подготовку в армии, один даже служил в морской пехоте. Все были проверены в предыдущих операциях. Никто из них не был женат и не имел детей.

И вот теперь Роуз сидела вместе с ними на борту грузовичка.

– Гарри, ты возглавишь вторую группу и поведешь ее, как только получишь от нас сигнал, что будка захвачена.

Гарри – высокий чернокожий мужчина тридцати восьми лет – кивнул.

– Покажете флажком на крыше будки – качнете вверх-вниз.

– Хорошо, – согласилась Роуз.

Потом она повернулась к двоим бойцам, которые должны были идти с ней через мост. Они были одеты в черные армейские комбинезоны. Роуз взглянула на часы.

– Выступаем через две минуты. Перейдем мост и обойдем будку с тыла. У нас будет достаточно взрывчатки, чтобы взорвать мост, но делать это можно лишь если не останется другого выхода, чтобы прижать тех ублюдков из ФОСА. Поэтому, Боб…

Она взглянула на высокого рыжеволосого парня.

– Держи заряды наготове, но ничего не предпринимай без моего приказа. Если меня убьют – командует Гарри. Он мой заместитель.

Боб кивнул.

– Заряды мощные. Мне понадобится примерно три минуты, чтобы их установить. Они сорвут петли со своей стороны, и мост готов. Повторяю, если кто-то окажется поблизости от того места, – он труп.

– Ясно, – сказала Рози. – Итак. Боб, Мо, мы берем под контроль мост, ждем сумерек и даем сигнал. Гарри со своими подходит и располагается за гаражами. Когда боевики начнут покидать здание и мы увидим, что большинство уже на улице, мы разводим мост, и Мо – с помощью Боба – открывает пулеметный огонь.

Пулемет был захвачен у ФОСА несколько недель назад.

– Боб и Мо прижмут их очередями, так что Гарри со своей группой будет иметь свободный доступ в гараж. Мы постараемся убить как можно больше этих ублюдков, а Гарри тем временем угонит машину. Как только заряды будут готовы к взрыву, они дадут нам радиосигнал об этом. Людей на мосту мы забросаем газовыми гранатами.

Они решат, что мы собираемся атаковать, но мы не будем поднимать мост. Они воспользуются этим и пересекут разделительную линию. По крайней мере, я надеюсь на это. Тогда Пэтси откроет по ним огонь со своей стороны, тоже стараясь уложить побольше боевиков. А мы прыгаем в машину, которую раздобудет Гарри, и даем газ на полную. Когда мы пересечем разделку моста, Гарри взорвет свои заряды там, а также те, которые предварительно заложит вокруг гаража. Таким образом мы разворотим все это осиное гнездо. Есть вопросы?

– Это ты сама все придумала, Рози? – спросил Гарри.

– А что?

– Твой план гораздо более детальный, чем те, которые разрабатывал Дэвид. Он знает свое дело, но и ты тоже его знаешь.

Роуз нагнулась к нему и поцеловала в щеку.

Пора было выходить. Удаляясь от грузовичка, Роуз отдала себе отчет, что стала несколько тяжелее. Ах, да, «Орел пустыни».

Эта операция была в честь Дэвида, и женщина очень надеялась, что она не закончится провалом. Роуз посмотрела вниз и спрыгнула на асфальт заброшенного паркинга. Его уровень поднимался над рекой лишь на пару футов и во время весенних паводков обычно оказывался под водой. Правда, паводки случались нечасто.

Это был район, в котором Роуз выросла, и она знала его как свои пять пальцев, могла безошибочно пройти днем и ночью. Иногда женщина думала, не по этой ли причине она так сильно хотела нанести удар именно по этому объекту. Потому что здесь была ее малая родина? Или из-за того, что они с отцом когда-то часто прогуливались по этому мосту? Или все же – Дэвид?

Пять человек вылезли из фургона. С М-16 в руке Рози бросилась под прикрытие ближайшей опорной колонны моста. Ей казалось, что их торопливые шаги звучат ужасно громко. Женщина добежала, спряталась за колонной и приготовилась прикрыть остальных.

Первым на ферму полез Гарри, делал он это весьма сноровисто. За ним следовал Боб. Потом наступила очередь Рози, и она тоже не задерживалась. Гарри уже цеплялся за скобу.

Это была наиболее опасная часть подъема, поэтому он – бывший гимнаст – полез первым. У него на поясе висел моток веревки, с помощью которого он собирался поднять остальных.

А дальше – проще: на уровень ниже моста, параллельно ему, тянулся служебный узкий мостик, тоже соединявший оба берега реки. По нему и можно было пройти.

Роуз уже взобралась и ухватилась за скобу. Боб – находившийся перед ней – внезапно подался назад.

– В чем дело?

Веревка спускалась вниз – Гарри был на месте.

– Я боюсь высоты. Как-то забыл сказать об этом…

– Не волнуйся, я рядом, – сказала Рози.

Она поймала веревку и протянула ее Бобу.

– Запомни – если ты упадешь, то и я полечу вместе с тобой. А разве ты можешь сделать мне такую гадость?

– Ты классный парень, Рози, – сказал Боб, пытаясь совладать с собой. – Я не дам тебе упасть.

И он принялся взбираться наверх.

Роуз проверила, хорошо ли держится кобура с непривычным пистолетом. Оказалось, что да. Одетыми в перчатки руками она ухватилась за веревку и полезла вверх, чувствуя себя довольно глупо, – со стороны она, видимо, походила сейчас на Бэтмена, героя старого фильма.

Правда, в отличие от Бэтмена, если веревка порвется, она упадет вниз на острые камни, по которым так любила бегать в детстве.

Стараясь не смотреть вниз, Рози продолжала подъем. Почти у ее лица были ноги Боба. Они явно дрожали, но это не было поводом, чтобы подозревать его в трусости. Ведь победить страх гораздо труднее, чем выполнить работу – как это сделал Гарри – с полной уверенностью в себе.

Наконец Боб добрался до места, и Гарри помог ему перелезть на мостик. Роуз тоже расслабилась и едва не поплатилась за это, на миг потеряв равновесие. К счастью, она сумела справиться с ситуацией и вскоре почувствовала ладони Гарри на своих запястьях. Роуз тоже перелезла на мостик и посмотрела вниз.

Трое оставшихся членов их группы продолжали подъем. Ждать их было уже некогда.

Роуз скользнула мимо Боба и возглавила поход, держа винтовку перед собой. Они осторожно двинулись вперед. Шаткий мостик раскачивался и вибрировал у них под ногами. Опасности, по-видимому, не было, но все же Рози жестом приказала Бобу чуть поотстать, чтобы не создавать слишком большую нагрузку на поверхность в одном месте.

А впереди уже можно было различить бетонное основание будки смотрителя моста.