Он проснулся на рассвете и первым делом проверил температуру Марии. Кажется, нормальная. Что ж, если не очень напрягать ее, они могут пуститься в путь. Сегодня.

Он отыскал круглый камень и, пока на огне подогревались остатки вчерашнего кролика, наточил свой нож.

– Дэвид?

Он повернул голову.

– Как ты себя чувствуешь?

– Мы отправляемся сегодня?

– Да. Это будет только короткая верховая поездка к реке.

– Там есть деревня. Как только мы выйдем к реке, я могу показать направление.

– Отлично. Там мы раздобудем лодку. Потом спустимся вниз по течению и подождем ночи. И тогда мы будем свободны.

– Ты очень хороший человек, Дэвид. Ведь другие мужчины…

Она не закончила, и Холден был рад этому.

– Ты можешь оставить меня в деревне.

– Нет. Мы поплывем вместе. А потом найдем безопасное место, где ты сможешь остаться. Все будет хорошо. Я знаю, с кем нужно связаться, чтобы нам помогли. Нужно добраться до Бразилии и найти первый же международный телефон. Так что расслабься. Ты говоришь по-португальски?

Она рассмеялась. Первый раз Дэвид слышал ее смех. Он ему очень понравился.

* * *

Они ехали через лес, но держали реку в поле зрения.

Холден собирался спрятать винтовки – кроме одной – в кустах, пока он будет вести переговоры насчет лодки. Он предпочел бы отдать лошадей, но можно расстаться и с частью оружия.

Возможно, удастся также выменять немного еды и…

В небе послышались знакомые звуки, вертолет.

Холден натянул поводья и поднял голову. Лошадь Марии попятилась, но девушка удержала ее.

– Дэвид?

– Поехали.

Вертолет описывал круги над ними.

– Черт.

– Давай, давай! – понукала Мария свою лошадь.

Или их уже заметили – понял Холден – или просто поисковая группа была неподалеку, возымела какие-то подозрения и выслала воздушную разведку.

– Вперед!

Они въехали на какую-то возвышенность, и лошади замедлили шаг, с трудом взбираясь вверх. Холден оглянулся. Мария была прекрасной наездницей. Она умела обращаться с лошадьми.

Холден снова поднял голову.

И тут раздался усиленный мегафоном голос Инносентио Эрнандеса:

– Холден! Остановитесь! Вам не уйти. Сдавайтесь, или погибнете.

– Вот такой тебе! – рявкнул Холден, делая неприличный жест в направлении неба.

– Вот дорога, Дэвид, немного впереди.

Холдену не очень улыбалось выезжать на открытое место, но там хоть лошади смогут двигаться быстрее. А потом можно будет снова свернуть в джунгли, верхом или пешком.

– Поехали!

Он дернул поводья, используя М-16 в качестве кнута. Вот и дорога. Лошадь Холдена перепрыгнула через поваленное дерево.

– Мария, осторожно!

Но девушка уже преодолела препятствие.

Они доехали до вершины возвышенности и теперь спустились. Достигнув дороги, он тут же вскинул винтовку к плечу и открыл огонь, вертолет резко развернулся и ушел из зоны обстрела. Грохнул выстрел из крупнокалиберного оружия, и пуля взбила облачко пыли в паре ярдов от ног лошади Холдена.

Он снова выпустил очередь, но это было бесполезно. Мария уже была на дороге, Дэвид последовал за ней.

Вертолет на миг исчез из поля зрения, но тут же появился вновь, прямо над ними. Застучал пулемет, пули срезали ветки деревьев и дырявили землю. Тень машины зависла над ними словно черная туча. Холден расстрелял магазин, а потом снова взялся за поводья. Лошадь перешла на галоп и скоро сравнялась с животным Марии. Холден оглянулся. Вертолет заходил на вираж, чтобы снова оказаться над ними.

– Дэвид!

Впереди он увидел машину, пикап. В ее кузове сидели люди с готовым к стрельбе оружием. Холден отбросил пустую винтовку и схватил другую, которая висела у седла. В руке Марии уже был пистолет, и девушка открыла огонь.

Холден присоединился. Один противник упал. Загремели автоматные очереди. Лошадь Холдена споткнулась, но он сумел удержаться в седле. Животное встало на дыбы. Холден машинально выпустил еще одну очередь. Очередной бандит упал.

Мария проскакала мимо, пистолет в ее руке брызгал огнем. Кто-то выстрелил в нее, и девушка повалилась на шею лошади. Холден палил, не переставая.

Лошадь Марии остановилась, пистолет выпал из руки девушки.

Холден был рядом и мог все хорошо видеть. Правая нога Марии сочилась кровью.

– Со мной все в порядке, Дэвид, поехали.

Холден бросил лошадь вперед. Он сменил магазин, вновь дал очередь в направлении пикапа, который уже остался позади. Разлетелась левая фара.

Дорога тут делала резкий поворот. Лошадь Марии преодолела его без проблем, Холден тоже не отставал.

Перед ними появилась деревня, о которой говорила девушка. Несколько десятков убогих хижин. А впереди Холден увидел реку.

Он сильно ударил лошадь пятками. Вода – вот их единственное спасение.

Снова раздался голос Эрнандеса:

– Ты умрешь, Холден.

Стрельба из вертолета усилилась, пули барабанили по дороге. Они уже были у въезда в деревню, когда прогремела еще одна пулеметная очередь. Лошадь Марии упала на передние ноги, и девушка вылетела из седла на землю.

Холден спрыгнул и бросился к ней, на ходу стреляя по вертолету, и с удовлетворением заметил, что возле хвостового винта появился черный дымок.

Вертолет заревел и исчез за деревьями. Но появился пикап, который продолжал преследование. Холден подхватил Марию.

– Мы должны это сделать.

– Нет, Дэвид…

– Вперед.

Он бросился бежать, волоча за собой девушку. В правой руке Холден держал М-16 с выстрелянным магазином.

Жителей деревни видно не было. Холден понял, что они прячутся от пуль. Река была близко. Еще две хижины, и вот уже небольшая пристань, а у берега – лодки. Только бы удалось дотащить Марию до воды, тогда они нырнут и поплывут, задерживая дыхание.

Если вертолет больше не появится…

Он оглянулся и увидел его. Машина была в дыму, а из двери выглядывал Эрнандес со снайперской винтовкой в руках.

Пулемет снова ударил. Холден уже нес Марию на руках. Река…

Из пикапа тоже стреляли.

Холден бросил винтовку, выхватил из-за пояса «Беретту» и дал несколько выстрелов.

Мария упала.

Холден развернулся к пикапу и разрядил в него всю обойму. Лобовое стекло разлетелось, и машина с разгона врезалась в одну из хижин.

– Дэвид…

Холден обернулся к Марии.

– Ты сдохнешь, – продолжал греметь голос Эрнандеса.

Холден бросился к девушке, пули взбивали пыль рядом с ними. Мария встала на колени.

Снова выстрелы. Мария отчаянным прыжком обрушилась на Холдена и закрыла его своим телом. Вверху рокотал пропеллер удаляющегося вертолета. Холден осторожно перевернул девушку, ее глаза были открыты, изо рта текла кровь.

– Мария…

Она улыбнулась и закрыла глаза, но тут же вновь их открыла.

– Мария!

Холден коснулся ее шеи. Пульса нет, мертвые глаза смотрели в небо.

Холден встал, забивая в пистолет новую обойму.

Вертолет. Он вскинул руку и стрелял, стрелял до тех пор, пока не закончились патроны.

– Ублюдок!

Холден посмотрел на девушку.

– Я отомщу им, Мария. Да поможет мне Бог.

Он побежал к реке в сопровождении автоматных очередей, не выпуская пистолет из рук. Прыгнул в воду и нырнул как можно глубже.

Дэвид Холден дрожал. Он оставался в воде до темноты, когда люди Инносентио Эрнандеса прекратили поиски.

Он видел и самого Эрнандеса. Тот все еще хромал – рана, которую нанес ему Холден, покидая виллу, еще не зажила.

Когда они наконец ушли, Холден выждал час и выбрался на берег. На противоположный берег.

А потом долго сидел на каком-то бревне. Было холодно.

С помощью сухих листьев он вытер «Беретту» и патроны к ней. Потом вытащил «Защитника» из самодельных ножен.

Крепко сжал нож в руке и сказал негромко, глядя на блестящее в свете звезд лезвие:

– Я не забуду, Мария. Обещаю. Считай его покойником.