Лилли слегка пошевелились в темноте рядом со Смитом и чуть слышно прошептала:

— А почему ты сообщил им не тот план, о котором раньше говорил мне?

Боб и Генри спали в комнате Уиздома, остальные расположились на кушетке в гостиной. Лилли обещала разбудить их перед рассветом, чтобы они успели спуститься в долину и выйти на связь с «патриотами» из Метроу.

Мэтью Смит некоторое время молча смотрел в потолок, слушая дыхание женщины и держа ее за теплую руку под одеялом.

— Тайна, известная многим, Лилли, это уже не тайна, — ответил он наконец. — Я обрисовал им мой план в общих чертах. Утаил я лишь то, как собираюсь использовать место расположения противовоздушных установок. Если, конечно, они там вообще есть.

Я в этом не уверен на сто процентов, поэтому просто не имел права заставлять других полагаться на то, чего может не быть. Это слишком опасно, это расслабляет, а потом может привести к шоку и деморализации.

Кстати, если ты не очень устала, то разбуди меня, пожалуйста, до того, как поднимешь их.

Смит перевернулся на правый бок и подпер щеку ладонью.

— Ты очень красивая и очень умная женщина, — сказал он. — А главное, ты сама не понимаешь в полной мере, как редко эти два качества объединяются в одном человеке.

Ее пальцы коснулись его щеки, Смит обнял ее правой рукой, прижал к себе.

— Я люблю тебя, Лилли, так, как никого не любил раньше и никого не смогу полюбить потом.

Он крепко поцеловал женщину в губы, и ее горячее тело упруго прижалось к нему.

* * *

Араби резко тряхнула головой, черная грива разметалась по спине. Смит сжал коленями ее бока, направляя лошадь по узкой тропинке в снегу.

— Вперед, вперед, милая.

Он надвинул стетсон на лоб, чтобы защитить лицо от колючего холодного ветра, и поднял воротник пальто.

Смит никогда не рисковал без необходимости. И сейчас была как раз такая ситуация. Заключенные в форте Маковски — какое кощунство присваивать чему-либо имя этого узурпатора — крайне нуждались в помощи, любом виде помощи. Их нужно было освободить или убить, чтобы избавить от дальнейших мучений.

И если сегодня он найдет то, что надеялся найти, что — как подсказывали ему логика и опыт — должно было там находится, то у них появился бы шанс на успех. Пусть маленький, но все-таки.

А иначе ему придется нарушить все те принципы, в соответствии с которыми он жил многие годы. Добровольное самоубийство — а как еще назвать атаку на форт Маковски при отсутствии противовоздушных установок — будет означать для него отказ от всех прежних убеждений, моральным предательством самого себя.

Хотя, конечно, это его жизнь и он имеет право распорядиться ею так, как считает нужным.

Рассвет уже разъяснил горизонт, первые лучи солнца ложились на покрытые снегом горы. Еще час, и Араби потребуется отдых — слишком тяжело бедному животному пробираться такими тропками. А потом он подберется уже так близко к цели своего путешествия, что дальше придется идти пешком.

Взяв вожжи в левую руку, Смит принялся правой энергично растирать свое колено. Его взгляд скользил по верхушкам гор. Где-то там он или не обнаружит ничего, или найдет то, что надеялся найти. Найдет или верную смерть, или луч надежды, правда, луч еще более слабый, чем лучи раннего зимнего солнца.