Карабин он оставил на седле. Ведь ясно было, что ему потребуются обе руки, чтобы взобраться по отвесному и скользкому склону. А в случае падения ствол за спиной практически гарантировал перелом шеи.

Странно, но колено его почему-то не беспокоило. Зато вновь разболелось плечо. Ему даже показалось, что возобновилось кровотечение. Впрочем, это мог быть просто пот.

Осторожно, фут за футом, преодолевал он трудный подъем и взобрался уж на достаточную высоту, чтобы падение с нее оказалось смертельным или сразу, или в результате полученных травм.

Мэтью Смит продолжал свой путь, цепляясь за камни одетыми в перчатки руками и отталкиваясь ногами. Иногда он останавливался, чтобы перевести дыхание и собраться с мыслями. Конечно, умело проведенная воздушная разведка избавила бы его от таких мучений, но ведь лишь противник располагал средствами для ее осуществления.

Смит тяжело вздохнул, собрался с силами, перебрался через гребень скалы и упал в белый мягкий снег.

Затем он посмотрел вниз, в долину, которую со всех сторон окружали горные вершины с шапками снега на них. Снег блестел в солнечных лучах, а воздух здесь был свежий и очень холодный. Но Смит испытывал удовольствие, вдыхая его.

Когда он оставил службу в отряде полиции специального назначения, одна из женщин, тоже работавших там, спросила его:

— Скажи мне, Смит, почему ты решил все бросить и забраться в какую-то глушь?

Он усмехнулся, вспомнив эту женщину. Глубокие карие глаза на лице цвета молочного шоколада. Она была прекрасным полицейским. Смит ответил ей тогда:

— Мэри, ты никогда не ловила себя на мысли, что тебе надоело смотреть на бетон?

В ее красивых глазах появилось удивление.

— При чем здесь бетон?

— Ну, ведь на наших городских улицах мы в основном видим именно бетон.

— Я не понимаю тебя, Смит.

— А ты попробуй когда-нибудь подышать свежим воздухом, а не смогом, тогда поймешь. Ты хоть раз в жизни пробовала настоящий воздух?

— Настоящий? Ну, может, ты имеешь в виду то задание, когда с тобой две недели просидели на берегу у озера, охраняя какого-то свидетеля?

— Вот именно. Только воздух бывает еще лучше, чем там.

— Но ведь там было смертельно скучно. Никого вокруг, кроме деревьев, птиц и жуков.

Смит положил руки ей на плечи, заглянул в бездонные глаза и сказал с улыбкой.

— Вот именно, крошка.

И поцеловал ее в лоб.

Смит покачал головой, погрузившись в воспоминания. Да, тут бы Мэри явно не понравилось. Он повел плечами и втянул шею в воротник. Правой рукой он расстегнул кобуру на поясе и вытащил из нее девятимиллиметровую «Беретту».

Он хотел быть готов на случай, если вдруг встретит кого-нибудь нежелательного.