Прижимаясь спиной к стене, Холден крался по широкому коридору, который начался за внутренней дверью. За ним следовала Рози Шеперд. Он услышал сзади шум, оглянулся и увидел, что четверо остальных «патриотов» вбегают в коридор и разделяются на две группы по два человека, готовясь к закладке взрывчатки.

Коридор впереди разветвлялся на две части, уходящих вправо и влево, а вверх поднималась узкая лестница. Высокое здание, казавшееся одноэтажным снаружи, имело внутри небольшой второй уровень, площадь которого по сравнению с первым этажом была совсем незначительной, возможно, тысячи три квадратных футов против четверти миллиона.

Дэвид дал знак обеим группам, чтобы они двигались в глубь коридоров, а сам с Рози бесшумно побежал к лестнице.

Они стали подниматься по ней спина к спине, держа наготове оружие. Холден смотрел вперед, Шеперд – назад, прикрывая тыл.

Через несколько секунд они приблизились к верху лестницы. Там они замерли и прислушались. Дэвид услышал голоса. Неужели шеф полиции Блэквуда друг террористов? Очень хотелось бы с ним встретиться…

Голоса доносились справа. Холден кивнул туда, и Рози дала знак, что тоже их услышала. Он осторожно выглянул с лестницы и увидел идущий от нее коридор, в который выходили застекленные двери кабинетов. Все из них были темные, только в одном, самом дальнем, горел свет. Разговаривали в нем.

Дэвид показал Шеперд, чтобы она его прикрывала, поднялся на цыпочках в коридор и стал красться к освещенной двери. Там раздался шум, и он замер, прильнув к стене и вскинув винтовку. Если кто-то выйдет из кабинета, придется стрелять. Но вместо этого изнутри раздались голоса, на этот раз более разборчивые.

– Черта с два! В мой город даже эфбээровцы не проскочат так, чтобы я об этом не узнал. У меня достаточно связей наверху, – послышался самоуверенный мужской бас. Начальник полиции? Вероятно…

Ему ответил кто-то с небольшим иностранным акцентом:

– Это место слишком приметное. Нам надо было увезти все отсюда и передать в надежные руки еще неделю назад. Нужно поставить больше охранников.

Третий голос, молодой, безо всякого акцента:

– Да не волнуйтесь вы, грузовики придут всего через пятнадцать минут…

Холден взглянул на часы. Операция идет уже восемь минут, осталось двенадцать, после этого «Авитек» будет взорван. Как же отложить подрыв на несколько минут?

– …и все наши проблемы будут решены. Так что не переживай, Мули. Тебе нужно больше охранников? Отлично – сейчас мы с шерифом Хелброузом спустимся и прогуляемся по территории. Все будет в порядке. Пошли.

Дэвид и Рози прижались к стене по обе стороны двери, ведущей в кабинет, и направили на нее стволы.

Она распахнулась, и первым в дверном проеме показался тот, которого, вероятно, звали Мули. Он был смуглый и держал под мышкой «Узи», так, как будто умел с ним обращаться.

– Стоять! – пронзительно крикнула Шеперд. – Руки на голову!

– Черт побери! – раздался изнутри возглас, и Мули вскинул автомат. Дэвид дважды нажал на спуск винтовки, всадив первую пулю в грудь, а вторую – в шею, когда ствол немного повело при отдаче. На стену коридора рядом со стеклянной дверью брызнула кровь. Мули зашатался и упал назад, прямо в витраж, разнеся его на мелкие кусочки. В открывшемся проеме показался парень с хромированным «Кольтом» сорок пятого калибра. Рози отскочила в сторону и полоснула по нему короткой очередью. Холден отшатнулся, чтобы не попасть под ее пули, как вдруг в воздухе что-то просвистело и тупо ударило его по голове, как молотком.

– Ах ты сволочь! – услышал он крик Рози.

Дэвид опустился на колени. Перед глазами все плыло, но он заметил, как из кабинета вырвалась фигура и метнулась по коридору к лестнице. Он сумел поднять М-16 и выпустил длинную очередь вслед убегающему предателю-полицейскому. Сверху посыпались куски штукатурки, раздался крик боли, но шефу полиции – Хелброузу – все же удалось добежать до лестницы и исчезнуть внизу.

Холден поискал затуманенным взглядом Рози. Она была в кабинете и не сводила винтовки с дергающегося на полу в последних конвульсиях парня, который продолжал сжимать «Кольт».

– Тот сукин сын бросил в меня вот этим, – показала она на валяющуюся рядом с дверью статуэтку приличных размеров. – Но попал в тебя. Попробую его догнать. Ты как, в порядке?

Дэвид с трудом поднялся на ноги и прислонился к стенке. Перед глазами плыли круги и сверкали звезды…

– Да… Только будь осторожна, – прошептал он вслед выбегающей Рози и снова перевел взгляд на статуэтку. По голове текло что-то теплое…

* * *

Шеперд подскочила к лестнице, расстреляла все винтовочные патроны в сторону укрывшегося внизу в полумраке Хелброуза, отбросила М-16 и достала оба своих пистолета. Она успела заметить, что это был здоровенный детина, вооруженный револьвером, в полицейской форме.

По лестнице тянулся кровавый след. Дэвид ранил его, но насколько серьезно?

– Эй, ты, Хелброуз! – крикнула она, подползая к краю лестничной клетки. – Сдавайся!

– Поцелуй меня в задницу! – раздался рев снизу.

– Только в твоих мечтах! – парировала она, стараясь поточнее определить, где он находится. Мельком взглянула на часы – до взрыва остается шесть минут. А что если на вооруженного Хелброуза наткнутся подрывники и не успеют среагировать?

– Ты из полиции? – раздался крик снизу. – Давай договоримся. Я дам вам много денег, тебе и твоему дружку. С ним будет все в порядке, подумаешь, немного зацепило…

Она не отвечала, медленно спускаясь по ступенькам и не сводя стволов с угла коридора, откуда доносился крик. Он смолк, и через секунду оттуда выпрыгнул шеф полиции и, держа пистолет двумя руками, присев в классической позе, выстрелил в Шеперд.

И промахнулся.

Рози была точнее. Она стреляла и стреляла, Хелброуз дергался от многочисленных попаданий, затем сполз по стене, оставляя на ней широкий красный след.

Она сняла пальцы со спусковых крючков и медленно подошла к окровавленному негодяю, который продолжал держать револьвер в сведенных судорогой пальцах. Она выбила его ударом ноги и отступила в сторону.

Предатель не двигался. Это значило, что он или был убит, или очень талантливо играл мертвеца. Но на хорошего актера он не походил…

– Это тебе благодарность от честных полицейских, мразь, – бросила ему Шеперд.