Дмитрию Борзому было очень неудобно сидеть на переднем сиденье «Форда», но ничего другого не оставалось. Он не хотел показать свою слабость перед лицом «Леопардов».

Они, конечно, знали, что он сильно разбился – это было видно по синякам на лице и руках, не говоря уже о поврежденной груди и ногах, сломанных в трех местах. Но один врач, сочувствующий «Фронту», так искусно наложил на переломы гипсовые повязки, что их почти не было видно под брюками. Были сломаны обе голени и щиколотка. Врач сказал Борзому, что быстрому выздоровлению способствует его общее хорошее состояние, физическая подготовленность и сравнительная молодость. А тому даже такое выздоровление не казалось быстрым, так как не терпелось поскорее приняться за свои дела.

Поэтому он не хотел, чтобы другие знали о том, что у него перебиты ноги и хоть на секунду усомнились в его возможностях возглавить ФОСА в критическое для организации время. Умелое руководство являлось теперь одним из самых важных факторов продолжения войны, наряду с привлечением к вооруженной борьбе «Леопардов» и других уличных банд во всех городах Америки. Сейчас на их плечи ляжет основной груз сопротивления властям, до того времени, пока он не проведет массовую реорганизацию ФОСА. Но на это потребуются недели или даже месяцы.

Ровно две недели прошло с того дня, когда Хэмфри Ходжес неохотно рассказал ему о поражении на Седар Ридж.

К этому времени, конечно, у ФБР, ЦРУ, полиции и других правительственных органов США, Канады и Мексики уже есть показания Чарли Ланга и аресты руководящих членов «Фронта» идут по всей Северной Америке. К сожалению, у Ланга феноменальная память. Борзой уже знал о двухстах арестах, но следует ждать еще большего их числа.

Он также знал, что его – Борзого – считают погибшим. Ничего, он скоро развеет это заблуждение.

– Вот они, мистер Джонсон, – обратился к нему Косяк, водитель, который стал его постоянным спутником во время лечения. Борзому он начинал нравиться из-за своих способностей, хотя и несколько ограниченных, и грубой привязанности. – Вон там, видите?

– Вижу. Во время разговора оставайся в машине и из-за руля не выходи.

– Понял, сэр.

Смитти, предводитель «Леопардов», остановился в трех шагах от машины, с той стороны, где сидел Борзой.

– А вы уже лучше выглядите, мистер Джонсон, – проговорил он, вглядываясь в Борзого.

– Да и чувствую себя лучше, – кивнул тот.

За спиной Смитти стояло шестеро самых верных ему подчиненных. Главарь «Леопардов» и трех самых крупных банд в Метроу откашлялся.

– Я нашел нужных вам людей, о которых вы говорили. Один из них – классный специалист по компьютерам, бывший военный. Неравнодушен к наркотикам, на этом мы его и подловили. Он согласился выполнить то, что от него требуется. Нашел я и ребят, которые доставят его к компьютеру.

Смитти оглянулся на своих дружков, кивнул, и они отошли в сторону. Он посмотрел на Косяка.

– Пусть остается, – бросил Борзой.

Смитти пожал плечами и продолжил:

– Никто из них не знает, что они не вернутся. В машину я лично подложил мину, так что даже если им удастся уйти оттуда живыми, их все равно разнесет на куски по дороге обратно.

– Вот и хорошо, – усмехнулся Борзой. – Если твой компьютерный наркоман действительно такой умный, как ты рассказываешь, и сумеет ввести те координаты, которые я передал, то завтра будет очень интересно почитать газеты и посмотреть программу новостей. А правительство получит весомое подтверждение того, что «Фронт» еще не вышел из игры.