Когда Дэнни зашла в тюремный отсек, она увидела там Мери, которая разговаривала со своими отцом и братом. В отдаленной камере Дэнни разглядела Мак'Брайда. Он наблюдал за Поттэрами. А в самой ближней камере сидел, молчаливо уставясь в пол, Донован.

— Смотри-ка, пап, — сказал Дуглас. — Сестра снова пришла поиздеваться над нами.

Бросив усталый взгляд на младшего брата, Дэнни решила сосредоточить внимание на старшем.

— Донован, что у вас было сегодня на ленч?

— Какая-то желчь, в которой плавала грязь, — ответил Дуглас.

— Я разговариваю не с тобой, Дуглас! — резко оборвала его Дэнни.

— А Донован все равно не станет отвечать тебе, — объяснил свое поведение младший брат.

Донован бросил на нее хмурый взгляд, но ничего не сказал. Молчал и отец, погруженный, видимо, в свои мрачные мысли.

— Вы не хотите со мной разговаривать? Но ведь это вы, мужчины, все испортили, а вовсе не я. Я стараюсь наладить, а вы вместо помощи только злитесь.

— Лучше тебе уйти отсюда, Дэнни. Ты причиняешь нам одни неприятности, — проворчал Донован.

Взглянув на Мери, Дэниэлла поняла, что та поглощена разговором с родными. И она решила действовать сама.

— Донован, а почему ты становишься таким тихоней, когда здесь появляется Мери?

— Ничего подобного, — буркнул старший брат.

— Ты же любил язвительно шутить с Поттэрами. Я думала, никто из них исключения не составляет.

— Она барышня, а с барышнями я не воюю.

Дуглас придвинулся ближе к решетке.

— Я думаю, она ему нравится, — зашептал он энергично. — У него начинает сильнее биться сердце при ее появлении. Я давно заметил.

— Ну что ты сочиняешь! — воскликнула Дэнни как можно мягче. — Разве можно заметить, что у человека сильнее бьется сердце? Ты, наверно, заметил еще что-то? Краснеет, становится молчаливым, да?

Младший брат раскрыл было рот для ответа, но Донован поднялся и, схватив Дугласа за полы куртки, тряхнул его.

— Хватит болтовни! А ты, — он ткнул пальцем в сторону Дэнни, — убирайся! Мы больше не нуждаемся в твоих посещениях.

Мери повернулась в их сторону.

— Какая неблагодарность! — воскликнула она. — Дэнни могла бы заботиться только о слитке и о своей безопасности, пока вы заперты здесь. А вместо этого она договаривалась о разносолах для вас, и только в самое последнее время мы с ней решили не заниматься домашним питанием для своих семей, чтобы хоть как-то способствовать их примирению. Мои родные не в обиде на меня, а вы как относитесь к Дэнни?!

Донован не выносил, когда кто-то перечил ему, и Дэнни не ждала ничего хорошего от заступничества этой предательницы; может быть, она даже нарочно вмешалась, рассчитывая подогреть семейную ссору Стормов.

Произнося свою отповедь, Мери приблизилась вплотную к камере Донована, и Дэнни была поражена его реакцией: он смущенно потупился.

Отец Мери крикнул, чтобы она возвращалась, но та продолжала стоять возле Донована и возмущенно отчитывать его:

— Дэнни думает обо всех нас, заботится о том, как нам жить дальше, а вы поглощены этим проклятым золотом и ни о чем не хотите думать!

— Она связалась с шерифом, — пробурчал Донован, не поднимая глаз.

— А чем вам не нравится шериф? Он охраняет ее вместо вас, — тех, у которых не хватило здравого смысла не попадать за решетку.

— Эй, Мери! — возмутился старший Сторм. — Нечего стоять тут и оскорблять моего сына!

— Что это с тобой случилось, Донован? — присоединился к отцу Дуглас. — Не позволяй девчонке разговаривать с тобой в таком тоне!

— Мери, ты что, не слышала? Отец велел тебе отойти от них! — завопил Вильям Поттэр.

— А ты закрой рот, братец! — возмутилась его вмешательством Мери. — Тебе должно быть стыдно больше всех. Это же надо до такого дойти — напасть на Дэнни посреди дороги! Ты превратился в испорченного пьяницу и хулигана.

— Пап, ты слышал, как она меня обозвала?

— Не обращай на нее внимания. Она слишком много времени проводит с девчонкой Стормов.

— При чем тут моя девчонка? — вновь подал голос самый молчаливый из двух семейств — Дрейфус Сторм. — Это ты, держа свою дочь под замком, превратил ее в сварливое существо.

— Мери Эллен не сварливая! — горячо запротестовал Донован.

— Это еще что такое? — растерянно и негодующе воскликнул Дрейфус. — Не хочешь ли ты сказать, что перешел на их сторону?

— Вовсе не на их сторону! — К Доновану стала возвращаться его обычная строптивость. — Мери хорошая, добрая девочка, больше всех страдающая от собственной семьи.

— Ты слышал, пап? — завопил Вильям. — Они все спелись против нас с тобой!

— Перестань ссорить всех, негодяй! — прошипела Мери. — Все именно из-за тебя и началось. Ухаживать не умеешь, а жениться захотелось. Научись сначала быть вежливым и ласковым, как Донован.

Дэнни едва не поперхнулась, когда ее старший брат улыбнулся Мери самой ярчайшей улыбкой, на какую только был способен.

— Никогда бы не поверила в такое, не наблюдай я всю сцену собственными глазами, — прошептала Дэнни подошедшему к ней Джейку.

— И мне с трудом верится, — заметил он.

Дэнни сделала шаг вперед:

— Мне кажется, мы уже нашли решение всех наших проблем.

— Я догадываюсь, о чем ты хочешь сказать, Дэнни. И думаю, что это замечательная идея, — проговорила на глазах расцветшая Мери.

— Ну что там у вас? Не тяните! — нетерпеливо бросил Дрейфус Сторм.

— Объясняю! — торжественно заявила Дэнни. — Для начала констатируем: Вильям и я никогда не поженимся. Но я думаю, что мы можем получить другую замечательную пару.

В это время в помещение ворвался Бэн:

— Я привел священника, Джейк. Извини, но нам надо поговорить втроем, а у него мало времени. Идем!

В камерах внезапно повисла тишина. Все смотрели на Бэна, сопоставляя только что произнесенные Дэниэллой слова с его известием о приходе священника.

— Не хочешь ли ты сказать… — начал было Дрейфус Сторм.

— Никогда в жизни! — перебил его истошным воплем Вильям Поттэр.

— Но, Дэнни, — смущенно произнес Дуглас. — Я еще слишком молод, чтобы жениться.

— Не о тебе речь, глупец! — прорычал Шерман Поттэр. — И все равно я против.

— Мне кажется, — любезным тоном произнесла Дэнни, — мы забыли спросить самих Донована и Мери.

— У Мери такое же мнение, как у меня, — заявил Шерман. — В семье Поттэров решения принимают мужчины.

Дэнни проигнорировала замечание Поттэра.

— Что скажешь, Донован? Согласен ли ты жениться на Мери?

Донован посмотрел на Мери, и глаза его наполнились нежностью. Но потом он взглянул на отца и брата, отрицательно качавших головами, и с глубоким сожалением произнес:

— Я очень хотел бы, но не могу. Ведь Мери — из семьи Поттэров.

Мери кинулась к Дэниэлле.

— Видишь? Я говорила тебе! Говорила! — Ее восклицания были полны отчаяния.

Дэнни протянула руку, чтобы обнять и успокоить подругу, но та уже бросилась к своим.

Негодование переполняло Дэнни, и она подошла к отцу и братьям.

— Ах, она из рода Поттэров, Донован? Какое удобное оправдание! Она красивая, милая, добрая, и если ты думаешь, что найдешь похожую на нее, которая тоже полюбит тебя, то, значит, ты круглый тупица! Как можно отказываться от своего счастья из-за того, что кто-то против?

— Да, но против не кто-то, — угрюмо ответил брат, — а моя семья.

— Я тоже твоя семья, и никто не знает Мери лучше, чем я, и я за! — одним духом выпалила Дэниэлла. — Ты любишь ее, так что же ты так легко сдаешься?

Донован медленно покачал головой:

— Я не знаю, люблю ли я Мери… Но я привык считаться с мнением отца.

В этом Донован не кривил душой. При всей своей вздорности он всегда в конечном счете делал так, как велит отец. Дэнни уважала в нем эту черту, но сейчас готова была убить его за такое бессмысленное послушание.

Мери расплакалась, и сама Дэнни почувствовала, что слезы наворачиваются ей на глаза. Она подошла к подруге:

— Пойдем отсюда, Мери. Донован, ты еще раскаешься, но будет поздно.

Подруги взялись за руки и уныло направились к выходу. Они сделали все возможное, но что-то не сработало, и, значит, надо примириться с поражением.

— Постойте! — негромко произнес Джейк. Он стоял возле камеры Поттэров, скрестив руки на груди.

Подружки остановились и с надеждой воззрились на своего единомышленника по борьбе с семейными распрями.

— Черт меня побери, если вы не самые упрямые люди, каких я когда-либо встречал! — продолжал Джейк, обращаясь ко всем вместе. — Я хочу сделать такое предложение: Донован и Мери обручаются прямо здесь, сейчас. А затем я всех отпускаю по домам. За исключением Мак'Брайда, естественно.

Дэнни и ее подружка замерли в ожидании, а Бэн нахмурился.

— Ты уверен, что это уже можно сделать? Ведь землемер еще не прибыл, — сказал он Джейку.

— Одному Господу известно, верно ли я поступаю, но, похоже, другого выхода нет. Я и подумал, почему бы хоть раз в жизни не проявить снисходительность к нарушителям спокойствия?

— Шериф, мы, Стормы, готовы к такому соглашению, — заявил Дрейфус.

Однако Шерман Поттэр оказался менее сговорчивым.

— Мне не по нраву эта идея, — заявил он. — Одно дело брак Вильяма с Дэнни: строптивая девчонка входит в мою семью и подчиняется мужу. Совсем другое дело — ваш взбалмошный Дон будет командовать моей дочерью.

— Давайте посмотрим на это с несколько иной стороны, мистер Поттэр, — предложил Джейк. — Молодые люди явно симпатизируют друг другу. Выйдя отсюда, Донован одумается и все равно женится на Мери. Чтобы предсказать это, не надо быть великим психологом. Отцы семейств, затеявшие ссору, могут сейчас благословить их и тем самым хоть немного оправдаться.

— Соглашайся, па! У меня уже нет сил торчать здесь, в неволе, да еще и на этой чертовой пище, — сказал Вильям.

— Минутку! — вступил в оживленную беседу Донован. — Почему никто не спрашивает моего мнения?

— О, мы все знаем, что ты смотришь в рот отцу и еще не научился иметь собственного мнения, — насмешливо произнес Вильям.

— Никогда в жизни я не смотрел никому в рот, — возмутился Донован. — Отец, — повернулся он к Дрейфусу. — Я передумал. Я хочу, чтобы Мери стала моей законной женой. И раз уж я решил, то нравится вам это или нет, так и будет.

Все обратили взоры на Мери. Она стояла со сжатыми губами, и Дэнни взмолилась:

— Давай, Мери, не упрямься!

— Я не хочу выходить замуж, лишь бы их выпустили из тюрьмы, — с обидой сказала Мери. — Может быть, Донован только притворяется самостоятельным, а сам угождает отцу и вовсе не любит меня!

— Я люблю тебя, Мери! — горячо воскликнул Донован. Шериф прав. Я все равно женился бы на тебе, выйдя из тюрьмы.

И снова все взоры обратились к Мери. На ее лице показалась улыбка.

— Хорошо, Донован Сторм. Полагаю, в моем сердце найдется место для прощения. Но только на один раз.

Тюремное помещение наполнилось радостными криками. Дэнни встретилась глазами с шерифом и заметила его радость и гордость. Они добились своего, в городе больше не будут ругаться и стрелять даже независимо от прибытия долгожданного землемера.

— Священник! — закричал Бэн. — Я сейчас приведу его. Пусть он совершит обряд бракосочетания.

Стоя на тротуаре, Дэнни дожидалась выхода молодоженов. Вместе с Джейком они решили предоставить им свою двуколку и корзину с провиантом для счастливого уединенного пикника. А затем новобрачные прибудут на совместный ужин в дом Поттэров. Отношения между семьями оставались пока напряженными, но уже стали более спокойными. Дэнни надеялась, что со временем все окончательно наладится.

Из офиса вышел Джейк.

— Все идет нормально, — улыбнулся он.

— Я не знаю ваших истинных побуждений, но хочу поблагодарить за результат, — сказала Дэнни, все еще боясь полностью доверять шерифу.

— То, что я сделал, было искренней помощью вам и вашей подруге в горячем стремлении помирить две семьи, а значит, и весь город.

Она посмотрела в его темные глаза. Они светились мягким, теплым светом, и сердце ее учащенно забилось.

— Можем мы начать все сначала? — продолжал Джейк. — Попытаться забыть, что произошло до этого дня?

Дэнни взглянула на него с нежностью.

— Я бы не хотела все забывать, — сказала она.

Он по-доброму улыбнулся ей, и Дэнни поняла, что ей надо сделать. Она достала самородок из кармана и протянула ему:

— Возьмите.

Джейк взглянул на золотой слиток, но продолжал стоять не двигаясь.

— Как только я его возьму, вы вновь начнете сомневаться в моей честности.

Дэнни и сама удивлялась приливу полного своего бескорыстия.

— Я знаю, как много он для вас значит, и хочу, чтобы вы получили его. Я уверена, что в ручье предостаточно такого добра. Я найду для своей семьи другой, и не один.

— О чем вы говорите, Дэнни? — рассердился Джейк. — Этот самородок ничего для меня не значит! Забота о нем — всего лишь часть моей работы.

В этот момент из дверей выскочил помощник.

— Уже подписывают бумаги под бдительным оком папаш! — торжествующе объявил он. — Есть в этом неожиданном событии нечто романтическое, заставляющее мечтать и о собственной свадьбе.

На губах Джейка заиграла лучезарная улыбка.

— Если ты сможешь на минутку сосредоточиться, я поручу тебе небольшое задание. — Он взял золотой слиток из раскрытых ладоней Дэнни и протянул Бэну. Брови у того взлетели вверх.

— Ого-го! Он и точно размером с куриное яйцо! Благодарю вас, мисс Сторм, за доверие. За то, что вы решились наконец отдать его нам.

Дэнни улыбнулась сквозь слезы:

— Теперь вы богатый человек, Бэн. Поздравляю.

Ей было обидно, что Джейк передал ее подарок помощнику, но возражать показалось недостойным, мелким.

Бэн недоуменно заморгал, затем вопросительно взглянул на шерифа:

— Ты что, до сих пор не объяснил ей, зачем мы просим отдать нам слиток?

— Я не раз объяснял, но Дэнни почему-то не слушает. Или не верит никаким словам по этому поводу. Не пойму, в чем дело, — ответил Джейк.

Бэн захохотал:

— Так, значит, Дэниэлла собралась отдать тебе эту штуковину, думая, что ты присвоишь ее себе?

— Извините меня, о чем вы говорите?

— О самородке, мисс Сторм, — сказал Бэн. — Мы не собираемся оставлять его себе.

Она перевела взгляд с Бэна на Джейка.

— Значит, вы не… тогда вы…

Джейк повернулся к ней:

— Наша работа здесь частично и заключается в том, чтобы обеспечить сохранность золота. По прибытии землемера оно должно попасть истинному владельцу, а мы отвечаем за то, чтобы до этого оно не исчезло бесследно.

Дэнни почувствовала ужасающий стыд. Она заподозрила порядочного человека, истинного стража закона и справедливости в корыстных замыслах! И даже обвиняла его в том, что он соблазнил ее, желая разбогатеть! Как же он должен презирать ее за это! Хорошо еще, что в последний момент она решила просто подарить слиток, а не продолжала скрывать его от полицейских.

— Думаю, наступило время запереть эту штуковину в банковский сейф, где ей и место, — сказал Бэн. — Мисс Сторм, надеюсь, мы еще увидимся сегодня. — И он направился к банку.

Дэнни не могла набраться мужества, чтобы взглянуть в глаза Джейку. Она только почувствовала, как он нежно погладил ее щеку, и в горле у нее встал комок.

— Наверное, я сам виноват в этом недоразумении, — сказал шериф. — Плохо объяснил.

Она подняла голову. Глаза его излучали нежность. Затаив дыхание, она с нетерпением ждала его поцелуя.

И тут раздались крики:

— Пожар! Пожар!

Мак'Интайер резко остановил лошадь перед полицейским участком.

— Шериф, молния зажгла дерево в зарослях! Огонь движется к высохшему лугу! Потом он устремится к городу!