Теперь Эйнар просит отца поддержать его сватовство к Хельге дочери Краки. Торир сказал, что все так и будет. Они выезжают из дому, приезжают к Краки и сватаются к Хельги от имени Эйнара. Краки отвечал, что хочет сперва разузнать о смерти Торстейна поточнее, но выдаст девушку за Эйнара, когда это будет известно наверняка. Торир сказал, что негоже медлить с помолвкой Эйнара, если девушку до этого обручили с Торстейном в два счета. Краки не дал связать себя обещаниями. Отец с сыном едут назад с чем приехали, а немного погодя Эйнар едет на север к Капищу, рассказывает Торгильсу о своем сватовстве и говорит, что ему отказали.

Храни стоял поблизости. Он ответил:

– Ни к чему тебе, Эйнар, знатные родичи, коли ты сейчас не получишь девушку в жены! – и он сказал, что Эйнару мало проку от дружбы с Торгильсом, раз тот пропускает поношение, которое устроили его шурину.

Торгильс отвечает:

– Я думаю, что Краки поступил мудро; я бы и сам вел себя так же, будь я на его месте.

Эйнару пришлось признать, что доводы Краки не лишены основании. Но Храни вовсю подстрекал Торгильса выехать с Эйнаром. Торгильс сказал, что у него не лежит душа к этой поездке, хотя женитьбу Эйнара устроить можно. Все же они выехали и встретились с Краки, но получили тот же ответ, что раньше.

Тогда Торгильс сказал:

– Весьма возможно, что ты выдашь дочь замуж по своему усмотрению. Но тебе все равно не удастся уладить это, избежав распри.

Краки сказал:

– Я не буду этим рисковать.

Затем он обручает дочь с Эйнаром и вскоре устраивает свадьбу у себя на дому. Краки оговорил, что не отвечает за нарушение уговора с Торстейном.