«Первый блин всегда комом», — говорила себе Кэрри, лежа в фургоне рядом со Спайком. Ночь была уже на исходе. Он приподнялся на локте и закурил сигарету с марихуаной. Кэрри тоже сделала затяжку, надеясь, что ее не вырвет, и она не потеряет сознание. Секс был торопливым и довольно схематичным, но Кэрри это не смущало. Фейерверков она и не ждала. Ей хотелось грубого, животного совокупления. Правда, не такого короткого.

— А где остальные? — спросила она Спайка.

— Все там же. Они будут спать на пляже. Все, кроме Лолы.

Она представила Лолу верхом на Мэтте и прижалась щекой к груди Спайка, пытаясь отогнать непрошеное видение. А вдруг они там курят марихуану? Нелсон пришел бы в бешенство.

— Я же говорил тебе, что мы всегда что-то делаем впервые, — сказал Спайк.

Кэрри вздернула подбородок и взглянула на Спайка.

— Это у меня не впервые.

— Я имею в виду, что ты впервые изменила своему парню.

— Я никому не изменяла. У меня нет парня.

— Уже нет. Он оказался подонком, да?

Ей не понравилось, Что Спайк назвал Хью подонком, хоть это было вполне справедливое определение. Сама она называла его еще и похуже, причем много раз.

— Давай забудем о нем. Прости, если я была немного взвинченной.

— Все было классно, но ты аккуратно сложила свою майку, когда я тебя раздел. Сила привычки?

Она закрыла глаза.

— В самом деле? Я не помню.

— Так бывает, когда слишком долго живешь в одном и том же месте с одним и тем же человеком.

— А ты живешь по-другому?

Спайк медленно, со вкусом затянулся сигаретой и посмотрел в потолок фургона. Кэрри уже подумала, что он отключился, и не надеялась дождаться ответа.

— Я живу, как живется и не строю планов на будущее — это меня пугает, — наконец, выдал Спайк.

— А как же деньги? На что ты живешь?

— У меня была работа, но в прошлом году я ее бросил. Однажды я был на пляже в Кройде с компанией ребят. Все они жили в автофургонах на берегу моря, и я понял: жизнь слишком коротка, чтобы работать. Мне захотелось остаться там. Я продал машину, квартиру и взял пенсионные деньги.

— У тебя была пенсия?

Он вяло повернулся к Кэрри и провел пальцем по ее животу.

— Да.

Она задрожала, когда его палец остановился на ее пупке.

— Где же ты работал?

— В офисе, занимался там какой-то мурой. Сейчас уже и не вспомню. А ты?

Она тихо засмеялась.

— Ты же знаешь: я управляла делами на ферме своего бойфренда.

— А, ну да. Прости, я забыл. А вообще, какая разница, что было раньше? Мне интересно только то, что происходит сейчас.

Его рука подобралась к ее груди. Спайк обхватил ее сосок двумя пальцами и прошептал:

— Кажется, в тот раз я тебя не удовлетворил. Обещаю исправиться прямо сейчас.

Спайк перекатился на нее и поцеловал в губы. Его проворный влажный язык скользнул ей в рот. Кэрри обхватила ногами его спину и приподняла бедра. Ей хотелось заниматься сексом со Спайком везде — на пляже, в пещере, в лесу. Она курила наркотики и трахалась в грязном автофургоне. Ей нравилось думать, что Спайк никогда не был бухгалтером и не платил муниципальный налог на недвижимость, что он получает пособие по безработице и продает на улице «Соушелистуоркер». Он был именно таким парнем, каких на дух не выносил Хью, и это особенно заводило Кэрри.

Солнечные ванны, секс и серфинг. Что еще нужно девушке для счастья? Впрочем, серфинга могло быть и поменьше. Огромная волна закрутила Кэрри, словно носок в барабане стиральной машины. Нет, на этот раз ей уже не вынырнуть. Сейчас она утонет. Пройдет несколько недель, и ее тело — все в синяках, местами обкусанное рыбами — вытянут из моря… Интересно, придет ли Хью на похороны?

Сильная рука схватила ее за запястье и вытащила на поверхность воды. Кэрри закашлялась, жадно хватая ртом воздух.

— Если хочешь, можешь опустить ноги. Здесь не очень глубоко, — крикнул Спайк.

— Я, н-наверное, отд-дохну.

Он засмеялся и поплыл дальше.

— Сегодня классные волны. Я остаюсь. Подожди меня.

Кэрри вышла на берег, таща за собой доску и отплевываясь. Глаза щипало, тело ломило. Кэрри училась серфингу неделю (подумать только: провести целую неделю жизни, катаясь на волнах!) и уже достигла удивительных результатов — могла продержаться на доске около пяти секунд. Спайк сказал, что у нее здорово получается, но Кэрри пришла к выводу, что серфинг — далеко не такой фантастически-захватывающий вид спорта, как его расхваливают.

Секс со Спайком тоже оставлял желать лучшего, но она не слишком переживала. Они занимались этим в фургоне, на пляже, в пещере, причем последние два места, несмотря на кажущийся романтизм, мало впечатлили Кэрри. Когда морские водоросли прилипают к заднице, а песок лезет во все поры, про романтику как-то забываешь. Все происходило грубо, второпях — совсем не так, как было у нее с Хью, и Кэрри временами казалось, будто весь ее мир летит вверх тормашками. Будто она всю жизнь только и делала, что трахалась и валялась на песке. С Хью ее волновали закладные и арендная плата, удои молока и субсидии. Со Спайком Кэрри думала совсем о другом: как бы не утонуть и хватит ли им презервативов.

Прикрыв ладонью глаза, она смотрела, как Лола ловит волну и скользит по ней на доске, точно сроднившись с морской пеной. Она больше не видела Мэтта в компании Лолы и понятия не имела, переспали ли они в ту первую ночь. Впрочем, это не ее дело. Кэрри расстегнула молнию и стянула с себя костюм для подводного плавания. Она замерзла и мечтала о горячем душе. Спайк вышел из моря, таща за собой доску, и Кэрри быстро собрала вещи.

— Что, уже наплавалась? — спросил он с усмешкой.

— Хотела еще немножко похлебать воды из Атлантического океана, но потом решила оставить ее вам.

Спайк засмеялся.

— Еще пара месяцев, и ты освоишься.

Пара месяцев? Кэрри пристально посмотрела ему в лицо. Это что, шутка?

— Приходи на пляж вечером. У нас будет особенная вечеринка: сегодня день рождения Лолы.

— Правда? Надо ей что-нибудь купить.

Он подмигнул.

— Не надо. У меня уже есть для нее подарок, от всех нас.