— Хочешь сесть за руль? — спросил Мэтт на следующее утро, когда они собрали вещи. — Может, так тебе будет спокойней.

Ну, уж нет, она не попадется на эту удочку! Никто из них не упоминал вчерашнюю ночь, как будто и не было ни пьяных откровений, ни поцелуя. Кэрри понимала, что этот поцелуй равносилен похлопыванию по голове. Мэтт ласково, но твердо дал ей понять, чтобы Кэрри не лезла в его личную жизнь.

— Вообще-то у меня немного побаливает голова. Наверное, будет лучше, если ты поведешь. Кстати, у тебя нет парацетамола?

— К сожалению, нет. Попробуй выпить чашку кофе. Если будет хуже, я остановлю у аптеки.

— Вы такой заботливый, доктор Ландор!

Оставив эту реплику без ответа, Мэтт достал из бардачка карту, открыл ее и сосредоточенно сдвинул брови.

— Куда мы едем? — поинтересовалась Кэрри.

— Вроде бы собирались в Сент-Айвз.

Она пожала плечами:

— Мне все равно. В Сент-Айвз так в Сент-Айвз.

Они остановились на въезде в город. Мэтт сказал, что был здесь, когда учился в шестом классе. Улицы круто спускались вниз. Дойдя до центра города, пара разделилась: Мэтт решил посетить галерею Тейт. Кэрри тоже очень хотелось туда пойти, но еще больше ей хотелось побыть одной. Она принялась бродить вдоль маленьких магазинчиков, разглядывая витрины. Кэрри не собиралась признаваться в этом Мэтту, но у нее осталось совсем мало денег. Скоро начнется учеба. Надо поговорить с Хью и разобраться в их финансах, но мысль о встрече с Фенеллой (у нее, наверное, уже виден животик) вызывала отвращение.

Вернувшись к галерее Тейт, Кэрри увидела Мэтта. Он стоял у входа и болтал с высокой темноволосой девушкой. На его собеседнице были джинсы и футболка — нарочито простые, без всяких рисунков и надписей, они наверняка стоили целое состояние. Мэтт что-то прошептал девушке, и она резко обернулась.

— Привет, Наташа, — сказала Кэрри. — Какая неожиданная встреча!

Она мысленно обругала себя за сарказм, невольно прозвучавший в ее тоне.

— Да, верно, — пропела Наташа.

— Я бы не назвал ее неожиданной, — заявил Роберт Ландор, отходя от ближайшего газетного киоска с пачкой сигарет в руке. — Мэтт знал, что мы здесь.

— Я узнал об этом только вчера, — спокойно заметил Мэтт.

Значит, сообщение, которое Мэтт прочитал днем раньше на пляже, было не от друга-медика Брайана или Стюарта, а от Наташи или Роба.

А вдруг Наташа и Роб захотят жить в Долли вместе с ней и Мэттом? Кэрри отогнала прочь это маловероятное, но жуткое предположение.

— Где вы остановились? — спросила она, мысленно скрестив пальцы.

— Ну, уж точно не в автофургоне, — сказал Роб. — Крестная Брайони держит плавучий ресторан на пристани. Там мы и ночуем.

— Шикарно! И уютно, наверное. А Брайони тоже здесь? — поинтересовалась Кэрри. Теперь, узнав, что они не претендуют на их фургон, она испытывала прилив благодушия.

— Нет, эта мымра Фенелла ни за что не отпустила бы ее с работы. — Наташа испуганно прикрыла рот рукой, потом понизила голос: — Ой, прости, пожалуйста! Тебе, конечно, неприятно слышать ее имя.

— Все в порядке, — скрипнув зубами, откликнулась Кэрри.

Лицо Мэтта было бесстрастным.

— Ты спрашивала про яхту. Честно говоря, это ужасно. Очень вульгарная обстановка — кругом белая кожаная мебель и золотые краны. Да вы приходите, сами увидите, — сказала Наташа, поглаживая руку Мэтта, словно он был маленьким пушистым зверьком.

Роб вздохнул.

— Да, вам обязательно надо на это посмотреть, но, ради Бога, давайте сначала что-нибудь поедим. Я голоден как волк. Интересно, здесь есть харчевня, где готовят что-нибудь помимо дурацких пирогов с мясом?

Как ни странно, они нашли такое место и вскоре все вчетвером сидели в ресторане с видом на гавань.

— Очень вкусно, — вздохнула Наташа, вытирая салфеткой губы, слегка запачканные малиновым джемом. — Знаете, а я, кажется, читала про этот ресторанчик в «Санди таймс стайл». Ему присвоили четыре звезды, и я ожидала увидеть здесь целую толпу мужчин в пестрых свитерах, возмущенных размером порций.

— Порции здесь и впрямь возмутительные, — согласился Мэтт. — Предлагаю по дороге домой остановиться где-нибудь еще и поесть рыбы с жареной картошкой.

Наташа засмеялась.

— Наверное, за последний месяц вы привыкли к такому рациону? — спросила она.

— Да нет, — ответила Кэрри. — Рыбой с картошкой мы лакомились редко, в основном перебивались бобами и тостами.

— Не слишком весело жить в тесноте, зато мы гораздо лучше узнали друг друга, правда? — Мэтт подмигнул ей.

Кэрри слегка опешила от столь неожиданного проявления дружеских чувств, поэтому не сразу нашлась, что сказать.

— Ну…

— В школе Мэтт был страшным хулиганом, — заявила Наташа, спеша обозначить свою территорию.

— Не возражаешь? — спросил Роб у Кэрри, наклонив над ее бокалом бутылку с вином. — Это шикарное заведение.

— Итак, несмотря на дурные привычки Мэтта, вы прекрасно проводите время вместе. Хотя, наверное, несладко жить в таком тесном пространстве.

— Долли чудесно отреставрирована, — заметила Кэрри, стараясь уйти от темы.

— Конечно, но все равно, как ни крути, это просто консервная банка на колесах.

— В ней гораздо лучше, чем в школе-интернате, Таша, — неожиданно сказал Мэтт. — Пойду, возьму счет.

— Отлично, — бросил Роб.

— Я сама за себя заплачу, — предложила Кэрри, с ужасом думая о том, как много денег они потратили на обед.

Наташа похлопала ее по руке:

— Пусть ребята заплатят. Так они будут чувствовать себя полезными.

Когда Мэтт отошел к барной стойке, Наташа подсела к Кэрри, заняв его место. От нее пахло дорогими пряными духами — скорее всего «Джо Малон». Однажды Хью принес Кэрри туалетную воду «Джо Малон», и она еще долго хранила флакон после того, как испарилась последняя капля. Наташа принялась болтать про яхту и про то, куда они на ней поплывут. Кэрри с ужасом представляла себе всю эту роскошь — диваны из белой кожи, шикарные кровати, комфортабельные туалеты…

Когда вернулся Мэтт, Наташа опять заговорила про их учебу в школе-интернате:

— Помнишь, какая это была дыра? Мы не видели ни горячей воды, ни нормальной пищи… Мэтт, конечно, восставал против всего этого. Представляешь, Кэрри, однажды он похитил, нашего казначея и запер его в комнате отдыха, требуя выкуп. Ему за это здорово влетело. Директор заставил его бежать десятимильный кросс.

— Да, я вижу, он был большим проказником, — не удержалась Кэрри. — Может, он и ночные пирушки устраивал?

Она широко улыбнулась, показывая, что шутит, но Наташа восприняла ее слова всерьез.

— Нет, милочка. Нам там не доводилось лакомиться плюшками и лимонадом. Иногда мы ели кексы, правда, без шоколадной начинки. Кажется, это была заслуга Мэтта, впрочем, я уже плохо помню то время.

— Но сейчас Мэтт исправился. Он больше не совершает дурных поступков. Правда, Мэтт?

Наташа сверкнула глазами.

— Разве? А я слышала другое. Что скажешь, Мэтт?

Кэрри внутренне поежилась. Они вели себя как две сестры-соперницы, а Мэтт выступал в роли снисходительного папочки. Он взял их под руки и сказал:

— Знаете, что я думаю, девочки? Давайте все вместе спустимся в гавань и посмотрим на красивые яхты.

Позже, вернувшись из магазина с модным журналом и шоколадкой, Кэрри застала Мэтта за бритьем. Он стоял без рубашки и смотрелся в ее зеркальце, укрепленное в каркасе палатки. Кэрри уже привыкла к виду его обнаженной спины. Татуировки, сначала казавшиеся такими странными, теперь смотрелись вполне естественно. Кэрри думала, что Мэтт не замечает ее. Он скоблил лезвием шею, часто макая бритву в мисочку с водой и оставляя там мыльную пену и щетину. Волосы, еще влажные на концах, курчавились на затылке.

— Готовишься к свиданию? — поинтересовалась Кэрри, выкладывая покупки на стол.

— Я сегодня ужинаю с Наташей.

Ну да, конечно. Почему бы и нет?

— Разве это не свидание? — спросила Кэрри. Мэтт в последний раз сполоснул бритву и положил ее рядом с мисочкой.

— Что ж, если хочешь, можно назвать и так.

Кэрри раскрыла свой журнал и села, а Мэтт взял со спинки сиденья белую рубашку. Застегнувшись, он покосился в зеркальце и провел ладонью по подбородку.

— Чего смеешься? — спросил он, заметив улыбку Кэрри. — У меня к зубам прилип шпинат?

— Нет, никакого шпината, хотя, если бы он и был, я бы вряд ли тебе об этом сказала. — Она перевернула страницу и взглянула на фотографию. Ого, это интересно: Пэрис Хилтон завела кошку особой породы, ее вывели специально, чтобы окрас подходил к любимым шпилькам шоу-дивы. — Значит, вечером тебя не ждать? — небрежно поинтересовалась Кэрри.

— Да, пожалуй, не стоит.

Мэтт натянул носки и сунул ноги в короткие черные сапоги.

— Отлично выглядишь, дорогой. Носки просто божественные!

Он обернулся и посмотрел на нее с кривой усмешкой.

— Спасибо. Я всегда слежу за собой — свежие трусы и все такое.

— Ну, это мне знать не обязательно, — бросила Кэрри, пытаясь сосредоточиться на новом йоговском режиме Дженнифер Лопес и не вникать в ритуал сборов Мэтта, хоть это было почти невозможно.

Он закатал рукава до локтей. «О Господи, поскорей бы он проваливал!» — подумала Кэрри. Ей не хотелось смотреть, как он готовится к сексу с другой женщиной. Это было слишком интимно.

Наконец, наступил момент прощания. Мэтт взял свой бумажник и сунул его в задний карман джинсов. Кэрри старалась не шарить глазами по его карманам, выискивая там предательский кружок презерватива, но была уверена, что Наташа предпримет необходимые меры безопасности. Собравшись, Мэтт сказал:

— Кэрри, если тебе не хочется ночевать здесь в одиночестве, я могу остаться. Ты, конечно, воспримешь это с издевкой, но мне неприятно оставлять тебя одну.

Кэрри засмеялась.

— Я — не маленькая девочка, Мэтт, а ты — не моя мама. Иди, развлекайся. Если честно, то я с удовольствием переночую в одиночестве. Мне кажется, нам обоим будет полезно отдохнуть друг от друга. Не волнуйся, я как-нибудь переживу одну ночь без твоих ароматных ног.

— В таком случае до завтра. Через минуту за мной заедет такси. Счастливо оставаться!

— Смотри не упади за борт, — буркнула Кэрри, когда он ушел.