Ровена и Кэрри недолго дулись друг на друга и вскоре выскочили из такси перед «Кабаной», ярко оформленным клубом в переулке рядом с приморской частью городка. Ни Мэтта, ни Наташи видно не было, к большому облегчению Кэрри. Подруги вволю натанцевались и решили промочить горло. Кэрри подошла к барной стойке и почувствовала себя невидимкой: бармен не обращал на нее никакого внимания, обслуживая толпу молодых людей, которые оттеснили ее своими твердокаменными спинами. Тут Кэрри заметила, что парень, стоявший рядом, весело усмехается.

Она решила, что он не похож на маньяка-убийцу, и улыбнулась в ответ. Вообще он был вполне симпатичный, с приветливым взглядом и волосами, густо смазанными гелем и уложенными ежиком, как у Дэвида Теннанта. Дэвид Теннант, накачанный стероидами. Судя по его бугристым бицепсам, он много работал над собой.

— Я хотела купить подруге коктейль, — сказала Кэрри, заметив белокурую головку Ровены, маячившую на танцполе.

— Это она? Высокая, худенькая, в желтом платье?

— Да. Как ты догадался?

— Мой приятель Джейк только что купил ей коктейль.

Ого, молодец Ровена, времени даром не теряет! Кэрри улыбнулась парню.

— Меня зовут Гэв, — представился он.

— Кэрри.

Бармен, наконец, спросил Кэрри, чего она хочет.

— Что будешь пить? — обратилась она к Гэву, собираясь купить спиртное на всех.

Он вышел вперед и шлепнул на стойку бара несколько купюр. Кэрри обратила внимание на его мускулистую загорелую руку.

— Одну «Корону». Прости, но у меня старомодные взгляды. Я считаю, что это мужчина должен тратить за женщину. Может, пойдем туда, где потише? — Гэв ткнул большим пальцем в сторону кабинок, расположенных в дальнем конце танцпола. — Дамы вперед, — добавил он, положив руку Кэрри на спину.

Его ладонь была немного потной, но в такую теплую ночь Кэрри не восприняла это как недостаток.

Они сели в кабинке. Под стробоскопическими прожекторами зубы и футболка Гэва светились голубовато-белым. Кэрри нервно прихлебывала свой коктейль, стараясь не быть слишком придирчивой. «У него хорошие волосы, — говорила она себе. — И очень крепкие бицепсы». Когда Гэв взял бутылку с пивом, Кэрри увидела на его мизинце толстое золотое кольцо.

— Ты классно танцуешь, и эта маечка тебе очень идет, — сказал Гэв, с одобрением оглядывая ее фигуру.

Хм-м, комплимент, конечно, так себе, но сказан, похоже, от чистого сердца. Кэрри улыбнулась в ответ.

— Спасибо. Ты здесь на каникулах?

Он разразился гомерическим хохотом, как будто она заявила, что земля плоская.

— Черт возьми, нет. Я местный. А вот ты точно не отсюда. Приехала отдыхать со своей подружкой-блондинкой? Две девушки выбрались из дома, чтобы весело провести время?

Кэрри решила не говорить про Мэтта (Гэв этого не поймет), поэтому ответила:

— Совершенно верно.

Он придвинулся ближе.

— Что ж, если ты ищешь развлечений, то пришла как раз по адресу. А я как раз тот парень, с которым тебе будет хорошо.

— А чем ты занимаешься, Гэв? — поинтересовалась Кэрри, невольно отодвигаясь в сторону.

Он поставил бутылку, нагнулся к Кэрри, обдав ее резким запахом лосьона после бритья, и, понизив голос, сипло проговорил:

— Вообще-то, Кэрри, я пожарный.

Гэв выдержал паузу, словно ожидал бурной реакции.

— Очень впечатляюще, — проговорила Кэрри.

— Так думают многие, но, если честно, я редко кому рассказываю о своей профессии. Понимаешь, Кэрри, вся беда в том, что некоторые женщины сексуально возбуждаются, когда узнают, кем я работаю. Вот, например, последняя девушка, которую я провожал домой из клуба, явилась ко мне на службу и устроила там истерику. Она со слезами умоляла меня, чтобы я с ней переспал. Представляешь?

— Да, нелегко тебе приходится, — пробормотала Кэрри, уткнувшись в свой стакан.

— Парни из моей смены обычно выпроваживают таких девчонок, чтобы не мешали работать.

— Понимаю, — сказала она и тут вдруг заметила на танцполе Мэтта и Наташу.

Гэв рассказывал дальше:

— Знаешь, что они сделали? Расклеили по всей пожарной части мои фотографии с надписью «Красавчик». Должен предупредить, что в моей работе внимание женщин — это большая опасность. Стоит им только увидеть форму пожарного, и они уже гроздьями вешаются мне на шею. Ты, наверное, не поверишь, да и мне не очень хочется об этом говорить, но моя последняя девушка после разрыва со мной ходила к психотерапевту. «Кили, — сказал я ей. — Знаю, как тебе будет тяжело, но я не могу тебя обманывать…»

Кэрри периодически кивала, надеясь, что попадает в нужные моменты, хотя это, похоже, было лишнее. Наташа и Мэтт пробирались к кабинкам для VIP-персон. Мэтт нес пиво, а у Наташи в руке был голубой коктейль с оранжевым зонтиком.

Гэвин продолжал распинаться:

— Знаешь, я могу перенести человека весом в пятнадцать стоунов.

Наташа помахала Кэрри рукой и сверкнула улыбкой. Мэтт кивнул, но не улыбнулся. Гэвин все болтал и теперь буквально пригвоздил Кэрри к дальнему углу кабинки: Кэрри задыхалась от навязчивого аромата его лосьона.

— Вот, Кэрри, я выдал тебе все свои секреты. Надеюсь, ты не используешь их против меня. Ты взрослая женщина и знаешь правила игры. Я вижу, ты хочешь развлечься, и я готов тебе в этом помочь.

Наташа и Мэтт зашли в соседнюю кабинку. Кэрри слышала, как Наташа жалуется:

— О Боже, этот бар — полный отстой! А люди как будто сбежали из реалити-шоу. Фу, чем это здесь пахнет? Мэтт, милый, мне придется сесть к тебе на колени. Эти скамейки такие жесткие!

Кэрри не разобрала ответ Мэтта, но, судя по его рыку, ему было так же весело, как на приеме у дантиста. Съежившись, она продолжала слушать бесконечные пошлости Гэва. Она уже хотела вытащить его на танец, как вдруг почувствовала, что ей нечем дышать: Гэв навалился на нее всем телом, поразив ее обоняние необычным сочетанием зубного эликсира и светлого пива.

— Тебе хорошо, крошка? Или ты лишилась дара речи? — спросил он, когда, наконец, отлепился от нее.

— Пожалуй, — пробормотала Кэрри, борясь с непреодолимым желанием вытереть рот. — Ты не принесешь мне еще выпить?

— Что? Сейчас?

— Да, пожалуйста. Я хочу большую порцию голубого коктейля.

— Все, что прикажешь, крошка.

Она услышала смешок Наташи.

— И обязательно возьми мне розовый зонтик! — крикнула Кэрри ему вдогонку.

— Мэтт, принеси мне, пожалуйста, тоник, — попросила Наташа. — Бог знает, что намешано в этом жутком коктейле.

Как только Мэтт ушел, Наташа перегнулась через заднюю стенку кабинки.

— Я так рада, что тебе хорошо. После Хью ты заслуживаешь счастья.

— Я просто пью коктейль, — сказала Кэрри.

— Ну-ну, милая, не скромничай. Этот парень чуть не сожрал тебя. Кстати, кто он такой? Каменщик?

— Пожарный, — ответила Кэрри, мысленно проклиная все коктейльные зонтики. — Он может перенести человека весом в пятнадцать стоунов.

— Как интересно! Мне тоже нравится грубая сила. А это Ровена?

Ровена целовалась с парнем из пляжного фургона с мороженым.

— Ну, вы, девчонки, зажигаете! — прокомментировала Наташа.

— Мы умеем веселиться, — сказала Кэрри. Вернулся Мэтт.

— Привет, — поздоровался он с Кэрри, взгляд его был мрачен.

Наташа немедленно вскарабкалась Мэтту на колени и обняла за шею. Он сидел с бесстрастным лицом, держа руки на скамейке. Кэрри старалась не думать о том, как ей самой хочется сидеть у Мэтта на коленях и целоваться с ним.

Тут подошел Гэв и опять зажал Кэрри в угол.

— Спасибо, Гэв. Ммм, как вкусно! Обожаю коктейль «Голубой рай». А какой чудесный зонтик! Ммм!

— Вкусными бывают не только коктейли, крошка. Скоро я отправлю тебя в настоящий голубой рай.

Кэрри услышала звонкий смех Наташи, но не смогла посмотреть, что ее так развеселило, потому что Гэв засунул язык ей в ухо и прорычал:

— Мой маленький тигренок! — после чего опять навалился на Кэрри и присосался к ее губам.

Рука Гэва скользила по ее бедру, медленно задирая юбку.

— Гэв, извини, но я не могу.

— Не глупи, мы только начали узнавать друг друга.

— Мне пора, — сказала Кэрри как можно тверже и отлепила его пальцы от своего бедра.

Его глаза смотрели жестко и холодно.

— Хочешь немножко подразнить меня, Кэрри?

Пульс ее участился.

— Нет, я не дразню тебя. Спасибо за коктейли, но я пойду к подруге.

— Я же сказал тебе: она с моим приятелем.

— Нет, мы уходим. Смотри, она машет мне рукой.

— Тебе показалось, крошка.

Гэв вдавил ее в спинку сиденья и опять сунул руку ей под юбку.

Кэрри попыталась его отпихнуть, но он был слишком силен. Теперь ее сердце бешено колотилось, а мысли путались от страха и злости на собственную глупость. Кэрри расслабилась, и пальцы Гэва беспрепятственно добрались до ее кружевных трусиков.

— Так-то лучше, крошка, — пробормотал он. — Просто отдайся своим ощущениям. Гэв все сделает сам.

Когда его рука скользнула под резинку трусов, Кэрри подняла колено, готовясь ударить Гэва по самому больному месту. В этот момент она услышала голос Мэтта. Он стоял перед ней, грозно скрестив руки на груди.

— Этот тип к тебе пристает?

У Кэрри упало сердце. Только этого не хватало! Сейчас Мэтт будет строить из себя героя.

— Мэтт, я сама могу о себе позаботиться.

— Вот как? А мне показалось, что он к тебе пристает.

Гэв ухмыльнулся.

— Не мешай даме отдыхать, — заявил он Мэтту. — Проваливай подобру-поздорову. Кэрри не хочет, чтобы ты совал свой нос в ее дела.

Гэв стиснул ее бедро, и Кэрри пискнула.

— Видишь? Ей нравится грубая сила, — прокомментировал он.

Мэтт угрожающе прищурился:

— Что ты сказал?

— Что слышал. Она довольна. Проваливай, надутый индюк!

Кулак Мэтта был подобен молнии. Гэв упал спиной на стол, хрюкнув от боли. Бутылки и стаканы со звоном посыпались на пол, во все стороны полетели брызги спиртного.

— Твою мать, мое новое платье! — завизжала Наташа.

— Драка! — крикнул кто-то.

Мэтт на мгновение отвлекся и тут же согнулся пополам, получив увесистый удар в живот. Ему удалось схватить Гэва за лодыжку, и оба с рычанием свалились на пол.

— Немедленно прекратите! — заорала Кэрри, но народ с танцпола уже собрался вокруг, подзадоривая дерущихся криками.

Они сцепились друг с другом, и, в конце концов, Мэтт вскарабкался на Гэва. Кэрри чуть не бросилась их разнимать, но увидела, что сквозь толпу протискиваются трое громадных вышибал — двое мужчин и одна женщина. Наташа исчезла.

— Оставь его в покое! Мы уже собирались уходить, тупая ты задница! — крикнула Кэрри и принялась колошматить Мэтта своей сумочкой.

— О-о! — застонал Мэтт, когда металлический каркас попал ему по голове. — Что это было, мать твою?

— Клатч, подделка под Дольче и Габбана. Идем, придурок!

Гэв, воспользовавшись моментом, встал с пола, и его тут же затащили в толпу его приятели, а вышибалы набросились на Мэтта и Кэрри.

— Я ничего не сделала! — взмолилась Кэрри, когда женщина-вышибала стала выкручивать ей руку. — Ой! Больно!

— Мы не любим драчунов. Убирайся отсюда! — пробасила тетка.

— Но я же не дралась! — кричала Кэрри, пока тетка толкала ее сквозь орущую толпу.

Через мгновение Кэрри очутилась в черной дыре, не имея понятия, что стало с Мэттом, Наташей и Ровеной.

— И не вздумай вернуться! Твое счастье, что мы не вызвали полицию, — сказала тетка и захлопнула за Кэрри дверь.

Глаза только через несколько секунд привыкли к тусклому освещению в проулке за клубом. Свистящий ветер, долетавший с моря, гонял мусор, который крутился под ногами. Юбка была порвана, колени ободраны: Кэрри споткнулась, когда ее вышвырнули за дверь. В сыром морском воздухе пахло чипсами, сигаретным дымом и еще чем-то мерзким. «Где Мэтт? — в отчаянии подумала Кэрри. — Что, если его избили вышибалы?» И тут она его услышала. Мэтт стоял, согнувшись пополам, в нескольких метрах от нее, в тени мусорного контейнера, и хватал ртом воздух. Рваная рубашка, джинсы в пятнах от пива, из губы течет кровь. Наконец, он выпрямился, сплюнул и вытер рот тыльной стороной ладони.

— Я не знала, что так получится, — пробормотала Кэрри.

Мэтт сердито смотрел на нее.

— Правда? А я думал, что таким образом ты хочешь привлечь мое внимание. Черт возьми, что ты делала с этим придурком?

— Я сама могу за себя постоять. А вообще я просто развлекалась, — с вызовом ответила она. — Я выбрала плохого партнера, только и всего.

— Опять?

— Как ты смеешь меня осуждать? Тебя не касается, кого я выбираю себе в собеседники или в любовники. Спайк — нормальный парень.

— Я не имел в виду Спайка, — заявил Мэтт, надвигаясь на нее. Кэрри попятилась. Сзади была стена. Мэтт подошел и уперся двумя руками в стену по обе стороны от ее головы. Кэрри распластала ладони по кирпичной кладке, чувствуя голой спиной ее холодную, шершавую поверхность. — Ага, теперь я все понял.

— Что ты понял, черт побери?

— Думаю, ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Каждый раз, когда я нахожу женщину привлекательной, ты вся ощетиниваешься и начинаешь читать мне мораль. Но нравственные принципы тебя нисколько не беспокоили, когда ты захотела заняться сексом со Спайком или сегодня с мистером Мускулом. — Его теплое дыхание овевало ее лицо. — По-моему, тебе просто хочется переспать со мной. Я прав, скажи? Ты этого хочешь, да?

Кэрри не могла ничего ответить. Его наглость и самоуверенность выводили ее из себя, но Кэрри не умела лгать. Тем более что сейчас, всклокоченный после драки, пахнущий пивом, он был чертовски сексуален.

— Я не… — прошептала Кэрри, отвернув голову в сторону, чтобы не смотреть ему в лицо.

— Прости, что? Я не расслышал.

Она встретилась с ним глазами.

— Я не знаю!

Казалось, ее слова эхом отозвались в темноте. Кэрри чувствовала, как отчаянно бьется ее сердце, словно хочет выпрыгнуть из груди. Мэтт взял пальцами ее подбородок, осторожно повернул к себе ее лицо и, опустив голову, коснулся губами ее губ — так неожиданно нежно, что у Кэрри перехватило дыхание. Когда его язык скользнул ей в рот, у нее подогнулись колени. Кэрри крутила в пальцах его мокрую от пота рубашку. Он вдруг прервал поцелуй и, припав губами к ее обнаженному плечу, начал его покусывать. Кэрри невольно вскрикнула, удивленная этой лаской. Она уже думала, что вот-вот растает, но Мэтт вдруг отстранился.

— Это какое-то безумие, — сказал он, покачав головой. — Мы оба знаем, что не должны этого делать. Мне надо посмотреть, как там Наташа, — добавил он, отвернувшись, как будто чувствовал себя виноватым.

Все еще потрясенная и растерянная, Кэрри кивнула.

— А мне надо найти Ровену.

Он отступил в сторону, пропуская Кэрри вперед, и они вышли из проулка на площадь перед клубом. Ровена возбужденно прыгала перед дверью и на чем свет стоит ругала охранника:

— Где они? Что ты с ними сделал, тупая обезьяна? Да ты знаешь, кто я такая?

— Ровена, все в порядке. Мы здесь! — крикнула Кэрри.

Ровена бросилась ее обнимать.

— Кэрри! Я так за тебя волновалась! Я видела драку, но эти гориллы не дали мне к тебе подойти. Что произошло? Ты ужасно выглядишь, милая. А Мэтт! О Боже, посмотри на свое лицо! У тебя такой вид, как будто ты десять раундов боксировал с Майком Тайсоном.

— Хуже. Я связался с Кэрри, — прорычал Мэтт.

— Мэтт, дорогой, как ты? — проворковала Наташа, забросив руки ему на шею. — О Господи, у тебя на лице кровь? Тебя могли серьезно покалечить или даже убить!

— Хватит причитать, Таша. Я в полном порядке, — сказал Мэтт.

Ровена потыкала кнопки на своем мобильном телефоне и взглянула на Кэрри.

— Я сейчас вызову нам такси, охранник дал мне номер. Если я скажу им, кто я такая, они приедут побыстрей.

Мэтт вытирал платком губы. Наташа с презрением посмотрела на Кэрри.

— Ты еще легко отделалась, — бросила она. — Твое счастье, что мы с Мэттом подоспели тебе на помощь.

— Да. Э… мне очень жаль твое платье. Я заплачу за химчистку, — пробормотала Кэрри, едва сдерживая раздражение, но изо всех сил стараясь избежать дальнейших конфликтов.

— Не беспокойся. Оно теперь отправится только в мусорное ведро. К тому же я не хочу вводить тебя в лишние расходы. Теперь, когда Хью от тебя ушел, тебе наверняка приходится считать каждый пенс.

— Кэрри, такси приехало! — Ровена оттащила Кэрри в сторону, и она не успела сказать ничего такого, о чем потом пожалела бы.

— Спасибо за билеты! — сладким голосом крикнула Наташа, когда они сели в такси. — Вечер удался!