— Вон она, «Просперо». — Мэтт показывал в дальний конец причала.

Даже отсюда яхта бросалась в глаза. Она оказалась гораздо больше, чем представляла себе Кэрри. Блестящие серебристые бока, белый корпус, начищенные деревянные палубы. Туристы бросали на яхту восхищенные взгляды, а видавшие виды местные жители равнодушно пожимали плечами.

У входа на пристань Кэрри увидела знакомое лицо.

— Ты не говорил, что Лола тоже едет с нами, — прошептала Кэрри, когда они помахали друг другу.

— Я подумал, что ты будешь чувствовать себя свободней, если мы отправимся в плавание компанией, а не парами.

Кэрри чувствовала бы себя свободно, если бы лежала в постели, ела кукурузные хлопья и читала последние обозрения в журнале «Сцена». Какая может быть свобода, когда плывешь на одной яхте с влюбленной в тебя девушкой, а другая твоя спутница спит и видит, как бы половчее скинуть тебя за борт?

— Ты уверен, что она хочет меня видеть?

— В последнее время я вообще ни в чем не уверен, но, наверное, тебе стоит с ней поговорить. Здесь тебе наверняка предоставится такая возможность.

— А тебе никогда не говорили, что ты слишком активно вмешиваешься в чужие дела?

— Мне все время об этом твердят, но я ничего не могу с собой поделать — такая уж у меня натура.

Вдали остановилось такси, из него вышел мужчина и вразвалочку пошел по причалу.

— Смотри, это Роберт?

Мэтт прищурился на солнце.

— Иди-ка вперед. Я скоро тебя догоню.

— Привет, — тихо поздоровалась Лола, когда Кэрри подошла ближе.

— Привет, — ответила Кэрри, улыбнувшись чересчур широко. — А где Спайк и остальные?

— Они собирались в Перранпорт. Тебе надо как-нибудь поехать с нами.

Наташа избавила Кэрри от необходимости отвечать.

— Приве-е-етик! Добро пожаловать на нашу утлую лодчонку! — крикнула Наташа с палубы.

Похоже, к ней вернулось хорошее настроение. Наташа принялась хвастаться яхтой, которая, по мнению совершенно обалдевшей Кэрри, и впрямь была великолепна. Они с Лолой поднялись по трапу и увидели, что Наташа одета именно так, как подобает одеваться на морскую прогулку: белые обрезанные джинсы, полосатый топик от «Бардо» и шарфик от «Эрме», повязанный вокруг головы — Кэрри выбрала из своего обширного гардероба, еле уместившегося в рюкзаке, короткую маечку и новую юбку. Эту длинную пышную юбку она купила в минуту слабости в магазинчике для хиппи в Сент-Айвзе, надеясь, что в ней она будет немного похожа на цыганку. Но под высокомерным взглядом Наташи Кэрри почувствовала себя шлюшкой из портовой таверны.

— Чудесно выглядишь, молодец! — одобрила Наташа, послав ей воздушный поцелуй. — Совсем другой вид — я бы сказала, богемный. А ты, наверное, Лола? Мэтт мне все про тебя рассказал.

— Правда? — испуганно спросила Лола.

— Давайте, сначала я покажу вам яхту, — разливалась соловьем Наташа. — Пойдемте в салун.

При слове «салун» Кэрри представила пивную на Диком Западе, но увиденное помещение абсолютно не походило на заплеванный, посыпанный опилками притон для ковбоев. Вообще, если уж говорить откровенно, Кэрри еще никогда в жизни не бывала в таком шикарном месте, как яхта «Просперо». Обстановка напоминала джентльменский клуб или один из особняков Элтона Джона. Она буквально сочилась роскошью, от полированной деревянной мебели до кожаных диванов.

— Ну как? — сияя, спросила Наташа.

— Bay! — выдохнула Лола.

— Совершенно согласна, — пробормотала Кэрри. Лола подняла глаза и принялась удивленно разглядывать обтянутый кожей потолок.

— Это яхта твоей тети? — поинтересовалась она.

— Крестной, милая.

— Она, наверное, страшно богата?

— Она была управляющей страховым фондом, но заработала так много денег, что ушла на пенсию в тридцать пять лет. Сейчас живет в Антигуа, но держит «Просперо», чтобы было где остановиться во время визитов на родину.

Наташа распахнула обшитую деревом дверь.

— Это хозяйская каюта, — объявила она.

Увидев огромную кровать с закругленным изголовьем, Кэрри постаралась не думать о хозяине и Наташе, прыгающих в этой королевской постели.

— Здесь, конечно, нет удобств, но если вам захочется в туалет, то, пожалуйста, в соседнюю дверь — там главная ванная, — мимоходом сообщила Наташа. Кэрри тут же захотела опробовать яхтенную уборную, но Наташа увлекла их дальше. — Вуаля! Это камбуз. Маленький, но удобный.

Они сделали несколько шагов и снова очутились на открытой палубе. Мэтт с мрачным лицом стоял за штурвалом. Роберт, скривив губы в усмешке, развалился на сиденьях. Кэрри за несколько метров учуяла запах виски.

— Привет, Роб, — сказала Наташа, чмокнув Роберта в щечку, и поспешно отошла в сторону.

— Привет, дамы, — ответил он и сделал не слишком удачную попытку подмигнуть. — Кэролайн, рад тебя видеть! Симпатичная маечка, но лучше было бы без нее. А это кто? — спросил он, плотоядно глядя на Лолу, которая испуганно вжалась спиной в переборку.

— Это Лола. Подруга Мэтта, — представила Наташа.

— Лола? Лола ло-ло-ло-ло лола…

— Не обращайте на него внимания, — бросил Мэтт.

— Я просто развлекаюсь. Лола ло-ло-ло-ло лола…

— Роберт, заткнись! — рявкнул Мэтт.

— Сам заткнись, Мэтт!

— Давайте выпьем? — радостно предложила Наташа.

Роб схватился за штурвал.

— А я поведу яхту, — вызвался он.

— Ты, конечно, шутишь? — спросил Мэтт.

Пару секунд они мерили друг друга сердитыми взглядами, потом Роб пожал плечами и сказал:

— Ладно, как хочешь. Наташа, мне, пожалуйста, двойной скотч.

Вслед за хозяйкой яхты они спустились на камбуз.

— У тебя есть ромашковый чай? — прошептала Лола. — И можно мне сходить в туалет?

Пока Лола была в уборной, Наташа достала из холодильника две бутылки шампанского.

— Это все, что я смогла купить в местном супермаркете, но, думаю, нам хватит. В буфете наверху есть кое-какая закуска.

Кэрри нашла коробку хлебных палочек и очень вкусные чипсы из пастернака и свеклы.

— Больше таких нет?

Наташа сморщила носик:

— Нет. Конечно, это пища не для гурманов, но мне удалось купить в гастрономе у пристани гуакамоле и оливки. Они наверняка отвратительные, но за неимением лучшего сойдет и это. Ну что, откроем шампанское? Бокалы на полочке над телевизором.

Кэрри взяла бокалы, а Наташа сняла проволоку с первой бутылки и поддела большими пальцами пробку, которая с приглушенным хлопком выскочила из горлышка.

— Бокал, пожалуйста! — закричала она, когда из бутылки полезла пена, и, снова сморщив носик, рискнула отхлебнуть шипучий напиток. — На, попробуй.

Наташа наполнила бокал. Кэрри сомневалась, что сможет сегодня отличить хорошее шампанское от дешевки, но театрально покрутила бокал в руке, сунула в него нос, потом глотнула и причмокнула.

— Ну как? — Наташа вопросительно выгнула брови.

— По-моему, немного отдает пробкой, да и урожай явно не из лучших. — Кэрри протянула бокал. — Мне надо выпить еще, чтобы как следует распробовать.

Застучали двигатели: Мэтт вывел яхту из порта.

— Кажется, поплыли, — сказала Наташа, заново наполняя бокалы. — Ну что, ты уже переспала с Мэттом?

От неожиданности Кэрри захлебнулась и закашлялась, шампанское брызнуло у нее изо рта и разлилось по кожаным сиденьям. Она видела сквозь слезы, как Наташа спокойно достала салфетку.

— Судя по реакции, да.

В душе Кэрри проснулся злой чертик. Ей захотелось помучить Наташу.

— Мы провели несколько недель в тесном автофургоне…

— Знаю, дорогуша, но ты действительно с ним спала?

— А ты? — спросила Кэрри.

— Ты либо феерически наивна, либо притворяешься дурой, — усмехнулась Наташа и хлебнула шампанского, одобрительно ахнув.

— Вообще-то, Наташа, это совершенно не твое дело, но я все-таки отвечу: нет, я не спала с Мэттом.

Наташа издала тихий вздох удовлетворения.

— Я так и думала. Ты, конечно, считаешь меня стервой, но, уверяю тебя, ты не права. Подай мне, пожалуйста, вон те терракотовые блюда. Видишь ли, милочка, мне знаком твой тип женщин. Ты — убежденная сторонница моногамии.

Кэрри в бешенстве стукнула чашками по столу.

— Ты меня совсем не знаешь, Наташа.

— Нет, знаю. Ты пыталась сорвать свадьбу своему бывшему, и не говори мне после этого, что ты не хочешь стабильных отношений.

— Спасибо за оценку, но ты ошибаешься. Мы с Мэттом — просто друзья.

Наташа звонко расхохоталась.

— Я уверена, что вы замечательные друзья, милочка. Может быть, вы с ним больше ничего и не хотите. Послушай, что я тебе скажу: Мэтт никогда не остепенится. Ему нужен риск и, если уж говорить совсем откровенно, нужно разнообразие. Он кажется добрым и заботливым — и не только кажется, он на самом деле такой, но он никогда не раскроется до конца.

— Ты знаешь это по собственному опыту? — спросила Кэрри, раздраженно наливая шампанское в остальные бокалы.

Наташа обиженно выпятила губки.

— Дорогуша, я говорю это только для того, чтобы избавить тебя от мучений. Мэтт — не тот человек, который поможет тебе забыть Хью. Можешь спать с ним сколько хочешь, но не будь дурой — не вздумай в него влюбиться!

Терпение Кэрри лопнуло. Если она просидит здесь еще секунду, то совершит убийство в открытом море. Взяв поднос с напитками и идиотскими закусками, Кэрри направилась к выходу, пошатываясь из стороны в сторону. Яхту качало сильнее, и, очутившись на палубе, Кэрри увидела на волнах больше белых бурунов.

— Дай я тебе помогу, — предложила Лола, беря с подноса два бокала.

За ее спиной появилась Наташа с блюдами, наполненными гуакамоле и оливками. Роберт схватил бокал.

— Это не виски? Ну ладно, выпью вашу шипучку, хотя на вкус она, наверное, как лимонад.

Кэрри села рядом с Лолой и попыталась успокоиться, сделав несколько глубоких вдохов. Наташа стояла рядом с Мэттом, как преданный помощник капитана. Впрочем, Кэрри подозревала, что Мэтт не слишком уверенно чувствует себя в этой роли. Похоже, обязанности рулевого его несколько напрягали. Наташа то и дело поглаживала его руку и даже положила ладонь на задний карман его джинсов и похлопала Мэтта по попке, как бы говоря: «Руки прочь! Он мой, дорогуша!» Мэтт не отвечал на ласки Наташи. Он смеялся над ее шутками, был вежлив и приветлив, но не убирал рук со штурвала.

Когда Наташа пошла в салун за кардиганом, Мэтт вдруг взглянул на Кэрри и открыл рот, как будто хотел что-то сказать. Но тут вернулась Наташа, и момент был упущен. Хозяйка яхты внимательно посмотрела на Кэрри и нахмурилась.

Это было как в плохом фильме, в котором жена узнает, что ее муж спит с горничной. «Я чувствую себя развратной горничной, — подумала Кэрри. — Хоть и не сделала ничего плохого».

— А где был Роб? — спросила она, желая отвлечь внимание присутствующих на фигуру, которая в коматозном состоянии лежала на сиденьях.

— Ночевал у одного парня, с которым познакомился на медицинской конференции, только, боюсь, Роб уже ничего не помнит, — быстро ответил Мэтт, и Кэрри услышала в его голосе явное облегчение.

— Хватит на меня наговаривать! Я помню — не все, но кое-что. А сейчас, между прочим, я вижу альбатроса! — неожиданно сообщил Роб.

— С ним все в порядке? — спросила Лола.

— Если повезет, он вырубится ровно через минуту, — сказал Мэтт, не взяв на себя труд понизить голос. — Вообще-то, мне кажется, тебе лучше спуститься вниз, Роб. Там тебе безопасней. А то катаешься здесь на сиденьях — того и гляди, свалишься за борт.

Как ни странно, Роб послушался дельного совета и, почти не привлекая к себе внимания, ушел вниз. Вскоре он уже крепко спал в роскошной отдельной каюте.

Наташа без умолку болтала с Мэттом, пока яхта огибала прибрежную линию, проплывая мимо пляжей и низких каменистых мысов.

Поскольку Наташа и Мэтт не впускали ее в свой разговор, Кэрри принялась болтать с Лолой о серфинге. Это была единственная безопасная тема, которая пришла Кэрри на ум, однако вскоре она переключилась на путешествия и любимые развлечения. Вино возымело свое действие, и Кэрри постепенно расслабилась, вновь наслаждаясь обществом Лолы.

— Я сейчас схожу за выпивкой, — вызвалась Кэрри, увидев, что бокал Лолы опустел. — Ты что будешь — шампанское? Кажется, я видела внизу полный коктейль-бар. Если хочешь, я принесу тебе «Маргариту».

— И совершенно гадкую закуску? — прошептала Лола, подражая манерному выговору Наташи.

Кэрри не ожидала, что Лола способна над кем-то ехидничать, и засмеялась, а потом, спохватившись, зажала рот рукой, но было поздно: они успели привлечь Наташино внимание. Наташа вытянула шею, слегка напомнив жирафа, и это развеселило их еще больше. Стрельнув в них неодобрительным взглядом, она опять обернулась к Мэтту, который что-то ей рассказывал, и принялась энергично кивать.

Кэрри потерла глаза и попыталась встать. Лола ласково тронула ее за руку.

— Мэтт сказал тебе, да? — тихо спросила она.

Кэрри очень хотела избежать этого разговора, но понимала, что он неизбежен, поэтому вымученно улыбнулась и ответила:

— Да, сказал.

— Я действительно нравлюсь тебе как подруга?

— Ну, раз уж ты об этом заговорила, то да, — совершенно искренне сказала Кэрри.

— А если бы ты была лесбиянкой, ты бы меня полюбила? — с печальной улыбкой спросила Лола.

— Да, конечно. Даже не сомневайся, — запинаясь, пролепетала Кэрри.

— Не надо смущаться. Я знала, что не интересую тебя как женщина. Ты встречалась со Спайком, но я все равно надеялась, выжидала момент.

— А я думала, что ты без ума от Мэтта, — сказала Кэрри.

— Это действительно так — он впечатлил меня своими человеческими качествами. — Лола хихикнула. — Он замечательный врач. Он рассказывал тебе, чем он занимался в Тамане?

— Немного, — отозвалась Кэрри, вспомнив ночь после спектакля в театре «Минак». — Он рассказал мне про аварию, но в подробности не вдавался. Я поняла, что ему неприятно об этом говорить. И вообще, он не любит быть в центре внимания.

Лола озадаченно нахмурилась.

— Про какую аварию? — спросила она.

— Он ничего не говорил тебе об этом?

— Нет. Ты тоже можешь не говорить, если не хочешь. — Лола хитро улыбнулась. — Но я все равно считаю его чудесным. Если бы я увлекалась парнями, я бы обязательно в него влюбилась. Он такой красивый!

Кэрри испуганно напряглась: ей вдруг показалось, что Лола сейчас уподобится Наташе и начнет выспрашивать, спадали она с Мэттом. Но потом Кэрри поняла, что ее собеседница слишком тактична и никогда не позволит себе подобного хамства. А что касается красоты… Мэтт стоял, положив одну руку на штурвал, а в другой держа бутылку с пивом, и со смехом слушал Наташу. Между тем Кэрри знала, что он только изображает веселость. Прожив с ним бок о бок несколько недель, она научилась угадывать его настроение и сейчас видела, что он чересчур часто откидывает волосы с глаз и чересчур громко смеется над Наташиными шутками — это выдавало его неловкость.

В его позе и в самой атмосфере чувствовалась какая-то натянутость. Кэрри не могла понять, в чем дело. Наташа тараторила без остановки, сопровождая каждую фразу шуткой и явно переигрывая. Сердце Кэрри вдруг кольнуло от жалости. Теперь она испытывала не только острое желание, но и сочувствие — к Наташе. «Мы обе страдаем по нему, — шепнул Кэрри внутренний голос. — Обе хотим невозможного».

Лола покачала головой:

— Он великолепен, и даже не пытайся это отрицать!

Кэрри засмеялась и прошептала, копируя Наташу:

— Даже не пытаюсь отрицать, милая. Пойду, принесу нам всем выпить. Раз ты не говоришь, чего хочешь, я выберу на свой вкус.

Выслушав все заказы, Кэрри ушла на камбуз и остановилась там перевести дух. Из отдельной каюты доносился храп Роба, сверху долетал нервный смех Наташи. Мэтт действительно был великолепен. Жесткий и бескомпромиссный снаружи, но в душе такой ласковый и нежный… вот только не каждый мог проникнуть к нему в душу.

Когда Кэрри вернулась с напитками на палубу, Наташа вопила:

— Нет, я не могу! Мы налетим на скалы. Мэтт, нет!

— Не говори глупости, — успокаивал ее Мэтт. — У тебя все получится. Ты должна научиться управлять яхтой.

Она держалась за штурвал, а Мэтт стоял у нее за спиной.

— Я хочу научиться, но тебе придется меня держать, милый, — проворковала Наташа.

— Не бойся, Таша, ты не разобьешь яхту, и мы не налетим на скалы. Я схожу, проведаю Роба — посмотрю, жив ли он. Если тебе понадобится помощь, покричи меня или обратись к Кэрри и Лоле.

Сказав это, Мэтт отправился вниз, в салун.

— Кажется, у меня получается! — заявила Наташа, с победной улыбкой взглянув на Кэрри. — Я талантливая ученица.