Они покинули «Долину Кугуаров» ранним утром. Теперь же солнце палило вовсю, и жара постепенно становилась невыносимой.

Через час путники сделали первый привал. Они остановились у крошечного горного ручья и напоили лошадей.

Текс буквально не сводил глаз с Альвареса. Иногда на горизонте появлялись силуэты всадников. Несомненно, это были люди Альвареса. Они были подобны коршунам или койотам, которые идут по следу раненого животного и терпеливо ждут, пока силы не оставят его окончательно, чтобы уже тогда с наслаждением вонзить свои зубы в сочную плоть.

Текс и его друзья хорошо это понимали.

Они отлично осознавали, что достаточно им хотя бы на мгновение ослабить бдительность — и им это сразу может стоить жизни.

И они не тешили себя никакими надеждами. Бандиты наверняка используют любую возможность, чтобы освободить своего босса. И все зависело от того, удастся ли Тексу добраться с Альваресом до «Джаспера» или нет.

— Если хоть у одного человека из банды Альвареса есть голова на плечах, то нам никогда не добраться до этого города, — прошептал Текс, обращаясь к шерифу.

Тот кивнул, поскольку сам хорошо сознавал это.

— Ты прав. В противном случае все в округе узнают о существовании города бандитов. Если же бандиты пожертвуют своим главарем, то они будут спасены. По крайней мере, на первых порах.

Альварес тоже услышал эти слова.

Он презрительно рассмеялся и буркнул:

— Мои люди мне верны. Они никогда не бросят меня на произвол судьбы. И я убежден, что они найдут выход из сложившегося положения.

— Будем надеяться, — ответил Текс. — Дело в том, что это и в наших интересах.

Они продолжали двигаться по пустынному горному району, где практически не было дорог. Жара становилась все невыносимее.

Все чаще приходилось делать остановки, а потом силы окончательно покинули шерифа.

К вечеру путники проехали только двадцать миль. Ночью они передохнули в каньоне, а с самого раннего утра снова тронулись в путь.

Около полудня они остановили своих лошадей на краю высокогорного плато. Они посмотрели вниз, на долину, всю покрытую зеленью, в центре которой, на берегу озерца, находилось небольшое ранчо. Из трубы главного дома вилась к нему струйка дыма. По всей долине бродили коровы и бизоны.

Вскоре всадники отыскали дорогу, которая вела вниз, и когда огненный шар солнца коснулся вершины горы на западе, Текс и его попутчики наконец достигли ранчо.

Все строения на ранчо имели какой-то запущенный и заброшенный вид и как-то странно контрастировали с пышной и цветущей природой долины.

Ни один человек не вышел им навстречу, когда они уже почти подъехали к ранчо. Лошади сразу потянулись к водопою, всадники не стали их задерживать, и усталые спешились.

Текс развязал шерифа и тоже снял его с лошади. Последние часы оказались слишком тяжелыми для мужественного и сурового человека. Он потерял сознание. Текс осторожно положил его на землю.

Ченго развязал веревки на ногах Альвареса, и бандит тоже смог сесть на землю.

В этот момент со скрипом растворилась дверь дома.

— Добро пожаловать на Бар-Икс, — послышался ломкий старческий голос.

Текс, Ченго и Альварес медленно повернулись в сторону говорившего и увидели бородатого старика с обветренным лицом. Казалось, бремя прожитых лет совсем согнуло его спину.

Опираясь на свою сучковатую и кривую палку, старик приблизился к ним. Его спина стала еще более согбенной, когда он остановился перед шерифом. А потом неодобрительно покачал головой.

— С ним вы не проедете и пяти миль, — хриплым голосом сказал он. — Вы едете в «Джаспер», не так ли? Но лучше выкиньте это из головы. Город находится отсюда в пятидесяти милях. Этому человеку никогда не осилить такое расстояние.

Текс искоса и недоверчиво наблюдал за стариком. Что-то ему тут не нравилось, что-то его здесь тревожило. Но в конечном итоге он сам себя назвал дураком.

— Ты один здесь живешь? — спросил он у старика.

Тот хмуро кивнул головой.

Потом вытянул правую руку и показал на маленький холмик, который находился в тени двух могучих дубов. Его длинные костлявые пальцы дрожали.

— Да, я последний здесь остался, — произнес он с горечью. — А еще месяц назад со мной были три верных парня. И все трое были убиты… Из засады…

— Кто это сделал? — спросил Текс.

Старик как-то неопределенно провел по воздуху рукой.

— Всякий сброд, — хмуро сказал он. — Тут, в горах, шатается много всякой нечисти. И теперь они довели меня до такого состояния, до какого хотели довести.

— А ты не боишься за свою собственную жизнь, мистер?..

Старик подхватил на лету неоконченную фразу и быстро добавил:

— Кинг… Меня зовут Эрл Кинг. И не беспокойтесь. Вам нечего опасаться за мою жизнь. Этот сброд мечтает только заполучить мои стада. Они знают, что я — старая беззубая собака, которая уже не сможет причинить им никакого вреда. Но если они захотят, они смогут выгнать меня отсюда ко всем чертям… Но мне уже все равно…

— Они смогут здесь снова появиться? — спросил Текс.

Эрл Кинг отрицательно покачал головой.

— Им нужен был только мой скот.

— Я хотел бы сделать тебе предложение, старик, — сказал Текс. — Вот этот человек, — он показал на шерифа. — Он мой старый друг. Зовут его… Джим Долан. Прошу тебя, спрячь его где-нибудь здесь. Тебе это не доставит никаких неприятностей, и я тебе заплачу.

— Деньги мне больше не нужны. То, что мне нужно для жизни, мне дает мое ранчо.

— Мы бы смогли тебе помочь восстановить твое ранчо, так что оно будет таким же, как прежде.

— А к чему это все. Ваш друг и так может остаться.

Текс благодарно кивнул.

— Меня зовут Хондо, — сказал он. -Текс Хондо. А это мой брат по крови — Ченго. Как только наши лошади немного передохнут, мы продолжим наш путь в «Джаспер», вместе со своим пленником. Возможно, что нами будут интересоваться какие-нибудь люди, мистер Кинг. Но ты не говори им ни в коем случае, что приютил у себя раненого.

— О'кей! — пробурчал старик, а потом заговорил еще более недовольным тоном: — доверие за доверие, мистер Хондо. Почему бы тебе не назвать мне настоящего имени раненого.

Несмотря на свой возраст, у Эрла Кинга был, должно быть, еще хороший слух, и он уловил мгновенную паузу, когда Текс называл вымышленное имя шерифа Олсена.

— Не принимай это близко к сердцу, Кинг, — ответил Текс. — Ты же и сам отлично знаешь, что в этих краях нужно быть чертовски осторожным. Ты прав, этого человека зовут не Джим Долан. Его зовут Фрэнк Олсен…

— Всадник Смерти?

— Да, он самый…

— Несите его в дом.