В голубой гостиной тощий человек подсел к Варре с Тине и Спасателю.

— Ну вот, — сказал он. — Как вам понравился обед?

— Очень вкусно, — сказал Спасатель. — А что нам еще дадут?

— Сначала расскажите мне, что это у вас за мысли, от которых вы хотите избавиться.

— Сейчас у меня только такие мысли, от которых я совершенно не хочу избавиться, — сказала Тине. — А именно, о том, что я хочу принять душ и лечь в мягкую кроватку. Вот какие мысли сейчас занимаю! — мою голову, и это приятные мысли.

— Женщина в холле сказала нам, что здесь можно переночевать, — сказал Варре, — но я начинаю думать, что нам здесь все же не место. Это явно не обычная гостиница.

— Так вот, значит, что вы думаете, — сказал тощий человек понимающе.

— Да, — сказал Варре. — Нам нужно всего лишь отдохнуть после долгого трудного дня. Нас действительно иногда посещают беспокойные мысли, но потом всегда выясняется, что они были напрасны. Так что мы здесь не по адресу.

— Да, вы попали не в то отделение, — сказал тощий человек. — Идемте.

И они снова вышли в голубой коридор.

— А как же Лутье? — спросила Тине.

— У нее прекрасная комната, и я о ней позабочусь, — сказал тощий человек вкрадчиво.

Теперь они шли по желтому коридору.

— Почему здесь все желтое? — спросила Тине.

— Потому что это желтое отделение, — ответил тощий человек. — По цвету стен это сразу видно. Здесь восстанавливают силы люди, которые очень устали, оттого что у них не получается высказать свои мысли.

— Как-как? — сказала Тине. — Можно я взгляну одним глазком?

Тине открыла желтую дверь желтой гостиной и просунула голову за дверь. Она немного покраснела, потому что столкнулась нос к носу с другой женщиной.

— Я только на минутку заглянула, — сказала Тине.

— Это вы так говорите, — сказала женщина сердито, — на самом деле, пожалуй, все-таки, так вот я вам сейчас, видите ли!

Тут же рядом появился какой-то господин.

— Радикально! — воскликнул он. — Без репрезентативности консенсус индифферентен, а касательно легитимности это конверсия!

Тине снова прикрыла дверь.

— Ни слова не понимаю из того, что они говорят, — сказала она. — Но они явно сердятся.

— Да, вот потому-то им и надо отдохнуть, — сказал тощий человек. — Они хотят что-то сказать, но не получается.

Тине какое-то время шла молча. Они добрались до конца желтого коридора и свернули в зеленый.

— А здесь кто живет? — спросила Тине.

— Здесь находятся люди, которые постоянно думают о том, что их ждет неудача, — ответил тощий человек. — Мы пытаемся их исцелить. Мы твердим им дни напролет: «Вот здорово!», или «Продолжайте в том же духе», или «Вот это да!», или «У вас все выйдет, вот увидите!» и тому подобное.

— Это я понимаю, — сказал Спасатель, — со мной недавно тоже такое было, когда я не смог спасти человека. Пойду-ка погляжу.

Он вошел через зеленую дверь в зеленую гостиную. Там сидело человек пятнадцать. Все они хотели что-то сделать, но не решались.

Спасатель присел на корточки рядом с мальчиком на табуретке.

— Привет, — сказал он. — Ну как, идешь на поправку?

— Нет, — сказал мальчик. — У меня все всегда ломается. Все.

— Жалко, — сказал Спасатель. — Но что именно ты хотел бы сделать, чтобы это получилось у тебя целым?

— Я хочу сделать что-нибудь такое, о чем мечтает весь мир, — сказал мальчик, — но у меня никогда ничего не получается.

— Ты просто слишком много хочешь, — сказал Спасатель. — Может быть, лучше начать с того, о чем мечтает один человек? И этим человеком буду я. И я подожду, пока ты для меня что-нибудь сделаешь. Договорились?

— Но я заранее знаю, что у меня не получится, — сказал мальчик. — Я так боюсь, что опять все сломаю.

— Некоторые вещи хороши и в сломанном виде, — сказал Спасатель. — Сломанное печенье не менее вкусно, чем целое. Преломленный луч солнца становится еще красивее. На свете есть очень много произведений искусства, у которых отломаны детали. Иногда они знамениты именно тем, что у них чего-то не хватает.

— Да, правда, — сказал мальчик.

Спасатель пообещал зайти позже, надеясь, что мальчик действительно сделает что-нибудь целое.

Когда Спасатель вернулся в коридор, он выглядел так, словно ему что-то удалось. У него было то же чувство, что и после спасения людей, и эго чувство он хотел хранить в своей душе как можно дольше.

Они пришли в розовый коридор. Тощий человек открыл две комнаты, одну для Спасателя, вторую для Варре с Типе. В темноте не было видно, хороший ли тут вид из окна. Тощий человек сказал, что очень хороший, поэтому оставалось только поверить ему. Всем троим он выдал тапочки.

— Вот, наденьте, — сказал он. — Здесь полагается ходить в тапочках. На уличной обуви много уличной грязи.

Они надели тапочки, которые оказались необыкновенно большими и мягкими. Походка у наших друзей стала будто у клоунов.

— Теперь я отведу вас в гостиную, — сказал тощий человек.

— Я бы хотела помыться и лечь спать, — сказала Тине.

— Вам еще принесут попить, — сказал тощий человек.

— Да, но ведь вы же поняли, что мы не туда попали и нам здесь не место? — сказал Варре.

— Да, мы это знаем, — сказал тощий человек. — Мы знаем, что вы так думаете.

Он открыл розовую дверь розовой гостиной и тихонько втолкнул их туда.

К ним сразу же подошло человек пятнадцать, самых разных с виду, — большие и маленькие, толстые и тонкие, старые и молодые. Они смотрели на наших путешественников так, словно были их старинными приятелями, хотя виделись они впервые.

— Какая радость, что вы пришли! — кричали они. — С вами здесь станет еще веселее и лучше, чем было без вас!

Они обнимали Варре с Тине и Спасателя, гладили их по головам и поцеловали каждого по пять раз. В левую щеку, в правую, еще раз в левую, еще раз в правую, и снова в левую.

От испуга трое друзей боялись пошевелиться.

— Мы остановились в этой гостинице только для того, чтобы поесть и переночевать, — сказал Спасатель.

— Нам здесь совершенно не место! — воскликнул Варре.

— Да, — сказал один из незнакомых людей сочувственно, — нам это знакомо. Э го тяжелое ощущение. У нас оно тоже было. Но вы сами увидите, как быстро вы от него избавитесь в нашей компании. Мы поможем вам почувствовать, что вы и мы — одно целое. Вы чудесные люди, и вместе нам будет хорошо!

И снова начались объятия и поцелуи.

«Я устал», — подумал Варре.

«Я хочу в душ», — подумала Тине.

А Спасатель на всякий случай ничего не подумал.