Когда Бор проснулся, на стуле было пусто. Вот видишь, сказал он себе, призраки проходят через закрытые окна. Это мы знаем.

Он хотел как можно скорее рассказать Лутье о том, что произошло. Она была единственным человеком в этом огромном здании, кому он мог рассказать о призраке. Все остальные подумали бы только, что он еще не выздоровел.

Лутье сидела на своей кровати и смотрела на небо.

— Представляешь, — сказал ей Бор, — сегодня ночью мне явился настоящий призрак.

— А как он выглядел? — спросила Лутье.

— Такой маленький, — сказал Бор, — и неопасный.

— А теперь он где?

— Ушел. Прямо через закрытое окно.

Лутье пошла вместе с Бором к нему в комнату.

— Ты видел его в темноте или при свете?

Вообще-то Бор видел его в темноте, но кое-какой свет от ночника все-таки был. Потому что когда совсем темно, то как бы ты ни хотел увидеть что-нибудь интересное, все равно ничего не увидишь.

Например, живого покойника.

Или квадратный круг.

Или океан без воды.

— Призрак исчез, да? — сказала Лутье. — Так всегда бывает, когда встает солнце.

Девочка уже собиралась уйти, но вдруг услышала:

— Пип!

Звук донесся из-под кровати. Лутье наклонилась и посмотрела. И увидела Птишку, в самом уголочке.

— Птишка! — позвала ее Лутье.

Залезла под кровать и вытащила оттуда Птишку. Сдула пыль с ее крылышек.

— Это ты? — спросила Лутье.

— Пип, — сказала Птишка.

Бор смотрел на них, выпучив глаза. Значит, это не призрак. Это девочка в виде птички. Или птичка в виде девочки. Или что-то среднее.

Птишка взлетела к потолку, а потом опустилась на стул. И осталась сидеть неподвижно.

— Где же ты была все это время? — спросила Лутье. — Мы тебя искали. Мы же даже не сказали друг другу «до свидания».

— Ди свидиния, — тихо сказала Птишка.

— До свидания. Да, до свидания. Теперь я это сказала. Не улетай, не сказав «ди свидиния». И вообще не улетай, потому что я сейчас приведу Тине с Варре и Спасателя. Они в розовом отделении, и они тоже искали тебя изо всех сил. Но устали от поисков и захотели немного отдохнуть. И теперь никак не могут наотдыхаться, иначе почему они не заходят ко мне, чтобы узнать, как у меня дела.

— Дий мни битирбрид с ирихисивим мислим, — сказала Птишка.

— Да-да, сейчас дам.

Лутье и Бор оделись и пошли завтракать. Лутье сделала бутерброд с толстым слоем арахисового масла и принесла его Птишке. Птишка снова забралась под кровать.

На полу лежали выпавшие перышки.

— А теперь мы сходим за Варре с Тине и Спасателем, — сказала Лутье.

Они снова оставили Птишку одну, а сами пошли в розовое отделение. Осторожно постучались в дверь гостиной. Один из сотрудников сапателя выглянул из-за угла.

— Что вам здесь надо?

— Мы хотим поговорить с Тине, Варре и Спасателем, — сказала Лутье. — У нас для них сюрприз.

Вскоре вся троица вышла в коридор. На ногах у них были огромные тапки.

— Пошли скорей, — сказала Лутье, — у меня для вас такой сюрприз…

— Нееет, мы с вами не пойдем, — сказал Варре, — мы лучше останемся здесь.

— Тут наше место, — сказала Тине.

— Да, — сказал Спасатель, — здесь так хорошо. Мы все образуем одно единое целое. Жалко, что ты не с нами. Но тебе место где-нибудь в другом месте.

— Мы нашли Птишку! — сказала Лутье.

Все трое тотчас замолчали. И задумались. Выглядело это так, будто они сдвигают в сторонку все то, чем только что были заняты их головы. И тогда в головах всплыло нечто, что было оттеснено в самый дальний уголок.

— Птишку!

У Тине вдруг полились слезы.

— Здесь было так тепло и по-домашнему, — сказала она, — что я забыла обо всем на свете.

— И я перестал думать о том, что где-то лежит обглоданная девочка, которую я должен был спасти, — сказал Спасатель.

— С Птишкой все в порядке? У нее все цело? — спросил Варре.

— Все цело, пошли скорее, — сказала Лутье.

Но сначала надо было попрощаться с новыми друзьями в розовой гостиной. Это заняло полчаса. Вернулись они с покрасневшими щеками.

— Здесь нам все так рады, — сказал Спасатель. — Мы можем вернуться в любой момент, их дом для нас всегда открыт.

Они шли большими шагами за Лутье с Бором по длинному желтому коридору к зеленому, а там вверх по лестнице на верхний этаж.

У двери в комнату Бора стояла уборщица. А рядом с ней тележка с принадлежностями для уборки.

— Стойте! — закричал Бор, — здесь нельзя убирать!

— Я уже убрала, — сказала уборщица.

— И под кроватью?

— Каждый день это необязательно.

Под кроватью лежали хлопья пыли. Окно было распахнуто. Чтобы впустить свежий воздух. А за окном, далеко в небе, Варре увидел в бинокль кого-то с крыльями, о ком в его книге не было написано.

— Мы опоздали, — заплакала Тине, — как же это мы о ней забыли! В результате так и не сказали ей «до свидания».

— А я сказала, — воскликнула Лутье. — И еще я сделала ей бутерброд с арахисовым маслом. Ее любимый бутерброд.

— Здесь было для нее слишком шумно, — сказал Варре. — Она этого не любит.

Все долго смотрели в небо. Идеальная погода для того, чтобы улететь.