Варре снова отправился проверять, на самом ли деле птицы такие, как написано у него в книге. Тине уже много лет назад решила, что не будет ходить с ним. Как-то она попробовала пойти погулять с мужем по окрестностям, но Варре тогда дал ей посмотреть в бинокль только один-единственный разок и вообще не разрешил прикасаться к книге.

Так что Тине осталась дома, с Птишкой. Она уже забыла, какой была ее жизнь до появления Птишки. Только и делала, что ею занималась. Учила ее говорить. Тине начала со слов, по которым не было слышно, что Птишка произносит не все звуки.

Тине учила Птишку пользоваться туалетом. Но Птишка не хотела. Для нее туалетом был сад. Чтобы не случилось аварии, приходилось постоянно держать окно открытым.

И еще Типе учила Птишку есть за столом.

Она засовывала ложку в перышки, но ложка падала на пол.

Она вкладывала ложку между пальчиками на ногах, но Птишка не дотягивалась до нее ртом.

Тогда Тине сделала специальную удлиненную ложку. И после долгих усилий Птишке удалось донести порцию каши до рта.

— Пип, мими, пип, — сказала она.

И вспорхнула на сервант. Оттуда она стала смотреть вниз.

— Вернись за стол, — сказала Тине. — Ты еще не кончила обедать. Тебе еще не разрешили встать из-за стола.

— Ик, — сказала Птишка.

— Надо вернуться, — сказала Тине.

— Нииит, — сказала Птишка.

— Ну что ты, — сказала Тине, — садись лучше рядышком со мной, мне так неуютно, когда ты где-то под потолком.

Птишка слетела вниз.

— А теперь за стол! — пыталась уговорить ее Тине.

Но Птишка ходила по полу, время от времени наклоняясь, чтобы взять что-то в ротик. Паучка, который сам собирался перекусить. Червячка, сбившегося с пути.

— Батюшки, что же это ты делаешь! — воскликнула Тине.

— Ним-ним, — ответила Птишка.

— Выплюни немедленно. Разве же можно есть с пола. Выплюни скорее!

Но Птишка уже все проглотила.

Вкусно!