Вся эта комедия, которая только что была разыграна на глазах у читателя, была инсценирована в кабинете короля, хотя первоначально и не предполагалось открывать инкогнито сира де Коарасса. Поэтому по первому плану предполагалось лишь замаскировать Нанси и заставить Рене поверить, что это принцесса Маргарита. Тогда уж можно было бы расправиться с ним на основании того, что он переступил границы полномочий. Но случилось нечто, заставившее изменить эту простейшую схему. Когда король сел за стол в семь часов вечера, паж Готье подал ему большой пакет.

— Откуда это? — спросил король.

— Только что прибыл гонец из Нерака! Генрих вздрогнул, Пибрак и Ноэ обменялись взглядами, а принцесса страшно побледнела.

— Вот как? — сказал король. — Из Нерака?

Действительно, это было письмо от королевы Жанны д'Альбрэ, гласившее:

» Ваше Величество, мой брат и кузен! Я пишу Вам с целью объявить, что сегодня, одиннадцатого июля, я отправляюсь в Париж, чтобы брак моего сына Генриха с Вашей сестрой Маргаритой мог наконец совершиться. Мой шталмейстер получил приказ не прохлаждаться дорогой. Таким образом, он должен прибыть немного раньше меня. А в ожидании нашего свидания я молю Бога, государь, мой брат и кузен, чтобы он сохранил Ваше Величество в добром здравии, веселии и радости. Жанна, королева Наварры «. Пробежав письмо, король посмотрел на Маргариту, которая была белее снега, и затем, обратившись к сиру Коарассу, сказал:

» Дорогой сир, мне нужно поговорить с вами!« — и увел Генриха в комнату, в которой тот спал.

» Боже мой! — с отчаянием подумала Маргарита. — Король удалит его теперь отсюда!«

— Братец, — сказал Карл IX, обращаясь к Генриху, — что вы думаете о близком прибытии вашей матушки?

— Думаю, что оно заставляет меня открыть свое инкогнито! — ответил Генрих.

— А вы ничего не боитесь? Знаете ли, Марго — девушка капризная…

— Она любит меня!

— В таком случае знаете что? Вам следует сейчас же открыться ей!

— Ну что же, отлично!

— Так останьтесь здесь, я пришлю ее к вам!

— Отлично!

— Бедняжка Марго, — сказал король, возвращаясь в столовую, — мне пришлось дать поручение сиру де Коарассу!

— Поручение? — испуганно переспросила Маргарита.

— А вот ты ступай к нему, он и от тебя может передать что — либо!

— Передать… но… кому?

— Кому же как не твоему жениху, принцу Наваррскому! — Маргарита встала и, пошатываясь, ушла в кабинет; она была уверена, что брат по доброте хочет дать ей возможность попрощаться со своим милым с глазу на глаз.

Генрих был совершенно спокоен, и его взгляд с любовью остановился на принцессе. Она подошла к нему, взяла его руку и сказала:

— Я не хочу, чтобы вы уезжали!

— Что же делать? Все равно вы должны выйти замуж за принца Генриха, и никого, кроме него, вы любить уже не можете!

— Любить? Его? — крикнула Маргарита. — Я ненавижу его!

— Но за что?

— За то, что я люблю тебя!

— Но вы ненавидели его еще до того, как полюбили меня!

— Ну… это… просто мне наговорили, что он дурно воспитан, неловок, малообразован…

— И что при неракском дворе очень скучают…

— Ах! — со страстью крикнула принцесса. — Если бы я любила его, как люблю тебя, какое дело было бы мне до скуки или веселья?

— Значит, со мной вы не скучали бы?

— И ты еще спрашиваешь! Я пошла бы за тобой хоть на край света!

— Даже если бы я был принцем Наваррским? — спросил Генрих улыбаясь.

— Анри, Анри! — грустно сказала принцесса. — Вы еще смеетесь!

— Да, видите ли, принцесса, король только что сказал мне нечто страшное. Он уверяет, что вы были бы способны разлюбить меня, если бы оказалось, что я обманул вас!

— А, так вы обманули меня?

— К сожалению, да! На самом деле меня зовут Генрихом Бурбонским, — сказал принц, взяв руки принцессы и целуя их. — В этом и заключался мой обман.

Маргарита вскрикнула и лишилась чувств. На этот крик прибежал король в сопровождении Мирона, который и стал приводить в чувство принцессу. К счастью, обморок был недолог, и, очнувшись, принцесса со слабой улыбкой посмотрела сначала на короля, потом на принца Генриха и, взяв каждого из них за руку, сказала:

— Ваше величество! Вы очень дурного мнения обо мне. Я готова любить принца Наваррского так же пылко и искренне, как любила сира де Коарасса!

— В таком случае, — весело сказал король, — нам остается лишь немного изменить ту шутку, которую мы сыграем над остолопом Рене!

Таким образом был завершен окончательно план веселой (для всех, кроме самого Рене) проделки. Ноэ, наряженный» таинственным незнакомцем «, отлично справился со своей ролью, Рене попал в расставленную ему западню, и читатели уже знают, какой дорогой ценой ему удалось откупиться от петли.

Когда королева Екатерина дала клятву, которую от нее потребовал Генрих Наваррский, король сказал:

— А теперь, королева, я сообщу вам новость: королева Жанна прибудет на этих днях в Париж!

— И теперь уже ничто не помешает моему браку! — произнес за спиной королевы чей-то голос.

Екатерина обернулась и увидела принцессу Маргариту, которая улыбалась жениху, будущему королю Наварры. Рене был окончательно уничтожен!