Канон врачебной науки

ибн Сина Абу Али

О головных болях, то есть о разновидностях головной боли

 

 

Общее рассуждение о головной боли

Головная боль — это боль в голове. Причиной всякой боли является внезапное изменение натуры, или ее противоположность, или нарушение непрерывности, или же сочетание того и другого вместе. Изменение натуры [может проявляться] в одном из шестнадцати известных его [видов]; когда [натура] влажная, это не вызывает боли, если только при влажности нет движущейся материи, которая вызывает нарушение непрерывности. [Что такое] нарушение непрерывности — известно: разновидности его, зависящие от [той или иной] причины, [также] известны. Сочетание обеих причин боли имеет место при опухолях, а опухоли, как ты знаешь, имеют определенные разновидности, и разновидностей этих четыре. Все [вышесказанное] имеет место в самом веществе мозга или в окружающей его оболочке, или в обеих оболочках, или в сосудах, или во внешних покровах черепа, ибо между ними существуют связи, известные из анатомии [мозга]. Иногда явление, причиняющее страдание любому из этих органов, коренится в самом органе, а иногда возникает вследствие соучастия другого [органа]. Это [может быть] либо орган, связанный с органами головы разветвлениями нервов, как например, желудок, матка, грудобрюшная преграда и другие органы, если они есть, либо орган, который связывает с мозгом разветвления кровеносных сосудов, то есть вен и артерий, [каковы], например, сердце, печень, селезенка, либо орган, связанный с мозгом иным образом; так, легкие, расположенные ниже [мозга], передают свои повреждения мозгу. Или же это орган, который, с одной стороны, соучаствует [в болезни] с каким-нибудь другим органом, а с другой — с мозгом; таково, например, соучастие [мозга] с почками при болях в них. Иногда [головная боль возникает] при соучастии всего тела, как это бывает во время лихорадок. [Головная боль] вследствие соучастия [какого-нибудь] органа возникает периодически, приступами, соответственно периодам и приступам [проявления] причины, заложенной в соучаствующем органе. [Такова], например, [головная боль] вследствие соучастия желудка, когда излияние желчной или другой материи в желудок происходит периодически, или головная боль, возникающая во время усиления лихорадки различных видов.

Головная боль разделяется [на разновидности] еще и по другим признакам. Сюда относится головная боль, вызванная какой-либо внешней причиной, например, головная боль от похмелья, пока она происходит [действительно] от похмелья и не упрочивается вследствие более сильной причины, порожденной [похмельем], или, например, головная боль от употребления вещей с горячим [качеством], вроде чеснока и тому подобного, или головная боль, вызванная предшествующей причиной, которая дошла [до органа] и упрочилась там, так что из-за нее упрочивается и головная боль. Иногда [головная боль] служит [сначала] лишь признаком, а потом становится [самостоятельным] заболеванием; если она остается как [самостоятельное] заболевание после острых лихорадок, то предвещает болезнь мозга и указывает на неспособность естества полностью изгнать материю путем, [например], кровотечения из носа. Предвещает она также и другие заболевания — спячку, сакту, помешательство, расслабление или глухоту — в зависимости от вещества материи и смотря по ее движению.

Головная боль различается еще по своему месту. Иногда она бывает в одной половине головы; если такая боль становится обычной и постоянной, то ее называют мигренью. Иногда [боль] ощущается в передней части головы, иногда в задней части головы, а иногда она охватывает всю голову; если такая боль становится обычной и постоянной, то ее называют «шлемом» по сходству с воинским шлемом, который охватывает всю голову. Различают также сильную, среднюю и слабую головную боль; сюда относится головная боль такой силы, что если она случается у ребенка с мягкими костями темени, то раскалывает темя и разрывает швы. [Головная боль] может быть и слабой, как это большей частью имеет место при литаргусе. Слабая головная боль бывает постоянной, но бывает также и непостоянной. Головная боль от слабой причины наблюдается у некоторых людей в отличие от других. Она возникает у людей с очень чувствительным мозгом и не наблюдается у тех, чей мозг мало чувствителен. Вообще человек с очень чувствительным мозгом подвержен головной боли от всякой, даже слабой причины, вызывающей головную боль.

Мозг быстро подвергается воздействию причин, вызывающих головную боль, либо из-за своей слабости, — а из общей части уже известно, что слабость [мозга] зависит от расстройства натуры, — либо вследствие большой чувствительности, из-за которой мозг страдает от всякой причины, даже если она незначительна. Далее некоторые головные боли не дают никаких признаков, другие дают признаки, скрытые в области головы, когда, например, она, то есть головная боль, вызывает из-за сильных страданий опухоль в области головы, а иные дают признаки, переходящие на другие органы как например, когда страдание, повреждение и опухоль мозга переходит на корни нервов и вызывает спазм, или когда часть этих явлений переходит на желудок и вызывает падение аппетита, икоту, тошноту, слабость пищеварения и тому подобное. Знай, что ) хроническая головная боль бывает либо от слизи, либо от черной желчи, либо от слабости головы, либо от начинающейся твердой опухоли или от горячей, отвердевшей опухоли, — это бывает [очень] часто.

Головная боль и все [вообще] болезни различаются еще в таком отношении: болезнь бывает либо покорная, а покорная болезнь — это такая, в которой не заложено препятствия для соответствующего лечения, либо отнюдь не покорная и имеющая «спутницу», которая часто препятствует подобающему лечению. Когда, например, имеется головная боль и катар, то катар препятствует подобающему лечению против головной боли. Различается головная боль также и по другому признаку. Она возникает иногда у здоровых и не имеющих изъянов людей, а иногда у людей, имеющих опухоли и [другие] недуги. Среди [людей] есть такие, чье тело предрасположено к головной боли. Это люди со слабой головой и слабыми органами пищеварения, в теле у которых образуются пары, в желудки их изливаются желчные соки, и [это] вызывает головную боль. Далее, среди того, что едят, имеются вещи, вызывающие головную боль, о которых уже упоминалось в рубриках простых лекарств. Все пряности порождают головную боль, и особенно цейлонская корица, куст, шафран, китайская корица и амом. Все вещества, образующие пары, также вызывают головную боль, будь они горячего или холодного [качества]. Однако если употреблять их одно за другим, то они защищают друг друга, я хочу сказать, если сначала употреблять что-либо, причиняющее вред теплотой своего пара, и за этим следует нечто, образующее холодный пар, или наоборот. Однако, если вредит не только качество [пищи], но и количество, то последовательное употребление таких вещей не приносит пользы, а наоборот, вредно.

Холодная головная боль часто возникает вследствие применения клизм зимой. Когда лето бывает «северное», мало дождливое, а осень «южная» и дождливая, то зимой учащаются головные боли. Часто причиной головной боли является то, что артерии доводят до головы дурные пары.

 

Общие меры лечения головной боли

Ты знаешь, что головная боль подобна другим заболеваниям в том отношении, что причину ее необходимо пресекать и противопоставлять ей нечто противоположное. Затем к числу полезных мероприятий, прекращающих головную боль, [принадлежит] уменьшение количества пищи, питья, особенно вина, и продолжительный сон. Однако чрезмерное ограничение в пище столь же вредно для горячей головной боли, как и усиление питания при хронической головной боли. Для головной боли нет ничего [полезнее] спокойствия и воздержания от всего того, что движет [соки], как например, совокупление, [долгие] размышления и тому подобное. При [головной боли], вызванной материей, следует стараться отвлечь соки вниз, хотя бы даже с помощью горячих клизм. Клизмы при том надлежит ставить сильные, чтобы они могли опорожнить область печени и желудка. К числу сильных средств, оттягивающих вниз материю и избавляющих от головной боли, относится растирание ног, после которого больной часто засыпает, иногда это делают больному непрерывно, пока головная боль не пройдет. Если ты хочешь употребить мази и лекарственные повязки при сильной, постоянной [головной боли], будь она горячая или холодная, то голову нужно обрить: это способствует большему проникновению силы лекарства [в голову]. Помогает также наложение на темя венца из теста или шерсти: он не дает стекать жидким веществам, которыми поливают голову, так что мозг полностью впитывает их, и воздух не [так] быстро уносит их силу.

Говорит Филагрий: «Тому, кто хочет, чтобы у него прошла головная боль и больше не возвращалась, очень полезно пускать кровь из лобной вены, постоянно ставить кровососные банки на нижнюю часть головы, растирать конечности и опускать их в горячую воду, ходить немного и не принимать пучащей, парообразующей и медленно перевариваемой пищи». А я говорю: мы нередко поливали горячей водой конечности страдающих головной болью и делали это длительное время, причем [больной] чувствовал, что боль [как бы] спускается из головы в конечности и при этом рассеивается. Знай, что кислые яства не подходят больным, страдающим головной болью, если только головная боль не обусловливается соучастием желудка и яства не принадлежат к числу тех, которые дубят устье желудка, укрепляют его и препятствуют излиянию в него желчи.

Если при постоянной головной боли возникает какое-либо новое сопутствующее явление, причиняющее страдание, то направь лечение также и на него, ибо иногда такие явления становятся причиной усиления основного [недуга], из-за которого они возникли. Так, например, если бессонница возникает из-за головной боли и потом усиливается, то она [сама] становится одной из причин усиления головной боли, и ее необходимо устранить. В том случае, который мы привели в качестве примера, нужно, скажем, употребить такие средства, как тыквенное и ивовое масло, масло кувшинки, а также молоко различных животных, надушенное камфорой, и тому подобное. Иногда в таких случаях приходится вызывать небольшое онемение и усыплять [больного]. При всякой головной боли, сопровождающейся катаром, не старайся охладить и увлажнить голову маслами и тому подобными [средствами], а наоборот, прибегай к опорожнению и перевязыванию конечностей, растиранию их и погружению в горячую воду. Если желаешь приложить к голове [лекарства], сила которых проникает внутрь головы, то, как ты уже знаешь, их нет надобности прикладывать никуда, кроме передней части головы, где находится венечный шов, а также темени, ибо проникновения таких средств можно ожидать именно в этих двух местах. Что же касается задней части мозга, то кость, которая ее окружает, тверже и через нее не проникает то, что должно проникнуть в мозг. Если [проникающую способность лекарства] усиливают, то пользы от этого не больше, чем от лекарства, приложенного только к передней части головы и к середине темени; к тому же, если это лекарство охлаждающее, то оно вредит тем местам, где начинаются нервы и [находится] основание спинного мозга, а без этого можно обойтись.

Головная боль с болезненным биением иногда сопутствует горячей или холодной опухоли. Это такая [боль], которая как будто бьется, как пульс. Если причина ее горячая, то применяют охлаждающие средства, которым присуща некоторая мягкость; применяют также кровососные банки на затылок, ставят пиявки на виски и перевязывают конечности. Если же [причина] холодная, то прибегай к рассасывающим [средствам], добавляя также укрепляющие и несколько холодные [вещества]; так, например, розовое масло смешивают с рутой или мятой. Если такая головная боль становится столь сильной, что у детей приводит даже к разрыву швов [черепа], то в качестве лечебного средства хвалят мелко растертый чистотел, смешанный с розовым маслом и уксусом, употребляемый в виде мази после того, как голову вымыли водой и солью. Употребляя сильные рассасывающие средства, вводимые в нос, применяй их постепенно, как об этом говорится в «Каноне». Пока возможно, не следует прибегать к средствам, вызывающим онемение; тем не менее мы упомянем некоторые из них в параграфе о лекарствах, успокаивающих головную боль, вызывая онемение.

Знай, что рвота не относится к числу мер лечения головной боли. Она очень вредна для страдающего головной болью, если только не возникает из-за [болезни] желудка и его соучастия. В таком случае рвота приносит пользу. Если боль в задней части головы происходит не от лихорадки, то ее лечат сначала путем опорожнения [слабительным] отваром, соответствующим силам [больного], а потом кровопусканием. Если кто-нибудь чувствует, что головная боль у него перемещается и ее успокаивает холод, то непременно следует пустить кровь или поставить банки, чтобы постоянная боль не притянула к голове излишки.

 

О мигрени

Мы говорим, что [мигрень] это боль, возникающая в одной стороне головы; а Гален определяет ее как нечто охватывающее [мозг] до середины [его]. Иногда причина ее заложена внутри черепа, а иногда в оболочке, окутывающей [череп] сверху. Когда она бывает, то чаще всего ощущается в мышцах виска. Когда [мигрень] ощущается снаружи [черепа], то она иногда достигает такой [силы], что [больной] не переносит прикосновения к голове. Соки доходят до [больного] места либо через наружные вены и артерии, либо из самого мозга и его оболочек, причем большая часть их поднимается через швы [черепа. Мигрень] иногда возникает от паров, устремляющихся из всего тела или из отдельного органа на той же стороне [тела]. Если бывает мигрень, то чаще всего бывает периодически. В большинстве случаев она возникает только от соков; сколько-нибудь значительной мигрени от расстройства простой натуры не бывает.

Мигрень от соков может возникнуть от горячих соков, от холодных соков, от ветров и от паров; признаки этого тебе уже известны. При холодной натуре ты наблюдаешь быстрое успокоение [боли] от согревания и спазм, а при горячей [натуре] наблюдается разгоряченность [головы] на ощупь, биение в висках и успокоение от охлаждающих средств. Кроме того, при холодной [натуре больной] ощущает холод, а при горячей — жар. Все это имеет место при усилении боли.

Лечение. Лечат [мигрень] кровопусканием, согласно тому, что ты узнал в [параграфе о] «шлеме», и особенно [кровопусканием] из лобных и височных вен, [применяют] также послабление, клизмы и отвлечение [соков]; все это делают по мере [надобности], согласно тому, что определено в основных правилах [лечения]. К числу полезных от горячей [мигрени] средств относится настой сабура в [соке] цикория, упомянутый в Фармакопее; на один раз дают выпить от одной до шести укий. Очень полезно кровопускание из [вен] лба, а также из сосудов носа.

Если [мигрень возникает] периодически, то следует сделать очищение всего тела до приступа и после очищения изменить натуру. Когда материя горячая, то прикладывай к вискам вызывающее онемение средство из опия, коры луффаха, укропа, белены и камфоры и охлаждай [болящее] место известными тебе [веществами], упомянутыми в основных правилах. Таким [больным] помогают также чернила для писания, которыми смазывают ту сторону головы, где мигрень. Шафран относится к числу мазей, которыми мажут лоб страдающих мигренью. Им помогает также лекарственная повязка, приготовленная из руты и мяты с чернилами и розовым маслом, или мазь из лепешечек Павла, о которых говорится в Фармакопее, или употребление лекарственной повязки из костянок лавра и листьев руты — [того и другого] по одной части, горчицы — полчасти, все это смешивают с водой и употребляют. Сильнее действует восковая мазь, приготовленная из мышьяка и шпанских мушек, от которой на [больном] месте образуются волдыри, или же [мазь] из тапсии; она изъязвляет и приносит такую же пользу, как и прижигание.

Если же холодная материя очень холодна, то накладывают лекарственную повязку из фурбийуна, горчицы, слюногона и тому подобных [веществ]. Что касается хронической [мигрени], длительность которой значительна, то она холодная во всех случаях и при ней нужны [лекарства] рассасывающие и сильно согревающие. Мы упоминаем в Фармакопее мази и поливания общие и особые для мигрени, их и [должно] употреблять. Если ты применяешь мази, предварительно опорожнив и очистив тело, то начинай с растирания мышц виска болящей стороны пальцами и грубым платком до [начала] приступа, а затем смазывай. Когда приходится вызвать онемение и усиливается пульсирующая боль, то иногда полезно смазывать артерию виска возле [болящего] места опием с анзарутом и вяжущими средствами или к виску привязывают прилаженный к нему [кусочек] свинца или дерева, чтобы воспрепятствовать сильному биению, вызывающему пульсирующую боль, как мы уже говорили выше в основных правилах, касаясь прижигания.

Некоторые древние [врачи] упоминают проверенный, полезный способ лечения хронической мигрени, заимствованный у некой женщины. А именно: варят в воде в оливковом масле корни бешеного огурца и горькую полынь, пока они не разварятся, затем поливают болящую сторону горячей водой с оливковым маслом, а из осадка делают лекарственную повязку. Всякий раз, когда [упомянутая] женщина применяла это лекарство, она излечивала мигрень, будь мигрень с лихорадкой или без лихорадки. Нет лекарственной повязки лучше, чем из горчицы. Если болезнь затягивается, то накладывают лекарственную повязку из тапсии, коры корней каперсов, морского лука и фурбийуна, растертых, просеянных и замешанных на душистом вине. Поистине, это лечение приносящее великую пользу. [Таким больным] полезно начать с посещения бани и несколько раз постоять, наклонившись над горячей водой. Затем им вводят в нос фисташковое масло, ибо оно сразу же заставляет боль опуститься к лопаткам.

Собери также прописи, записанные в Фармакопее, и простые лекарства, приводимые в рубриках простых лекарств.

 

Лечение различных видов сарсама

Общим способом лечения при всех видах истинного сарсама является кровопускание из кифаля и выведение порядочного, и даже большого количества крови. С этим надлежит поспешить, как только наступит помрачение сознания, если не мешает какое-либо сильное препятствие. Кровопускание необходимо делать осторожно и следить, каково состояние больного в отношении обморока; не впал ли он в обморок, не близок ли он к нему; при приближении обморока кровь нужно остановить. Чтобы распознать это, требуются ухищрения, ибо у таких [больных] не очень ясно видно, в сознании они или в обмороке. Однако на это иногда указывает пульс: если [пульс] становится дрожащим или падает и делается неровным и неупорядоченным так что одно [биение] большое, а другое — малое, это указывает на; близость обморока. При наложении повязки надлежит следить» чтобы она была крепкой и не развязалась от движений и подергиваний [больного], которые он делает, ничего не сознавая; иногда больной сам развязывает и сбрасывает повязку, побуждаемый к этому своим расстроенным воображением. Затем пускают кровь из лобной вены, если силы [больного] велики и этого требуют обстоятельства и степень заболевания. Если силы больного и обстоятельства не благоприятствуют общему кровопусканию из руки или больной не дает тебе своей руки и то, к чему его принуждают, сильно волнует и раздражает его, то пусти ему кровь из лба и при начале [кровопускания] смажь голову остуженным розовым маслом с уксусом, а также другими охлаждающими выжатыми соками, которые мы перечисляли выше. При желтожелчном [сарсаме] очень полезно накладывать на голову повязку из листьев ежевики.

Помести больного в комнате с уравновешенным воздухом, [убранной] просто, без украшений и картин, ибо воображение его увлекается, когда он смотрит на них, а это раздражает мозг и оболочки мозга. В комнате [больного] и возле него должны находиться такие холодные нюхательные средства, как кувшинки, фиалки, розы и [другие], которые мы перечислили в основных правилах [лечения]. И пусть при больном находятся веселые и любимые его друзья, благорасположенные к нему, и люди, которых он стесняется и при которых удерживается от вредных для него проявлений умственного расстройства и волнения. Старайся усыплять такого больного, хотя бы прикладывая ему ко лбу или к носу немного опия, если силы его значительны; в противном случае берегись это делать, ибо [опий] тогда губителен, и прибегай к другим средствам, употребляя, например, питье из снотворного мака. Накладывай [больному] на голову лекарственную повязку из латука и пои его семенами снотворного мака в ячменной воде. Однако наиболее правильно противоборствовать [сарсаму] кровопусканием, если время позволяет это и если в отсрочке [кровопускания] нет ничего опасного. Делай его вначале через два или три дня, и когда отворяешь кровь, по возможности, не усердствуй, чтобы в теле осталось [достаточно] крови, придающей естеству силу бороться с кризисами и противостоять отсутствию пищи, когда время требует этого. После кровопускания правильно будет поставить [больному] очень мягкую клизму, например, из розового масла с ячменной водой или из воды с оливковым маслом. Если потребуется более сильная [клизма] после применения [клизмы] мягкой степени, то поставь ее.

Оттягивай соки вниз всеми способами: путем растирания ног, надавливания на них и поливания их горячей водой и даже с помощью перевязывания и перетягивания, о котором упоминалось [выше], или ставь на ноги кровососные банки, особенно во время спада лихорадки и до ее усиления, если лихорадке присущи такие [периоды]. Иногда необходимо бывает поставить в начале заболевания кровососную банку между лопатками. Сначала посади [больного] на самую легкую пищу и даже ограничивай ее одним сахарным сиканджубином, после чего день или два переведи его на жидкий ячменный отвар с сиканджубином, а затем — на густой; при этом учитывай, каковы силы [больного] и стадии болезни; пока видишь, что проявления болезни усиливаются, ограничивайся главным образом легкой пищей в небольшом количестве, но если есть опасение, что силы больного упадут, корми его [получше]; не давай [таким образом] очень холодной воды, особенно, если имеется опухоль в грудобрюшной преграде или во внутренностях. Если же видишь, что болезнь спадает, то постепенно усиливай питание и прибавляй пищи, готовя ее из тыквы, холодных [по натуре] овощей, маша и холодных злаков либо в виде исфидбажа, либо подкисленной холодными плодами. В это время им полезен белый хлеб, размоченный в очень холодной воде или в сильно охлажденном на льду джулабе.

В начале [заболевания] надлежит употреблять чисто отвлекающие средства, если [сарсам] не относится к роду опасных, при которых опухают выходящие из головы сосуды, соучаствуя в [болезни] с грудобрюшной преградой. Тогда приходится начинать с таких средств, которые немного расслабляют [мышцы] и успокаивают боль, а затем переходить к вяжущим. Усердно прибегают также и к клизмам, затем чаще всего употребляют поливания, охлаждающие, но не вяжущие. Добавляй туда немного мака ради усыпления, а также небольшое количество ромашки, которая противоборствовала бы маку и чуть-чуть растворяла бы. Если болезнь от этих мер станет меньше, но бред [все же] останется, то выдаивай больному на голову молоко из вымени [козы] или из женской груди; если силы [больного] значительны, то козье молоко, а если они слабы, то молоко женщины. По прошествии часа после каждой дойки [голову] нужно вымыть уравновешенными лекарствами для поливаний, в которые входят фиалки, корневищ касатика, ромашка и прочие охлаждающие средства, о которых можно прочитать в Фармакопее.

Если заболевание затянулось и не проходит от таких мёр лечения, или [форма заболевания] тяжелая, со спячкой, и оно уж перешло начальную стадию, и неподвижность преобладает [при нем] над движением, то отстрани от [больного] сильно охлаждающие средства, особенно мак, и после седьмого дня в лекарства для поливаний добавляй чабреца, пулегиевой мяты, руты, выжатого сока мяты и лекарственного донника. Прикладывай к голове [больного] слизь льняного семени с оливковым маслом и водой и постоянно и обильно смазывай ему тело согревающим маслом. Если желаешь сохранить силы [больного] после затянувшейся болезни, по истечении семи дней или больше, то можешь поить его небольшим количеством разбавленного вина. Нередко у таких [больных] случается рвота, и это приносит им пользу. Иногда их поят водой с [каким-нибудь] холодным и влажным [по натуре] маслом, которое облегчает рвоту и увлажняет их [натуру], Если они не мочатся вследствие утраты рассудка и слабости ощущения, то втирай в [область] мочевого пузыря теплое масло, лучше всего оливковое, и затем поливай это [место] горячей водой или водой, в которой кипятили ромашку; после этого надавливай на мочевой пузырь, пока не пойдет моча. Проделывай это с ними время от времени и надавливай на пузырь всякий раз, когда можно ожидать, что они помочатся. Если же моча от этого не пойдет, то применяй поливания так, как упомянуто выше. [Больных] следует привязывать веревками, если они очень мечутся в беспокойстве и сильно от этого страдают, особенно если ты пустил им кровь и надрез еще не затянулся. Когда болезнь значительно продвинется в стадии спада и [больные] далеко уйдут от страданий, вызванных недугом, применяй к ним режим выздоравливающих, заставляй их качаться на качелях и оберегай от дурного горячего воздуха, от горячего ветра и от солнца, чтобы они опять не заболели. Если пожелаешь их выкупать, то купай слегка, в пресной воде, чтобы навеять на них сон, ибо усыпление полезно для них во многих отношениях. Кормить их следует легким мясом. Таково рассуждение о лечении [сарсама].

Что же касается различия в лечении желтожелчного и кровяного [сарсама], то при лечении желтожелчного более нужно выведение желчи и менее — кровопускание. Изгонять желчь [следует] легкими средствами, вызывающими скольжение и послабляющими, в виде питья, о которых уже упоминалось, а также [лекарствами], очищающими кровь. Можешь добавить к ним еще дымянки, если знаешь, что естество откликнется при любых обстоятельствах. Иногда добавляют в эти [средства] смолы скаммония, если есть уверенность, что естество откликнется, и это обычно для [данного] больного. При желтожелчном [сарсаме] не доводи больного до обморока, пуская ему кровь; наоборот, [у таких больных] выпускают порядочное количество крови, принимая предосторожности против обморока. Затем производят опорожнение путем послабления, причем лекарства тоже должно назначать холодные и влажные [по натуре]. Что касается пищи, то при кровяном [сарсаме] она должна быть холодной; допустимо также давать вяжущую, когда будет покончено с опорожнениями и с клизмами, например, [похлебки] с соком незрелого винограда, соком граната, айвой, яблоками; при желчном [сарсаме] подходят не эти кушанья, а, например, каша из тыквы и кашкийа, то есть [каша], приготовленная из очищенного ячменя, похлебка со шпинатом, лебедой, машем и тому подобное. Их подкисляют уксусом с сахаром, алычой, сливами и тому подобными [приправами]. Знай, что при желчном [сарсаме] более необходимо угашение [теплоты], а при кровяном — растворение соков. При желчном [сарсаме] не остерегаются охлаждения в такой мере, в какой его остерегаются при кровяном, и не запрещают холодную воду столь решительно. При [желчном сарсаме] следует больше заботиться об усыплении [больного]; это достигается, например, увлажняющими поливаниями и употреблением масла латука, тыквы и им подобных [масел], которые вводят в нос. Если желчь при желчном [сарсаме] перегоревшая, то следует уделять больше внимания увлажнению и по возможности применять охлаждающие и увлажняющие клизмы.

 

Литаргус,

то есть холодный

сарсам,

в переводе — потеря памяти

Литаргусом называют слизистую опухоль, образующуюся внутри черепной коробки, и это есть слизистый сарсам. Большей частью опухоль возникает в каналах вещества мозга, а не в его оболочках, желудочках или теле, ибо слизь из-за плотности оболочек редко проникает в оболочки [мозга] и скопляется там [и редко проникает] в вещество мозга вследствие клейкости последнего. Также и плеврит большей частью бывает желчным и лишь редко слизистым, поскольку слизь плохо проходит в перепончатое, богатое нервами и твердое вещество. Однако эти редкие случаи все же возможны при обоих заболеваниях и такая опухоль может возникнуть в веществе мозга и в его оболочках.

Это заболевание названо по названию его признака, ибо в переводе литаргус означает «потеря памяти», а такая болезнь [всегда] сопровождается потерей памяти. Из-за [такого] наименования этой [болезни] многие врачи ошибаются и не [могут] распознать, что суть здесь в заболевании, происходящем от холодной опухоли; наоборот, они считают, что эта болезнь и есть именно потеря памяти. Хотя некоторые врачи называют литаргусом всякую холодную опухоль в мозгу, будь она черножелчная или слизистая, однако большинство древних [врачей] присваивают данное название [только] слизистой [опухоли]. Ты же можешь назвать так и ту и другую [опухоль]. Материя этого заболевания близка к материи, [вызывающей] головокружение, но она прочней утверждается [в мозгу]. Эта болезнь возникает от всего, что порождает слизистый сок и обладает [свойством] образовывать пар; поэтому она зачастую возникает от употребления в пищу лука. Зарождается она и от частого несварения желудка, от обильного питья и от чрезмерного употребления плодов.

Лечение. Если нет какого-либо препятствия, то сначала пусти кровь, а затем применяй острые клизмы, оттягивай соки вниз и вызывай рвоту с помощью перышка, смазанного горчицей или медом. Помести больного в светлую комнату и не давай ему погружаться в сон, неотвязно заставляя его просыпаться. В начале болезни подавляй материю с помощью розового масла с уксусом, затем, спустя два дня от начала [заболевания] добавляй к этим [лекарствам] бобровой струи, а в качестве уксуса употребляй уксус из морского лука. Пои больного холодной водой только в небольшом количестве, особенно в начале и к концу [заболевания], а в самом конце воду следует запретить [совсем]; затем смазывай] ему тело оливковым маслом, содой, семенами крапивы и волчьего лыка, перцем, слюногоном и сходными с ними веществами.

Следует употреблять также поливания с сильно рассасывающими свойствами, нюхательные, [а также] и вызывающие чиханье] средства, разрежающие полоскания, в Состав которых входя тимьян, иссоп, пулегиевая мята, сатар, а также полоскания с медом, морским луком и другими [лекарствами], о которых ты узнал в общих правилах [лечения]. Если употреблять морской лук на голову, особенно в свежем виде, то это помогает. Применяют также еще и другие средства, вызывающие покраснение, [прикладывая их] к голове, и мазь из горчицы; следует подолгу растирать и разминать [больному] конечности, пока они не покраснеют и не начнут болеть. Это очень полезно. Если больной погрузится в спячку, его дергают за волосы, а также ставят ему на затылок, около впадины, много кровососных банок с легким огнем, но без надреза. Однако иногда приходится надрезать, если возникает необходимость в выведении крови. Питая кого-нибудь из таких [больных], корми его, например, отваром люпина, нута или ячменя. После кормления [следует] несколько часов разминать [больному] конечности, чтобы пары не потянуло кверху.

Если вследствие длительности болезни ты вынужден будешь дать больному выпить слабительного, особенно, если [в теле его] появилась дрожь, то дай ему две трети мискала бобровой струи с небольшим количеством смолы скаммония, меньше одного данака. Когда опасаешься крайнего усиления лихорадки, устраняй скаммоний и ограничивай одной бобровой струей и изменением натуры без помощи опорожнения. Лучший способ опорожнения в таких случаях — это опорожнение с помощью клизм, но если ты вынужден применить другие средства, то дай выпить ийараджа фикра в количестве одного дирхама с четвертью, дирхама мякоти колоквинта, третью дирхама миробаланов и одним данаком мастикса, если лихорадка не очень горячая и ты уверен, что [такое] слабительное подействует. А если уверенности в этом нет, то введи ему [в задний проход] лекарство или свечку, чтобы оба средства содействовали друг другу. Затем разбуди больного и заставь его натужиться для испражнения. Если больному случится забыть испражниться и помочиться, то поливай ему [область] мочеточников и живот водой, в которой кипятили ромашку, донник лекарственный, фиалки и корневище касатика, и надавливай на мочевой пузырь, чтобы пошла моча. Позже, когда болезнь придет к концу, назначай качанье на качелях и на носилках и затем легкие физические упражнения и режим для выздоравливающих.

 

Заболевания головы, вредящие главным образом способности ощущать и мыслить

 

Спячка и сон

Спячкой называют чрезмерный и тяжелый сон, но не всякий чрезмерный и тяжелый сон, а такой, который является тяжелым и по длительности и по качеству. Он продолжается дольше [обычного] и по качеству крепче, так что от него трудно пробудиться, даже если [человека] будят. Сон бывает естественным по продолжительности и по качеству или тяжелым или [переходящим] в глубокую спячку. Говоря вообще, сон есть возвращение душевной пневмы от органов-орудий ощущения и движения к [своему] источнику, вследствие этого органы на деле лишаются пневмы, за исключением тех, которые необходимы для поддержания естественной жизни, то есть, например, органов дыхания.

Естественный сон, в общем смысле, это такой, который возникает при удалении животной пневмы внутрь для переваривания пищи. За ней следует душевная пневма, как это [всегда] бывает при движении разреженных и смешивающихся одно с другим тел, понуждаемых к тому пустотой. [Естествен] также сон для отдыха и ради того, чтобы пневма могла сосредоточиться, воспринимать питание, расти и увеличиваться в отношении вещества, заменяя то, что расходуется при бодрствовании. К этому близок сон [больного], приближающегося к выздоровлению от недуга; такому человеку случается глубоко заснуть, и это указывает, что его болезнь успокоилась, но у здоровых людей подобный сон не является хорошим признаком. Нечто сходное с этим иногда бывает у людей, которым неоднократно производили опорожнения лекарствами. Такой сон полезен и возвращает им силы.

Иногда возникает сон, который не является абсолютно естественным. Это бывает в том случае, когда пневма возвращается к своему источнику вследствие чрезмерного рассеяния и вещество [пневмы] не может распространяться, ибо теряет [способность] увеличиваться сверх того, что достаточно для основных органов, рассеиваясь вследствие движения, и уходит в глубь [тела]. Это бывает при утомлении и усиленной физической работе и происходит вследствие чрезмерного выведения душевной пневмы, когда естество силится удержать всю оставшуюся в его веществе [пневму], пока не подоспеет помощь в виде пищи. Различие между таким [сном] и тем, что [описан] раньше, подобно различию между потребностью здорового тела в пище для замены того, что [разошлось] при естественном усвоении, и потребностью в питании тела, изнуренного поносом или кровотечением. В первом случае сон нужен для замены того, что рассосалось при бодрствовании, и это дело естественное, а во втором случае требуется заменить то, что рассосалось вследствие утомления, и это [уже] неестественно. А иногда возникает и сон абсолютно неестественный; это бывает в том случае, когда душевная пневма возвращается от органов-орудий по причине охлаждающих воздействий, противоположных веществу пневмы и исходящих либо извне, либо от охлаждающих лекарств. В таком случае орудия приобретают холодность, препятствующую прохождению по ним жизненной пневмы надлежащим образом или вызывающую застывание той части пневмы, которая оказалась в этих органах; при этом портится натура [пневмы], позволяющая воспринимать душевную силу из ее источника. А остальная часть пневмы уходит вглубь под влиянием противоположного [ей начала], становится неподвижной и не может распространяться вследствие холодности натуры; в этом и заключается онемение.

Иногда [такой сон] возникает и вследствие причин, увлажняющих органы-орудия, вызывающих помутнение вещества пневмы, запирающих ее пути и расслабляющих вещество нервов и мышц. [Расслабление] вызывает закупорку и закрытие [проходов] и также препятствует прохождению пневмы, ибо самое вещество пневмы густеет и мутнеет и органы-орудия портятся как от влажности; так и от расслабления. Таков, [например], сон от опьянения. К этому близок [сон] вследствие несварения и продолжительного пребывания пищи в желудке. Спячка у таких людей проходит от рвоты. Именно эти две причины, если они упрочатся, чаще всего и вызывают спячку.

Иногда причиной возникновения сна являются одновременно холод и влага, но предшествующей причиной бывает тогда холод, а влага ему способствует. Также и при бессоннице сочетаются жар и сухость, но истинной причиной служит жар, а сухость ему способствует. Спячку вызывают и другие причины, например, усиление приступов лихорадки, обращение всего естества, до самых его глубин, против болезни, сжатие естества под давлением материи. Как уже сказано, душевная пневма при этом следует за естеством, особенно если материя лихорадки слизистая и холодная и нагревается только вследствие гниения. Иногда [спячка] возникает от дурного качества соков и паров, поднимающихся в переднюю часть мозга из желудка, легких и других органов при их заболеваниях, или из-за обилия [кишечных] червей и «тыквенных семечек», а иногда она появляется вследствие давления костей черепа на самый мозг или [вследствие] удара [по голове] или [поверхностного] ранения при ушибе мозга. Самая глубокая спячка возникает при ранении тех желудочков мозга, которые вызывают столь же глубокую спячку при давлении на них. Спячка иногда начинается вследствие сильной боли от удара по мышцам виска или вследствие соучастия [мозга] в страданиях устья желудка или матки, от которых мозг сжимается, закрываются проходы ощущающей пневмы и затрудняется движение пневмы кнаружи. Бывает она также и от чрезмерной слабости и рассеяния пневмы, из-за которого затрудняется ее распространение [по телу].

Поскольку первые ощущения, прекращающиеся во время сна и спячки, это зрение и слух, то повреждение при спячке должно иметь место в передней части мозга с одновременным расстройством воображения. Ведь если бы передняя часть мозга оставалась неповрежденной и повреждение возникло бы лишь в задней его части, то зрение и слух не должны были бы исчезнуть, и это был бы не сон, а только прекращение движений или [утрата] осязания, тогда как прочие ощущения сохранились бы как это бывает при окоченении и застывании. В таком случае спячка повредила бы ощущению не больше, чем движению, а [на самом деле] она полностью устраняет способность ощущать и не полностью прекращает движение, ибо дыхательные движения остаются при ней невредимыми. Далее, закупорка, возникающая при спячке, должна быть не полной и не очень плотной, ибо иначе она повредила бы дыханию. Всякая спячка, связанная с [расстройством] натуры, наступает прежде всего от холодности, а во-вторых, от влажности. Иногда [больные] впадают в спячку после плеврита, воспаления легких и тому подобного.

У некоторых людей, пока они сидят, соки рассеяны [по телу] и не причиняют страдания. Когда же на них нападает дремота, и они ложатся, то прирожденная теплота уходит вглубь, и пары поднимаются и устремляются,в мозг, и сон не проходит, особенно [у людей] с сухой натурой. Если же сон нападет на них часто, то это предвещает заболевание. Говорят, что гранатовый сок долго остается в желудке и задерживает там пары, и избавляет от бессонницы. Мы уже говорили, в каком положении следует лежать после еды, теперь же скажем, что если часто лежать навзничь после еды, это расслабляет и обессиливает спину. Чтобы излечиться от этого, нужно много сидеть прямо. Спать на солнце опасно для головы; сон при луне порождает кровохарканье, так как луна приводит соки в движение. Причиной храпа является закрытие устья легочной трубки, из-за чего выход дыхания неизменно сопровождается шумом жидкости.

Лечение спячки и тяжелого сна, возникающего при лихорадках. Что касается спячки, являющейся признаком заболевания в том или ином органе, то способ ее лечения состоит в применении к данному органу [соответствующих] мер, чтобы его очистить и устранить [недуг], а также в укреплении мозга, дабы он не принимал материи.

Это [достигается] с помощью, например, розового масла с большим количеством уксуса, [который добавляют], чтобы розовое масло, принятое само по себе, не усыпляло [больного], а также соков укрепляющих плодов. После этого [применяют] охлаждающие поливания, а затем переходят к рассасывающим средствам, если в мозгу задержалась какая-либо [материя]. Ты уже все это узнал из «Канона».

При [спячке] во время лихорадок и в начале приступов следует поспешно перевязать конечности, постоянно вызывать чиханье, давать нюхать уксус и его пары и обильно смазывать голову розовым маслом с большим количеством уксуса или с соком незрелого винограда с соком граната и другими вяжущими средствами. [Спячку] от питья лекарств, вызывающих онемение, лечат в соответствии с каждым данным лекарством и дают пить его терьяк, как мы скажем об этом в Книге четвертой.

Что касается спячки от холода, приходящего извне, то для лечения ее дают пить терьяк, митридат и «мускусное лекарство», поливают голову водой, в которой варили руту, бобровую струю и слюногон, смазывают голову маслом бана и маслом нарда с бобровой струей, маслом с мускусом и маслом куста с бобровой струей, а также употребляют лекарственную повязку, приготовленную с бобровой струей, морским луком и мускусом; бобровой струи берут две части, морского лука — одну часть, мускуса — небольшое количество. [Больному] постоянно дают нюхать мускус и применяют [средства] для согревания натуры мозга, о которых уже было сказано, но делают это резко, а не мягко.

При [спячке] от преобладания крови необходимо поспешить с кровопусканием из кифаля, поставить банку на голень, пустить кровь из лядвейной вены. Применяют также уравновешенные клизмы, назначают легкую пищу и дают отвар нута. Если [спячка] вызвана преобладанием чистой влаги без материи, то ее следует лечить с помощью лекарственных повязок, приготовленных с бобровой струей, цветками ситника ароматного, кустом, шишками кипариса, ягодами можжевельника, фурбийуном и слюногоном. Пищу следует давать легкую и избегать масел и поливаний; [их можно употреблять] только с осторожностью, ибо увлажнение, происходящее от масел, нередко одолевает силу лекарств, если она не очень велика. Необходимо применять втирания в голову и укутывать ее, также давать нюхать мускус. Если влага [сочетается] со слизистой материей, то сначала нужно произвести опорожнение сильными клизмами, а затем постараться, чтобы [больного] вырвало.

Часто [спячка] возникает также и от слизи в желудке. Тогда нужно вывести ее с помощью отрывающих слизь средств, о которых мы упомянем в своем месте; применяют [при этом] также сильные поливания, способствующие созреванию слизи, лекарства, вводимые в нос, полоскания и прочее, что ты узнал из общих правил лечения и что уже было тебе сказано. К числу способов лечения [спячки] относится и такой: больного заставляют слышать и видеть что-либо, повергающее его в печаль, ибо при подобных заболеваниях, когда слабеет и застывает мысль, огорчение является одним из способов привести душу в волнение и вернуть ее к здравому состоянию. К известным средствам [против спячки] относится смазывание ноздрей калкандом, обтирание лица уксусом, перевязывание нижних конечностей и употребление средств, вызывающих чиханье.

 

Умопомешательство

Разновидности повреждений, постигающих способности мозга, выясняются и познаются трояким образом. Если ощущения человека остаются неповрежденными и очертания предметов представляются ему наяву и во сне правильно, а затем вещи и обстоятельства, которые он видит наяву или во сне и о которых можно рассказать, исчезают и не остаются [в памяти], когда он слышит о них или их наблюдает, значит, у него повреждена память и задняя часть мозга. Если же такого расстройства нет, но человек говорит то, чего не следует говорить, остерегается того, чего не следует остерегаться, одобряет то, чего не следует одобрять, надеется на то, на что не следует надеяться, требует того, чего не следует требовать, делает то, чего не следует делать, и не может обдумывать того, что требует размышления, значит, повреждена способность мыслить и средняя часть мозга.

А если речь остается такою, как была, и во всем, что человек делает и говорит, не обнаруживается ничего противоречащего здравому рассудку, и ему представляются [всякие] ощутимые вещи, [но в то же время он] снимает пушинки [со своей одежды], видит несуществующих людей, огонь, воду и другие мнимые [явления] или плохо представляет себе очертания предметов во сне и наяву, значит, у него повреждено воображение и передний желудочек мозга. Когда сочетаются два таких расстройства или три, это указывает на повреждение двух или трех желудочков. Если расстраивается мышление и в нем обнаруживается недостаток, причем этому сопутствует предшествующее повреждение памяти, это, воистину, много легче, чем [такое заболевание], когда [сначала] расстраиваются мыслительные способности, а за ними — память. Если [память] становится недостаточной, это происходит от холода, а спутанность и неустойчивость [памяти] происходит от теплоты; некоторые полагают, что [память] становится недостаточной вследствие недостаточности вещества мозга, и это недалеко [от истины]. Причина всех этих [повреждений] может корениться либо в самом мозгу, либо в другом органе; иногда она [исходит] извне, как например, при ударе или падении.

Что же касается мер лечения, то в этом следует полагаться на основы, упомянутые в правилах [лечения], подбирая по рубрикам заболеваний органов головы из Книги второй лекарства, полезные от всех этих болезней, и применяя их. Надлежит тщательно сообразить, какие [лекарства] и какая пища вредны при этих заболеваниях и воздерживаться от них.

 

Расстройство памяти

[Расстройство памяти] есть подобие слабоумия, но это [расстройство] задней части мозга, ибо оно представляет собой недостачу одной из способностей задней части мозга или полную утрату всех [его способностей]. Первая ее причина, по мнению Галена, это холод. [Холод может быть] либо простой, либо в сочетании с сухостью, — тогда образы не запечатлеваются [в мозгу], — либо в сочетании с влажностью, — тогда запечатлевшиеся образы в нем не сохраняются [надолго]. Если холод сочетается с сухостью, на это указывает бессонница, и то, что [такой больной] помнит давно минувшие дела, но не может помнить события, относящиеся к настоящему времени. Если же [холод] сочетается с влажностью, то на это указывает спячка и то, что [больной] совершенно не помнит прошлого, но, возможно, в состоянии удержать в памяти настоящее дольше, чем минувшее. А если налицо [только] простой холод, то наблюдается онемение и головокружение.

Нередко расстройство возникает от сухости и теплоты, и тогда имеет место помрачение сознания. [Расстройство] происходит либо в той же части самого мозга, либо в одном из его желудочков, либо в его сосудах. А иногда [расстройство памяти] наступает из-за соков или расстройства натуры в висках, переходящего на мозг. Об этом упоминают некоторые из древних [врачей], и такое явление подтверждается опытом и засвидетельствовано. Потеря памяти и ее расстройство чаще всего возникают от холода и влаги, а иногда и от опухолей мозга, особенно холодных. Знай, что если потеря памяти наступает среди [полного] здоровья, это предвещает тяжелые заболевания мозга вроде падучей, сакты и литаргуса.

Признаки различных причин и видов расстройства памяти. Их следует узнать из вышеприведенных общих правил, и мы не станем повторять этого для каждого заболевания.

Лечение.

Если [расстройство памяти] связано с теплотой и сухостью, то лечить ее легче, и о способах лечения уже неоднократно говорилось. Что же касается [расстройства памяти] от чистой сухости, то при этом [заболевании] больного следует кормить влажной уравновешенной пищей, упражнять область головы путем растирания и сдавливания грубой тряпицей, а также двигать [больному] руки и ноги. Вообще упражнения отнюдь не должны быть сильными, а только возбуждающими голод и потребность в увеличении пищи, в покое, в сне и в купании. [Нужно также] согревать [голову] известными согревающими лекарственными повязками, которые мы не станем снова перечислять, а также кровососными банками на голову, без надреза, и лекарствами, вызывающими покраснение. Иногда возникает необходимость прижечь [больному] затылок в двух местах и употребить отвары ромашки, донника лекарственного или козьих ножек, а из масел — масло касатика, нарцисса и желтофиоля.

Если [расстройство памяти] возникает от холодной и влажной материи, то выведи ее, предварительно доведя до созревания с помощью известных тебе [средств]. [Больного] следует поместить в светлую комнату. Начинать нужно с самых легких опорожнений, например, [обычным] ийараджем, мякотью колоквинта и бобровой струей, а затем постепенно переходить к сильнодействующим ийараджам. Потом, если ты не опасаешься горячего расстройства натуры, употреби кашицу из балазура, ибо это сильнейшее средство для укрепления рассудка и улучшения памяти. Употребляй также и другие согревающие из числа веществ, вызывающих покраснение, полосканий и нюхательных [лекарств], которые ты знаешь.

Не торопись высушивать [влагу] и делай это постепенно, остерегаясь, чтобы высушивание не привело к полному уничтожению основных влаг, за которым последует охлаждение натуры, увеличивающее ослабление памяти. [Таким больным] надлежит избегать опьянения, мест, где дует ветер, и переполнения желудка. Им также следует полностью воздерживаться от омовения водой, ибо горячая вода расслабляет, а холодная вызывает онемение и вредит ощущающей пневме. Если таким больным случится переполнить себе желудок, то после этого нужно назначить им легкий режим. Следует избегать пищи, вызывающей сакту, тяжесть [в голове] и онемение и образующей пары.

Что касается вина, то переполнение им очень вредно, а небольшое количество его ободряет душу, укрепляет и оживляет пневму, избавляет от необходимости в обильном употреблении воды; обильное употребление воды очень вредно для таких бальных. Долгий сон днем и вообще длительный сон им также вреден, особенно после значительного переполнения. Чрезмерная бессонница тоже ослабляет пневму и рассеивает ее и вместе с тем наполняет мозг парами.

Подобным больным пробовали давать варенье из аира и варенье из длинного перца, и оказалось, что оба они явно увеличивают память. Испытывали и такое лекарство: [берут] равными частями ладан, клубни сыти, белый перец, шафран и мирру; все это замешивают на меду и каждый день употребляют по одному дирхаму. Еще испытывали и такой состав: аира — две части, клубней сыти — две части, черных миробаланов — две [части] и меда с балазуром — одну [часть]. Проверено на опыте и следующее лекарство: [берут] по две части перца и кумина и три части сахара-леденца. Пробовали пить каждый день натощак по мискалу [лекарство] из трех четвертей [части] ладана и одной четверти [части] перца. Или [берут] кумина пять частей, перца — одну часть, меда с балазуром — одну [часть], пчелиного меда — вдвое больше всего остального. Необходимо также обращаться к простым лекарствам, записанным в Книге второй [«Канона»], а место их в рубриках болезней головы. Жилищем подобных [больных] должно быть хорошо освещенное помещение.

Что же касается [расстройства памяти] из-за опухолей в мозгу, то о лечении этого уже сказано в [параграфах о] фаранитусе, литаргусе и «спячке с бессонницей».

 

Меланхолия

Меланхолией называют уклонение мнений и мыслей от естественного пути в сторону расстройства, страха и порчи вследствие черножелчной натуры, которая угнетает пневму мозга своей темнотой и беспокоит ее, как угнетает и устрашает внешняя темнота; к тому же, холодная и сухая натура неприятна пневме и ослабляет ее, тогда как горячая и влажная натура, как например, натура вина, ей приятна и ее укрепляет. Когда меланхолия сочетается с раздражением, нападением [на людей] и злобностью, то она называется манией, а меланхолией [в собственном смысле] называют только [болезнь], возникающую от несгоревшей черной желчи. Причина меланхолии кроется либо в самом мозгу, либо вне мозга. Если причина кроется в самом мозгу, то [меланхолия] происходит либо от холодного и сухого расстройства натуры без материи, погружающего вещество мозга и светлую натуру пневмы во тьму, либо [от расстройства натуры] с материей. При наличии материи [черножелчная] материя пребывает либо в сосудах [мозга], куда она переходит из другого места, либо превращается в черную желчь в [самих] сосудах вследствие сгорания или помутнения их содержимого; это бывает в большинстве случаев. Материя либо впитывается в вещество мозга, либо вредит мозгу своим качеством и веществом, изливаясь в желудочки [мозга. Такая меланхолия] нередко возникает после падучей.

Если причина меланхолии пребывает вне мозга [и действует] при соучастии какой-либо другой вещи, от которой поднимается темный сок или пар, то такой вещью может оказаться все тело, когда в нем берет верх черножелчная натура, или же селезенка, если там заперта черная желчь и селезенка не может от нее очиститься или не в состоянии по своей слабости извлекать черную желчь из крови. Или же [в селезенке] появляется опухоль, а иногда опухоль не появляется, но возникает другое повреждение. [Меланхолия может также начаться] по причине сильной разгоряченности печени. Такой [соучаствующей] вещью могут быть и стенки живота, когда в них собираются излишки от пищи и паров из кишок и их соки сгорают и превращаются в вид черной желчи, которая либо образует, либо не образует опухоли. [В этом случае] от нее поднимаются в голову затемняющие пары, и это называется пученьем мягких оболочек, а такая меланхолия [именуется] пучащей [меланхолией], или меланхолией, зависящей от стенок живота. Подобная меланхолия чаще всего возникает от опухоли в воротах печени, из-за которой перегорает кровь в стенках живота, это-то и считает Гален причиной меланхолии, зависящей от стенок живота. А Диокил видит причину этого в сильной разгоряченности печени и кишок, тогда как другие врачи считают причиной такой меланхолии закупорку, возникающую в сосудах, известных под названием масарика, при наличии опухоли. Некоторые, однако, полагают, что причиной ее является закупорка, возникающая в [сосудах] масарика, даже если опухоли нет. [Врачи], которые полагают причиной [такой меланхолии] закупорку в [сосудах масарика, основываются на том, что пища [у таких больных] не проходит в сосуды и подвергается порче, а люди, утверждающие, что она возникает от опухоли, исходят из того, что пища в большинстве случаев подолгу задерживается [в желудке] таких [больных] в сыром виде, как она есть. Такая опухоль не горяча, ибо при этом не бывает лихорадки, жажды и рвоты желчью.

Иногда причина, порождающая [меланхолию], пребывает вне мозга, но место начала ее зарождения находится в мозгу. Так, [например], когда в желудке образуется горячая опухоль, то пар ее сжигает жидкости мозга; [то же самое происходит] при опухоли в матке или в других органах, соучаствующих с головой. Причиной [меланхолии], происходящей от холода и сухости без материи, является черножелчное расстройство натуры сердца с материей или без материи. Мозг при этом соучаствует с сердцем, ибо душевная пневма связана с животной пневмой и тождественна ей по веществу, так что дурная черножелчная натура [сердца] расстраивает натуру мозга, и она становится черножелчной. Иногда [меланхолия] возникает вследствие других охлаждающих и сушащих причин, исходящих не от одного только сердца. Однако возникновение [такой меланхолии] невозможно без соучастия сердца, наоборот, главная причина ее, вероятно, исходит от сердца. Поэтому при данном заболевании, наряду с лечением мозга, непременно следует лечить также сердце;

Знай, что если кровь сердца блестящая, жидкая, прозрачная и бодрящая, то она противостоит порче мозга и исправляет ее. Не удивительно, что чаще всего местом начала такой меланхолии является сердце, хотя подобные недуги и утверждаются в мозгу, ибо вполне вероятно, что сначала расстраивается натура сердца, а за сердцем следует мозг. Или же [сначала] расстраивается натура мозга, а за ним следует сердце; тогда натура пневмы в сердце расстраивается и прячется, а та часть ее, которая проникает в мозг, подвергается порче; этой порче способствует и сам мозг.

Иногда в конце заболеваний, происходящих от материи, особенно острых, возникает меланхолия, и это есть признак скорой смерти. Тогда человеку часто приходят на память смерть и покойника [Итак], говоря вообще, черная желчь умножается и порождается либо вследствие [болезни] органа, действующего на пищу, то есть [болезни] печени, если она сжигает кровь или не может изгнать черножелчные излишки, — это бывает реже, либо вследствие [заболевания] органа, из которого изливается черная желчь, то есть селезенки, — если она не может осуществлять двух действий: во-первых, оттягивать осадок и золу крови от печени и, во-вторых, гнать излишки того, что устремляется к ней из [печени] к месту их изгнания.

Иногда черная желчь зарождается и в каком-нибудь другом органе либо вследствие усиления сжигания поступающих в него питательных веществ, либо из-за неспособности изгонять [образуемые] пищей излишки; при этом разреженная часть [излишков] рассасывается, а плотная осаждается в виде черной желчи; причиной этого [может быть] также сильное охлаждение и высушивание того, что поступает в данный орган. Иногда источником зарождения черной желчи может быть также пища, порождающая черную желчь. Некоторые врачи полагают, что меланхолия возникает из-за злых духов, но тот, кто изучает медицину, не интересуется, возникает ли она из-за духов или нет; к тому же мы утверждаем, что даже если она возникает из-за духов, это все-таки происходит вследствие превращения натуры в черножелчную, так, что ближайшей причиной является черная желчь, а дальше пусть будут источником этой желчи духи или не духи. К сильно действующим причинам, порождающим меланхолию, относится чрезмерная печаль или страх.

Тебе должно знать, что черная желчь, вызывающая меланхолию, это либо естественная черная желчь, либо слизь, когда она превращается в черную желчь вследствие сгущения или незначительного сгорания; так бывает, однако, редко, время от времени. Или же это оказывается кровь, если она переходит [в черную желчь], свариваясь или сгущаясь без значительного сгорания. Что же касается желтожелчного сока, то, подвергнувшись полному сгоранию, он порождает манию и не ограничивается меланхолией. Итак, если каждый из этих видов черной желчи попадет в упомянутое место мозга, она порождает меланхолию, но некоторые виды наряду с меланхолией порождают манию. Наиболее благополучна меланхолия, когда она возникает от осадка крови и сопровождается весельем. Меланхолия часто разрешается почечуем и расширением вен. Это заболевание редко случается у белотелых и полных, а у смуглых, волосатых и сухощавых бывает часто. Оно нередко возникает у людей с очень горячим сердцем и влажным мозгом. Теплота сердца порождает в нем черную желчь, а влажность мозга воспринимает действие того, что зарождается в сердце.

К числу лиц, расположенных [к этой болезни], относятся косноязычные, люди резкие, говорящие быстро, часто мигающие, краснолицые или смуглые, волосатые, особенно с волосатой грудью и грубыми черными волосами, а также [люди] с широкими сосудами и толстыми губами: ведь некоторые из этих [качеств] являются признаком горячности сердца, а некоторые указывают на влажность мозга. По внешности они часто походят [на людей] со слизистой натурой. Это заболевание у мужчин встречается чаще, а у женщин протекает резче. Оно часто возникает у людей среднего возраста и у стариков, зимою бывает редко, а летом и осенью учащается. Нередко оно возбуждается также и весной, ибо весна поднимает соки, смешивая их с кровью. Порой [меланхолия] усиливается периодически, когда возбуждается и поднимается черная желчь. Предрасположенный к меланхолии человек быстро впадает в нее, если испытывает страх или горе, или страдает бессонницей, или же задерживается обычное для него кровотечение из почечуйных шишек или других мест, или же истечение черной желчи и других [соков].

Лечение.

Следует поспешить с лечением [меланхолии], пока она не упрочилась, ибо в начале ее лечить легко, а когда она упрочится — трудно. При любых обстоятельствах больного нужно развлекать и веселить, отвести ему помещение умеренно теплое; увлажнять в его комнате воздух и придавать ему приятный запах, устилая комнату пахучими растениями. Вообще ему следует давать нюхать благовония и приятно пахнущие масла, кормить его пищей с превосходным химусом, сильно увлажняющей. Нужно принять меры для утучнения тела [больного] с помощью соответствующей пищи, купанья перед едой и поливания головы теплой, но не очень горячей водой; если по выходе из бани он чувствует небольшую жажду, то не вредно дать ему выпить немного воды. Следует применять утучняющие растирания, упомянутые в параграфах о сохранении здоровья. Заботься об увлажнении [натуры больного] больше, нежели об ее согревании, насколько это [вообще] возможно.

Больной должен воздерживаться от совокупления и не очень сильно потеть. Ему следует избегать [употреблять] бобов, вяленого мяса, чечевицы, капусты, густого и молодого вина, а также всего соленого и посоленного, острого и кислого; напротив, он должен употреблять жирное и сладкое. Когда желательно усыпить таких [больных], можешь поливать им голову настоем лекарственной ромашки и [обыкновенной] ромашки. Поистине, сон является наиболее подходящим для них лечением. Польза от него исправляет вред, причиняемый маком.

Если меланхолия возникла от холодного и сухого расстройства простой натуры без материи, то достаточно согревания сердца с помощью бодрящих средств, лекарств из мускуса, терьяка, митридата и тому подобного. Голову лечат средствами, уже упомянутыми в главе о слабоумии; сильная [меланхолия] такого рода появляется после какого-либо другого горячего заболевания. Лечить ее легко, и она даже проходит от [простых] поливаний.

Если меланхолия возникла от черножелчной материи, закрепившейся в мозгу, то основу ее лечения составляют три вещи. Первая из них — это опорожнение от материи. Иногда его производят клизмами, а также посредством рвоты, но если желудок у больного слабый, то при этом заболевании совершенно не следует вызывать рвоту, даже когда [меланхолия] зависит от стенок живота. Второе: наряду с опорожнением следует постоянно применять увлажнение поливаниями и горячими маслами. Из лекарств к ним добавляют ромашку, укроп, донник лекарственный и корне вит касатика, чтобы соки не сгущались от одного только рассасывания без смягчения. Можешь также наряду с увлажняющими, не опасаясь, добавлять еще и полыни, лаврового листа и пулегиевой мяты; следует назначать пищу, порождающую достохвальную кровь, например, рыбу из каменистых рек, уже упомянутое легкое мясо и по временам белое разбавленное вино, но не старое и не крепкое. Третье — это применение укрепляющих сердце средств. Если чувствуется, что натура холодная, это делают с помощью горячих бодрящих [средств], если она склоняется к теплоте, то с помощью уравновешенных бодрящих [лекарств], а если она очень горячая, то употребляй холодные бодрящие [вещества], но не чрезмерно холодные. Все эти [качества натуры] определяются по пульсу. Приступим теперь к подробному изложению этого способа лечения.

Мы говорим: что касается опорожнения, то если ты видишь, что сосуды переполнены, каково бы ни было переполнение, и если черная желчь кровяного происхождения, то пусти кровь из «черной» вены. Начинать с кровопускания следует даже при всех обстоятельствах, если только ты не опасаешься сильного ослабления [больного] или не знаешь, что материи немного и она находится в мозгу и что натурой овладела сухость. Далее, если при кровопускании ты видишь, что выходит жидкая кровь, то не останавливай кровь из-за этого, ибо в большинстве случаев сначала выходит жидкая [кровь]. Поэтому надрез надо делать широким, чтобы не выливалась только жидкая кровь, а густая не задерживалась бы и не ухудшала дела. Затем посмотри, в какой стороне головы тяжесть больше, и пусти кровь из прилегающей к ней [части] басилика. Иногда тебе придется пускать кровь из обеих [частей] басилика, если данный признак окажется общим [для всей головы]. Перед кровопусканием из лобных вен [больного] следует заставлять побольше двигаться.

Если сок действительно окажется черножелчным и склонным к холодности, то производи опорожнение пилюлями, приготовленными из повилики, сабура и харбака. Начинай с доведения [сока] до зрелости, потом сначала произведи опорожнение легкими лекарствами, в состав которых входят повилика, мякоть колоквинта и немного смолы скаммония, а после этого [опорожняй] отваром повилики и агарика. Затем, если это не подействует, применяй сильные ийараджи, а если и после этого возникнет необходимость в опорожнении, то осторожно и с опаской дай харбака и без всякого опасения назначай ляпис-лазурь и «армянский камень», а также пилюли, приготовленные из обоих этих средств. Нередко больным приносит пользу длительное употребление указанных веществ с сырной сывороткой и уменьшение количества лекарства. Если же это не поможет, то начинай все сначала. Каждую неделю нужно производить опорожнение пилюлями, средними по мягкости [действия], а в промежутках употреблять артифул с повиликой. Больных пробовали поить атрифулом с повиликой по следующей прописи: берут атрифула три дирхама, повилики — один дирхам и ийараджа — полдирхама. Раз в месяц производят сильное опорожнение с помощью сильных ийараджей и «больших пилюль», пока не увидят, что болезнь прошла. Прибегают также и к рвоте, особенно если в желудке оказывается что-либо усиливающее болезнь и желудок не очень слаб. Следует также вызывать рвоту с помощью отваров, в которых кипятили пулегиевую мяту, камедь артишока и семена редьки. [Больной] принимает с сиканджубином выжатый сок редьки, в которую воткнули харбак и оставили на несколько дней, чтобы сила харбака перешла в [редьку], или принимает самую редьку, моченую в сиканджубине. При этом сиканджубина должно быть три истара, а выжатого сока редьки — один истар. Это количество можно увеличивать или уменьшать в соответствии с силами [больного], а если ты опасаешься, что силы его слабы, воздерживайся от употребления харбака.

Когда ты очистишь голову, то обратись [к лечению] сердца с помощью уже неоднократно упоминавшихся нами средств. Этот самый атрифул с повиликой — испытанное полезное средство при таком [заболевании]. Если болезнь затягивается, то вызывай рвоту с помощью харбака. Употребляй также известные жевательные средства, полоскания, благовонные нюхательные лекарства, мускус, амбру, пряности и алойное дерево. Когда материя скорее желто-желчная, опорожняй отваром повилики, умеренного действия ч пилюлями устумахикун и лекарствами, выводящими сгоревшую желтую желчь, о которых говорится в своем месте. Усиливай увлажнение и уменьшай согревание, хотя при назначении поливаний тебе не избежать ромашки и [других лекарств], обладающих ее силой. Не следует применять к голове чисто охлаждающие вещества.

Некоторые древние [врачи] советуют в подобном случае, чтобы больной каждый день принимал немного сабура или ежедневно пил воду, в которой варили три укийи горькой полыни, или десять киратов выжатого сока горькой полыни, размоченной в воде. Считается также достохвальным пить каждый вечер крепкий уксус, особенно из морского лука, но я [лично] опасаюсь вредного действия уксуса при этом заболевании, если только нет уверенности, что материя зарождается от сгоревшей желтой желчи и что она горячая; в таком случае уксус — полезнейшая вещь при [меланхолии]; особенно уксус из морского лука и сиканджубин, приготовленный с уксусом из морского лука, а также уксус, в который положили дубровника полиум или аристолохии. Уксус также иногда полезен, если заболевание обусловлено соучастием селезенки и содержащейся в ней материей. Следует услаждать обоняние [таких больных] благовонными, уравновешенными сложными лекарствами, в которые входят камфора, мускус и значительное количество фиалкового масла, преодолевающего своим запахом сухость камфоры и мускуса. [Употребляют] также и другие холодные благовония, главным образом кувшинку.

Если причиной меланхолии является опухоль в желудке и во внутренностях или горячая сжигающая натура желудка, то ты лечишь от этого путем охлаждения и увлажнения головы, а также укрепляешь голову, чтобы она не принимала [соков] переходящих в нее из других [органов]. Когда причина гнездится в стенках живота и ты обнаруживаешь наличие ветров и урчание, то если в стенках живота имеется горячая опухоль — лечи ее и заставляй рассосаться, применяя надлежащие средства, упоминаемые в параграфах об опухолях; при этом укрепляй также голову, обильно поливая ее укрепляющими и увлажняющими маслами, и применяй кровососные банки с надрезом для выведения крови, но не согревай в подобных случаях печень, а наоборот, охлаждай ее, если оказывается, что она горяча и сжигает кровь своей теплотой. Укрепляй селезенку, ставь на стенки живота банки, [прикладывай] лекарство с горчицей и тому подобное; это делается для того, чтобы селезенка не посылала материи в мозг. Если же натура стенок живота холодная и они раздуты, но там нет опухоли и отсутствует пылание, то пои [больного] водой отвара горькой полыни и ее выжатым соком, в соответствии с тем, что упоминалось выше. [Область] желудка надлежит орошать с помощью упомянутых горячих поливаний и прикладывать к ней лекарственные повязки, в которые входят семена прутняка, семена руты, корневище касатика и «древо Марии»; повязку нужно держать на желудке в течение долгого времени, а когда снимаешь ее, положи на это место хлопок, смоченный горячей водой, или расчесанную шерсть, или губку. Полезно также прикладывать к этому месту повязки с горчицей, а между лопатками — повязки Дорофея, упомянутые в Фармакопее. Помогает и применение банок без надреза, но если имеется опухоль или чувствуется боль, то это запрещается. Часто при меланхолии приходится давать [больным] в питье семена сельдерея, кумина и аниса; пои их отваром из этих семян, а также [отваром] руты и укропа. Иногда бывает даже необходимость назначать семена руты и прутняка.

При хронической [меланхолии], зависящей от стенок живота, нередко приходится вызывать рвоту с помощью белой чемерицы; в случае такой меланхолии часто бывает необходимо исправить состояние печени, чтобы в ней не зарождалась черная желчь. Нередко люди, болеющие такой меланхолией, получают пользу от охлаждающих веществ, поскольку последние обладают увлажняющим свойством, противостоящим сухости черной желчи; они также препятствуют образованию ветров и паров, которые причиняют вред, поднимаясь в голову. Однако полезность охлаждающих средств не является полезностью, легко пресекающей заболевание; от холодного [вещества], если оно влажно, не зарождается черная желчь и материя ее подавляется, а уже образовавшаяся материя не поднимается в виде пара; поэтому есть надежда, что естество возобладает над нею и исправит [материю]. Знай, что грубый пищевой режим, порождающий слизь, иногда противостоит черной желчи, а мягкий режим, при котором [пища] легко сгорает, порой способствует образованию [черной желчи]. Пусть не вводит тебя в обман то обстоятельство, что некоторые [больные] получают пользу от выведения слизи при рвоте или в испражнениях: [облегчение] происходит не потому, что опорожнение от слизи приносит пользу, а вследствие того, что при этом устраняется обилие [соков] и давление их друг на друга. Полезным по существу является [только] опорожнение от черной желчи.

Основное правило при лечении меланхолии — это усиленное увлажнение; наряду с ним не следует упускать чего-либо в отношении опорожнения от черной желчи. Всякий раз, когда пища портится в желудке страдающих меланхолией, заставляй их извергать ее рвотой, особенно если они ощущают во рту кислый вкус. В таком случае нужно, чтобы их обязательно вырвало, а после рвоты им запрещают снова принимать пищу. [В таких случаях] употребляют лекарства для возбуждения аппетита, укрепляющие устье желудка, и воздерживаются от введения [в желудок] пищи, если пища, принятая раньше, там испортилась. Страдающий меланхолией должен чем-нибудь заниматься, чем бы то ни было, и пусть подле него находится человек, которого он стесняется и который ему приятен. Пусть пьет в умеренном количестве слегка разбавленное белое вино, а также развлекается музыкой и пением певиц; для него нет ничего вредней праздности и уединения. [Таких больных] часто огорчают события, которые происходят с ними, или они чего-нибудь боятся; [если] отвлекают их от [тяжелых] мыслей, они выздоравливают; самое отвлечение от [тяжелых] дум является для них основным лечением. Если причиной [меланхолии] служит задержание истечений при месячных, из заднего прохода и из других мест, то следует вызвать это истечение. Когда при этом появляется упадок аппетита, значит, заболевание злокачественно и сухость возобладала [во всем теле]. А если на теле больного появляются язвы, то это служит признаком близкой смерти. [Больной], в теле которого черная желчь находится в движении, лучше поддается лечению, чем тот, у кого черная желчь не такова. Человек, у которого черная желчь находится в движении, это тот, у кого черная желчь появляется при рвоте, в кале и в моче, а также заметна в цвете кожи, при бахаке, в веснушках, язвах, при джарабе, расширении вен, слоновости, в истечениях из заднего прохода и тому подобном, ибо все это указывает, что черная желчь способна выделяться у них из крови. Если у больных появляется какое-либо из [перечисленных заболеваний], то это хороший признак. Если у [больного меланхолией] начинаются спазмы после послабления и опорожнения, — а такие люди вследствие своей сухости легче поддаются спазмам, чем другие, то их надлежит посадить в теплую воду, кормить хлебом, размоченным в джулабе, с небольшим количеством вина, и non n, подии, смешанной [с вином]. Затем следует уложить их спать и после сна выкупать в бане, а как только они выйдут [из бани], покормить их.

 

Страстная любовь

[Любовь] — заболевание вроде наваждения, похожее на меланхолию. Нередко человек навлекает ее на себя, подчиняя свои мысли восхищению образом и чертами, присущими [возлюбленной]; иногда этому способствует похоть, а иногда и не способствует. Признаки [этого заболевания] таковы: глаза [у больного] ввалившиеся, сухие, слезы появляются только при плаче, веки непрерывно двигаются, [больной] часто смеется, как будто видит что-то приятное или слышит радостную весть или шутит. Дыхание у него часто прерывается и возвращается снова, так что он постоянно вздыхает; слушая любовные стихи, он радуется и смеется или горюет и плачет, особенно при упоминании о разлуке и расставании. Все его органы, кроме век, худеют, а веки, хотя глазные яблоки и вваливаются, становятся большими и толстыми вследствие бессонницы и вздохов, [направляющих] пары в голову. В поведении его нет порядка, пульс — неровный, совершенно беспорядочный, словно пульс удрученных горем. Пульс и состояние его изменяются при упоминании о возлюбленной и особенно при внезапной встрече с нею; так что по пульсу можно определить, что это именно его возлюбленная, если [влюбленный] в этом не признается. Определение предмета любви есть одно из средств лечения. Это делается так: называют много имен, повторяя их неоднократно, а [руку] держат на пульсе. Если пульс очень изменяется и становится как бы прерывистым, то, повторяя и проверяя это несколько раз, ты узнаешь имя возлюбленной. Затем таким же образом называют улицы, дома, ремесла, роды работы, родословия и города, сочетая каждое с именем возлюбленной и следя за пульсом; если он изменяется при повторном упоминании какой-либо из этих [примет], ты собираешь из них сведения о возлюбленной, ее имени, уборах и занятиях и узнаешь, кто она. Мы испытывали такой способ и получали [сведения], помогающие установить [личность возлюбленной]. Затем, если ты не находишь другого лечения, кроме сближения между ними, дозволяемого верой и законом, — осуществи его.

Мы видели одного человека, кому это возвратило здоровье, и [на костях у него] снова появилось мясо после того, как он дошел до [полного] исхудания, перешел в этом [все пределы] и подвергся тяжким, длительным заболеваниям и продолжительным лихорадкам из-за ослабления сил от страстной любви. Когда же он почувствовал, что [скоро] встретится с возлюбленной после повторных отсрочек, то [выздоровел] в самое короткое время. И удивились мы этому и сделали вывод, что естество послушно внушениям души.

Лечение.

По известным тебе признакам следует посмотреть, дошло ли дело до перегорания сока, и [если это так], произвести опорожнение. Затем займись увлажнением [натуры больных], их усыплением, корми их достохвальной [пищей], купай [таких больных] в увлажняющей [натуру] бане, соблюдая [уже] известные условия. Их следует вызывать на пререкания, занимать всякими делами и спорами и вообще вещами, отвлекающими [от любви], — это иногда заставляет [влюбленных] забыть то, что их [так] изнуряет. Или же нужно влюбить их в другую [женщину], доступную им, согласно закону и вероисповеданию, и затем отвлечь их мысли от второй возлюбленной, прежде чем [любовь] упрочится, но только после того, как они забудут первую. Если влюбленный принадлежит к числу разумных людей, то очень помогают советы, увещания, насмешки, брань и представление любви как наваждения и разновидности безумия; ведь слово в подобных случаях весьма действенно. К [влюбленному] подсылают старух, которые внушают ему отвращение к возлюбленной, рассказывают о грязных делах и отвратительных поступках любимой и сообщают о многих проявлениях ее жестокости; это нередко успокаивает [влюбленных]. Полезно также, когда старухи описывают внешность возлюбленной, прибегая к мерзким сравнениям и изображают части ее лица в отвратительном виде, углубляясь и входя в большие подробности. Поистине это дело старух, и они в нем искуснее, нежели [все], кроме двуполых, ибо двуполые также владеют этим искусством, не уступающим искусству старух. Старухи также могут постараться постепенно перенести любовь влюбленного на другую женщину, а затем, прежде чем вторая любовь упрочится, они прекращают свои проделки.

К числу отвлекающих [влюбленного] занятий относится покупка невольниц, частое совокупление с ними, приобретение новых [рабынь] и увеселения с ними. Некоторых людей утешают пение и музыка, а у других это лишь усиливает любовь. Это [легко] Можно распознать. Что же касается охоты, различных игр, новых милостей султана, а также всевозможных горестей, то все это также отвлекает [влюбленных]. Иногда приходится поступать с ними [так], как [поступают] со страдающими меланхолией, манией и кутрубом; производить опорожнение сильными ийараджами и увлажнять [их натуру] вышеупомянутыми увлажняющими средствами. Это делается в том случае, если поведение и внешний облик [влюбленных] таковы же, как у этих людей.

 

Падучая

 

Общее рассуждение

Падучая есть заболевание, мешающее душевным органам осуществлять действия ощущения и движения и [не позволяющее] стоять прямо, но препятствующее этому не полностью. [Падучая] происходит вследствие закупорки и чаще всего от общего спазма, обусловленного повреждением переднего желудочка мозга. При таком [повреждении] образуется неполная закупорка, которая не позволяет ощущающей и движущей силе полностью проникать в мозг и в [другие] органы, но не прерывает этого целиком; она также не дает возможности стоять, так что человек не может сохранять стоячего положения. Всякий спазм, как мы это разъясним [далее], возникает либо от переполнения, либо от сухости, либо от сжатия, вызванного каким-либо раздражением. Такова же и падучая, но только она не возникает от сухости, ибо падучая начинается внезапно, а сухой спазм не наступает внезапно; к тому же при сухости мозга дело не доходит до появления в нем сильных спазмов без предшествующего гибельного [заболевания] тела.

Таким образом, причиной [падучей] остается либо сжатие мозга с целью вытолкнуть нечто раздражающее, а таковым может быть или пар, или жгучее качество, или жидкость с дурной субстанцией, либо сок, образующий неполную закупорку в желудочках мозга или в корнях нервов на месте их выхода; иногда же закупорка возникает от сока вследствие происходящего в соке волнообразного движения или кипения из-за чрезмерной теплоты. В том случае, если образуется закупорка, ощущающая и движущая силы не могут проникать [в органы] естественным образом, но иногда закупорка не бывает полной и некоторая часть их все же проходит в органы, так что [последние] не лишаются полностью ощущающей и движущей сил. [Или же причиной падучей бывает] густой ветер, задерживающийся в ходах пневмы, как думает первый философ Аристотель, который считает это одной из причин падучей. Если имеется налицо закупоривающий сок, то мозг от этого также сжимается, чтобы вытолкнуть раздражающее [начало] подобно тому, как [сжатие] желудка вызывает икоту и тошноту или как бывает при подергиваниях, ибо сокращение и сжатие есть основное средство, [помогающее] органам вытолкнуть то, что они должны изгнать. Когда же мозг сжимается, то изменяются его движения, а за этим следует сжатие нервов лица и других [органов] и изменяются их движения.

Что же касается возвращения сознания, то оно наступает либо в результате изгнания сока, либо вследствие рассеивания ветров, либо после удаления [из мозга] раздражающего [начала]. Спазм, нисходящий в органы при падучей, обусловливается тем, что покрывающая мозг материя или поражающее его раздражение поражает также и нервы, и состояние их становится таким же, как и состояние [мозга]. Это обусловлено тремя причинами: принадлежностью [нервов] к веществу мозга, раздражением их всем тем, что раздражает [мозг], и переполнением соком, направляемым к нервам из мест, откуда они начинаются; поэтому ширина их увеличивается, а длина уменьшается.

Падучая протекает как спазм, а не как расслабление, и заставляет мозг сокращаться и сжиматься, а не расслабляться или расширяться, ибо мозг стремится при этом что-то оттолкнуть от себя, а отталкивание осуществляется путем сокращения и сжатия. При всяком спазме, зависящем от материи, помогает лихорадка; падучая является спазмом, происходящим от материи, поэтому при ней помогает лихорадка. Если при падучей появляются опухоли, то они иногда разрешают заболевание, и материя, вызывающая [падучую], уменьшается. Часто меланхолия переходит в падучую; падучая тоже нередко переходит в меланхолию. Некоторые люди полагают, что падучая иногда возникает не от материи. Если это означает, что причиной ее является пар или качество, раздражающее мозг и вызывающее в нем упомянутое сжатие, то в их словах есть смысл, а если они хотят сказать, что причина [падучей] — это простая натура сама по себе, которая, пребывая в мозгу, обусловливает падучую, то это не имеет никакого основания. Ведь, тогда это качество натуры, поскольку оно присуще мозгу, постоянно должно было бы вызывать падучую, и она не проходила бы так внезапно. Наоборот, причина падучей относится к числу тех, которые возникают сразу и [столь же] внезапно исчезают или же, осилив окончательно, убивают, а такого рода [причиной] может быть не качество, возникающее в самом мозгу, а только материя или качество, которое переходит [в мозг], но потом это прекращается; оно непременно должно исходить из какого-либо другого органа. Пена при падучей появляется вследствие беспокойного движения дыхания, а не от удушья; это беспокойство есть беспокойство от спазма. А при сакте [пена] образуется вследствие удушья и нежелания [больного] дышать.

Падучая — это как бы спазм, поражающий прежде всего мозг, а спазм — это падучая, поражающая прежде всего какой-либо [другой] орган. Так же движение при чихании — это как бы движение при слабой и легкой падучей, а падучая — это как бы сильное, огромное чиханье. Но при чихании выталкивание [соков] направлено больше всего вперед из-за значительности силы и слабости материи, а при падучей — в любую сторону, куда способней и легче оттолкнуть. Из сказанного следует сделать вывод, что поскольку падучая возникает в самом мозгу, то причиной ее обязательно должна являться материя, которая образует ветры, запертые в ходах ощущающей и движущей силы, или частично наполняет оба передних желудочка [мозга]. Такой материей может быть либо преобладающая и обильная кровь, либо слизь, либо черная желчь, либо желтая желчь, однако последнее бывает очень редко, а за желтой желчью по степени редкости стоит чистая кровь. Что же касается крови, натура которой склоняется к натуре черной желчи или слизи, то она чаще служит причиной [падучей], но [все же] наиболее частой причиной ее является чистая влага или влага, несколько склоняющаяся к черной желчи, ибо падучая возникает главным образом от слизи. Говорит Гиппократ: «У большинства овец, погибших от падучей, если вскрыть их мозги, найдешь там дурную, зловонную жидкость». Любая причина мозговой падучей происходит от слабости усвоения мозгом [питательных веществ]. Эта [слабость] коренится либо в мозговом веществе, и это хуже, либо в его оболочках, и это легче.

Хотя чаще всего встречается слизистая падучая, но черножелчная [разновидность ее] — самая тяжелая, ибо черножелчная падучая сильнее закупоривает проходы пневмы; весьма убийственна [разновидность падучей], известная у некоторых [врачей] под названием умм ас-сибйан. Если приступы падучей происходят непрерывно, она убивает.

Что же касается падучей, причина которой кроется в каком-либо другом органе, то при этом из данного [органа] поднимаются в мозг пары и ветры, причиняющие страдание своим количеством; вздымаясь, они собираются в мозгу и затем уплотняются в материи определенной густоты, которая оказывает воздействие своим составом или тем, что образует ветры. Или же в мозг поднимаются пары или ветры, причиняющие страдание не количеством, а качеством, либо замораживая, либо сжигая, либо действуя своей ядовитостью и злокачественным веществом, или же к мозгу поднимается одно лишь чистое качество, или к нему поднимается [начало], причиняющее страдание двояким образом. В отношении органа, из которого поднимаются к мозгу пары, вызывающие падучую своим обилием, [следует сказать, что] таковым может быть либо все тело, либо желудок, либо селезенка, либо стенки живота. Бывает это также и в других органах. Пар, причиняющий страдание своим дурным веществом и качеством, также пребывает во всем теле, даже в пальцах ноги или руки. Причиной этого является задержание крови или [другого] сока в проходе, где образовалась закупорка; вследствие этого к ним прекращается [доступ] прирожденной теплоты, и сок там умирает, гниет и приобретает дурное качество; затем от него периодически поднимается парообразная материя или какое-либо ядовитое качество. Или же в эти [органы] попадаются яды, которые влияют на нервы, — так влияет, например, на нервы укус скорпиона, — и затем ядовитость через посредство нервов устремляется в мозг и раздражает его, и мозг сжимается и сокращается, и движения его становятся беспокойными. Это подобно тому, как желудок поражает икота при употреблении натощак чего-либо жгучего, если устье желудка обладает большой чувствительностью; икота, ведь, есть одна из разновидностей спазма. Когда от такого рода причины в мозгу происходит спазм и сжатие, то за этим следует сокращение и спазм всех нервов.

Гален рассказывает про себя, что у него появлялась икота, когда он принимал фалафили и запивал его вином, так как устье желудка страдало от его остроты. Мы наблюдали похожее на это [явление] у другого человека. Гален и другие рассказывают, это и мы тоже наблюдали после него, что страдающий падучей часто чувствует, как у него поднимается от большого пальца ноги нечто вроде холодного ветра, который направляется к мозгу, и когда он достигает сердца и мозга, начинается припадок. Говорит Гален: «А когда такому больному сильно перетягивали перед приступом ноги, это предотвращало [приступ] или облегчало его». Мы тоже наблюдали удивительные случаи такого рода. Некоторые [врачи] прижигали у больного большой палец [ноги], а другие — другой палец, от которого поднимался [к мозгу] пар, и он выздоравливал. Сюда же относится и падучая, возникающая из-за червей или «тыквенных семечек». Есть разновидность падучей, сочетающаяся с обмороком; некоторые врачи чуть ли не исключают ее из категории падучей, тогда как она относится к ней и является одной из ее разновидностей.

К этому же разряду принадлежит [заболевание,], называемое «удушением матки». Оно состоит в том, что у женщины несвоевременно задерживаются и скопляются [в матке] месячные или там задерживается [женское] семя из-за прекращения совокуплений; потом все это превращается в матке [в вещество] с ядовитым качеством, которое движется и образует пары либо периодически, либо непериодически; случается, что эти пары поднимаются к сердцу и к мозгу, и у женщины возникает падучая. Иногда то же самое может случиться и у мужчины, если в семенных сосудах собирается, накапливается и застывает много семени, и оно приобретает потом ядовитое качество. Падучая также может возникнуть и у беременной женщины, но после родов и опорожнения от дурной материи месячных это проходит. Нам рассказывали о падучей, начавшейся с затылка, а также о других случаях, когда падучая началась из-за плеча или иных [мест].

Что касается [падучей], возникающей из-за желудка или стенок живота или по причине несварения, то она образует закупорки в сосудах, вследствие которых сосуды не принимают достохвальной пищи и в них портится сок, или же достохвальная пища остается в них запертой по причине закупорок и портится там.

Часто она возвращается в желудок в испорченном виде и портит в нем хорошую пищу с достохвальным химусом. По этой причине часто происходит рвота из-за непереваренной пищи. При всех обстоятельствах; возникает ли падучая от соучастия [другого органа] или нет, ближайшим источником ее является мозг или его передний желудочек вместе с другими желудочками. Ведь первое более или менее значительное повреждение обнаруживается [при падучей] в чувстве зрения или обоняния, а также в движениях мышц лица и век, хотя в данном повреждении соучаствуют также и другие чувства и органы движения. Если в повреждении не участвовали бы все желудочки, то не терялось бы сознание и не расстраивалось бы дыхание. В большинстве случаев падучей предшествует спазм и уже после него начинается припадок падучей. Это [объясняется] тем, что если спазм упрочится, происходит припадок падучей, а если раздражающее начало изгоняется или рассеиваются ветры, то восстанавливаются действия ощущения и движения; изгнанный сок иногда явно виден в ноздрях и в горле. Нередко падучая возникает без ощутимого спазма. Это происходит потому, что возбуждающая ее материя оказывается жидкой и действует вследствие переполнения, а не из-за большой злокачественности.

Падучая у детей часто возникает от [испорченности] их жидкостей. Нередко она появляется у них сразу после рождения, иногда возникает в отрочестве. Если их правильно лечат, [болезнь] проходит, если нет — остается. Нужно постараться уничтожить [болезнь] до того, как дети вырастут. Наиболее далек от падучей тот ребенок, у которого в области головы появляются язвы и опухоли и течет из носа. Мозг с самого своего создания содержит влагу, от которой он должен очиститься. Иногда она выводится в матке, а иногда после рождения. Если эта влага не выводится, то падучей не избежать. В большинстве случаев падучая у детей легко излечивается; с наступлением зрелости она исчезает, если ей не способствует дурной режим и пренебрежение лечением. Падучая, иногда поражает молодых людей. Если она начинается после двадцати пяти лет от какого-либо изъяна в мозгу, в особенности в его веществе, то становится постоянной и неотвязной. Крайний предел в лечении таких больных — облегчить и оттянуть припадок. Гиппократ говорит, что у таких людей падучая остается до смерти. Что же касается стариков, то их редко поражает падучая от закупорок.

Иногда причинам, возбуждающим падучую, способствуют внешние причины. Так, например, чрезмерность в еде и питье, несварение желудка, длительное пребывание на солнце привлекают материю к мозгу, ибо [все это] препятствует распространению соков в [другие] стороны тела, и они подвигаются кверху. Частое совокупление — одна из причин [падучей]. К таким причинам относятся также изнеженность, неподвижность, недостаточные физические упражнения. Причиной ее могут быть также физические упражнения на полный [желудок], ибо соки от них движутся, но растворяются не целиком и заполняют полости. К причинам [падучей] принадлежат и такие ослабляющие сердце воздействия, как страх, внезапный обвал дома или неожиданный громкий крик. Сюда же относится соблюдение поста человеком со слабым желудком, а также питье чистого вина, ибо оно раздражает желудок. Все это — отдаленные причины, обусловливающие близкие причины; мы выделим для этих причин особый параграф.

Говорят, что если страдающий падучей наденет только что снятую шкуру козы и станет пить воду прямо губами, у него начнется припадок; то же будет, если окуривать его рогом козла, миррой и тимьяном.

Нередко падучая разрешается лихорадками, которыми страдает больной, особенно если лихорадки длительные. В частности, [так действует] четырехдневная лихорадка; она тянется очень долго и доводит до созревания черножелчную материю, которая даже рассасывается. Столь же [полезен] сильный озноб, ибо дрожь отрывает приставшие к мозгу излишки, а наступающий вслед за ознобом пот выводит их. Подобно тому, как сакта разрешается параличом, многие виды падучей тоже разрешаются параличом. Некоторые полагают, что слизистая [падучая] сопровождается трясением и дрожью, поскольку слизь вследствие своей плотности не может полностью закупорить проходы. Но при черножелчной [падучей] происходит совершенное закупоривание, и от нее дрожь бывает незначительна. Некоторые думают, что если падучая сопровождается сильной дрожью, причиной ее, вероятней всего, является сок, меньший по количеству или хуже проникающий. в проходы, и тем самым утверждают противоположное [сказанному выше]. Однако в обоих этих утверждениях нет ничего непреложного.

Руф говорит, что если у страдающего падучей появляется барас в области головы, то это указывает на рассасывание материи падучей и на [скорое] выздоровление. Часто падучая разрешается параличом и меланхолией.

 

Предрасположение к падучей.

Падучая возникает у людей с влажной натурой, либо по возрасту, как например, у детей и младенцев, либо вследствие режима, как например, у страдающих несварением желудка, а также у тех, кто живет в странах с южными ветрами, ибо все это наполняет голову влагой. Женщины, дети и все те, у кого мало крови и узкие сосуды, легче поддаются падучей.

 

Причины, возбуждающие падучую.

К причинам, возбуждающим падучую, относится переезд [в местность], где воздух способствует падучей, так же как к причинам, устраняющим падучую, относится переезд в [местность, где] воздух способствует этому. [Сюда же относится] всякий чрезмерный жар от солнца или от огня, всякий холод и частое совокупление. Падучую возбуждают также частые дожди, ветер, как северный, так и южный. Северный [ветер] и [климат] северных стран [способствуют падучей], так как запирают соки и препятствуют их рассасыванию, а южный [ветер] и [климат] южных стран — потому, что приводят соки в движение, наполняют ими мозг, разжижают и возбуждают их. [Падучая] часто поднимается зимой, так же как она поднимается от северного ветра, и осенью — вследствие порчи соков. Она реже встречается в северных странах, но тогда бывает смертельной, ибо если бы не было сильно действующей причины, она бы [вообще] не возникла. Приятные и неприятные запахи также иногда возбуждают падучую. [Припадок может случиться], если [много] двигаться, смотреть на быстро движущиеся и крутящиеся предметы, глядеть с высокого места вниз, долго находиться в бане, ходить в баню раньше, чем переварится пища, поливать голову горячей водой, принимать внутрь то, что порождает кровь мутную, образующую пар или темную, например, мутное вино. Старое вино тоже вредно [в этом отношении], как и молодое вино, непроцеженное и неотстоявшееся, или чистое вино, вредящее мозгу.

Так же [вредны]: сельдерей — вследствие своего особого свойства, чечевица, так как она порождает черножелчную кровь, если только не смешивать ее с ячменной кашицей, и конские бобы — по той же причине. [Далее, вреден] чеснок, наполняющий голову парами, лук — по той же причине и из-за того, что его вещество превращается в дурную влагу, молоко, сладости, обилие жира в яствах, все грубое, пучащее, вяжущее и холодное, а также все острое и едкое. Хайда тоже возбуждает падучую, так как она поднимает и приводит в движение соки; [так же действует] несварение желудка, расстройство пищеварения, бессонница, сильные душевные страдания, как [например], горе, гнев, страх, а также сильные воздействия на чувство [слуха], например, громкие звуки — гром, барабанный бой, рев льва; звонкие звуки — звон колокольчиков; или скрипучие звуки, вроде скрежета зубов; [нехорошо смотреть] на яркий свет, например, на слепящую глаза молнию и на солнечные лучи, и соприкасаться с сильным движением, например, с движением бурных ветров. Падучая возбуждается еще от физических упражнений на полный [желудок], все равно, имеется ли при этом в виду растворение соков или нет, и от совокупления [в таком состоянии].

 

Лекарства, вызывающие падучую.

В рубриках заболеваний головы мы уже упомянули и отметили лекарства, которые вызывают припадок у страдающих падучей и обличают [больного]. Таково, например, окуривание гальбаном, миррой, козлиным рогом, употребление в пищу печени козла и обоняние ее запаха, а также введение мирры [больному] в нос.

Лечение. Что касается падучей у детей, то ее следует лечить, улучшая пищу кормилицы и придавая ей нежную теплоту при хорошем химусе. Кормилица должна воздерживаться от всего того, что порождает водянистую, испорченную или густую кровь; ей возбраняется совокупление и зачатие. [Больного] ребенка нужно оберегать от всего того, что внезапно пугает и тревожит, например, от громких звуков и шума вроде грохота барабана или грома, [звука] трубы или колокольчиков, а также звука цимбал. Им следует избегать бессонницы, гнева, страха, сильного холода, сильной жары и расстройства пищеварения. Надлежит заставлять таких детей делать перед едой легкие физические упражнения, а после еды запрещать им двигаться. Если ребенок переносит опорожнение с помощью жидких лекарств, предназначенных для выведения слизи, то ему производят такое [опорожнение]. Полезно также время от времени вызывать у них рвоту медовой водой, поить их сахарным и медовым джуланджубином, давать им нюхать руту и другие разрежающие вещества; иногда для излечения достаточно давать детям нюхать упомянутые нами лекарства.

Далее, общим для всех страдающих падучей [правилом] является прием достохвальной пищи, обладающей свойством хорошо, но не чрезмерно, увлажнять. Они должны остерегаться переполнения и избегать расстройства пищеварения, что [достигается] удовлетворением [голода], не доходя до полного насыщения. Кто не привык есть раз в день, пусть делит количество пищи, не доводящее его до Насыщения, на три части и одну треть употребляет утром, а две трети вечером после легких физических упражнений. Им не следует злоупотреблять вином, ибо вино слишком наполняет мозг. Если употребление вина неизбежно, то пусть употребляют немного старого, процеженного и слегка терпкого вина. Нет для них ничего вреднее, чем питье после опорожнения, [вредно им] также и внезапное охлаждение; им следует оберегать голову от чрезмерного жара или чрезмерного холода и не задерживаться долго в бане. Страдающие падучей должны избегать всякого грубого и очень питательного мяса, всякой рыбы и даже мяса крупных четвероногих и ограничиваться [мясом] цыплят, куропаток, домашних и горных воробьев, жаворонков, горлиц, козлят, молодых газелей и кроликов.

Говорят, что мясо дикого кабана очень для них полезно, хвалят также и козлятину, ибо она обладает сушащим и слегка увлажняющим свойством. [С другой стороны], им не показаны сладости, жирное и тому подобное.

Страдающим падучей людям следует воздерживаться от всех плодов и овощей, даже от садовой лебеды и мари, не говоря уже о других, и особенно от сельдерея, ибо ему присуще особое свойство возбуждать падучую. А если употребления [овощей] уже не избежать, то пусть употребляют дымянку и цикорий. Им разрешается латук, но я особенно не хвалю его. Дозволено им также [употребление] кориандра, так как он не допускает пары к голове, однако я не одобряю этого и [не советую] употреблять его в большом количестве, разве только при кровяной и желтожелчной [падучей]. Что же касается свеклы, сваренной в воде и затем заправленной оливковым маслом, мурри и тому подобными [приправами], то если употреблять свеклу перед едой ради смягчения естества, это позволительно. Рута относится к числу полезных своим запахом овощей. Класть укроп и руту в пищу [больных падучей] полезно.

Следует воздерживаться также от грубых свежих плодов, за исключением некоторых плодов с вяжущими свойствами, которые употребляют в очень небольшом количестве после еды, чтобы укрепить устье желудка, спустить пищу, смягчить естество и подавить пары. Страдающий падучей должен также воздерживаться от всех тяжелых яств, [действующих] как репа, редька, капуста и морковь.

Надлежит ему воздерживаться и от всего острого и образующего пары. Горчица — одно из [веществ], причиняющих страдание [таким больным], ибо она образует пары и направляет и посылает в [мозг] излишки и поражает его. [Страдающему падучей] следует избегать опьянения, мест, где дуют ветры, и переполнения; ему необходимо полностью воздерживаться от омовения водой: горячей — потому, что она вызывает расслабление, и холодной, ибо она уплотняет и вызывает онемение ощущающей пневмы. Если у страдающего падучей случится переполнение пищей, ее нужно извергать и затем [соблюдать] облегченный режим. Следует воздерживаться от пищи, вызывающей спячку, тяжесть [в голове], онемение и образующей пары. Что касается вина, то переполнение им очень вредно, но небольшое количество его ободряет душу, укрепляет пневму и делает ее проникающей, а также избавляет от употребления большого количества воды. А употребление воды в большом количестве [при падучей] вреднее всего. Долго спать днем и вообще долго спать вредно [при падучей], особенно после чрезмерного переполнения [пищей]. Чрезмерная бессонница также ослабляет и рассеивает пневму и притом наполняет мозг парами.

Первое [правило] режима при падучей — это воздержание от вещей, возбуждающих падучую, о которых мы уже упомянули. Покой и неподвижность для [больного] всего лучше, но если возникнет необходимость проделать физические упражнения после опорожнения и очищения тела, о котором мы скажем ниже, то следует применять упражнения, не доводящие до изнурения, и притом не сразу после наполнения [желудка], и затем дать [больному] отдохнуть. Ему надо стараться держать голову прямо и по мере возможности не наклонять ее и не часто двигать ею, чтобы не привлекать к ней материи. Нижними [конечностями] следует двигать больше, чем верхними. К числу [способов] отвлекать материю книзу относится медленное растирание тела сверху вниз, начиная с груди и прилегающих к ней мест. Обтирают [тело] грубыми тряпицами, пока оно не покраснеет, затем постепенно спускаются к ногам. Каждое последующее обтирание должно быть сильнее предыдущего; голову при этом нужно держать прямо. Затем больного заставляют походить. Отдыхать ему следует там же, где он делает упражнения, чтобы к нему вернулось обычное дыхание и успокоилось его волнение; покидать это место [можно] лишь после отдыха. Когда вся материя будет оттянута вниз, ему разрешается растереть голову и причесать ее, чтобы она согрелась и изменилась ее натура. К числу полезных [от падучей] вещей относятся банки на голову и прижигание ее, чтобы согреть этим мозг.

После очищения [тела], послабления и отдыха в течение нескольких дней неплохо, если больной сходит в баню и если ему поставят банки под ребра и согреют голову с помощью средств, которые ты уже знаешь. Иногда во время припадка в рот больному между зубов кладут шарик, лучше всего из Мягкого волоса, чтобы рот у него оставался открытым. Следует начинать с опорожнения от материи, в соответствии с [ее качеством], а затем приняться за очищение головы с помощью полосканий, обладающих свойством притягивать [материю]. Если припадки бывают периодически [и учащаются] с увеличением количества соков, то нужно делать опорожнение весной из предосторожности и для того, чтобы вывести преобладающий сок, как мы [вскоре] скажем. Когда нет препятствий к кровопусканию, то [больному] пускают кровь, ибо кровопускание весной, особенно из обеих ног, приносит пользу при условии, если оно не доводит до охлаждения мозга, как мы тоже скажем в дальнейшем. Если при приближении времени припадка ты можешь вызвать у больного рвоту, введя ему в рот перышко, обмакнутое в масло лилового касатика, чтобы он изверг жидкость, особенно когда [к заболеванию] причастен желудок, то это сразу же приносит пользу, хотя часто прибегать к рвоте при мозговой падучей вредно.

К числу средств, вливаемых в горло во время припадка падучей и в другое [время], относятся камедь ферулы вонючей и бобровая струя в медовом сиканджубине, к вдуваемым в нос средствам против падучей принадлежат мякоть колоквинта и бешеный огурец, а также его выжатый сок, нашатырь, чернушка и тому подобное, качим, чемерица белая, перец, имбирь, мирра, фурбийун, бобровая струя и лаванда греческая, которые [можно употреблять] сами по себе или в смеси, а также зифт и китран. Из средств для окуривания [полезен] пион лекарственный, а из нюхательных — рута, которую употребляют во время [припадка] падучей и [после него] во время отдыха. Одно из средств, которые предпочитает Хунейн, это тапсия. Ее замешивают с ячменной мукой и винным уксусом, приготовляют из этого шарики и постоянно нюхают их.

Из напитков [полезен] сиканджубин из морского лука, особенно если пить его ежедневно, а также вино из горькой полыни и отвар иссопа с са'таром или сиканджубин, приготовляемый из этих двух [растений]. Сиканджубин из морского лука также дают пить зимой с горячей водой, а летом — с холодной. Хорошей мазью для таких больных [является], как говорят, костный мозг из голени верблюда с розовым маслом; ею смазывают виски, швы [черепа], позвоночник и грудь. Что же касается подвешивания лекарственного пиона, то это [средство] испытано древними, и оно предотвращает падучую. Возможно, что это больше относится к свежему румскому пиону. К числу лекарств, которыми нужно постоянно поить [страдающего падучей], принадлежит агарик, жабрица извилистая, дубровник чесночный, корень круглой аристолохии и пион лекарственный. Их принимают каждый день с водой.

Считают подходящим поить [больных] тийадаритусом, которого дают [в объеме] плода ююбы два раза в день — утром и [вечером] перед сном; от этого [средства] выздоровело много [больных]. А некоторые предпочитают поить [при падучей] морской пеной два раза в день, а также дубровником полиум из-за его особого свойства и тимьяном. [Страдающим падучей] помогает лекарство, приготовляемое из морского лука по следующей прописи: берут морского лука и кладут его в глиняный сосуд, в котором был уксус. Горлышко сосуда затыкают пробкой и обвязывают сверху толстой кожей. Затем оставляют [сосуд] стоять на солнце сорок дней, первый из которых [начинается] за двадцать дней до восхода Сириуса. При этом сосуд ставят на солнце, обращая его на юг, и все время поворачивают, чтобы теплота одинаково достигала всех частей [содержимого сосуда. Через сорок дней] сосуд открывают, и морской лук оказывается как бы разварившимся и распавшимся. Его выжимают, берут сок, смешивают с медом и дают его пить ежедневно по ложке. А если время не терпит, то морской лук варят в воде с уксусом и приготовляют из него медовый сиканджубин. Вот [еще] хорошее лекарство [от падучей]: берут жабрицы извилистой три мискала, костянок лавра — три мискала круглой аристолохии — два мискала, корня пиона лекарственного — два мискала бобровой струи и лепешечек из морского лука — каждого по мискалу, замешивают все это. на меду, с которого сняли пену, и ежедневно употребляют с сиканджубином.

К числу полезных [при падучей мероприятий] относится перемена места. Поистине, для страдающих падучей путешествовать по разным странам, пока не найдешь [места] с подходящим, разрежающим и сушащим воздухом, полезно, ибо [перемена места подобна] переходу из детского возраста в юношеский. Если у людей, страдающих падучей, происходит сведение нерва и спазм какого-либо члена, его выправляют, растирая с маслом и теплой водой, а также сильно разминая. Когда падучая связана с мозгом, то лучше производить опорожнение с помощью харбака и подобных ему [средств], мякоти колоквинта, смолы скаммония, ийараджа или отвара агарика, вызывая послабление за послаблением в течение [целого] года.

Если требуется кровопускание, [при наличии] любого сока, то этим не следует пренебрегать и [надлежит] пустить кровь даже одновременно из обоих кифалей. Затем пускают кровь из сосуда, расположенного под языком. Иногда для отвлечения материи от мозга неделю ставят кровососные банки на затылок, если этому не препятствует натура мозга и его слабость. Нередко приходится повторять кровопускание. Когда ты это сделаешь, то [больному] следует дать неделю отдохнуть, затем вызвать у него послабление с помощью лекарств для питья и сильных клизм из золототысячника, мякоти колоквинта, клещевины и тому подобного, потом опять дать отдых и после этого поставить банки между лопаток, на голову, на затылочную впадину и на голени. Затем [больному] опять дают отдохнуть, после чего снова вызывают послабление. Так продолжают, [чередуя] отдых и возобновление [лечения], пока [больной] не очистится, а после этого применяют полоскания, средства вызывающие чиханье, и лекарства, очищающие одну только голову, которые ты уже знаешь. Полезно также вводить в нос шалису, девясил и настой майорана.

Припадок нужно встречать с чистым желудком. Если удается вызвать у больного рвоту перед едой, особенно такими средствами, как соленая рыба и тому подобное, то будет хорошо. После этого изменяй натуру [мозга] с помощью укрепляющих и согревающих лекарственных повязок из горчицы и подобных ей [веществ], которые тебе известны, и давай [больному] нюхать руту. При этом не следует обременять больного [всеми] согревающими и изменяющими натуру средствами сразу, а надо делать это постепенно. Если это причиняет какой-либо вред способностям мозга, то дай [больному] передохнуть.

Что же касается [падучей], возникшей от слизи, то наилучшее средство, которым слизь выводят, это ийарадж из мякоти колоквинта и ийарадж Гермеса. Если употреблять ийарадж Гермеса каждый день полдирхама утром и полдирхама вечером, то от этого будет большая польза. Если наряду с [избытком] слизи имеется также и общее переполнение, то полезно пустить кровь так, как описано [выше]. Столь же [полезно] опорожнение с помощью турбита, агарика, греческой лаванды и, особенно, ийараджа Руфа.

А при черножелчной [падучей] опорожняют такими лекарствами, как отвар повилики, харбак, ляпис-лазурь, «армянский камень», лаванда греческая; полиподиум и миробаланы; из мазей употребляют мозг из верблюжьих ног с розовым маслом, которым [смазывают] позвоночник, виски и грудь. При желтожелчной падучей следует позаботиться об охлаждении и увлажнении, особенно с помощью клизм; если [желчь] сгоревшая, то [такая падучая] равносильна черножелчной или же стоит посередине между желтожелчной и черножелчной.

[Падучая], называемая умм ас-сибйан, видимо, относится к желтожелчной, как думают некоторые [врачи]. Поэтому при лечении ее мы предписываем ванны, холодные увлажняющие] лекарства для введения в нос, выдаивание молока на голову и применение сильного увлажнения. Если [больной] еще младенец, то мы предписываем поить кормилицу [лекарствами], охлаждающими [натуру] ее молока, и приказываем поселить ее в прохладном подвальном помещении. По-видимому, [упомянутые врачи] считают, что данное заболевание является падучей [вроде] субары или мании, однако это название не употребительно среди врачей-исследователей. Когда в каком-либо органе больного падучей возникает сведение и спазм, то помогает растирание его маслом и теплой водой, а также надавливание и разминание. Если падучая происходит от желудка, то наиболее подходящими лекарствами для опорожнения являются мякоть колоквинта и лаванда греческая; их употребляют несколько раз в год. После, очищения желудка следует позаботиться об его укреплении. В него следует вводить только быстро перевариваемую пищу с хорошим химусом и давать ее так, как мы указывали в своем месте; надлежит постараться добиться, чтобы [пища] хорошо переваривалась. Желудок надлежит оставлять пустым в течение продолжительного времени. Если от голода начинаются какие-либо [болезненные явления], то их следует устранять с помощью средств, упомянутых в параграфе о головной боли и в других [местах].

При [падучей], обусловленной подъемом [материи] из какого-либо органа, надлежит перед припадком перетягивать [тело] выше данного органа; это иногда препятствует припадку. Сок, находящийся в органе, выводят либо с помощью известных опорожняющих, если сила опорожнения доходит до данного [органа], либо вызывая в спокойное время изъязвление и нагноение изъязвляющими и вызывающими гниение средствами, либо, [наконец], путем сжигания материи, например, мазью из тапсии, фурбийуном и другими [лекарствами]; эти лекарства тебе известны из рубрик Книги второй. Иногда возникает необходимость доводить дело Де применения шпанских мушек, лютика, соколиного кала, анакар-диума аптечного и тому подобных средств; если требуется сделать надрез на органе, то сделай его. Что же касается [падучей], поднимающейся из всего тела, то некоторые [врачи] говорят: «Если бы не опасность от кровопускания из сонной артерии, при котором кровь можно остановить, но возникает охлаждение мозга, прерывается [движение] пневмы и наступает сакта, то в нем было бы полное излечение больного падучей вследствие соучастия всего тела и поднятия из него [паров] в мозг». Мы же говорим, что если [такое кровопускание] невозможно, то при вскрытии одной из поднимающихся [в мозг] артерий такой опасности нет, и вполне вероятно, что прокол ее принесет большую пользу.

 

Сакта

Сакта — это утрата органами [способности] к ощущению и движению вследствие сильной закупорки, возникающей в желудочках мозга и в проходах ощущающей и движущей пневмы. Если при этом не действуют или ослабевают также и орудия движения и дыхания, то дыхание становится нелегким, [на губах] даже появляется пена и [больной дышит] с перерывами, как при «удущении матки», или появляется хрип. Это более тяжелый случай, указывающий и на ослабление силы, движущей органы дыхания. Тяжелей всего, когда не наблюдается ни дыхания, ни пены, ни хрипа. Если повреждение дыхания не [слишком] велико и то, что льют в горло [больного], проходит [внутрь] и не выходит через нос, то хотя это и больше обнадеживает, чем предыдущая [форма], но тоже не лишено большой опасности. Говорит Гиппократ: «Если сакта сильная, то больной не выздоровеет, а если она слабая, то вылечить его нелегко». Такие закупорки происходят либо от смыкания, либо от переполнения. Смыкание — это такое [явление], когда мозг достигает что-либо, причиняющее ему боль или раздражение, и мозг совершает сжимающие движения, [чтобы уйти] от этого. А иногда качество, доходящее до мозга, по своей природе обладает сжимающим и уплотняющим свойством, каков, например, сильный холод.

Что же касается переполнения, то это либо переполнение, образующее опухоль, либо переполнение, не образующее опухоли. Переполнение, образующее опухоль, состоит в том, что [в мозгу] появляется материя, закупоривающая вследствие переполнения или вследствие растяжения. Это относится к тяжелым видам сакты, все равно, является ли материя горячей или холодной. А переполнение без опухоли встречается всего чаще; оно может иметь место либо в самом мозгу, либо поблизости от него — в путях [выхода] пневмы из мозга, либо в тех проходах, [по которым] пневма поступает в мозг.

При [переполнении], возникающем в проходах пневмы в мозгу, [их наполняет] либо кровяной сок, который внезапно изливается в желудочки мозга, или слизистый сок; это преобладает и встречается всего чаще. [Переполнение], имеющее место в проходах пневмы в мозгу, происходит в том случае, когда артерии и вены закупориваются от обилия крови и сильно переполняются ею, так что для пневмы не остается прохода. Тогда больной немедленно начинает задыхаться и [способность] ощущения и движения падает так же, как при перевязывании сонных артерий; если нечто [подобное] случается по какой-либо телесной причине, это производит такое же действие. Вот каковы разновидности и причины сакты.

Иногда, говоря сакта, разумеют паралич, распространяющийся на обе половины тела, хотя части лица остаются [при этом] здоровыми, а иногда расслабление какой-либо [одной] половины [тела] называют сактой данной половины. Это встречается в высказываниях Гиппократа. Бывает и так, что человека поражает сакта, и его нельзя отличить от мертвого. У него не наблюдается ни дыхания, ни какого-либо другого [признака жизни], но потом он оживает и выздоравливает. Мы видели многих людей в таком состоянии: у них не замечалось дыхания и пульс полностью падал. По-видимому, у таких людей прирожденная теплота не особенно нуждается для освежения и для изгнания дымного пара в усиленном дыхании, ибо в них возникает охлаждение. Поэтому предпочтительно откладывать погребение недостоверно мертвых, пока их состояние не станет ясным, [то есть] не меньше, чем на семьдесят два часа. В большинстве случаев сакта разрешается параличом. Это объясняется тем, что если естество бессильно изгнать материю из обеих половин [тела], оно изгоняет ее в более слабую и более поддающуюся недугу половину и посылает в полости проходов, удаляя ее от мозга и его желудочков. Свидетельством того, что при сакте закупорка охватывает [все] желудочки мозга, служит [следующее]: если бы [закупорка] имела место только в заднем желудочке, то передняя часть головы и лицо не должны были бы лишиться чувствительности.

Говорит Гиппократ: «Человек, который среди [полного] здоровья внезапно чувствует боль в голове и затем его на месте поражает сакта и появляется хрип, он умрет до [истечения] седьмого дня, если только не будет у него лихорадки. [При лихорадке] есть надежда [на выздоровление], ибо лихорадка растворяет излишки». Знай, что по большей части сакта поражает людей, возраст которых, телосложение и режим [предрасполагают] к влажности [натуры], особенно если наряду с влажностью наблюдается также и холодность. Если сакта случается у лиц с горячей и сухой натурой, то это тяжелый случай, ибо заболевание, противоположное натуре, возникает лишь от важной причины. Иногда натура тела [настолько] далека от нее, что не переносит [болезни]. Сакта редко случается от теплоты. Если материя паралича распространяется в обе половины [тела], то она вызывает сакту, так же как материя сакты, когда вытесняется в одну половину [тела], причиняет паралич. Причины сакты большей частью коренятся в обоих задних желудочках. Если при сакте появляется лихорадка, то в большинстве случаев имеется налицо опухоль. Люди, нуждающиеся в обильном кровопускании вследствие черножелчности крови и получающие пользу от такого кровопускания, в конечном итоге страдают от этого и заболевают сактой и тому подобными [недугами].

Предрасположение к припадкам сакты. Употребление острых лекарств ускоряет припадок, приводя в быстрое [движение] неподвижные соки. Мы уже говорили о предвестниках сакты; читай же о них там, [где это сказано].

Признаки.

Различие между сактой и спячкой состоит в том, что пораженный сактой хрипит, и дыхание у него повреждено, а при спячке этого не бывает, в спячку переходят постепенно из глубокого сна, а при сакте все происходит внезапно. Сакте в большинстве случаев предшествует головная боль, набухание шейных вен, головокружение, садар, потемнение в глазах, подергивания во всем теле, [больной] скрипит зубами во сне, [чувствует] вялость, тяжесть [в голове]. Моча у него часто цвета ярь-медянки или черная и содержит осадок в виде пленок или отрубей.

Что же касается [сакты] вследствие повреждения [мозга], а также от удара или падения или же соучастия какого-либо органа, то об этом ты узнаешь из основ, которые мы неоднократно тебе повторяли. Если же сакта возникает от опухоли, то она не обходится без некоторой лихорадки, и ей предшествуют признаки опухолей, о которых мы [тоже] говорили.

При [сакте] от [переполнения] кровью на это указывают многократно упоминавшиеся признаки [обилия] крови. Лицо при этом краснеет, глаза [тоже] очень красные, шейные вены и [другие] сосуды на шее переполнены и напряжены. [Признаком] служит и то, что [больному] давно не отворяли кровь, и он раньше принимал [пищу], порождающую [много] крови. Если [сакта] возникает от слизи, то признаком этого служит весь облик [больного], цвет глаз, влажность ноздрей и другое, о чем уже было сказано. Если у старика появляется постоянное или [часто] повторяющееся головокружение, то это предвещает сакту.

Лечение.

Что касается лечения [сакты], возникающей от повреждения извне, то оно состоит в принятии мер против этой внешней причины. Если же сакта вызвана соучастием [какого-либо органа], то лечат соучаствующий орган [средствами], о которых тебе уже сказано в основных правилах, а также в других параграфах. При [сакте] от крови ее лечат, немедленно отворяя кровь и выпуская много крови; тогда больной сразу же приходит в себя. После кровопускания делают клизму с помощью известных тебе [средств], чтобы материя опустилась из головы. Больному назначают облегченный режим и ограничивают [питание] розовой водой, жидким отваром ячменя и соком [размоченного] хлеба, а также дают ему нюхать [вещества], укрепляющие мозг, но не согревающие его, которые тебе [тоже] уже известны.

Что же касается [сакты], возникающей от слизи, то если при этом имеются также признаки полнокровия, нужно пустить кровь, затем сделать сильную клизму и вводить [в задний проход] сильнодействующие свечки, в состав которых входят [различные] камеди и бычачья желчь. Затем [больному] дают пить что-нибудь, легко проходящее в горло; из надежно [действующих] пилюль дают пилюли из фурбийуна. После этого на голову и на [другие] части тела [больного] усиленно прикладывают согревающие компрессы, а также поливают их водой, в которой варили такие согревающие травы, как укроп, полынь, майоран, листья цитрона, пулегиевую мяту, тимьян, иссоп, донник лекарственный, са тар и тысячелистник сантолиновый, или маслами, имеющими свойства этих трав, и маслом руты; иногда [поливают] маслом, в котором настаивали слюногон, бобровую струю, опопанакс и гальбан, и смазывают все тело оливковым маслом с серой. Если в компрессы входит гвоздика, мелегетский перец, мускатник, мускатный орех и аир — это хорошо. Ноги больного растирают горячим согревающим маслом и горячей водой с солью, а в [область] позвоночника втирают [смолу] май'а и масло белой лилии. К основанию спинного мозга прикладывают горчицу, сагапен, бобровую струю и фурбийун.

К числу хороших масел для таких больных относится масло бешеного огурца, масло руты и масло морского лука, приготовляемого со старым оливковым маслом либо путем размачивания в нем свежего [морского лука] в течение сорока дней, либо путем варки; при этом берут старого оливкового масла около куста и морского лука — две укийи и кипятят его в масле до тех пор, пока он не разварится. Также [хорошо] действует и масло слюногона, [приготовляемое] этими двумя способами. Какое бы масло ни употреблять, его лучше загустить воском, чтобы оно держалось [на одном месте] и не растекалось. Следует начинать с наиболее слабых втираний, а если они не действуют, их усиливают или переходят к более сильным. Неплохо, после опорожнения клизмами и другими [способами] подносить к носу [больного] качим, [средства], вызывающие сильное чиханье, сильные масла, или раскалить железо и держать его близ головы [больного], а также прикладывать известные тебе рассасывающие лекарственные повязки.

Если удастся вызвать у больного рвоту, вводя в горло птичье перо, обмакнутое в масло касатика или оливковое масло, особенно, если предполагается переполнение желудка и раньше имело место несварение желудка, то это приносит большую пользу. От рвоты есть и другая полезность: когда [больные] силятся и стараются, чтобы их вырвало, это согревает натуру головы тех, у кого сакта холодная и влажная. Следует облегчить [выход] ветров с помощью того, что их выводит; от этого [больные] испытывают облегчение; надлежит также поскорее положить [больному] в рот волосяной [шарик], упомянутый выше, чтобы не испортились зубы [от трения] друг об друга. Когда больного немного вырвет, нужно поить его маслом клещевины, сваренным с соком руты, сначала каждый день по два дирхама с настоем [известных] корней, затем постепенно увеличивают количество до пяти дирхамов в день. Если возможно, то после опорожнения нужно ввести в горло [больного] около одной бундуки терьяка, митридата, шалисы, анакардийи, шаджазанийи и тому подобных [средств], а из простых лекарств — мискал бобровой струи с подслащенной медом водой и медовым сиканджубином, или дают выпить сагапена в количестве одной бакиллы. Напитком для них служит подслащенная медом вода, чистая или с пряностями, [которой дают] сколько потребуется.

Когда увидишь, что [больному] легче, [назначай] полоскания, средства, вызывающие чиханье, и ставь банки на затылок и на затылочную ямку, с надрезом или без надреза в зависимости от материи. Затем [больного] качают на качелях. Через три недели выкупай его в бане, и в день купанья натри согревающими маслами. К полезным полосканиям, которые [следует применять] после общего очищения, относятся отвар тимьяна, пулегиевой мяты, са'тара, иссопа и тому подобных [лекарств] в уксусе с добавлением меда, а также свекольный сок, в котором варили слюногон, живокость, тимьян и сумах. Сильней этого [действует такое средство]: берут перца, длинного перца, имбиря, живокости, баврака, розы и сумаха, толкут их и замешивают на майбухтадже. Из этого [теста] приготовляют свечки и жуют их, или полощут им горло, [разведя его] в отваре иссопа с мастиксом. Близко к этому будет действие, если взять перца, майорана и горчицы, каждого в отдельности или вместе. К ним примешивают такие [лекарства], как роза и сумах, — это обязательно. Аир — одно из полезных в этом случае средств; он оказывает сильное действие.

[Страдающим сактой] помогает натирание горячими маслами, способными укреплять находящуюся в нервах пневму и вещество нервов и растворять излишки и действующими нерезко. Таковы, например,масло касатика, далее — масло майорана, ромашки, укропа и ситника ароматного; особенно [полезно] смазывать им голову, ибо в отношении головы следует полагаться на это. Лучше всего, если масло впитало силу иссипа, са'тара, пулегиевой мяты, тимьяна и тому подобных [веществ].

Пища страдающих сактой должна быть легче пищи страдающих падучей. Лучше всего ограничиваться по утрам одним только хлебом; [есть] хлеб с сушеным инжиром хорошо для них. Пить после еды вреднее всего. Когда им захочется поужинать, то неплохо сначала проделать легкие физические упражнения и немного подвигать расслабленными органами. После ужина нехорошо скоро ложиться спать; лучше подождать, пока [пища] спустится и несколько переварится.

[Страдающим сактой] не следует также проводить много времени без сна, так как [бодрствование] волнует мозг и поднимает от пищи непереваренные пары, ибо препятствует пищеварению. Некоторые считают полезным для таких больных ячмень с чечевицей, подходящей для них закуской служит изюм, миндаль и инжир. Молодое вино им не подходит, ибо в нем много излишков, а старое — потому, что оно быстро проникает в мозг и наполняет его; самое подходящее для них вино — среднее. Если пораженного сактой начинает лихорадить, то следует подождать, пока [дело] не выяснится: иногда это [признак] кризиса; ждать надлежит до семидесяти двух часов. Если это не так и лихорадка вызвана опухолью и загниванием, она смертельна. Знай, что сакта и паралич суживают проходы, поэтому опорожняющие лекарства почти не могут выводить материю, вызывающую именно эти заболевания.