Канон врачебной науки

ибн Сина Абу Али

Болезни органов грудной области

 

 

Теоретические основы учения об опухолях и язвах органов грудной области, кроме сердца

 

Общее рассуждение о болях в области груди и в боку

Боли при плеврите. Иногда в оболочках, сумках и мышцах груди, ребер и [прилежащих] областей образуются очень мучительные болезненные опухоли, которые называют шуса, барсам и зат ал-джанб. Бывает также, что боли в этих органах происходят не от опухоли, а от сгустившихся ветров, но [врачи] думают, что боли [возникли] от этой причины, хотя это не так. Плеврит — это горячая опухоль в области груди—либо во внутренних мышцах и в оболочке, выстилающей грудь изнутри, либо в разделяющей преграде — это чисто [плевритическая опухоль], — или же во внешних, наружных мышцах, или же во внешней оболочке — при соучастии кожи или без ее участия.

Страшней и ужасней всех опухоль, которая образуется в самой разделяющей преграде; это наиболее тяжелая [опухоль]. Материей такой опухоли в большинстве случаев является желчь или желчная кровь, ибо в органы, окруженные сумками, проникает только разреженное желчное вещество и чистая кровь; поэтому усиление приступов лихорадки при такой опухоли чаще всего бывает через день, и подобная опухоль редко образуется у того, кто большей частью отрыгивает кислым, ибо натура у такого человека слизистая. Однако она иногда образуется от перегоревшей крови, а иногда — от загнившей слизи; в редких случаях такая опухоль возникает от гнилой, воспламененной черной желчи.

Мы уже изъяснили в Книге об общих [вопросах], что к условиям [возникновения] горячей опухоли не принадлежит невозможность образования ее от слизи или черной желчи. Напротив, [горячая опухать] иногда образуется от слизи или черной желчи, но при этом она бывает острой, если только образуется от желтой желчи или крови; если же опухоль образуется от других [соков], она бывает хронической. Это нечто такое, чего не усвоили многие люди.

Поскольку всякая опухоль либо рассасывается, либо набирает гной, либо становится твердой, то таково положение и при плеврите, но затвердение при плеврите бывает редко. Таким образом, плевритическая опухоль либо рассасывается, либо набирает гной, то есть в большинстве случаев. Когда плеврит рассасывается, то легкое чаще всего принимает [материю] рассосавшейся опухоли и удаляет ее путем отхаркивания и выведения, но иногда [материя] рассасывается в другую сторону; когда же опухоль набирает гной, то по необходимости нужно чтобы она созрела и [могла] вскрыться. Иногда легкое извергает гной в мокроте, а иногда его принимает полая вена и он выходит с мочой; иногда же гной изливается в пути выведения кала и извергается в испражнениях. Часто случается, что [гной] попадает в «пустые места» и в железистое мясо и образует опухоли, например, в пахах, в подмышечных впадинах и за ушами. Нередко материя устремляется к мозгу и к другим органам, как мы [еще] скажем, и возникает опасность или больной [даже] погибает, а иногда материя душит легкие своим обилием, наполняя дыхательные пути. Иногда же количество [материи] не столь велико и вся она зрелая — будь то гной или мокрота, но силы [больного] слабы, и он не в состоянии отхаркивать. Поэтому надлежит в такое время укреплять силы, чтобы они были способны к значительному сжатию [легких] для кашля, извергающего мокроту. Дело в том, что такое отхаркивание есть действие, осуществляемое двумя силами; одна из них естественная и она доводит до созревания, а также изгоняет, а другая произвольная (и тоже] изгоняет. Если не укрепить обе силы сразу, они, возможно, окажутся неспособны очистить [легкие].

Знай, что затрудненность отхаркивания происходит либо из-за сил, если они слабы, либо из-за органа, если орган страдает от собственного движения или от движения своего соседа, либо из-за материи, если она очень жидкая, или, [наоборот], густая и вязкая. При подобных обстоятельствах в легких иногда возникает нечто вроде кипения, так как воздух смешивается с сопротивляющейся [изгнанию] материей, которая изливается в легкие и в трубку. Если легкие при плеврите не очищаются путем отхаркивания в течение четырнадцати дней, то, [значит, опухоль] набрала гноя, а если они не очищаются от гноя после сорока дней, то [человек] заболевает воспалением легких и чахоткой. Иногда гной полностью выводится на седьмой день, но в большинстве случаев это бывает на двадцатый день или на сороковой или на шестидесятый. Нередко вскрытие [опухоли] происходит раньше созревания, так как естество изгоняет вредоносную материю вследствие ее обилия или остроты, или же вследствие [чрезмерной] теплоты натуры, а также [в зависимости] от возраста, времени года и местности, или из-за преждевременного принятия вызывающего созревание питья вследствие ошибки врача; о веществах, вызывающих созревание, мы скажем после. Бывает это также от чрезмерного, утомительного движения больного или от крика, и в этом есть опасность.

Иногда плеврит переходит в воспаление легких, ибо легкие принимают материю из опухоли и не могут хорошо ее вывести, так что материя задерживается в легких и там образуется опухоль. Бывает также, что плеврит переходит в чахотку, иной раз через посредство воспаления легких, тем путем, о котором мы еще скажем ниже, а иной раз и без посредства воспаления легких, вследствие того, что материя или гной, сочащиеся из опухоли, изъязвляют вещество легких своей остротой и злокачественностью. Нередко [плеврит] переходит в спазмы и кузаз, так как материя устремляется в нервы, примыкающие к органу, в котором образовалась опухоль, а этот орган богат нервами. Такой переход убивает и при нем не помогают никакие хорошие способы лечения.

Бывает, что после плеврита и воспаления легких возникает как бы онемение в конце верхней части руки больного с ее внутренней стороны и в предплечье вплоть до конца пальцев. Иногда [материя] переносится в сторону сердца и из-за этого начинаются перебои, за которыми следует обморок, а также в сторону мозга во время рассасывания, до накопления гноя или при накоплении гноя; иногда же материя переходит на внешние органы и образует нарывы. Порой такой переход материи совершается путем проникновения ее в вещество нервов, сухожилий и даже костей. Когда материя отклоняется в нижние части тела и затем [опухоль] вскрывается и образует свищи, это оказывается причиной избавления [от недуга]. Однако такие свищи — это свищи злокачественные, переходящие.

Если же [материя] отклонилась к суставам и там образовались свищи, то это тоже одна из причин спасения, но при этом орган нередко [страдает] хронически, особенно если отсутствует опорожнение другого рода — выведение кала или густой, очень зрелой мочи. Если же что-либо подобное имеет место, то [дело обстоит] лучше; это указывает на малое количество вызвавшей нарыв материи, которую можно исправить доведя ее до зрелости. Когда такие нарывы скрыты и залегают глубоко, это признак беды и обилия [нарывов], особенно если материя вернулась к легким. Нередко от сильной лихорадки дыхание становится частым, а от частого дыхания делается вязкой мокрота, так как мокрота высыхает при учащенном дыхании. Вследствие вязкости мокроты возникает сильная, непрерывная боль и усиливается пылание; усиление пылания делает дыхание еще более учащенным, а частота дыхания порождает вязкость мокроты, и эти явления непрестанно и взаимно помогают развитию недуга.

Что касается того, какой вид плеврита и воспаления легких хуже: тот ли, который [возникает] с левой стороны, по соседству с сердцем, или тот, что с правой стороны, то некоторые считают, что хуже первый, а другие, что хуже второй; истина состоит в том, что [плеврит], близкий к местоположению [сердца], хуже, но он скорее созревает и легче поддается рассасыванию, если ему [вообще] присуща способность рассасываться. А [плеврит], далекий от местоположения [сердца], доброкачественнее, но он больше сопротивляется рассасыванию и созреванию. Иногда плевритом заболевают от переполнения соками, если оно имеет место в области головы или в области груди, а иногда его вызывает обильное питье холодной воды, запирающее материю, или сильный холод; вызывает плеврит также сильная жара или питье чистого вина, которое приводит в движение соки и поднимает их.

Воспаление легких редко переходит в плеврит, чаще бывает наоборот, но это все же иногда имеет место; в таком случае стеснение дыхания становится несколько легче. Плеврит чаще всего бывает осенью и зимой, особенно если весна была «зимней», учащаются [случаи плеврита] и в «зимнюю» весну. Когда дует северный ветер, то излишки умножаются, или он запирает излишки, и при этом учащаются боли в боку и в ребрах, особенно при южном ветре. Летом, когда дует южный ветер, [случаи] плеврита очень редки, но если лето было «южное», дождливое, и осень такая же, плеврит учащается в конце осени у людей с желтожелчной [натурой]. Если [выразится] иным образом, то [можно сказать], что плеврит редко бывает при «южной» погоде, в южных странах и при южных ветрах; редок он также у женщин, имеющих месячные, ибо натура у них скорее влажная, а не желчная; когда плеврит возникает у беременных, он оказывается губительным.

Редко бывает плеврит у стариков, но если случается, то убивает, ибо их силы [слишком] слабы, чтобы извергнуть мокроту и очистить [легкие]. Плеврит иногда смешивают с опухолью в печени. Дело в том, что если подвешивающие связки натягиваются из-за опухоли в печени, то [натяжение] доходит до грудобрюшной преграды и до оболочки, так что в ней чувствуется боль и возникает стеснение дыхания. Ты должен уметь различать эти два заболевания. Нередко плеврит смешивают также с воспалением мозговых оболочек. Плеврит иногда убивает силой своих проявлений, иногда убивает вследствие удушья, а иногда убивает, переходя в воспаление легких, в чахотку, в обморок или в другие [недуги], о которых уже было сказано.

Знай, что когда плеврит сочетается с кровохарканьем, он подобен водянке, с которой сочетается лихорадка. Первое, то есть плеврит, нуждается в лечении вяжущими в связи с кровохарканьем и мягчительными в связи с [собственно] плевритом, так же как второе нуждается в лечении согревающими и сушащими или умеренно сушащими из-за водянки, а охлаждающими и увлажняющими — из-за лихорадки. Часто причиной плеврита и воспаления легких бывает принятие пищи, дающей грубое питательное вещество, которое сгущает кровь, какова, например, цветная капуста, и кровь устремляется к области сосков и к боку. Лечат это путем разжижения материи баней, а когда [больной] выйдет оттуда, он пьет сиканджубин. При этом [следует] [избегать] втирания масла, ибо [масло], притягивает материю. Нередко [баня] избавляет от надобности в кровопускании.

 

Признаки плеврита.

У истинного плеврита пять признаков, а именно, [во-первых], постоянная лихорадка из-за соседства с сердцем и, во-вторых, колющая боль под ребрами, так как [больной] орган является перепончатым, причем [боль] часто проявляется только при вдохе; покалывание иногда сопровождается распиранием, которое часто бывает сильней, [чем колотье]. Распирание указывает на обилие [материи], а колотье — на то, что она глубоко проникает [в область плевры] и сильно жжет. Третий [признак] — стесненное вследствие давления опухоли, малое и учащенное дыхание. Четвертый [признак] —это пилообразный пульс, причиной которого является его неровность, а неровность [пульса] увеличивается и величина его уменьшается в конце [болезни] из-за слабости сил и обилия материи. Пятым [признаком] является кашель. Иногда в начале этой болезни кашель бывает сухой, а в дальнейшем — с мокротой, но нередко при кашле бывает мокрота с самого начала [болезни]; это весьма достохвальный [признак]. Кашель возникает только от повреждения легкого вследствие близости [опухоли]. В легкое попадает просачивающаяся болезнетворная материя, а ее необходимо извергнуть; если вся материя рассосалась или просочилась, то [легкое] очищается от накопившегося гноя. При истинном [плеврите] не бывает биения, так как [больной] орган не изобилует артериями.

Поскольку плеврит походит на опухоль в печени вследствие наличия кашля, лихорадки, стеснения дыхания, натяжения подвешивающих связок и распространения боли на внутреннюю оболочку [груди], то нужно уметь отличать одну болезнь от другой. Плеврит сходен также и с воспалением легких по тем же причинам и по наличию мокроты; эти два [заболевания тоже] следует различать. Различие между плевритом и опухолью печени состоит в том, что пульс при опухоли печени волнообразный и боль тяжелая, не колющая; [цвет] лица больного переходит в нехорошую желтизну и при кашле нет мокроты; наоборот, кашель бывает сухой и притом с перерывами. Иногда язык чернеет после того, как был желтым, моча становится густой, водяночной, а кал — печеночным. Ощущается тяжесть в правом боку, но ощупывание не улавливает [опухоли], хотя чувствуется боль. При опухоли печени испражнения иногда бывают похожи на воду, в которой мыли свежее мясо, — это [следствие] слабости сил. Если опухоль находится в выпуклости печени, она прощупывается осязанием, а если она в вогнутой части, ее обнаруживает затрудненное дыхание, указывающее на наличие [во внутренних органах] чего-то висящего и тяжелого. Стеснение дыхания при опухоли печени бывает иногда сомнительное, не очень сильное.

Что же касается больного плевритом, то кашель у него бывает с мокротой, боль колющая, моча по составу лучше, цвет ее превосходнейший, а стеснение дыхания больше, причем оно Hence рывно увеличивается, так что через каждые шесть часов замечается большое различие в сторону увеличения.

Различие между [плевритом] и воспалением легких таково: пульс при воспалении легких волнообразный, боль тяжелая, стеснение дыхания сильней и дыхание горячей. Имеются также и другие признаки. Если [у больного] плеврит, то при этом иногда наблюдаются дурные признаки воспаления мозговых оболочек, как например, помрачение сознания, бред, учащение дыхания, перебои, обморок или менее [тяжелые расстройства], а также сильная тоска, большая раздражительность, сильная жажда, меняющийся цвет лица, приобретающего различную окраску, сильная лихорадка и рвота желчью; причина этих признаков — соучастие груди с главенствующими органами и соседство с ними. Поэтому следует различать эти два заболевания, то есть воспаление мозговых оболочек и барсам.

Одно из различий заключается в том, что при воспалении мозговых оболочек сначала появляется помрачнение сознания, затем усиливаются другие признаки. Дыхание [при воспалении мозговых оболочек] более здоровое и расстройство дыхания наступает позже помрачения сознания; при этом имеются и отчетливые признаки [воспаления мозговых оболочек], как например, покраснение и закатывание [глаз] кверху. А при барсаме помрачнение сознания наступает позже, а иногда его не бывает почти до самой смерти, [или] сознание вообще остается здоровым; [во всяком случае] при барсаме изменение и расстройство дыхания предшествует помрачению сознания. [При барсаме] чувствуется натяжение стенок живота кверху, как будто они подтягиваются к опухоли, и колющая боль. Один из отличительных признаков состоит в том, что при воспалении мозговых оболочек пульс большой и несколько редкий, а при плеврите — малый и несколько учащенный, чтобы возместить малость. Когда плеврит усиливается, то при этом усиливаются и упомянутые признаки; язык становится сухим и жестким. При усилении [плеврита] возникает покраснение лица и глаз, сильное беспокойство, помрачение сознания, расстройство дыхания и прерывающаяся испарина. Иногда [плеврит] приводит к злокачественному расстройству желудка.

 

Признаки разновидностей истинного и ложного [плеврита].

Если плеврит ложный и возник в оболочке, покрывающей ребра, или во внешних мышцах, у него имеются [особые] признаки, и боль и повреждение доходят при этом до определенного предела. Плеврит, возникший во внешней оболочке, улавливается осязанием; иногда [в заболевании] соучаствует кожа и оно становится явным для глаза, а иногда [опухоль] вскрывается наружу и [заболевание] не вызывает отхаркивания. Такое вскрытие иногда происходит естественно, а иногда [вызывается] искусственно. При плеврите, [возникшем] во внешних мышцах, имеет место болезненное биение; если биение ощущается при вдохе, [значит], опухоль находится в расширяющихся мышцах, а если оно ощущается при выдохе, [значит], опухоль в сжимающихся мышцах; ты уже знаешь, что и те и другие [мышцы] имеются как во внешней, так и во внутренней оболочке [груди]. Надавливанием тоже [можно] обнаружить разновидность плеврита, которая не является истинным [плевритом]. Подобный ложный плеврит не вызывает колющей боли и стесненного дыхания, не делает пульс столь твердым и пилообразным и не порождает такой сильной лихорадки со [всеми] ее проявлениями, какая бывает при истинном плеврите. Иногда пульс [при ложном плеврите] бывает мягким, а иногда возникает лихорадка вследствие опухоли вне упомянутых [выше] мест или по [какой-либо] иной причине, как например, от катарального кровохаркания и тому подобного. Плеврита нет, если нет налицо колющей боли, пилообразного пульса и других [упомянутых признаков]. В большинстве случаев ложного плеврита боль чувствуется ниже гребня лопатки, а при истинном плеврите в разделяющей преграде боль [распространяется] до хрящей ложных ребер. Помрачнение сознания при [истинном плеврите] бывает чаще и усиливаются все симптомы, боль и затрудненность дыхания; сильная лихорадка возникает не так быстро, как при других [видах] плеврита; наоборот, она иногда запаздывает, пока мышцы не начинают загнивать, и тогда лихорадка очень усиливается. Если [опухоль] образовалась в оболочке, выстилающей грудь изнутри, то боль распространяется до ключицы. [Степень] боли не одинакова вследствие различия в степени соприкосновения частей оболочки с ключицей, а также из-за различной чувствительности ее частей.

При [истинном плеврите] совершенно не бывает болезненного биения. Боль, распространяющаяся в стороны хрящей ложных ребер, иногда происходит от опухоли в разделяющей преграде, а иногда от образования опухоли в мясистых органах, которые находятся в ребрах. В этом нет большой опасности.

 

Признаки доброкачественного и злокачественного плеврита.

На доброкачественность плеврита указывает легкое и быстрое отхаркивание зрелой мокроты, то есть мокроты белой, мягкой и однородной [по составу], пульс — не очень твердый и [не очень] пилообразный, незначительность боли и прочих проявлений, а также хороший сон и дыхание, восприимчивость к лечению, способность больного [легко] переносить недуг, ровность теплоты в теле и его мягкость, малая жажда и [незначительная] тоска. Качества испарины, кала и мочи при этом достохвальны. Зрелость мочи — прекрасный признак при плеврите, тогда как дурная моча — признак очень плохой. Дурные испражнения, зловонные и ярко-желтые — скверный признак; появление кровотечения из носа — один из хороших признаков и полезных [явлений] при плеврите.

Злокачественным [является плеврит], если его проявления и признаки очень сильны и определенны, если мокрота задерживается или отходит медленно и при этом она незрелая, либо чисто красная, либо свинцовая, либо черная, или более [обычного] вязкая, удушающая и затрудняющая [дыхание], и все ее качества противоположны тем, которые мы перечислили выше. К дурным признакам принадлежит моча со [значительным] осадком, непрозрачная и кровавая; такая моча нехороша и указывает на воспаление швов головного мозга. Дурным признаком является также сильный жар, особенно если при этом [ощущается] холод в конечностях, боль, распространяющаяся назад, и усиление боли, когда [страдающий] лежит на больном боку.

Если у больного плевритом или воспалением легких бывает в конце [болезни] понос, это указывает, что печень ослабела, что является дурным признаком, тогда как понос в начале — прекрасный признак и даже полезное явление. Что же касается поноса, который появляется позже, причем от него не проходит затрудненность дыхания и тоска, то он иногда убивает на четвертый день или раньше. Подергивание под ложными ребрами часто указывает на помрачнение сознания вследствие соучастия головы [в заболевании] грудобрюшной преграды. Это является [следствием] движения материи из грудобрюшной преграды, а движение ее при подобном заболевании есть большей частью движение восходящее. Еще один дурной признак — когда нарывы, проистекающие от плеврита, лежат глубоко и когда [при нарывах] не спадает лихорадка и нет хорошей мокроты. Это указывает на [неизбежность] смерти, ибо в таком [случае] материя обязательно возвращается вглубь. Что же касается хороших и дурных признаков, которые [проявляются] после нагноения, то мы отводим им особый параграф.

Знай, что если при плеврите нет мокроты, то он либо очень слабый, либо скверный и весьма злокачественный. [В таком случае] при нем либо нет такого обилия материи, с которым следовало бы считаться, либо материя не поддается отхаркиванию и злокачественна. Говорит Гиппократ: «Отхаркивание часто бывает хорошим и легким, как дыхание, но налицо имеются другие признаки — дурные и убийственные. [Так бывает], например, при такой разновидности плеврита, когда боль [распространяется] назад и спина у больного [болит], как спина избитого, а моча у него кровавая, гнойная. Такой больной редко выживает; наоборот, он умирает между пятым и седьмым днем и редко дотягивает до четырнадцатого дня. Если же он переживает седьмой день, то чаще всего спасается».

Нередко [у такого больного] появляется между лопатками краснота; лопатки у него делаются горячими, и он не может сидеть. Если живот у него [тоже] становится горячим и оттуда выходят желтые испражнения, то он умирает, если только не переживет седьмого дня, а если у него быстро появляется мокрота многих разнообразных видов и затем боль усиливается, то он умирает на третий день, а если нет, то выздоравливает.

[Есть] и другой вид плеврита, при котором чувствуется болезненное биение, распространяющееся от ключицы до голени. Мокрота бывает при этом чистая, но такой плеврит убивает, ибо материя отклоняется к голове. Если больной переживет седьмой день, то поправляется.

 

Признаки периодов плеврита.

Если нет мокроты, или мокрота жидкая, или ее немного, или она представляет собой так называемые «плевки», о которых мы скажем в дальнейшем, значит, это начало [болезни]. Когда же проявления [болезни] усиливаются и увеличивается количество мокроты, [причем] она делается все менее жидкой и оказывается все гуще и легко [отхаркивается], становясь все краснее, то это [период] усиления болезни. Затем, когда больной [начинает] легко отхаркивать зрелую мокроту такой степени зрелости, как мы говорили, и боль становится легкой, [это есть] окончание [развития болезни] и совершенного созревания опухоли. Затем, когда количество мокроты начинает уменьшаться при той же густоте и легкости [отхаркивания], причем боль отсутствует и проявления болезни уменьшаются, значит, болезнь спадает. Когда же отхаркивание мокроты прекращается после полного исчезновения [других] признаков, значит, окончился период спада.

 

Признаки разновидностей плеврита в отношении их причин.

Вещи, по которым заключают о причине, вызывающей плеврит, это мокрота, смотря по тому, каков ее цвет — однородный ли он или смешанный, боль, место, где болит, а также лихорадка, ее сила и периодичность. Мокрота, когда она красноватая, указывает на кровь, а когда она желтоватая, указывает на желтую желчь; светло-красная мокрота указывает на то и другое вместе. Если мокрота беловатая, но не вследствие зрелости, это указывает на слизь; если же она черноватая или коричневая и причина [здесь] не в каком-либо внешнем окрашивающем веществе вроде дыма и тому подобного, это указывает на черную желчь. И еще: боль при слизистом или черножелчном плеврите чаще всего опускается вниз и скорее мягкая, а при обеих других разновидностях она поднимается вверх и жжет. И еще: лихорадка, когда она сильна, происходит от горячих соков, а когда она не сильна, происходит от соков скорее холодных. [Характер] периодичности лихорадки иногда очень хорошо указывает [на причину плеврита].

 

Признаки перехода плеврита в другое заболевание.

Если больной не отхаркивает быстро хорошую мокроту и [легкие] не очищаются в течение четырнадцати дней, то, значит, [опухоль] перешла к накоплению гноя. На начало подъема материи вверх указывает сильная боль, затруднение и стеснение дыхания, а также «удвоение» его при расширении [груди] и его малая величина. [На это указывает] также сильная лихорадка и, в особенности, жесткость языка, сухой кашель вследствие вязкости материи и уплотнение грудобрюшной преграды, слабость сил, падение аппетита, помрачнение сознания, бессонница, ощущение тяжести в [больном] месте. Когда [опухоль] набрала гной и накопление гноя закончилось, лихорадка и боль проходят, но тяжесть увеличивается, а когда она вскрывается, начинается различный [по силе] потрясающий озноб и [наблюдается] расширение пульса при его неровности: силы падают, и тело становится вялым. Часто появляется сильная лихорадка, так как материя жжет органы, и опухоль [тоже] жжет их. Если опухоль вскрылась, но [больной орган] не очистился через сорок дней со дня вскрытия, то это приводит к чахотке. Вскрытие нагноившейся опухоли [происходит] в редких случаях на седьмой день или на следующий, а чаще всего позднее — к двадцатому, сороковому или шестидесятому дню. Чем сильнее признаки нагноения, тем скорее наступает вскрытие; чем эти признаки мягче, тем больше задерживается вскрытие. Из всех признаков это особенно относится к лихорадке.

Если появляются устрашающие указания, а раньше ты наблюдал благоприятные признаки в отношении мокроты и прочего, то не пугайся слишком: их появление обусловлено накоплением гноя, а не другой причиной.

Во всех [случаях], когда при плеврите боль не успокаивается после отхаркивания, после кровопускания, послабления и других мер, ожидай нагноения или смерти [больного] еще до нагноения, смотря по прочим признакам. Если ты видишь, что напряженность пульса усиливается, особенно если усиливается его частота, это предвещает, когда силы велики, что плеврит перейдет в воспаление легких, в нагноение и в чахотку. Вообще, когда имеются налицо признаки силы и благополучия, но боль все же не успокаивается после кровохаркания, послабления и компрессов, это приводит к нагноению. Если же нет таких признаков здоровья, как сохранение сил, сохранение аппетита и тому подобное, это предвещает, что [болезнь] убьет, и говорит о том, что сначала наступит обморок. Однако в большинстве случаев при вскрытии опухоли аппетит падает и щеки краснеют, так как к ним поднимаются пары; пальцы тоже становятся горячими по этой причине.

Когда опухоль вскрывается в полость груди, [больному] несколько дней кажется, что ему легче, но потом его состояние становится плохим. При вскрытии опухоли в грудную полость ты наблюдаешь, как мы уже говорили, что пульс слабеет, расширяется и становится медленным и редким из-за рассеяния сил вследствие опорожнения и угашения прирожденной теплоты. При этом, как мы упоминали, бывает озноб, за которым следует лихорадка, вызванная жжением от соков; если материи из вскрывшейся опухоли выходит много, а силы [больного] слабы, это приводит к гибели.

Знай, что если силы больного слабы и усилилось напряжение и учащение пульса, то это, как тебе уже известно, предвещает обморок. Если же учащение [пульса] не так сильно и меньше учащения, обусловленного собственно плевритом, то оно иногда предвещает спячку или спазмы или же замедление созревания [опухоли]. Спячка происходит только от того, что головной мозг принимает в себя влажные пары, которые, несомненно, [должны быть] не слишком острыми; в противном случае пульс обязательно стал бы очень частым. Принимая [эти пары], мозг, вместе с тем, слишком слаб, чтобы вытолкнуть их к нервам. А спазмы бывают вследствие того, что мозг имеет силу вытолкнуть эти пары в нервы.

[Упомянутые признаки] указывают на замедление созревания вследствие густоты материи и потому, что она не переходит [в другое место], ибо мозг и нервы сильны и не принимают ее. Иногда они предвещают спазмы, а именно, если стесненность дыхания значительно увеличивается, но лихорадка не сильна.

Если ты видишь, что болезнь немного успокоилась и стала легче, но мокроты нет, то это нередко означает, что материя вышла с мочой или с калом, причем происходит жидкое послабление желчью или выходит густая моча. Если же этого не видно, то появляется нарыв. Когда наблюдается натяжение в стенках живота и в ложных ребрах и [ощущение] жара и тяжести, это предвещает нарыв в паховой [области] или на голенях; отклонение [нарыва] к голеням — верный признак благополучия. В таких случаях Гиппократ, да будет Аллах к нему милостив, предписывает вызывать послабление харбаком.

Если ты наблюдаешь при этом затрудненность дыхания и стеснение в груди, а также головную боль, тяжесть в области ключицы, сосков и предплечья и жар, [распространяющийся] кверху, это предвещает, что материя отклонится в сторону ушей и головы. Если положение таково, [как мы сказали], но не появилось ни опухоли, ни нарыва в этой области, значит, материя отклонится к самому мозгу и убьет [больного].

 

Общее рассуждение об отхаркивании мокроты, которое начинается на второй или третий день

Лучшая мокрота, [которая отхаркивается] всего скорей, легче и обильней и притом наиболее зрелая — это мокрота белая, гладкая, однородная, не вязкая, а наоборот, уравновешенная по составу. Отхаркивание мокроты, близкой к такой зрелости, успокаивает помрачение сознания, если оно до этого наблюдалось, и [устраняет] бессонницу или другие дурные проявления болезни. Затем следует [мокрота], переходящая сначала в красный цвет, а также переходящая в желтый, а затем — пенистая; причиной пенистости является то, что в соке содержится жидкое [вещество], к которому примешивается много воздуха, причём смешение является очень прочным. Однако пенистая мокрота не столь хороша, а наоборот, скорее дурна; еще хуже, если мокрота в начале чисто-красная или чисто-желтая, огненного [цвета]. К очень дурной мокроте принадлежит белая, вязкая, круглая, а хуже всех — черная мокрота, особенно если она зловонная. Желтая мокрота лучше, чем черная и лучше круглой, имеющей форму катышков, но такая: круглая мокрота лучше красной, хотя [сама по себе] она дурна и указывает на густоту материи и на то, что [телом] овладел жар. Она предвещает, что болезнь будет долгой и перейдет в чахотку и худосочие. Красная [мокрота] лучше желтой, ибо такова естественная кровь; [красная] умеренно слизистая мокрота мягче желтой [мокроты], которая разъедает и жжет. Зеленая мокрота указывает, что [материя] сгустилась и сильно перегорела, легкость выхода мокроты не отменяет суждения о злокачественности ее вещества. Зловонная [мокрота] злокачественна. Отхаркивание такой злокачественной мокроты происходит из-за ее обилия, но не вследствие зрелости; всякое отхаркивание, после которого не успокаиваются страдания [больного], не является хорошим.

[Врачи] обычно называют чистое [отделяемое], к которому не примешивается какое-либо постороннее, созревшее [вещество] или некоторое [количество] крови, или желтой желчи, или черной желчи, «плевками» и не называют его мокротой. Если такое [отхаркивание] длится долго и к отделяемому ничто не примешивается и нет признака, указывающего, что этот сок созревает, оно свидетельствует, что болезнь затянется; если же [сок] при отсутствии зрелости злокачествен, это признак гибели.

Говоря вообще, мокрота дает указания своим цветом, своей плотностью — густая она или жидкая, а также своей формой — округленная она или не округленная; показательным является и ее количество — обилие или скудость. Соленая мокрота указывает на разъедающий катар.

Иногда отхаркивание густого сока [или] даже гноя происходит не вследствие язв в легких, а от гнойной влаги, просачивающейся в теле людей, которые миновали тридцать лет и [подошли] к пятидесяти и пренебрегали физическими упражнениями. [Гнойная влага] скапливается у них в грудной полости и отхаркивается. Очищение при этом происходит в промежуток времени от сорока до шестидесяти дней, но тут нет большой беды.

 

Воспаление легких

Воспаление легких — это горячая опухоль в легких. Она иногда образуется с самого начала [заболевания], а иногда следует за возникновением катаров, спустившихся в легкие, или ангин, которые рассосались [и устремились] в легкие, или же [проявляется после] плеврита, перешедшего в воспаление легких. Такого рода [опухоли] убивают к седьмому дню, а если естество имеет силу извергнуть материю, то чаще всего вгоняют в чахотку. Воспаление легких возникает от сока, но чаще всего оно бывает от слизи, ибо [заболевший] орган неплотен и в нем редко задерживается жидкий сок. А плевриты в большинстве случаев, наоборот, желчные, и это потому, что [больной] орган — перепончатый, плотный, сжатый и в него проникает только вещество разреженное, острое. Однако [воспаление легких] иногда бывает от крови, а иногда представляет собой разновидность рожистого воспаления. Такое [заболевание] в большинстве случаев убивает вследствие своей остроты и соседства с сердцем, а также по причине малой пользы от [лекарств для] питья и повязок; выпитое лекарство, дойдя до опухоли, не сохраняет [достаточной] охлаждающей силы, чтобы ей противостоять, а лекарственная повязка не доводит до опухоли охлаждения, могущего сравняться с ее [жаром]. При воспалении легких опухоль иногда твердеет, а нередко переходит в нарывы. Случается, что она переходит в фаранитус; такая [опухоль] злокачественна.

Иногда воспаление легких переходит в плеврит, но это бывает редко, не часто, а иногда за ним следует онемение, подобно тому, что мы говорили в [параграфе] о плеврите; при воспалении легких это последствие бывает чаще. Полезное действие кровотечения из носа при воспалении легких не таково, как при плеврите, вследствие различия в материи [опухоли], а также потому, что отвлекать [кровь] от легкого дальше, чем от грудобрюшной преграды, от оболочек груди и ее мышц.

Признаки.

Признаки воспаления легких — это острая лихорадка, ибо [воспаление легких] есть горячая опухоль во внутренних органах, и сильное стеснение дыхания, как бы удушающее, которое заставляет дышать [только] стоя вследствие опухоли, суживающей [дыхательные] пути, а также очень горячее дыхание, тяжесть из-за обилия материи в органе с нечувствительным веществом и чувствительной оболочкой, которая его окутывает, натяжение во всей груди по этой же причине и боль, распространяющаяся от груди и из глубины тела до грудной кости и позвоночника; иногда [боль] ощущают между лопатками. Бывает, что чувствуется болезненное биение под лопаткой, под ключицей и под соском либо постоянно, либо только при кашле. [Больной] может лежать только навзничь, а когда лежит на боку, то задыхается. У страдающего воспалением Легких язык сначала краснеет, потом чернеет; язык у него такой [липкий], что палец пристает к нему при прикосновении, и к тому же, утолщенный. Натяжение и переполнение охватывают лицо, причем щеки краснеют и припухают, ибо к щекам поднимается пар, а они мясисты и [вещество] их разрежено, не таково, как у лба, который [более] кожист. Иногда краснота до того усиливается, чти кажется будто щеки нарумянены, а иногда [больной] чувствует, как [из груди] поднимается пар, и его как будто охватывает огнем, появляется сильная одышка и дыхание становится быстрым из-за жесткой, вредоносной лихорадки; глаза воспаляются и двигаются с трудом, сосуды их наполняются кровью и веки становятся тяжелыми; причиною [этого] тоже является пар. На роговице наблюдается как бы опухоль, а глазное яблоко как будто выпучивается. Нередко [при воспалении легких] возникает спячка вследствие обилия холодных паров, а иногда наблюдается холодность конечностей. Что же касается пульса, то он волнообразный, мягкий, так как опухоль находится в мягком органе и материя [в ней] влажная. Волнообразный пульс обязательно является неровным при одном расширении, [но] иногда он обрывается, а иногда становится двухударным, [тоже] при одном расширении; однако это иногда наблюдается и при многих расширениях; случается, что при многих расширениях бывает перебой. Пульс при [воспалении легких] бывает иногда «приходящимся на середину». В большинстве случаев пульс [при воспалении легких] бывает большой вследствие настоятельной необходимости [в угашении] и мягкости орудия, если только силы не очень ослабели; что же касается частоты, то она увеличивается или уменьшается в зависимости от лихорадки и от степени необходимости [в угашении], а также смотря по тому, достаточна ли сила, чтобы [пульс] был большой, или слаба для этого.

Гиппократ говорит, что если у таких больных появляются нарывы возле сосков и в прилежащих местах и открываются свищи, то они спасены, причина этого известна; когда появляются нарывы на голени, это тоже благоприятный признак. Если воспаление легких в редких [случаях] переходит в плеврит, то стеснение дыхания становится легче, и появляется колотье. Мокрота у таких больных тоже иногда бывает различной окраски, как при плеврите; в большинстве случаев она слизистая. При воспалении легких, которое является разновидностью рожи или сходно с рожей, стеснение дыхания и тяжесть, ощущаемая в груди, бывает меньше, но пылание [наблюдается] крайне сильное.

Признаки перехода воспаления легких в нагноение близки к признакам плеврита в подобном случае. А именно: лихорадка не уменьшается, боль тоже, и не наблюдается сколько-нибудь значительного выведения [материи] в виде мокроты или густой мочи с осадком или в испражнениях. Если ты видишь, что больной при наличии этих признаков благополучен и силен, значит, [опухоль] переходит в нагноение или [образует] нарывы либо выше, либо ниже, смотря по признакам, упомянутым в разделе о плеврите. Если же нет налицо силы и благополучия, то ожидай гибели [больного]. Если плевки больного стали пресными, значит, опухоль нагноилась; если легкие очистятся в течение сорока дней — [будет хорошо], а если нет, то болезнь затянется. Когда же воспаление легких тянется долгое время, это вызывает опухание ног вследствие слабости питающей [силы], особенно в конечностях. Если материя стягивается к мочевому пузырю, можно надеяться на благополучие.

 

Язвы в легких и груди, к числу которых принадлежит чахотка

 

Общее рассуждение

Такие язвы бывают либо в груди, либо в грудобрюшной преграде, либо в легких; эта последняя разновидность, то есть [язва] в легких, и есть чахотка. Или же язвы бывают в трубке, но о них мы уже упоминали. Наиболее благополучные из таких язв — язвы в груди, и это потому, что сосуды в груди меньше и части их плотней, так что трещины в них не очень велики, а также по той [причине], что гной не задерживается в сосудах и течет в грудную полость, тогда как состояние легких не таково. К тому же движения [груди] не сильны И не [столь] ощутимы, как движения легких, напротив, грудь почти неподвижна, и она является мясистой, а мясистые органы более способны к заживлению. Часто случается, что язвы в груди, происходящие от гниющих нарывов, портят кости, так что приходится вырезать загнившие части костей, чтобы соседние части уцелели; нередко гниение переходит на прилежащую к костям оболочку. Что же касается язв в преграде, то язвы, прошедшие насквозь, никогда не заживают, а не сквозные бывают либо в частях, богатых нервами, и тогда они [тоже] не заживают, либо образуются в мясистых частях и заживают, если их захватить в начале и не допустить образования опухоли. Если же они опухают или становятся хроническими, то не исцеляются.

Относительно язв в легких врачи не согласны насчет того, излечимы они или не излечимы. Некоторые говорят, что они совершенно неисцелимы, ибо для заживления требуется неподвижность, а там неподвижности не бывает. Однако Гален оспаривает их и утверждает, что движение само по себе не препятствует заживлению, если не присоединяются другие помехи. Это доказывается еще и тем, что преграда тоже движется, но язвы на ней иногда излечимы. Что же касается самого Галена, то его мнение о язвах в легких таково, что если эти язвы возникают вследствие распада единого, который произошел не от опухоли или разъедания едким соком, а от другой причины, то они доступны излечению, пока рана еще не загнила и не опухла; таковы же и язвы, которые вызывают в легких прободение, но не нагнаиваются. А язвы [в легких] от опухоли или от разъедания недоступны излечению, ибо нагноившаяся язва может в таком случае исцелиться только путем очищения от гноя при помощи кашля, но кашель расширяет язву и разрывает ее, и щекотание от кашля усиливает боль, а боль способствует привлечению материи в данную сторону. Сушащие лекарства препятствуют отхаркиванию, а средства, способствующие отхаркиванию, увлажняют и размягчают язвы. Язвы от разъедающего сока не исцеляются, если его не исправить, а это удается лишь в такой промежуток времени, в течение которого язва либо обязательно разорвется и превратится в совершенно не заживающий свищ, либо настолько расширится, что разъест часть легкого. А в язве, образовавшейся после опухоли, иногда соединяются все эти свойства.

К [причинам], увеличивающим трудность заживления, относится движение, а также то, что сосуды, находящиеся в легких, велики, широки и плотны; это тоже одно. из [обстоятельств]; затрудняющих зарастание разрыва. И еще: дальность расстояния от места входа выпитого лекарства до легких и обязательное ослабление его силы, пока оно доходит до язвы, тоже увеличивает [трудность заживления]. Лекарства холодные [движутся] лениво и не проникают [глубоко], а те, которые горячи, усиливают лихорадку, сопровождающую язвы в легких. Сушащие лекарства вредны тем, что неизменно вызывают худосочие, тогда как увлажняющие препятствуют заживлению язвы. Способ лечений всяких язв заключается в подсушивании, и особенно таких, как язвы [в легких], к которым направляются жидкости сверху и снизу. Иногда разъедание быстро поддается излечению, если оно только начинается и [язва] образовалась в оболочке, покрывающей трубку изнутри, а не в мясистом веществе легких; что же касается [язвы] в самих хрящах [трубки], то она не поддается [лечению]. Более всего доступны лечению при чахотке по своему возрасту дети, а самые благополучные язвы легких — те, что принадлежат к разновидности язв со струпом, если только причина [язвы] не в натуре [больного] и не в самом соке, который делает сухую язву лишаевидной. Иногда с чахоточным бывает, что чахотка тянется долго, отпуская его на некоторое время; [бывает] также, что она тянется с юности до зрелых лет. Я видел женщину, которая прожила в чахотке почти двадцать три года или [даже] немного больше. Люди с язвой в легких очень страдают осенью; если [наличие] чахотки сомнительно, ее обнаруживают у больного с наступлением осени.

Иногда название «чахотка» дают другой болезни, при которой нет лихорадки, но легкое принимает в себя густые, вязкие соки, постоянно изливающиеся туда вследствие катаров. Протоки в легких становятся узкими, [и у больных] возникает стеснение дыхания и упорный кашель; это приводит к истощению сил и заставляет таять их тело, но в действительности они идут по пути страдающих астмой. Если при этом есть небольшой жар, то необходимо присоединить к их лечению кое-какие меры лечения больных астмой.

 

Причины язв в легких.

Что же касается причин язв в легких, то это либо катар, жгучий, разъедающий или вызывающий гниение благодаря соседству, — при этом легкое не становится благополучным, пока катар не созреет, — либо материя такого же рода, текущая в легкое из другого органа, либо предшествующее воспаление легких, которое дало нагноение после прорвавшейся плевритической опухоли. [Язва в легких бывает также] вследствие какой-либо из упомянутых выше причин, вызывающих кровохарканье, которое раскрывает, разрывает или расщепляет сосуд, будь то причина внутренняя, как например, кипение крови или что-либо другое из вышесказанного, либо причина внешняя — падение или удар. Иногда причиной язв бывает гниение или разъедание, возникающее в веществе легких само по себе, как это случается в других органах. [Заболевания] чахоткой иногда учащаются, если за «северным» и сухим летом следует «южная», дождливая осень.

О тех, кто предрасположен к чахотке по своему сложению и облику, а также в зависимости от страны и натуры

Это [люди] сутулые, узкогрудые, у которых лопатки [почти] лишены мяса, особенно сзади, и выдаются вперед. Они так сильно выступают, что кажется, будто у такого человека два крыла, и плечи у него как бы отделяются от [всей] руки спереди и сзади.

[К чахотке предрасположены люди] с длинной и наклоняющейся вперед шеей; горло у них иногда выдается и подпрыгивает; у таких людей много ветров в груди в прилежащих местах, и грудь их раздута, так как она маленькая. Если при этом у таких людей наблюдается слабость мозга, который принимает в себя излишки, и не [вполне) переваривается пища, то все условия, [чтобы заболеть чахоткой], налицо, особенно когда соки у них острые, желчные. А по облику люди быстро получающие чахотку, это, как упомянуто, сутулые, с редкой растительностью и белой с рыжеватым оттенком [кожей], а также те, у кого крепкое, плотное тело, ибо у них часто случаются разрывы сосудов. По натуре подвержены этому люди с более холодной натурой, а возраст, в котором часто бывает чахотка, — от восемнадцати и до тридцати лет. В холодных странах она бывает чаще, поскольку там [нередко] лопаются сосуды и многочисленны [случаи] кровохаркания. Время года, когда это [заболевание] учащается, — осень.

Чего такие люди должны остерегаться. Такие люди должны остерегаться всех едких и острых яств и лекарств и всего того, что заставляет напрягаться органы труди: то есть крика, раздражения, прыжков.

 

Признаки чахотки.

Они состоят в том, что появляется мокрота с материей, имеющей уже описанные признаки гноя по форме, цвету, плотности и прочему, а также постоянная иссушающая лихорадка из-за соседства сердца с местом заболевания. [Лихорадка] усиливается после еды и к ночи, так же как усиливается [всякая] иссушающая лихорадка вследствие увлажнения тела пищей; об этом мы упомянем в своем месте. Однако с иссушающей [лихорадкой] нередко сочетаются и другие лихорадки — возвратная, четырехдневная, пятидневная. Худшая из них — пятидневная, затем идет полутрехдневная, затем — возвратная. Когда начинается чахотка, то появляются также признаки, которые мы перечислим в конце параграфа о нагноении, и больные то и дело обливаются потом, ибо силы у них слишком [слабы], чтобы удержать питательные вещества и распоряжаться ими, а жар растворяет их и заставляет течь. Если в мокроте есть струпья, то не остается сомнения, [что у больного чахотка], особенно если в прошлом имели место упомянутые обстоятельства, ведущие к чахотке, а если тело начинает худеть, ногти выгибаются и волосы падают из-за недостатка питания и порчи излишков, значит (предположения) верны.

В начале чахотки цвет лица иногда становится свинцовым, но оно краснеет, когда [из легких] поднимаются пары; в шее и в боках [чувствуется] напряжение, особенно когда болезнь упрочится; конечности, особенно ноги, раздуваются в последние дни болезни и пухнут вследствие порчи соков и умирания прирожденной теплоты в наиболее отдаленных частях тела из-за дурного качества натуры. Те, у кого причиной чахотки является разъедающий сок, выделяющий слюну со вкусом морской воды, очень соленую. Пульс у них бывает устойчивый, умеренной быстроты и небольшой, причем порой наблюдаются отклонения в ту и в другую сторону. Потом, после этого появляется урчание в животе, ложные ребра отклоняются кверху и усиливается жажда. Позыв на еду пропадает вследствие слабости естественных сил, и нередко расстраивается желудок из-за упадка силы. Чахоточный иногда отхаркивает кольца [трубки] и [частицы] тела сосудов, и бывает это при приближении смерти. Если отхаркиваемые частицы сосудов велики, значит, они из легких, а если малы, то из трубки. Часто [чахоточные] отхаркивают камешки, но кольца трубки они отхаркивают, если образовалась большая язва.

В конце болезни мокрота и слюна сгущаются, а потом [отхаркивание] прекращается вследствие слабости силы, и больные нередко умирают от удушья. А иногда [появление] такой мокроты не задерживается до конца болезни, и она выделяется в начале, если разновидность чахотки злокачественная и [болезнь] возникла от грубых, не переваривающихся соков. Если отхаркивание прекращается в конце чахотки, то [больные] зачастую не [живут] дольше четырех дней. Иногда прекращение отхаркивания происходит по причине слабости сил; в этом случае дыхание у [больных] иногда до того суживается, что становится как бы неощутимым. Нередко кашель у них усиливается и вызывает непрерывное кровохаркание; если его лечат средствами, препятствующими кровохарканию, то [больные] погибают, хотя у них появляется чувство облегчения, а если им дают кашлять, они умирают скорой смертью от кровотечения. Если человек болен чахоткой и у него появляются на лопатках пузыри, подобные бобам, то он умирает через пятьдесят два дня.

 

Лечение плеврита

 

Общее рассуждение

Необходимо задержать материю, направляющуюся к опухоли, и, отклонить ее с помощью опорожнения и [лекарств], отвлекающих материю в противоположную сторону. Пусть [врач] прочитает то, чтo мы описали в предшествующем параграфе; нам иногда придется еще повторять то, что сказано. Мы говорим: средством лечения этой болезни является кровопускание, если кровь одолевает. [Кровопускание производят] тем способом, о котором говорилось в предыдущем параграфе, и выводят кровь до тех пор, пока цвет крови больного не изменится — это указывает, что вредоносный избыток крови уже выведен; знай также, что самая черная кровь в теле — та, что находится близ такой опухоли. Однако при [кровопускании] необходимо учитывать силы [больного]: нередко силы не позволяют выводить кровь до такого предела.

Если же [в опухоли] другой сок, то его выводят не таким, например, лекарством, как миробаланы, или нечто, имеющее вяжущие свойства, но [средством], вызывающим послабление и месте с тем размягчение, вроде лекарств, изготовленных из фиалки, таранджубина, манны и хиджазского сахара; послабляющее дают ночью. Некоторые знающие люди говорят, что лучше всего, по возможности, опоражнивать [тело] путем кровопускания, чтобы не вызвать беспокойства, которое иногда причиняет слабительное; мы уже об этом упоминали. Это тем более [важно], если мокрота очень желчная, в особенности, как говорит Гален, когда очень сильна лихорадка. Гален предостерегает от смолы скаммония, но не предостерегает от ийараджей и харбака, [принимаемых] вместе. Он хвалит действие ячменной воды, употребляемой после применения слабительного, когда с ним покончили, [если же пить ее] вместе со слабительным, то она обрывает его действие.

Надлежит, однако, учитывать направление боли и страдания: если [боль] направляется вверх — к ключице, к грудной кости и выше, то кровопускание предпочтительнее, а если [боль] направляется в сторону ложных ребер, то необходимо применять слабительное само по себе или с кровопусканием, в зависимости от того, что показывает наблюдение: дело в том, что одно лишь кровопускание из басилика не отвлекает от этого места такого количества [материи], с которым следовало бы считаться.

О большой необходимости в опорожнении ты можешь, между прочим, заключить, если увидишь, что лекарственные повязки и компрессы не успокаивают боли, или если окажется, что они ее усиливают. Это свидетельствует о переполнении всего тела, и опорожнение тогда необходимо, особенно посредством кровопускания. Если же ты отворил кровь и вызвал опорожнение, но проявления [болезни] не утихли, то знай, что прекращение накопления гноя, которого ты добиваешься, затруднительно, и не повторяй кровопускания, чтобы материя, которая вызывает созревание опухоли, не текла к ней вяло. [Кровопускание] — одно из мероприятий, которые не способствуют созреванию [опухоли], так как силы [больного] убывают, и кровяные опухоли не созревают благодаря [притоку] материи. А когда опухоль созревает, следует воспрепятствовать, превращению материи в гной и постараться очистить [опухоль] раньше этого при помощи отхаркивания.

Вообще же, если [больному] не отворяли кровь, а опухоль созрела и он отхаркивает зрелую мокроту в порядочном [количестве], и ты к тому же наблюдаешь у него слабость сил, то совершенно не делай кровопускания. А если слабость сил препятствует и кровопусканию и послаблению, то необходимо применять клизмы, средние или острые, смотря по тому, чего требует наблюдение, особенно когда боль отклоняется к ложным ребрам. Гиппократ советует при лечении плеврита, когда неизменно чувствуется боль, сильно отклоняющаяся к ложным ребрам, производить опорожнение либо черным морозником, либо филиуном, — а по другой прописи, «диким овощем». Это [растение], похожее на портулак огородный, в котором имеется млечный сок, и оно принадлежит к роду йатту. Если же ты произвел опорожнение и увидел, что боль стала легче, ограничивайся сахарной водой и вареной ячменной водой; ячмень для этого [берут] очищенный и долго кипятят его в большом количестве воды. [Дают также] сок полбы, если нужно подкрепить силы, арбуз, дыню, сок ююбы, сок кордии, фиалковое варенье, семена снотворного мака. Масло, которое употребляют с каким-нибудь из [перечисленных лекарств], это миндальное масло. Некоторые [врачи] запрещают гранат из-за его охлаждающего действия, но, по-моему, от сладкого граната не бывает [большой] беды. Иногда, чтобы вызвать отхаркивание, употребляют отвары следующих лекарств: очищенного ячменя, ююбы, кордии, фиалки, семян снотворного мака, фиалкового питья и питья из кувшинки — эти два питья лучше, чем джулаб.

Гален предписывал в начале болезни различные виды дийакузы, чтобы удержать материю и заставить ее созреть, [а также] чтобы усыпить больного, а я скажу, что к ним приходится прибегать, если это неизбежно, вследствие сильной бессонницы. Если же [такой бессонницы] нет, то [дийакузу употреблять не следует, ибо] снотворный мак иногда замедляет течение материи и препятствует отхаркиванию, если только, конечно, добавленный к ней сахар не устраняет его вредоносности. Похоже, что дийакуза из семян мака больше подходит для этого, чем [дийакуза] из [его] кожуры.

[Материю], которая задержалась, следует выводить путем отхаркивания. [Надлежит] также умерить питание, чтобы оно было не обильным, а наоборот, легким, в соответствии с тем, чего требует большая или меньшая острота заболевания и его проявлений. Если проявления болезни спокойные, легкие и незначительные, то питай больного отваром ячменя, очищенного и хорошо разваренного: он [способствует] отхаркиванию, отрывает [материю] и укрепляет силы. Если захочешь подсластить [отвар], то подслащивай его сахаром или медом; если это беспокоит, ограничивайся ячменным отваром, пока не уяснишь себе положения, [исходя] в особенности из [качества] мокроты. Если мокроты много, то нет опасности, что материя [слишком] обильна и известно, что следует укреплять силы больного; питай же его отваром очищенного ячменя, и укрепляй его силы. А если мокрота задержалась, то облегчай режим и по возможности ограничивайся ячменной водой и [различными] напитками. Если при плеврите случился понос, а плеврит возник после забха, который рассосался и перешел в плеврит, то это препятствует всякому лечению кровопусканием или смягчением естества; при лечении ограничивают питание [больного] ячменным толокном.

Когда при различных видах плеврита необходимость требует кровопускания, а опухоль еще не созрела, то правильно будет ограничиться [выведением] двух третей количества [крови] и подготовить [вену] ко вторичному кровопусканию, [смазав] рану оливковым маслом с солью. Ежедневное послабление желудка один или два раза часто избавляет от необходимости в кровопускании. Если за кровопусканием следует обморок или сильное затруднение и стеснение дыхания, то это указывает, что кровопускание не вывело материю болезни. Лучше не смягчать естество при лечении болей в груди в начале заболевания никакими [средствами], кроме легких, вроде клизм и свечек. Большая ошибка поить [больных] сильно охлаждающими лекарствами, если только [плеврит] происходит не от желтой желчи, давать им пить холодные и вяжущие вещества или кормить их, например, чечевицей с кислыми приправами и тому подобными [кушаньями]. Знай, что поить холодной водой не подходит при этой болезни и при всех внутренних опухолях, и давай ее как можно меньше. А если жажда противится этому, то примешивай к [холодной воде] сиканджубин, чтобы [сиканджубин] ослабил силу воды и сократилось ее пребывание и нахождение в теле — наоборот, он тогда [быстро] проведет воду и поможет ей проникнуть в тело, и больной получит пользу от отрывающего и разрежающего действия сиканджубина.

Знай, что если при плеврите усиливается пылание и требуется охлаждение, то охлаждают только такими [веществами], которым присущи несколько очищающие и увлажняющие свойства, каковы, например, сок огурца и сок арбуза; что же касается сока тыквы, то хотя он, с одной стороны, и приносит пользу, но иногда вредит и ослабляет, усиливая выделение мочи. А вещества, которых следует избегать, это, например, сок портулака огородного, настой цикория и все, что имеет свойство охлаждать и уплотнять. Твоей главной целью должно быть, чтобы [больной] легко отхаркивал мокроту. Одним из средств усилить отхаркивание является лежание на больном боку. Иногда приходится слегка потрясти [больного] и дать ему выпить несколько глотков подряд тепловатой воды — это очень помогает, иногда задержка мокроты, вызывающая стеснение дыхания, приводит к необходимости дать [больному] слизать ложку ярь-медянки, а иногда сильная боль вынуждает дать ему выпить одну бакиллу асафетиды с медом, уксусом и водой; это [делают]: при сильной, мучительной боли. Если неподчинение дыхания доходит до храпа и хрипа, возьми столько каленой соды, сколько можно захватить тремя пальцами, ярь-медянки в количестве одной бакиллы, немного оливкового масла, теплой воды и немного меду», а если это не действует, прибавь цветков винограда с перцем и уксусом, — всего этого в теплом виде, — или иссопа, горчицы и кресса с медом и водой в теплом виде; это действует сильней, чем, первый [состав]. Потом, когда больной отхаркнул мокроту, ему дают яичных желтков, чтобы устранить вред от [принятого; лекарства].

Если болеющим плевритом нужна более сильная пища, [им; дают] рыбы из водоемов с каменистым дном, — это [делают], когда спадет лихорадка, — а также хлеба с сахаром и с сливочным» маслом, что способствует созреванию опухоли и отхаркиванию мокроты, и рыбу, варенную с пореем, укропом и солью. Старайся облегчить область живота, чтобы он не теснил грудь: это [достиг] смягчением естества и выведением кала, если он задержался посредством мягкой клизмы, например, из ячменной воды, с небольшим количеством свекольного сока. Не следует также допускать,1 чтобы [живот] пучило: знай, что пары от кала и пучение вредят при этой болезни. Очень важно, между прочим, позаботиться о том, чтобы болезнь поскорей созрела, пока [опухоль] не станет гнойной, а если она стала гнойной, следует поспешить ее очистить, пока [гной] не начал разъедать.

Знай, что [при этом] необходимо увлажнение; старайся же его вызвать, чтобы облегчить и ускорить отхаркивание мокроты. Когда же мокрота начинает подниматься и больной минует четвертый день, то [упомянутый] отвар усиливают, прибавляя солодкового корня и венерина волоса.

Если материя густа, а силы значительны и нет повреждения в нервах, то неплохо напоить больного разбавленным сиканджубином, чтобы он отрывал материю; смягчить естество, например, слабительной кассией с сахаром, таранджубин-ом и манной [тоже] будет правильно. Иногда прибегают также к помощи лекарственных повязок и втираний. Первое, что следует применить — это восковая мазь, изготовленная из фиалкового масла и очищенного воска, затем постепенно переходят к животным жирам, слизям и мельничной пыли, а потом, понемногу, к более сильным средствам, например, к повязкам с лекарственной ромашкой, корнем алтея и солодковым корнем, [а также] с фиалкой и отваром садовой мальвы. Когда требуется нечто еще более сильное, то употребляют повязки, изготовленные с отварной капустой и вареным фенхелем, а также повязки с горькой полынью, солодковым корнем и некоторым количеством меда с нардовым маслом.

Знай, что если материя обильна, то холодные лекарственные повязки и мази приносят вред, а если материи немного, то они не вредны так же, как и в том случае, когда опухоль рассосалась и осталось некоторое количество материи. Если произошло полезное опорожнение без кровопускания, то позволительно также применять мазь.

 

Описание отличной лекарственной повязки.

[Берут] листьев фиалки и алтея — каждого по одной части; солодкового корня — две части, бобовой муки и ячменной муки — того и другого полторы части, ромашки, лекарственной и трагаканта — по одной части. Если материя густа и нужно усилить растворение, то в этот [состав] добавляют льняного семени и, чтобы замесить его, употребляют майбухтадж с воском и фиалковым маслом. Если жар меньше, то вместо фиалкового масла кладут масло касатика или масло нарцисса, а если жар сильней, то вместо горячих добавок, которые мы присоединили к прописи, кладут листья кувшинки, розы и тыквы.

 

Пропись отличного втирания.

Берут воска с гусиным жиром, куриным жиром, овечьим маслом и ланолином и изготовляют из него втирание. Оно очень хорошее. К числу лекарственных повязок, которые способствуют созреванию и вместе с тем успокаивают боль, принадлежит повязка с ячменной мукой, донником лекарственным и кожурой снотворного мака. Иногда при этом [заболевании] прибегают к компрессам, влажным и сухим; влажные более подходят, когда опухоль похожа скорее на рожистое воспаление, а сухие, когда она похожа на флегмону, но влажные, если не приносят пользы, то не вредят, а сухие, если уже вредят, то вредят сильно. Лучше всего начать с компресса [в виде] губки, смоченной в горячей воде; сильнее действует вода морская или соленая. После этого, если нужно, переходят к согреванию паром или оливковым маслом с водой — то и другое [должно быть] горячим. Сильнее [действует компресс] с уксусом, викой чечевице-образной и капустой на шерстяной тряпице, пропитанной маслом. Из сухих разрежающих [употребляют] компрессы с отрубями, затем с просом и затем — солью. Компрессы рассеивают всякую боль и вверху и внизу, если нет препятствия в виде переполнения, вызванного компрессом; что же касается кровопускания, то оно чаще рассеивает боли вверху.

Когда накладываешь лекарственную повязку или компресс, то старайся оградить лицо больного от пара, чтобы не вызвать этим дурноты и стеснения дыхания. Но нередко болезнь [вызывает] сильную сухость и в таком случае полезно, чтобы пар от умеренно влажной повязки или компресса бил в лицо [больного] и уходил [внутрь] при вдохе. Иногда прибегают к лекарствам для лизания, употребляя их [при этих заболеваниях]. Мягче всего и наиболее пригодно для лихорадящих [лекарств] из очищенного промытого воска с фиалковым маслом, особенно если боль сильна. Порой обращаются к кровососным банкам, очистив предварительно тело путем опорожнения и другими [способами] и удостоверившись, что оно очистилось. Если поставить кровососные банки на то место, где болит, от них проявляется великая польза; бывает, что они совершенно успокаивают боль, а иногда отвлекают ее к наружным [покровам]. Лекарственная повязка с горчицей, если наложить ее на такое место, действует так же, как кровососные банки в отношении отвлечения боли.

По истечении седьмого дня болезни древние прописывали лекарство для лизания, приготовленное из миндаля, Семян крапивы, меда и коровьего масла, а также лекарства для лизания, приготовленные из камеди и смолы терпентинового дерева. Нередко употребляют сильно [действующие] кашки, как [например], атанасийю. Это хороший способ, который могут применять [лишь] исследователи искусства [врачевания], уверенные, что они поймут, как исправить [вред], могущий произойти от такого лечения, и что [больной] в силах его перенести, они достигают этим исцеляющей степени очищения. Что же касается [наших] трусливых современников, которые не доверяют самим себе в этом отношении, то они опасаются меда и кладут [в атанасийю] вместо меда сахар. Древние советовали также применять сильные очистительные лекарства, приготовленные с медом, в виде пилюль, которые кладут под язык, а в настоящее время советуют делать лекарственные повязки, называемые «пахучими», а также [повязки] с майораном и пластырь из руты. Вообще же тому, кто идет по пути, принятому у древних, должно следовать ему с опаской, осторожностью и боязнью, как не прорвалась опухоль или не поднялся большой жар. Но потом ему надлежит быть уверенным в быстром успехе. Если же болезнь удержится до четырнадцатого дня, то не избежать применения кровососных банок и смягчения [пищевого] режима. Если у [больных] усиливается бессонница, то не обойтись без макового питья, а если у них учащается дыхание, то исправить вред можно только увлажнением с помощью, например, слизи семян подорожника блошного, которую глотают раз за разом, или джулаба. Иногда помогает поливать бок теплой водой, чтобы облегчить боль и уменьшить учащение дыхания: как ты уже знаешь, оно приносит вред.

После явного спада [болезни] пользуются баней и избегают сильного охлаждения, если только воспаление не из разновидности рожистых. Избегают также [пищевого] режима, сгущающего материю, и стараются вызвать разрежение [материи]. В упомянутых соках и напитках варят в конце болезни порей и горный базилик и дают лизать крапивное семя с медом. Если же опухоль не поддается и [дело] идет к накоплению гноя, то применяют режим, о котором сказано в особом параграфе. Выздоравливающего из числа [больных] плевритом надлежит предостеречь от соленых и едких яств, от переполнения, от пресыщения, от ветра и дыма, ему не следует громко говорить, дуть [в трубу] и совокупляться: если он опять заболеет, то умрет.

Вот то, что мы говорим, если плеврит горячий и истинный. Если же плеврит иной — ложный и без сильного жара, то тебе следует растирать [больного] и применять лекарственные повязки с пажитником и зифтом, а также и кровососные банки.

 

Лекарственная повязка, полезная в этом случае.

Берут золы корней капусты, замешивают с жиром, растирают и делают из этого лекарственную повязку. При слизистых [опухолях] начинают лечение с острых клизм и послабления, но не пускают кровь, употребляют рассасывающие в виде упомянутых повязок и компрессов, в которых есть сила, и питают [больного] свеклой, соком капусты и водой нута, оливковым маслом и маслом миндаля, сладкого и горького. Употребляют [также] горячие повязки и компрессы и поят отваром Иосифа Недремлющего, который мы даем пить с маслом клещевины. Что же касается черножелчных опухолей, то при таких опухолях кормят похлебками, Приготовленными из дробленой пшеницы с медом и миндальным маслом, [дают] мягчительные горячие лекарства для лизания и заставляют глотать мягчительные масла, как например, масло сладкого миндаля; [кормят] также мягчительными похлебками из бобов с небольшим количеством пажитника. Парное молоко, особенно молоко ослицы, приносит пользу. К числу средств, полезных при [черножелчной опухоли], относится следующее: берут куста один дирхам и дают его выпить в ложке жидкого отвара укропа с бальзамовым маслом или медового питья; это помогает также от злокачественного кашля.

Что же касается воды, скопившейся в легких, то лечение от этого легче, нежели лечение страдающих нагноением, о котором мы скажем [в дальнейшем]. Иногда приходится прибегать к проколу.

 

Меры лечения воспаления легких

При лечении воспаления легких идут тем же путем, как и при плеврите, однако лекарственные повязки должны быть в этом случае сильнее и в них вводятся средства, проникающие вглубь. При этом следует больше стремиться очистить [легкое] путем отхаркивания. Вместо того, чтобы ложиться на ту сторону, [которую хотят очистить] отхаркиванием, ложатся навзничь с наклоном в эту сторону. Если естество при этой [болезни] закреплено, больных следует раз в два дня поить таким питьем.

 

Пропись.

Берут слабительной кассии и изюма, очищенного от косточек — того и другого по три истара, заливают это четырьмя ускурраджами воды и варят, пока [состав] не уварится до половины. Потом его снимают [с огня] и доливают ускурраджу сока паслена. Таково количество питья для сильного больного, а для слабого — половина. Если же естество [больного] мягкое и эта мягкость ослабляет, то его поят уваренным до густоты соком мирта, сладкой печеной айвы и сладкого граната.

Если [воспаление легких] принадлежит к роду машара, то есть рожистых, то лечение его, как мы указывали, труднее, и если что-нибудь помогает, так это сильное угашение [теплоты] известными, очень холодными выжатыми соками овощей, трав и плодов. [Больного] поят охлаждающими и мягчительными лекарствами, например, выжатым соком цикория и ему подобными. Произвести опорожнение от желтой желчи при помощи, например, манны, тамаринда, таранджубина и тому подобного, [тоже] допустимо. Иногда при [воспалении легких] приходится пускать кровь, если имеет место переполнение.

 

Лечение язв в области груди и лечение чахотки

Что касается язвы, то если она находится в дыхательной трубке, лекарство быстро [доходит] до нее. Больному надлежит лежать навзничь, держать лекарство во рту и глотать слюну мало-помалу, не отправляя ее в горло помногу сразу, так как это вызовет кашель. Нужно расслабить мышцы горла, чтобы [лекарство] спустилось в него, не вызывая кашля. Лекарствами служат [при этом] склеивающиеся и высушивающие средства, о которых упоминается также в параграфе о [чахотке]. А при язвах в груди и в легких, о которых мы уже говорили, туда следует впрыскивать промывающие и очищающие. Заболевшему велят лежать на больной стороне, кашлять и раскачиваться, или осторожно раскачивают его. Иногда гной удаляют, предварительно введя в язву подслащенную медом воду инструментом, вытягивающим гной. Когда мы очистили язву от гноя и есть надежда, что его там совсем не осталось, мы употребляем заживляющие лекарства. Среди чистящих и очищающих лекарств для такого заболевания нет ничего [лучше] меда: [это] и очистительное средство, и пища, любезная естеству, которая не вредит язвам.

Что же касается язвы в легких, то меры при ней [применяются] двоякие. Одни из них — это истинное лечение, а другие — уход [за язвой]. Истинное лечение возможно только в том случае, когда болезнь поддается лечению, — мы уже описали, — и состоит в очищении язвы, высушивании ее, отклонении от нее материи, задержании катаров и содействии закрытию [язвы]. Тебе уже было раньше сказано о мерах, препятствующих катарам, и это должно быть для тебя основой при лечении данной [болезни]. Суть их состоит в очищении тела, отвлечении материи от головы к нижним конечностям и укреплении головы, дабы в ней не умножались излишки; [следует] также задерживать материю, изливающуюся из головы в легкие, и отвлекать ее в другую сторону. Очищение надлежит производить путем кровопускания и при помощи лекарств, выводящих различные излишки, каковы, например, [пилюли] кукайа, особенно если прибавить к ним бделлия и камеди. Иногда бывают нужны [лекарства], выводящие черножелчные соки, например, повилика и тому подобное.

Нередко необходимо повторно производить опорожнение, чтобы уменьшить количество излишков. Опорожнять следует при помощи лекарств и путем кровопускания, после чего перевязывают надрез и затем повторяют кровопускание, особенно [у больных] с сильным телом.

К числу вещей, полезных для устранения вреда от катаров, относится применение дийакузы, в особенности той, которую [приготовляют] из мака, как об этом сказано в Фармакопее, а также какой-либо иной [дийакузы]. Одно из средств, помогающих расположить естество к такому способу лечения, это переезд в местность, где воздух сухой. Больного там лечат и поят молоком. Необходимо, чтобы он большей частью [сидел] прямо, с вытянутой вверх и вперед шеей, дабы части легкого лежали одна над другой и части язвы постоянно прилегали друг к другу и пребывали в1 естественном положении. [Врачу] не следует настойчиво успокаивать кашель и [задерживать] сплевывание при помощи средств, препятствующих отхаркиванию мокроты, ибо это очень опасно, хотя [больному] и кажется, что ему стало легче.

Что же касается лечения [язвы], то при этом применяются меры, способствующие ее отвердению и высыханию, чтобы она не распространялась и не расширялась. Если это и не дает надежды на [полное] закрытие и заживление язвы, то можно надеяться на продление жизни больного, хотя это и не приятная жизнь, и больной страдает при малейшей оплошности [в режиме]. Такие высушивающие средства стягивают и сушат легкие и закрывают язву, хотя и не заживляют ее [вполне. Врачу], который идет таким путем, совершенно не следует употреблять [для лечения] молоко, а мед является, [так сказать], колесницей для лекарств от чахотки, и в нем нет вреда для язв.

Очищение язв [производится] упомянутыми очищающими средствами и отваром иссопа, о котором говорится в Фармакопее [в числе средств] от чахотки. Сильнее [действует] лекарство для лизания из вики чечевице образной с семенами хлопчатника, [тоже] упоминаемое в Фармакопее, а еще более сильное [средство] — лекарство для лизания из морского лука с молоком ослицы. Иногда приходится прибавлять к этим лекарствам слепляющие и склеивающие [вещества]; нередко прибегают также к помощи средств, вызывающих онемение, чтобы прекратить кашель и дать возможность лекарству подействовать; в этом случае требуется подбадривающий, укрепляющий режим. Мы перечислили тебе такие очищающие лекарства в начале [предшествующих] параграфов и упоминали о них также в параграфе о нагноении. Обычными среди них являются похлебки из вики чечевице образной и похлебки, изготовленные из муки нута и полбы, в которые кладут сирийского порея, а также самый этот порей в виде отвара и медовые воды, в которых варились чистящие и заживляющие [лекарства]; обо всем этом уже было тебе раньше сказано. [Сюда же относятся] высушивающие лекарственные кашки, например, каммуни и атанасийа, а также лекарства для лизания из льняного семени; что же касается митридата и терьяка, то если употреблять их время от времени, особенно в начале болезни и когда нет сильного исхудания, а также если нет лихорадки, доводящей до сильного истощения, это приносит пользу. Печатная глина — полезнейшая вещь [при чахотке] во всякое время, так же как армянская глина и все лекарственные повязки, компрессы и очищающие втирания, о которых мы упоминали.

Если язвы в груди и легких застарелые, то полезно давать больному глотать утром маленькую ложечку китрана — одного или с медом, либо с небольшим количеством жидкой май и с медом. Если же [у больного] жар и ты опасаешься горячих очищающих средств, а холодные не помогают, то возьми легкого лисицы, семян фенхеля, чистого, уваренного до густоты сока солодки и выжатого сока венерина волоса с добавлением сгущенной сахарной воды. Это превосходное средство. Иногда при этой болезни применяют различного рода высушивающие и очищающие окуривания, которые производят через воронку. К этим же [средствам] принадлежит и мышьяк с перцем, из которого делают орешки, [прибавляя] яичного белка; сюда же относятся листья сладкой маслины с калом горной коровы и жиром почек козла, а также мышьяк с заячьим калом в равных частях, или яичная скорлупа с мышьяком и жиром; почек козленка или мышьяк с овечьим маслом. Одним из таких [средств] является мышьяк с аристолохией и корой корней растений каперсов. [Всего этого берут] поровну и добавляют меду и топленого коровьего масла. Еще [применяют] орешки пинии с гальбаном и гущей китрана, а также аурипигмент с кунжутным маслом. Всякий раз, как натура [больного] становится излишне горячей, его пользуют в течение нескольких дней камфорными лепешечками, а потом снова прибегают к высушиванию [язвы].

Что же касается питания, то [больному дают] турача, приправленного пряностями и пахучими травами, и в начале [болезни] не запрещают чистого белого вина. [Он должен] постоянно нюхать цветы и все время лежать, пребывая в покое и неподвижности, и избегать гнева и раздражения. Ему не следует сообщать печальных [известий].

Вот одно из средств, которое я многократно испытывал на [людях] с различным телосложением и в различных странах. Больной должен постоянно в течение года каждый день принимать сколько может свежего сахарного джуланджубина, хотя бы очень много и даже с хлебом. Затем следует понаблюдать за ним: если его дыхание стало стесненным от высушивающего действия роз, то его поят в нужном количестве иссоповым сиропом, а если в нем разгорелась лихорадка, ему дают пить камфорные лепешечки. Такого лечения не изменяют, и заболевший выздоравливает.

Если бы не опасение быть обвиненным во лжи, я рассказал бы об этом чудеса и непременно назвал бы количество [джуланджубина], которое приняла одна чахоточная женщина. Дело с нею дошло до того, что болезнь ее затянулась и уложила ее в постель, и даже позвали [женщину], чтобы приготовить ей облачение смерти. Но тут один из ее братьев занялся ею и долгое время применял этот способ лечения, и она выжила, поправилась и пополнела. Мне [даже] невозможно сказать, сколько она съела джуланджубина.

Иногда высыхание и похудание больного вынуждает употреблять молоко и дуг — это питает, увлажняет, уравновешивает испорченный сок и склеивает язву творожистым веществом, а также очищает ее от гноя и материи вследствие чистящего свойства водянистой части молока. Такой режим часто [приводит] даже к исцелению от злокачественных язв в легких, если только при пользовании их не преследуют цели вызвать затвердение. Наиболее подходящее молоко — молоко женщины, которое сосут [прямо] из груди, затем молоко ослицы и козье молоко, главным образом вследствие вяжущего действия молока козы. Кобылье молоко также принадлежит к средствам, очищающим язвы и облегчающим отхаркивание, но в нем нет, как я полагаю, питательности [козьего молока]. Что же касается коровьего и овечьего молока, то оно несколько грубовато; если можно его сосать [прямо] из вымени, это лучше. Животных, которых доят, следует кормить такой травой, чье действие нужно [для лечения язвы]. Что же касается заживляющих трав, то это, например, вьюнок, «посох пастуха», крушина, «вервие бедняков» и тому подобные. К очищающим и вызывающим отхаркивание принадлежат, например, тимьян, «пчелиная слюна», луговой клевер и [даже] йатту. Тому, кто начал пить молоко, надлежит следить за остальным своим режимом: если он в чем-нибудь ошибается, [молоко] нередко превращается для него в беду.

Один врач, исследователь врачебной науки, описывает, как подобает поить молоком. Вот смысл того, что он сказал, с нашими исправлениями. Надлежит выбрать ослицу, которая принесла [осленка] четыре месяца или пять месяцев назад. Потом берут сосуд для молока и моют его водой; если в него уже доили прежде, то его моют горячей водой, наливают в него горячей воды и потом Оставляют его стоять, чтобы то, что было в нем раньше — если что-нибудь было — растворилось в воде. После этого его снова моют горячей и холодной водой. Затем сосуд ставят в горячую воду и выдаивают в него полускурраджи молока, то есть такое количество, которое дают пить в первый день, если болезнь [протекает] благополучно. В противном случае давай больше, в количестве, какое считаешь и полагаешь нужным. А на второй день пои больного удвоенным количеством молока, выдоенного таким же образом. Если естество в первый день крепит, то положи в [молоко], которое даешь пить во второй день, немного сахару, а в третий день поступай так же, как поступал в первый день. Если же естество не смягчилось на второй день, и особенно если оно не смягчилось к третьему дню, дай больному выпить две ускурраджи молока с двумя данаками индийской соли и с крахмалом — от половины дирхама до полутора дирхамов.

[Больного] все время поят молоком и каждый день прибавляют по полускурраджи; если ты дойдешь до шестого дня и естество we отзовется [послаблением], то возьми три ускурраджи молока и примешай к нему сахару, соли, миндального масла и крахмала. А если естество отзовется более чем тремя присестами, то не примешивай после этого к молоку ничего и уменьши количество молока; вообще не следует, чтобы [послабление] естества за день и за ночь превышало три раза или было меньше двух раз. Если [такое лечение] приносит больному пользу, то пои его [молоком] три недели. Один из исследователей говорит, что когда поят молоком, будь то молоко ослицы или другого животного, лучше всего держать молоко в деревянном сосуде. Наилучшим молоком является молоко животного, пасущегося в местах, где растут разрежающие, очищающие и вместе с тем вяжущие и высушивав травы, например, горькая полынь и другие [такие травы], цитварная полынь, тысячелистник сантолиновый, дубровник, ежевика.

Что же касается козьего молока, то лучше всего добавлять к парному молоку немного воды; [чтобы его вскипятить], следует раскалить камни и несколько раз опускать их в молоко, пока оно не сварится и из него не уйдет водянистая часть. Такое [молоко] переваривается лучше, чем [молоко], вскипяченное на огне. Надлежит также иметь в виду смягчение естества, если только, конечно, нет поноса, — в этом случае следует класть в молоко турсус, — или сильного кашля, — тогда в молоко кладут трагакайт в количестве одного дирхама. А если желудок слабый, то кладут в молоко кумина и каравши. Кипяченое молоко, если только чахоточный его [хорошо] переваривает, является для него достаточным питанием; если же больного чахоткой после молока лихорадит, то [употребление] его следует прекратить.

Что же касается дуга, то его нужно [принимать] при сильной лихорадке и при поносе: он очень полезен для таких больных. Наилучший [дуг] получается, если оставить кислое молоко [постоять] ночь в умеренно [теплом] помещении, предварительно сняв с молока все масло, а утром сильно взболтать его, чтобы части молока основательно перемешались друг с другом. Потом берут лепешки из хорошей белой пшеничной муки, отлично выпеченные, с проткнутыми шильцем дырочками — такие, как те, что называются по-персидски баразаде. Десять дирхамов [лепешечек] заливают тридцатью дирхамами дуга и дают глотать с ложечки, а на второй день прибавляют десять [дирхамов] дуга, и уменьшают количества хлеба на один дирхам. Поступай так все время, пока не останется одно кислое молоко, а затем, если [больной] не нуждается больше в дуге и появились признаки здоровья и болезнь спала, переверни [процедуру]; все время убавляй дуга и прибавляй лепешек, пока молока совсем не останется. Если же у кого-нибудь из таких больных начнется понос, то неплохо несколько раз опустить в дуг раскаленное железо; здесь следует обратиться к тому, что сказано об этом в Фармакопее.

Пищей для таких [больных] являются склеивающие [вещества], например, белый хлеб, лапша, просяная кашица; рис также очищает и способствует наращиванию мяса. Хорошая вареная ячменная кашица склеивает и очищает; она годится при сильной лихорадке, особенно [если ее есть] с раками, у которых оборвали конечности и которых много раз мыли в воде с золой. Особенно [хороша она] с холодными овощами, а также с чечевицей. Яства, изготовленные с крахмалом и [применяемые] с огурцом и дыней, иногда облегчают отхаркивание мокроты, а если лихорадка легкая, то нет ничего лучше капусты, спаржи и очищающих [веществ]. Что же касается солёной рыбы, то если ее поесть раз или два, она полезна в отношении очищения; если же язва злокачественная, то избегай [соленой рыбы], как и всего соленого. А если ты кормишь [больных] мясом, то пусть это будет, например, мясо куропатки, кур, жаворонков и воробьев; все эти птицы не [должны быть] упитанными. Лучше всего кормить жареным [мясом] чтобы оно сильней высушивало и заживляло. Коровьи ноги тоже прекрасны вследствие их клейкости, так же, как и рыба, жаренная на углях. А если [больному] захочется бульону, то примешивай к нему меду.

[Чахоточных] можно водить в баню до еды или после еды, если только у них в печени нет закупорок: баня утучняет и укрепляет их. Вода, которую они пьют, пусть будет дождевая. Как мы уже говорили раньше, у чахоточных часто бывает кровохарканье. Из лепешечек в этом случае хороши лепешечки такого рода: Хорошие лепешечки. Берут печатной глины три дирхама, крахмала, армянской глины и красной розы — каждого по четыре дирхама, янтаря, семян мирта — каждого по шесть дирхамов, жженых раков и семян портулака огородного — того и другого по десяти дирхамов, кораллов, трагаканта, конкреций бамбука, кровавика — каждого по пяти дирхамов, камеди дуди и выжатого сока козлобородника — того и другого по семи дирхамов. [Все это] замешивают с соком огородного портулака или с соком свежей розы и превращают в лепешечки, которые пьют с соком киссы или дождевой водой.

Нередко чахоточные страдают западанием язычка и начинают из-за этого храпеть и хрипеть, так что иногда приходится даже вырезать язычок.