Канон врачебной науки

ибн Сина Абу Али

Заболевания сердца

 

 

Общие рассуждения

Сердце, как таковое, подвергается всем видам заболеваний, например, [всевозможным] разновидностям расстройства натуры. [Расстройства натуры] иногда бывают при наличии материи, а иногда — чистые; материя, особенно влага, находится в сосудах [сердца], а иногда, — между его телом и сумкой. В этом месте часто оказывается жидкость, а известно, что когда ее много, она давит на сердце и [не дает] ему расширяться. В сердце иногда образуются опухоли и закупорки, а иногда возникают также некоторые болезни положения, как например, когда оно задыхается в сдавливающей его влаге, которая мешает ему расширяться и убивает [больного], или распад единого, происходящий либо в нем самом, либо в его оболочке.

Когда в сердце прочно утвердится расстройство натуры, оно не поддается лечению, а если оно не прочно, то не легко поддается лечению. Горячая опухоль [в сердце] убивает тотчас же; холодная опухоль, твердая или рыхлая, лишь редко и нечасто возникает в [самом] сердце и чаще всего [образуется] в сумке сердца. Если же случится так, что она возникает в самом сердце, то это убивает не так быстро, как горячая опухоль, но все же убивает. Твердая опухоль, образующаяся в сумке сердца от густого сока, иногда дает [больному] срок, так же как и нетвердая опухоль, возникающая от жидкого водянистого сока и образующая волдыри и гной. Так обстоит дело с опухолью в сумке сердца обезьяны, про которую рассказывает Гален. Эта обезьяна [заболела и] прожила некоторое время, а когда ее вскрыли после смерти, то узнали, что было с нею при жизни и почему она худела и слабела. Поскольку само сердце не выносит [даже] опухания, то как же оно могло бы вынести накопление гноя и нагноение?

Когда в этом [органе] возникают прыщевидные язвы, которые можно переносить, то, как говорят, они [все же] убивают после сильного истечения из носа черной крови. Иногда в сосудах сердца происходят закупорки, которые вредят действиям сердца. Что же касается распада единого, то сердце переносит его еще хуже, чем опухоль. Когда [распад единого] случается в теле сердца и проникает в полости, то убивает тотчас; если же он туда не проникает, то иногда смерть больного бывает отсрочена до следующего дня.

Порою в сердце возникают заболевания по соучастию с [заболеваниями] его оболочки или по соучастию с мозгом, плеврой, легкими, печенью, кишками и прочими внутренностями, в особенности с желудком, а иногда болезнь возникает по соучастию с другими органами и со всем телом вообще, как бывает при лихорадках, в чем можно удостовериться по [характеру] приступов и кризисов. Соучастие сердца с другими органами иногда имеет место вследствие прекращения [их отправлений], каково, например, соучастие в заболевании печени, когда печень слишком слаба, чтобы посылать [сердцу] питание, или в заболевании мозга, когда мозг ослабевает и дыхательная мышца становится слишком слабой для дыхания, а иногда оно вызвано тем, что приходит в сердце из других органов. Что касается мозга, то когда [в нем], например, умножается черножелчный сок, который проникает в вещество мозга и проходит по путям артерий в сердце, это вызывает в нем перебои, ослабление его силы и тоску и возбуждает дурные мысли и заботы. Или, например, в сердце поступает из мозга теми же путями влажный сок и порождает леность, вялость и падение бодрости. Что же касается печени, то она нередко посылает в сердце дурную кровь — горячую, холодную или густую.

Порой заболевание сердца возникает по соучастию в страдании вследствие соседства, когда оно, например, страдает из-за горячей или холодной опухоли, в частности из-за опухоли в окружающей его оболочке или вообще во внутренностях. Или же сердце испытывает страдание вследствие страдания устья желудка или самого желудка от вязкого или жгучего сока или червей и «тыквенных семечек», а также от жгучей рвоты, которая вызывает перебои сердца.

Иногда заболевание возникает по соучастию от боли, которая усиливается и доходит до сердца; тогда оно часто убивает. Иногда, [наконец], что бывает по причине перемещения материи, например, при ангине, плеврите или воспалении легких, [болезнь] отклоняет материю к сердцу, душит его и убивает [больного]. Разновидности соучастия [в болезни], возникающего между сердцем и его сумкой, не обязательно доводят [больного] до гибели, но если [в сердце] образовалась опухоль, даже и не горячая, она убивает. Иногда в самом устье желудка начинаются подергивания, которые принимают за [подергивания] сердца.

 

Способы распознавания состояния сердца

[Таких способов] восемь: по пульсу, по дыханию, по сложению груди, по растительности на груди, по тому, каково тело на ощупь, по качествам нрава, по силе или слабости тела, а также по настроению [человека]. Что касается пульса, то быстрота, большая величина и частота [пульса] указывают на большую теплоту сердца, а противоположные качества указывают на его холодность. Мягкость пульса указывает на влажность [сердца], а твердость его — на сухость. Сила и ровность пульса, а также упорядоченность его неровности указывают на здоровое [сердце], а противоположные качества — на [состояние], противоположное здоровью. Большое, быстрое, частое и горячее дыхание указывает на большую теплоту сердца, а противоположные качества — на его холодность.

Если грудь широка и вместительна, но это не происходит вследствие большого количества головного мозга, а на обилие мозга указывает значительная величина головы, обусловливающая обилие мозга, [в свою очередь], обусловливающее большую величину спинного мозга, являющуюся причиной крупности позвонков, от которой зависит большая величина растущих из них ребер, — и если, наоборот, голова маленькая или средняя, и пульс сильный, то [все это] указывает на теплоту сердца. Противоположные качества, если они не обусловлены малыми размерами головы, указывают на холодность сердца. Обилие растущих на груди волос, особенно курчавых, указывает на теплоту сердца, а обнаженность груди и скудость волос на ней свидетельствует о его холодности из-за отсутствия причины, порождающей дым, или о сухости из-за отсутствия материи дыма, если этому не очень противостоит влажность натуры тела, обычные [качества] воздуха и местности, а также возраст.

Теплота всего тела указывает на большую теплоту сердца, если ей не противостоят своими охлаждающими действиями холодная селезенка и печень. Холодность тела говорит о холодности [натуры] сердца, если не оказывает какого-либо противодействия печень. Мягкость тела свидетельствует о влажности [натуры] сердца, если, хотя бы в малейшей степени, не противодействует печень, а твердость тела свидетельствует о сухости [сердца], если не противодействует печень. Гнилостные лихорадки при здоровой печени указывают на теплоту и влажность сердца. Что же касается нрава, то естественная гневливость, не являющаяся обычной [для данного человека], а также дерзость, смелость и легкость движений указывают на теплоту [сердца], а противоположные качества, если они не происходят от [дурных] мыслей или привычки, свидетельствуют о его холодности.

Сила тела указывает на силу сердца, а слабость тела, если она происходит не от повреждения мозга и нервов, свидетельствует о его слабости. Слабость сердца указывает на расстройство его натуры, а сила — на уравновешенность его естественной натуры, то есть на то, что прирождённая теплота и животная пневма в нем обильны и [притом] они не пылают и не дымятся, а, наоборот, светлы и чисты. На побочное [расстройство натуры сердца] от жара указывает сильное пылание тела и душевное раздражение; иногда оно приводит к повреждению дыхания. Что же касается настроений, то [мысли], склоняющиеся к радости, надежде и упованию на благое, указывают на силу сердца и на его уравновешенность в отношении теплоты и влажности. [Мысли же], направленные к причинению обид и огорчений, свидетельствуют о теплоте сердца. Склонность бояться и горевать говорит о холодности и сухости сердца.

Относительно [различных] явлений, ощущаемых в самом сердце, каковы, например, возникающее в нем пылание или ощущаемые в нем перебои, [следует сказать], что некоторые из них сами по себе указывают на состояние его натуры, — таково, например, пылание, — а другие указывают на это только при наличии сопутствующих [признаков], — таковы, например, перебои. Перебои сопровождают все виды слабости сердца и расстройства его натуры и не указывают на какое-либо особое [заболевание] сердца. Иногда перебои учащаются по причине большой чувствительности сердца и возникают от самой незначительной мысли, от пара или тому подобных [воздействий], доходящих до сердца. Нередко заболевания сердца возникают при соучастии других органов, особенно головы и устья желудка. Заболевания мозга, [вызывающие] меланхолию и падучую, не свободны от соучастия сердца. Иногда в сердце переходит материя, устремляющаяся из [опухолей], например, при плеврите и воспалении легких, и оказывается причиной большой опасности и даже гибели. Когда возникает недостаток соков в сравнении с необходимым количеством, то это вредит прежде всего сердцу, и натура его изменяется. Когда чистая теплота или чистый холод проникают в сердце, то больной умирает. Я нередко видел, что пораженный холодом умирает, разговаривая; иногда он умирает в испарине, [а иногда] без испарины.

 

Признаки заболевания сердца

К таким признакам принадлежат указания на неестественное состояние его натуры. О расстройстве натуры сердца иногда свидетельствует слабость и исчезновение силы, а также исхудание, не зависящее от какой-либо внешней или предшествующей причины или от соучастия другого органа. Если при этих признаках содействуют [еще и] перебои, то указание совершенно; если же перебои приводят к обмороку, то, значит расстройство натуры упрочилось. Когда над сердцем приобретает силу холодное, горячее или сухое расстройство натуры без материи, то тело становится на путь заболевания чахоткой и истощения. Горячее расстройство натуры приводит к сухотке вообще, холодное — к разновидности сухотки, бывающей у стариков, и одряхлевших людей, а сухое — К разновидности чахотки и сухотки, иной, нежели чахотка, возникающая из-за [болезни] легких, так как сами легкие при этом не повреждены, и у больного нет кашля. Она отличается и от горячей сухотки, так как отсутствует жар.

Что же касается признаков горячего расстройства натуры, то [вот] эти [признаки]: увеличение быстроты и частоты пульса, в сравнении с естественным, переход естественного дыхания в глубокое и быстрое, сильная жажда, которую успокаивает холодный воздух, и чувство благосостояния на холоде, а также общее истощение и похудание без какой-либо другой причины, грусть и тоска, сопровождаемые пыланием [тела]. Признаком холодного расстройства натуры является склонность пульса к уменьшению, замедлению и редкости, превышающей естественную, если только силы [больного] не падают и это не заставляет пульс биться часто, дабы возместить другим путем то, чего недостает. При этом [наблюдается] слабость дыхания, рассеяние силы, чувство благосостояния при обонянии, осязании и вкушении чего-либо согревающего, а также пугливость, робость, чрезмерная мягкость и жалостливость. О влажном расстройстве натуры свидетельствует склонность пульса к мягкости, превышающей естественную, быстрый отклик на душевные впечатления, который [так же] быстро проходит, и частое возникновение гнилостных лихорадок. Сухое расстройство натуры выражается в склонности пульса к сухости, прерывающей естественную, затрудненности отклика на впечатления при устойчивости их, будь они сильны или слабы, а также в исхудании тела.

Что касается признаков опухоли [в сердце], то к числу их принадлежат признаки горячих опухолей. При начале их проявляется удивительная, необычная неровность пульса и увеличивается пылание в теле, особенно в области дыхательных органов. Хотя дышащий [старается] вдохнуть как можно больше самого холодного воздуха, ему как будто не хватает дыхания. За этим следуют, один за другим, обмороки. При распознавании состояния горячих опухолей сердца не следует ожидать признаков твердости пульса, которых обычно ждешь при других сходных заболеваниях. Дело в том, что опухоль не успевает довести сердце до того, чтобы пульс стал твердым, и убивает раньше этого.

Что касается распада единого, то он распознается по внешним причинам. Один из [врачей] сказал: «Когда в сердце образуется язва, то из левой ноздри течет кровь, и [больной] умирает, признаком этого является боль в области левого соска».

 

Причины, воздействующие на сердце

К числу причин, воздействующих на сердце, принадлежат причины особые, а также причины, общие у сердца с другими [органами]. Таковы причины, действующие на натуру, причины, вызывающие опухоль, причины, вызывающие распад единого, и прочие, сходные с этим [явления], которые мы уже перечислили в Книге об общих [вопросах]. Однако на сердце [воздействуют] и особые причины, зависящие от дыхания, а также причины, связанные с душевными переживаниями.

Что же касается дыхания, то когда оно стесненное или очень горячее или очень холодное, в сердце обязательно возникает из-за этого повреждение, а в отношении душевных переживаний следует обратиться к тому, что сказано в [Книге об] общих [вопросах], — мы уже изъяснили, как они действуют на сердце через посредство пневмы. Все, что. чрезмерно воздействует [на сердце], удушая [и устремляя] внутрь прирожденный жар или посылая его наружу, иногда может вызвать обморок и даже привести к гибели. Гнев из таких переживаний действует слабее всего, ибо гнев редко губит [человека]; что же касается бессонницы, усиленной работы и тому подобного, то все это ослабляет сердце, рассеивая [пневму].

 

Общие законы лечения сердца

Относительно сердечных лекарств у нас есть отдельная статья; если человек объединит знание врачебного искусства со знанием основ, более общих, нежели врачебное искусство, он получит от этого пользу. Здесь же мы укажем только на то, что должно быть сказано в чисто врачебных книгах. А именно: поскольку сердце есть орган главенствующий, первый из всех главенствующих органов и важнейший из них, то решимость пользоваться его лекарствами должна быть решимостью, опирающейся на великую рассудительность — безразлично, хотим ли мы вывести [дурной] сок или изменить натуру сердца; что же касается опорожнения путем кровопускания, то мы принимаемся за него с решимостью, не заставляющей присоединять [к кровопусканию] другие очистительные мероприятия. Нет, наибольшее, что мы обязаны тут [сделать], это не перейти меру, чтобы силы [больного] не упали, и оживить силы, если они немного ослабели, средствами, оживляющими силы, когда они упали из-за холодности или теплоты натуры [сердца]. Это относится не только к выведению крови, но ко всем [видам] опорожнения, хотя при выведении крови такая осторожность и более необходима. Причина, избавляющая от нужды применять наряду с кровопусканием различные другие мероприятия, состоит в том, что выведение крови [хотя] и не является лекарством, поступающим в сердце, причем сердце бывает переполнено только кровью и паром, все же кровопускание одновременно устраняет вредоносность того и другого. При переполнении сердца кровью [пускают кровь] из правого басилика, а при переполнении паром — из левого басилика.

Что же касается всех видов опорожнения с помощью лекарств, то нам надлежит [при этом] объединять с упомянутыми мероприятиями другие мероприятия. Дело в том, что большинство опорожняющих лекарств противостоит [здоровью] тела. Поэтому им должны сопутствовать лекарства сердечные, то есть лекарства, которые придают сердцу силу благодаря своему свойству, дабы к средству, употребляемому для выведения из сердца [дурного] сока, были примешаны подходящие для сердца лекарства, [обладающие качествами] терьяка и бадзахра. Многие из этих лекарств, и даже большинство их, иногда приносят пользу и в другом отношении, а именно, они вдобавок приводят опорожняющие лекарства к сердцу, отклоняя их от других [органов].

Что же касается изменения натуры [сердца], то мероприятия [при этом] направляются либо на изменение холодной, либо на изменение горячей, либо на изменение влажной, либо на изменение сухой [натуры]. Когда мы хотим изменить холодную натуру, то отваживаемся на это [применяя общие] горячие лекарства, смешанные с горячими сердечными лекарствами, и следим, чтобы они не вызвали [слишком] резкого движения сока в сердце и тело сердца не подвергалось бы растяжению от ветров, от материи, вызывающей опухоль, или от чего-либо другого. Если же мы желаем изменить натуру горячую, то не смеем ограничиваться охлаждающими лекарствами. Ведь вещество, ради которого создано сердце, а именно изливающаяся в него пневма, есть вещество горячее, и теплота его — прирожденная, иная, чем теплота, вредящая телу. Случается, что [пневма] вследствие расстройства натуры сердца, когда натура [слишком] горяча, уменьшается в количестве и рассеивается или становится дымной и мутной. И вот, когда в тело сердца поступает что-либо угашающее [теплоту] и не смешанное с горячими лекарствами, дело которых усиливать природный жар своей теплотой или, вернее, особым свойством, сопутствующим их теплоте, это может повредить корню, то есть пневме, хотя и принесет пользу ветви, то есть телу сердца. Нет пользы умерять теплоту тела сердца, если при этом уничтожается теплота пневмы. Поэтому ты видишь, что древние ученые при лечении горячего расстройства натуры и того, что от этого случается, неизменно примешивали холодные лекарства к горячим сердечным средствам, уверенные, что естество, если оно сильно, отделит охлаждающие лекарства от горячащих и принесет охлаждающие лекарства к сердцу, а горячие сердечные средства — к пневме, так что [теплота сердца] станет умеренной, а [теплота пневмы] увеличится. Если же [древние ученые] находили уравновешенное или близкое к уравновешенному лекарство, способствующее укреплению пневмы по своему свойству, каков, например, воловик, они усиленно прибегали к его помощи; однако, если естество слабо, никакие меры не помогают.

А иногда [эти ученые] были вынуждены употреблять горячие сердечные средства, ибо знали, что вещество большинства холодных сердечных лекарств тяжелое и они плохо проходят [в органы], ибо по естеству более склонны оставаться на месте, нежели проникать вглубь; это заставляло [древних ученых] прибавлять к ним [хорошо] проникающие внутрь горячие сердечные средства, чтобы помочь естеству прогнать холодные лекарства к сердцу. Так, например, они примешивали шафран ко всем составам камфорных лепешечек, ибо шафран проводит все эти составы, к сердцу, а затем естественной силе принадлежит отклонить его от сердца, чтобы он подействовал на пневму, а не на сердце, и прибегнуть к помощи охлаждающих средств ради уравновешивания натуры сердца. Это ей выгоднее, нежели использование охлаждающих лекарств в чистом виде, которые останавливаются в начале пути и отказываются проходить [дальше]. А люди, которые не кладут шафрана в камфорные лепешечки и опровергают древних, сами того не зная, делают камфорные лепешечки мало полезными. Затем горячую натуру лечат, давая пить сваренный до густоты сок плодов, особенно сок сирийского яблока и айвы, — это превосходные лекарства.

Что же касается лечения холодного расстройства натуры, то его лечат [какой-либо] сильной лекарственной кашкой [из тех], о которых мы упомянем дальше, душистым вином, умеренными физическими упражнениями, а также горячими благовонными сердечными лекарственными повязками и мазями и горячей пищей в таком количестве, какое можно переварить. Если причиной является материя, ее выводят. При лечении сухого расстройства натуры нужно принимать много увлажняющей пищи и после этого ходить в баню, осторожно пользоваться ваннами, мало двигаться, пребывать в покое, пить холодную воду. Когда наблюдается холодность [натуры сердца], то избегают холодной воды, если она очень холодна, умеряют количество лекарств и питья и заставляют [больного] много спать после горячей еды. Если причиной является материя, ее выводят. Ты вскоре узнаешь подробности этого, когда мы будем говорить о лечении сухотки и похудания. При лечении влажной натуры [дают] легкую пищу, назначают сушащие лекарства и умеренные физические упражнения, производимые часто и подолгу. Если причиной является материя, ее выводят. Влажную натуру лечат также частыми физическими упражнениями, [купанием] в бане перед едой, водами горячих источников, многократным погружением в горячую воду, употреблением послабляющих и мочегонных, а также приемом душистого вина, крепкого и не очень пахучего, и дающих достохвальный химус кушаний в небольшом количестве. Если есть жар, то избегают бани, но не пренебрегают совокуплениями. А если причиной является материя, влажная или горячая, ее выводят.

Сердечные лекарства. Что касается [сердечных] лекарств в их совокупности, то их следует выбирать в рубриках простых лекарств из рубрики «Органы дыхания». А в отношении того, что нужно сейчас, мы упомянем те из них, которые являются как бы вершиной и корнем, и скажем: [лекарства], близкие к уравновешенности, это яхонт, сабанджазак, бирюза, золото, серебро и воловик. Горячие лекарства это, [например], доронник скорпионовидный, цитварный корень, мускус, амбра, дикий имбирь, шелк и шафран. Оба [вида] бахмана быстро помогают, а гвоздика — очень замечательное [средство]. Сюда же относятся сырое алойное дерево, мелисса лекарственная и ее семена, а также шахисфарам и его семена, базилик горный и его семена, кардамон, кубеба, базилик волосистый и его семена, листья цитрона и индийский сададж. Девясил — [тоже] замечательное [лекарство].

Холодные [лекарства] —это жемчуг, янтарь, кораллы, камфора, сандал, роза, конкреции бамбука, печатная глина, яблоки и кориандр сухой и свежий.

 

Частные заболевания сердца по отдельности

 

Перебои сердца и их причины

Перебои — это движения в виде подергиваний, возникающие в сердце. Причиной их является все, что доставляет сердцу страдание и находится либо в самом сердце, либо в его сумке, либо приходит в сердце из соседних органов, соучаствующих с ним [в заболевании]. Иногда они происходят из-за материи в виде сока, а иногда от простого [расстройства] натуры, от опухоли, от распада единого, от какой-либо посторонней причины и от большой чувствительности. Материя в виде сока состоит либо из крови, либо из [водянистой] влаги, либо из черной желчи, либо из желтой желчи, [либо] из ветров — это самая легкая и наилегчайшая. Что касается [перебоев], происходящих от простого [расстройства] натуры, то преобладание всякого [качества] натуры вызывает слабость, а всякая слабость вызывает в сердце, пока в нем имеется остаток силы, некоторое дрожание, как будто сердце отгоняет от себя нечто вредоносное, и наступают перебои. [Перебои], став чрезмерными, переходят в обморок, а обморок, когда он слишком [глубок], переходит в смерть. Иногда перебои вызывает простое [расстройство] всякой натуры из числа натур.

Опухоль, пока она только начинается, вызывает перебои, потом она повергает в обморок, потом губит; холодная опухоль близка [к горячей] по качеству, но иногда она дает [больному] небольшую отсрочку. Так же [действует] распад единого и закупорки, возникающие в путях течения крови и пневмы в сердце и в прилегающих [областях] или в жестких сосудах частей легких. А [перебои] от посторонней причины это, например, [перебои] от изнурительных болей, от перехода материи из упомянутых, соседних с сердцем, опухолей, от приема ядов, а также [перебои] от ужаления животными или от появления в животе змей, особенно если [змеи] поднимаются в наивысшие места остановки пищи и кала. Что же касается [перебоев], возникающих из-за тонкой чувствительности сердца, то у человека, отличающегося такой [чувствительностью], перебои бывают от малейших ветров, зарождающихся в пространстве между [сердцем] и его сумкой, либо в веществе его сумки, либо в его сосудах, а также от ничтожнейшего проявления доходящей до сердца холодности или теплоты, даже после питья воды, причем это не приводит к ослаблению действий сердца.

Если же [перебои] возникают по соучастию, то это либо соучастие всего тела, как бывает при лихорадках и особенно при лихорадках моровых, либо соучастие оболочки [сердца], когда в ней образуется опухоль, рыхлая или твердая, как случилось у упомянутых выше обезьяны, петуха, либо соучастие желудка, когда в устье его имеется сок вязкий, стекловидный или жгучий, желтожелчный, либо когда в желудке портится пища. [Перебои] часто бывают из-за соучастия желудка вследствие наличия в нем сока или прыщей в его устье, или слабости после сильной рвоты; [такие перебои] едва можно отличить от сердечных [перебоев]. Нередко в устье желудка возникают подергивания, следующие одно за другим; они больше всего похожи на сердечные перебои. Случаются [перебои] также вследствие соучастия легких, когда в них образуется множество закупорок в области, прилегающей к сердцу, и дыхание не проходит должным образом. Это говорит о стеснении дыхания, не безопасном [для здоровья].

Случаются [перебои] и вследствие кризиса и движения соков в сторону кризиса. Мы еще разъясним это в своем месте. Если [человек] жалуется на перебои после болезни и у него наблюдаются тошнота и обильное извержение желтой желчи, причем тошнота не проходит, то это дурной [признак], предвещающий спазмы в желудке.

 

Общие меры лечения перебоев.

Что касается любых перебоев, происходящих от материи, то при них приносят пользу опорожнения. Кровяные перебои [лечат] кровопусканием и усиленным выведением крови, а также уравновешиванием пищи в отношении количества и качества; если перебои возникают приступами или часто случаются в определенное время года, например, весной, то необходимо перед приступом производить кровопускание и облегчать питание, а также принимать [лекарства], укрепляющие сердце. При перебоях, происходящих от слизистого сока, следует производить опорожнение лекарствами, действие которых доходит до сердца; наиболее подходят для этого сильные ийараджи, выводящие вязкие жидкости. Перебои, происходящие от черножелчной крови, [притекающей] из отдаленного места, лечат кровопусканием, уравновешивая [натуру] печени [средствами], упомянутыми в соответствующем параграфе, чтобы не зарождалось [слишком много] черной желчи. Если же причиной является чистый черножелчный сок, то мерой лечения служит опорожнение при помощи, например, ийараджа Руфа, лугазийи и всех [лекарств], которыми выводят черножелчный сок из отдаленного места. Затем, после этого, остается уравновесить натуру [печени]. Холодные [перебои лечат] согревающими лекарствами, а горячие — охлаждающими, особенно теми, которые соответствуют сердечным средствам.

Перебои, происходящие из-за соучастия желудка, если они возникали от густого сока, лечат, вызывая рвоту после еды и после приема известных разрежающих лекарств, например, приема выжатого сока редьки в сиканджубине и последующего послабления крепкими ийараджами, вроде лугазийи и тийадаритуса, а также горьким ийараджем, усиленным мякотью колоквинта, агариком и повиликой. Если перебои происходят от жгучей желтой желчи, их лечат, укрепляя желудок густосваренным соком плодов и душистыми плодами, например, яблоками и айвой, особенно после еды, а также грушами и тому подобными плодами, склоняют естество к смягчению и избегают [всего] того, что превращается в желчный сок; при этом принимаются меры для уравновешивания [натуры] желудка. Если в желудке портится пища, то также следует применять упомянутые в разделе о желудке лекарства, дающие ему силу переваривать то, что портится. Устраняя этим способом причину, ты также должен укреплять орган, испытывающий ее воздействие, то есть сердце, чтобы оно не подвергалось вредному влиянию. Не подобает ограничиваться устранением причины, не укрепляя органа, испытывающего ее воздействие; наоборот, тебе следует постоянно доставлять к сердцу сердечные лекарства. Очень помогает, между прочим, при перебоях пить перед сном несколько ночей подряд один мискал воловика. Испытанное при этом средство — пить натощак мужскую гвоздику в количестве, равном по размеру и по весу одной нава в двенадцати мискалах пресного молока, а также пить несколько дней подряд один мискал сухого майорана в холодной воде, если есть жар, и в вине, если жара нет.

Страдающему перебоями полезно, между прочим, всегда иметь при себе благовония из числа [для него] приятных и постоянно ими окуриваться и употреблять приготовленные из них нюхательные вещества. В благовониях для страдающего горячими перебоями должны преобладать розы, камфора, сандал и холодные масла с незначительной примесью других несколько горячих лекарств, например, небольшого количества мускуса, шафрана, гвоздики, если только, конечно, это не угнетает [больного]. Тогда ограничиваются холодными лекарствами. Если же у больного холодная натура, то применяют мускус, амбру, масло бана, масло цитрона, камфорную воду, галийю и тому подобные; больного подвергают различного рода окуриваниям, дают нюхать благовония и назначают ему приятные лекарства, соответствующие его натуре.

Мы не станем умножать слов, перечисляя тебе сердечные лекарства, горячие и холодные, — ты найдешь их все записанными среди простых лекарств в рубрике «Органы дыхания»; говоря вообще, всякое благовонное лекарство есть лекарство сердечное. К тому же мы уже упоминали, какие из этих лекарств следует поставить впереди ради этой цели.

Что же касается страдающего перебоями с тошнотой, про которые мы сказали, что это нехорошие перебои, то его лечат, особенно если сохранился остаток лихорадки, давая пить ошпаренное горячей водой и затем остуженное ячменное толокно с сахаром [в количестве] десяти дирхамов.

Хотя [толокно] тоже вызывает рвоту, [больной] все же получит от, этого пользу. Если же ему противен сахар, так как сахар усиливает тошноту, то он принимает вместо сахара зернышки граната, [причем] ему бинтуют голени, дают вдыхать камфору и подобные ей вещества с уксусом и кладут на грудь тряпицы, смоченные настоем сандала обоих видов, камфоры и других лекарств. Часто [у человека] поднимаются перебои, потом что-то [как будто] устремляется [у него во внутренностях] вниз, справа или слева, и перебои успокаиваются.

 

Лечение горячих перебоев.

Если это перебои с материей и ты вывел материю, но действие ее продолжается, или горячие перебои без материи, то больного следует кормить пищей не обильной, но полезной, каков, например, хлеб, размоченный в розовой воде с небольшой [примесью] душистого вина, хлеб с яблочным вином и яблочным супом, дуг из недавно снятого молока или не очень кислый, тыква, марь и холодные плоды. Если [больной] переносит мясо, то [ему дают] карие и хулам из цыплят и особенно из куропаток, — [куропаткам] присуще особо полезное действие в этом отношении даже при холодной натуре, — а также различные маринады, приготовленные из них. Все это [едят] с выжатым соком плодов, с кислым виноградным соком, [соком] кислых яблок, с крепким уксусом, разбавленным розовой водой, и с соком ивы. Если имеется сок цитрона или лимона, то это всего полезнее.

А если усилятся [перебои] и пылание, то заставляй больного глотать, глоток за глотком, холодную воду и талый снег, смешанный с розовой водой, и глотать питье из [различных] плодов, питье из сирийских яблок и тому подобные [напитки], давая их один за другим. Если нужно развести в них камфору — сделай это. Иногда приходится ограничиваться простоквашей, давая ее пить от одного до двух ритлов и питая ею больного. Если нужно усилить ее [питательность небольшим] количеством хлебного мякиша и ка ка, сделай это. А если ты видишь, что силы [больного] слабы и можно опасаться угашения [теплоты], то обязательно примешивай к этим и подобным им снадобьям кубебу, кардамон, листья цитрона, кориандр; камфору с розой и конкреции бамбука, чтобы уравновесить [теплоту]. Что же касается воловика, то [применяй его] смело, не боясь дурных последствий, и употребляй во всем, что даешь пить и есть. [У врачей] установился обычай поить [в таких случаях воловиком], а также его соком, извлеченным путем перегонки. Иногда от [горячих перебоев] помогает китайский ревень с холодной водой, [даваемый] несколько дней подряд [в количестве] одного дирхама. При этом стараются, чтобы воздух был охлаждающим до крайней степени охлаждения и чтобы при питье [лекарства] были под рукой снадобья для поливания и благовонные [вещества] для нюханья, приготовленные из камфоры и сандала. Неплохо слегка побрызгать на них вином в таком количестве, чтобы их благовоние проходило к сердцу.

Одно из [средств], полезных страдающему горячими перебоями, — переход от [привычного] воздуха к холодному воздуху; это возвращает ему здоровье. Не следует также пренебрегать наложением на [область] сердца охлаждающих лекарственных повязок, изготовленных с сандалом, розовой водой, «кузнечной водой», камфорой, розами, конкрециями бамбука, чечевицей. Эти повязки кладут [больному] на сердце, в особенности при лихорадках. Что же касается сложных лекарств, полезных в этом [случае], то следует поить камфорными лепешечками с шафраном и напитком из цитроновой кислоты, в который иногда кладут листья цитрона, сладкое лекарство с мускусом и холодное веселящее [лекарство].

Испытанная пропись против не очень горячих n е ре бое в : [берут] конкреций бамбука четыре части, индийского алойного дерева и сукка — каждого по дирхаму, кардамона и гвоздики — каждого по дирхаму, камфоры — полдирхама, трагаканта — три дирхама, [все это] превращают в лепешечки влагой таранджубина; каждая лепешечка [весит] полдирхама.

Другая пропись: донника скорпионовидного — одна часть, камфоры — четверть части, сандала — треть части, жемчуга, янтаря, кораллов, индийского алойного дерева, конкреций бамбука, розы — каждого по полчасти, и воловика — две части. [Все это] замешивают на яблочном соке и превращают в лепешечки; за один раз пьют от одного дирхама до одного мискала; Другое лекарство — оно сильнее предыдущего в отношении угашения теплоты: семян латука, семян цикория, конкреций бамбука, розы, сандала, семян портулака огородного, воловика, сухого кориандра, кораллов, янтаря, жемчуга — каждого столько, сколько лекари считают соответствующим правилу, и затем принимают в виде порошка два дирхама. Это очень хорошее [лекарство].

А если необходимость в угашении теплоты [очень] сильна, то берут конкреций бамбука, красного сандала и розы — каждого по одной части, и камфоры — четверть части; на один раз дают пить два дирхама.

Еще одна пpопись: берут кораллов, янтаря, жемчуга, мелиссы лекарственной, базилика волосистого и каленых йеменских квасцов — каждого по три дирхама, армянской глины и Коринандра — каждого по пяти дирхамов; на один раз дают пить по. мискалу с соком мелиссы.

А если дело перешло меру и горение усилилось и есть опасение, что начинается опухоль, то иногда бывает необходимость поить [больного] семенами луффаха и опием; лучше всего давать пить семян луффаха до четырех дирхамов, а опия — до половины данака в смеси с благовонным лекарством из мускуса, сырого алойного дерева, камфоры и шафрана, [в количествах], соответствующих силе больного, периоду болезни и [степени] необходимости.

 

Лечение холодных перебоев.

Что касается опорожнения при наличии материи, то их [производят] тем способом, который мы уже тебе изложили. Одним из испытанных [средств] при слизистых, влажных перебоях, все равно, находится ли материя в области сердца или желудка, являются также пилюли: берут агарика — полдирхама, мякоти колоквинта — один данак, турбита — один дирхам, бделлия — один данак, мускуса и шафрана — каждого по тассуджу, индийского алойного дерева — один данак и индийской соли — четверть дирхама; [столько] выпивают за один раз.

Испытанное средство при черножелчных перебоях: берут черных и кабульских миробаланов каждого по одному дирхаму, повилики — полдирхама, «армянского камня» — четыре дирхама, горького лекарства из мускуса — три дирхама. Этим поят, [добавляя] душистого вина в таком количестве, чтобы [лекарство] в нем растворилось. Иногда же ограничиваются длительным употреблением ийараджа фикра [в количестве] одного мискала с повиликой [в количестве] одного данака. Этим поят с сиканджубином и притом постоянно. А средства, изменяющие натуру [сердца] — это терьяк, митридат, сладкое и горькое лекарства из мускуса, лекарство Кесаря, шалиса, джуваришн с алоэ и амброй, лекарство Кубада, великое веселящее [лекарство], «лекарственная кашка, [дающая] успех», а также мускусные лепешечки. Когда холодность усиливается, приходится [применять], например, анакардийю и поить ею. Иногда от [холодных перебоев] помогает принять одну химмусу кафтаргана с тридцатью мискалами виноградного сусла, в котором вымачивали воловик. Больных питают при этом отваром нута, птенцами голубей и мясом воробьев и жаворонков.

К числу других сложных лекарств принадлежит лекарство [такого рода]: воловика — один дирхам, зурунбада и доронника — каждого по четыре дирхама. За один раз пьют по дирхаму — в начале месяца, в середине месяца и в конце месяца [это лекарство] надлежит [пить] в душистом вине.

Другое [лекарство]: янтаря и бобровой струи — каждого по одной части, сухих цитроновых корок и семян базилика волосистого — каждого по полчасти; [или] янтаря и кораллов — каждого по дирхаму, базилика волосистого и сукка — каждого по дирхаму. За один раз пьют его полдирхама с выжатым соком воловика, не процеженным и не вскипяченным. Существуют [и другие] хорошие, сильно действующие лекарства с длинными прописями, упомянутые в Фармакопее.