Канон врачебной науки

ибн Сина Абу Али

Куландж и задержание кала

 

 

Общее рассуждение

Куландж — заболевание кишок, вследствие которого затрудняется выход того, что естественно выходит. Куландж в подлинном смысле слова — название [боли], причина коей кроется в толстых кишках, в колоне и в тех, что прилегают к нему, то есть боли, которая часто бывает в этих кишках из-за их холодности и плотности. [Именно] из-за холодности на них много жира. Если же [такая боль] имеет место в тонких кишках, то особое название ее, согласно правильному словоупотреблению, — илеус, но иногда илеус в некоторых книгах называется куланджем, потому что он очень походит на куландж. Причины куланджа иногда кроются именно в колоне, а иногда в других кишках и переходят они на колон вследствие соучастия его с другими [кишками].

Причина, имеющая место в колоне, это расстройство простой [натуры] — горячей, холодной или сухой. Горячая [натура] действует тем, что сильно сушит, направляет пищу в [сторону] печени и проталкивает ее к ней, а холодная вредит своим сгущающим действием или создает вредоносное расстройство натуры; чаще всего это случается в холодных странах или при северных ветрах. Холод иногда производит такое действие, стягивая мышцы живота, теплота которого перемещается внутрь и высушивает кал, натягивая мышцы заднего прохода, так что кал и [окружающие его] вещества поднимаются кверху. Сухая [натура] производит такое же действие, поскольку отсутствует то, что заставляет кал скользить, и наличествует, то, что его сушит, впитывая [влагу]. Что же касается расстройства влажной простой натуры, то оно по существу не является причиной куланджа, если только не возникнут из-за него явления, могущие вызвать холодный или влажный куландж с материей.

При расстройстве натуры материя может быть либо горячей, пылающей, и жгучей и вызвать нарушение непрерывности, при котором рези переходят в куландж, либо холодной, причиняющей боль, либо из-за расстройства несогласной холодной натуры, либо вследствие нарушения непрерывности, возникающего при прохождении этой материи, хотя это и не настоящий куландж; иногда холодная [натура] вызывает куландж, час за часом порождая ветры в теле кишок. Иногда соком, вызывающим такую боль или что-либо к ней близкое, является черная желчь. Нередко [боль] появляется приступами или при приеме пищи, а иногда успокаивается после рвоты кислой, черной желчью, хотя чаще всего извергаемым веществом при такого рода боли оказывается слизь, порожденная холодностью органов, расстройством пищеварения и пищей — плодами и овощами.

Особой причиной куланджа может быть и закупорка, препятствующая прохождению кала, соков и ветров; устремляясь, они причиняют боль и вызывают сильное напряжение. Большинство подобных закупорок, если это не опухоль, возникает после переполнения слепой [кишки] и затем переходит на колон, но такая закупорка либо представляет собой опухоль в кишке, большей частью горячую, либо возникает от вязкого слизистого сока, который наполняет полость кишки и запирает ее. Последнее бывает чаще всего, и именно от такой [закупорки] помогает лихорадка. [Причиной куланджа] может быть также образование ветров, заворот, скручивающий кишки из-за ветров, разрыв связок, кила, расхождение стенок живота и опущение кишок в область паха и яичек, или расхождение [стенок] выше этого места, а также скопление червей или сухой кал. Кал высыхает либо потому, что он является отходом сухой пищи, либо из-за того, что он долгое время задержался и высох; причиной задержки является слабость изгоняющей силы в кишках. Такая задержка часто случается после приема чего-либо, вызывающего онемение, которое притупляет силы, воздействующие на кал и, вместе с тем, сгущает его. [Бывает это также] вследствие слабости выжимающей силы мышц живота, как случается с теми, кто учащает совокупления, или из-за потери чувствительности кишок, или по причине слабого излияния желчи, которая гонит пищу и омывает [кишки. Кал может стать сухим] и оттого, что [сосуды] масарика вытягивают из него много влаги, [или] от чрезмерного выделения ее, а также от вызывающих испарину физических упражнений или сильного разрыхления [кожи] при [расстройстве] натуры, когда тело не может противостоять извлечению из него [влаги] окружающим жарким воздухом; именно поэтому купание в горячей воде закрепляет естество. Причиной [сухости кала] иногда является также и воздух, который столь сильно согревает, что вытягивает влагу из [тела] даже при отсутствии разрыхления или при разрыхлении в виде свищей, а иногда — ремесло, вынуждающее постоянно терпеть жару, например, стеклодува и кузнеца или литейщика. Нередко она обусловлена очень горячей натурой самих внутренностей, высушивающей [кал] своей теплотой. В редких случаях теплоту порождает обилие горячей желчи, которая изливается во внутренности и, встречая его, сжигает кал, предрасположенный к этому вследствие малого количества и сухости его вещества; но это бывает редко, а чаще всего вызывает понос; если же в этих редких случаях возникает куландж, то он причиняет страдания и вызывает в кишках сильную, невыносимую боль.

Иногда причиной теплоты оказывается сильная холодность наружного воздуха, который запирает теплоту внутри [тела] и вместе с тем гонит мочу и стягивает задний проход так, что кал направляется кверху. [Сухость кала] может происходить от сухости натуры кишок и внутренностей, высушивающей кал, а также от захира или опухоли в прямой кишке, из-за которой кал запирается. Некоторые утверждают, что иногда задержанный кал каменеет и выходит в виде камешков. Что же касается [куланджа] возникающего по соучастию, то иногда в печени, в мочевом пузыре, в почках или в селезенке образуется опухоль, соучаствуя с которой кишка сжимает, сдавливает и стягивает [содержащееся] в ней вещество. Или, например, кишка соучаствует с почками при болях от камней и ее способность выталкивать соки ослабевает, так что они в ней задерживаются, и возникает куландж по соучастию с камнями; однако боли от камней похожи на боли при куландже, и причина их остается скрытой, если врач не обладает прозорливостью; мы упомянем о различии между ними, говоря о признаках [куланджа].

Куландж и илеус возникают как моровые, налетающие болезни и переходят из города в город и от человека к человеку. Об этом говорит один из древних врачей; он же сообщает, что у некоторых больных куландж приводит к падучей, которая бывает смертельной, а у других — к смещению кишки колон и к расслаблению ее при сохранении чувствительности. В последнем случае есть надежда на благополучный исход, и это чаще всего бывает при илеусе, причем [илеус] превращается в куландж путем перехода, похожего на кризис. Говорит [этот врач]: «Некоторые медики лечили больных удивительным способом, а именно, кормили их латуком, цикорием, грубым рыбьим мясом, мясом всех животных с копытами, а также бараньими ножками в охлажденном виде, и поили холодной водой и кислыми [соками]. И это их вылечивало, и выздоравливали все, кроме тех, у кого появлялась падучая и упоминаемый [ниже] паралич; поправлялись некоторые больные, у которых падучая начиналась». Куландж иногда бывает у людей, страдающих распиранием кишок и неспособных изгонять кал и соки из верхних кишок, так же как они неспособны задерживать то, что находится в нижних кишках.

Нередко холодность натуры является причиной куланджа, но чаще всего куландж возникает вследствие густой слизи, а затем — от ветров, которые запираются или проникают промеж слоев и волокон и вызывают нарушение непрерывности. Ветры распространяются в желудке вследствие обширности его, теплоты желудка и близости его к горячим органам, а в верхних кишках они распространяются по причине их тонкости, но задерживаются в других кишках, так как [качества их] противоположны этому: они холодны, узки и сильно извилисты и оболочки их плотны. Ветровой куландж, хотя он и не свободен от материи, распространяющей ветры, не приписывают этой материи, поскольку она одна не преграждает путь тому, что должно выйти, и причиняет боль не сама по себе, но посредством того, что из нее образуется. А слизистый [куландж] причиняет боль сам по себе и запирает тоже сам по себе. Что же касается остальных разновидностей, то они реже, чем эти две. Предрасполагает кишки к куланджу, особенно к ветровому, сильно разбавленное вино, овощи, особенно тыква, свежие плоды, особенно виноград, а также запивание их водой, движение и совокупление после еды, сопротивление выходу ветров и проникновение к кишке сильного холода, который ее охлаждает и уплотняет.

К каловому куланджу кишку предрасполагает употребление в пищу печеных яиц, груш, вяжущей айвы, хлебной тюри, толокна, проса, риса и тому подобного; также приводят к куланджу частые совокупления, особенно после грубой пищи, и задержание выхода кала. При всяком куландже из-за густых соков или испражнений чаще всего наполняется их веществом сначала слепая кишка, а затем оно переходит в другие [кишки]; пока слепая кишка не опорожнится, испражнение не завершается до конца. Иногда материя куланджа поступает сверху; всякий раз, как при этом делают клизму или припарку, материя опускается и боли вдвое усиливаются. Лихорадка помогает от всяких болей при куландже, причиной которого являются густые ветры, слизь и расстройство холодной натуры; при ветровом куландже это самая полезная вещь.

Куландж часто переходит в паралич и разрешается им. Это бывает тогда, когда жидкая материя устремляется к конечностям и впитывается мышцами. Нередко он разрешается также болями в суставах, а иногда переходит в боли в спине, слизистые или кровяные, от которых помогает кровопускание, ибо теплота способствует созреванию [материи], причиняющей боль, и лекарства от куланджа — содействующие созреванию незрелой материи. Если же [куландж] переходит в наваждение, меланхолию или падучую, то это плохо. Иногда он переходит в водянку, так как портит натуру печени. Если куландж совпадает с болями в суставах или с подобными им, то эти боли не проявляются по трем причинам: более сильная боль отвлекает от более слабой; материя устремляется в сторону кишечной боли; страдания, голодание и бессонница способствуют рассасыванию излишков. Когда задержание кала длится долго, он раздувает живот и затем убивает. Если органы, [пораженные] куланджем, сильны и не принимают излишков, то излишки зачастую поднимаются вверх и вызывают заболевание головы. Часто порождают куландж, вслед за поносом, задержавшиеся густые [соки]; лечение куланджа и резей нередко возбуждает икоту.

Признаки всякого куланджа вообще.

Что касается проявлений истинного куланджа, который еще не упрочился, то при этом уменьшается количество выделяемого кала, удлиняются промежутки между испражнениями и падает или даже полностью пропадает аппетит. Больной питает отвращение к жирному и сладкому и чувствует некоторую склонность только к кислому, острому или соленому. Он испытывает позывы на рвоту и тошноту, особенно если примет чего-нибудь жирного или почувствует запах жирного или сладкого. Усвоение пищи у него очень слабеет и постоянно ощущаются рези; ему часто хочется выпить воды и он чувствует боль в спине и в голенях. Затем эти явления усиливаются и естество запирается так, что не выделяется почти ничего, даже ветры. Иногда задерживается также и отрыжка, и рези усиливаются; кажется, что они сверлят живот сверлом, или что в кишки воткнута стоймя иголка, и всякий раз, как больной пошевелится, она причиняет ему боль. Жажда усиливается, и человек не может напиться, даже если пьет много, так как выпитое не проходит к печени из-за закупорок, возникших в устьях масарика, прилегающих к животу; иногда у некоторых беспричинно возникает «гусиная кожа». Если из живота больного куланджем удается что-нибудь вывести, то выходят жидкости и кал, похожий на кал верблюда, в виде орешков больших и маленьких, а также [испражнения], всплывающие в воде. Часто [появляется] рвота с желчью и слизью, в большинстве случаев сначала слизистая, а затем желчная, после чего больной иногда извергает подобное порею или ярь-медянке, а затем — нечто вроде черной желчи в виде кусочков, ибо соки уже испортились и перегорели вследствие болей, бессонницы и горячих лекарств. А рвота учащается из-за соучастия желудка с кишками, обилия материи и утраты ею пути для выхода низом, так как путь в кишки для желчи чаще всего оказывается закрытым и она извергается верхом. Вследствие этого [при куландже] краснеет моча, ибо большая часть желчи направляется в почки, не находя пути в желчный пузырь, переполненный вследствие образовавшейся перед ним закупорки. [Моча краснеет] также и потому, что боль вызывает покраснение ее жидкости, а почки соучаствуют, в страдании; из-за этого моча иногда запирается. В начале [болезни] моча имеет цвет отвара нута или сырной сыворотки. Нередко начинается сильное сердцебиение, так что приходится хвататься рукой за грудь, а иногда дело доходит до холодного пота и обморока.

Признаки доброкачественного куланджа.

Самый безопасный куландж — такой, при котором запор не силен, или боли перемещаются и иногда очень незначительны, хотя и возобновляются, после отходов ветров и кала и применения клизм больной чувствует явное облегчение. А противоположные [признаки] свидетельствуют о самом тяжелом куландже.

Дурные признаки при куландже.

[Таковы] сильная боль, непрерывная рвота, холодный пот, холодность конечностей вследствие жестоких болей в животе, прилив к животу крови и пневмы. Если [куландж] приводит к непрерывной икоте, помрачению сознания, кузазу и задержанию всех выделений, так что, несмотря на все ухищрения, ничего не выделяется, то он убивает. В «Диковинных признаках» [говорится], что если у человека, страдающего болями в животе, появится возле бровей черный прыщик, похожий на конский боб, который затем изъязвляется и держится до следующего дня и дольше, то больной умирает. Такого человека поражает спячка, и он много спит в начале болезни; хорошее состояние дыхания не является тогда признаком благополучия; что же говорить о дурном дыхании!

Различие между куланджем и камнями в почках.

При камнях в почках иногда появляются признаки куланджа, из коих основные упомянуты выше, ибо самый колон соучаствует с почками и в нем возникает присущая [куланджу] боль и появляются симптомы, соответствующие такой боли. Различие между этими двумя [заболеваниями] определяется по качеству боли, по особым сопутствующим явлениям, по показанному и противопоказанному, по качеству выделений, по степени проявления [заболевания], по предшествующим причинам и признакам. Что касается качества боли, то она различается по степени, по месту, по времени и по движению.

Степень боли: при камнях боль невелика и это как бы [укол] колючкой, а при куландже она велика.

Место боли: боль при куландже начинается снизу и справа и распространяется вверх и влево, а когда она упрочится, то расходится направо и налево. По мнению некоторых, куландж никогда не начинается слева, но это неверно, и мы на опыте [убедились] в противоположном. [При куландже боль] больше распространяется кпереди и к лобку, нежели кзади, а почечная боль начинается сверху и понемногу спускается к тому месту, где упрочивается. Она больше распространяется кзади.

Время: почечная боль нередко усиливается при пустом [желудке], а боль от куланджа в это время ослабевает и усиливается после принятия какой-либо пищи. Боль при куландже начинается сразу, в короткое время, а боль от камня [нарастает] мало-помалу и усиливается под конец. При [камнях в] почках сначала возникает боль в спине и затруднение мочеиспускания, а затем уже появляются признаки, общие с куланджем, а при куландже сначала появляются такие признаки и затем — боль.

Движение [боли]: при куландже боль распространяется в разные стороны, а почечная боль неподвижна.

Что же касается особых сопутствующих симптомов, то при почечной [боли] часто бывает «гусиная кожа», а к куланджу [это] не относят. В отношении различия, определяемого по тому, какие [меры лечения] подходят, а какие не подходят, [скажу], что клизмы и выход ветров и кала облегчают боль при куландже и не облегчают а большинстве случаев сколько-нибудь значительно почечную боль, тогда как лекарства, дробящие камни, облегчают боль, но не облегчают куланджа. Качество выделений [показательно тем], что при камнях в почках иногда совершенно не наблюдается запора, и кал, когда он выходит, не похож на кал верблюда, орешки или коровий кал и не всплывает в воде. Нередко при [почечных камнях] совсем не бывает запоров, урчания, или чего-нибудь подобного, а куландж не свободен от этого.

Что же касается силы проявлений, то боль в голенях и в спине и «гусиная кожа» при [камнях в] почках сильнее, тогда как падение аппетита, желчная и слизистая рвота, плохое усвоение [пищи] и жестокая боль, приводящая к обмороку и холодному поту, а также облегчение от рвоты проявляются при этом слабее. [Различия] в отношении предшествующих причин и признаков таковы: постоянное несварение желудка, принятие дурной пищи, упорные рези, урчание и запор предшествуют при куландже, тогда как моча с песком или соками предшествует болям в почках, причем моча сначала [идет] жидкая, затем [появляются] густые соки и после этого — песок.

 

Признаки отдельных видов

куланджа.

 

Признаки слизистого куланджа.

На то, что куландж слизистого происхождения, указывает наличие предшествующих причин, порождающих слизь: несварение желудка, употребление различных [вредных] кушаний, возраст, местность, время года и другие причины, которые ты уже знаешь. Свидетельствует об этом также выделение слизи с калом перед [приступом] куланджа и в клизмах во время приступа, холодность нижних конечностей, ощущение тяжести и очень сильный запор, при котором не выделяется ничего — ни кала, ни соков, ни ветров, а если что-нибудь и выделяется, то нечто вроде коровьего кала, как и при ветровом [куландже], но при ветровом боль длительна. Не следует заблуждаться, [наблюдая] усиление жажды, пылание и покраснение мочи, и думать, что болезнь горячая, ибо все это обычно при всяком [куландже].

 

Пpизнаки ветрового [куланджа].

Признаком ветрового [куланджа] является наличие общеизвестных предшествующих причин: например, обильного питья холодной воды, разбавленного вина, [потребления] пучащих овощей и плодов, наличия непереваренной пищи, урчания и ощущения в кишках движения ветров и сильного напряжения и терзания, как будто кишки сверлят сверлом или им причиняет боль иголка. Последнее бывает и при слизистом [куландже], когда [слизь] запирает ветры или порождает их, но при ветровом [боль] сильнее. При ветровом нет ощущения большой тяжести; ему предшествует сильное урчание, но ветры успокаиваются и больше не урчат и не выходят. Урчание может снова начаться при применении припарок или нажатии [на живот]; боль иногда упрочивается в одном месте и не перемещается. Нередко вздутие [живота] можно почувствовать рукой, и при этом чаще всего помогает давление, а припарки иногда помогают, а иногда не помогают; последнее бывает в том случае, когда материя, порождающая ветры, неподвижна: воспринимая тепло и согревание, она всякий раз образует ветры. На [ветровой] куландж указывают иногда также испражнения в виде кала, всплывающего в воде вследствие обилия содержащихся в нем ветров. Нередко живот при этом бывает мягким, а иногда происходит послабление и выходят соки, но это не приносит пользы, так как в оболочках кишок задерживаются густые пары. [Ветровой куландж], при котором боль перемещается, более доброкачествен, а если живот раздувается, как барабан, это плохо.

 

Признаки калового куланджа.

Признаком калового [куланджа] служат некоторые предшествующие явления, а именно: запор кала за несколько времени до появления болей и ощущение значительной тяжести, причем кажется, будто кишка разрывается сама собой. Когда больной чувствует позывы, то ничего не выделяется, но иногда выходят вязкие и густеющие выделения. При каловом куландже желчного происхождения признаком служит цвет кала, обилие выделяющейся желчи, жжение, пылание, пощипывание, предшествующее раздражение вследствие выведения желчи и сухость языка. Что касается калового [куланджа] из-за разрыхления [тканей] тела, то на него указывает предшествующая скудость кала, мягкость тела и быстрое раздражение от холода и жара. Признаки калового [куланджа] от разгоряченности или сухости живота — это наличие пылания в стенках живота, их высыхание, а также сухость и темный цвет кала, доходящий до некоторой красноты. При каловом [куландже], обусловленном рассеивающим действием воздуха, физическими упражнениями, потением и тому подобным, указанием служит предшествующая скудость кала и наличие упомянутых причин. Признаки [куланджа], возникшего из-за задержания желтой желчи, излившейся в кишки: тяжесть, вздутие живота, белый цвет кала, затрудненное извержение его, распирающая боль, вызванная калом, и стеснение [в животе]; иногда этому сопутствует желтуха. Признак запора вследствие холодности печени или другого [органа] — отсутствие зловония кала, причем цвет его зеленоватый, а признаки [калового куланджа] от черной желчи — кислая отрыжка, черный цвет кала и вздутие живота при слабой боли.

 

Признаки куланджа от опухоли.

Что касается признаков [куланджа] от горячей опухоли, то таковы распирающая стойкая боль в одном месте, тяжесть, биение, пылание, острая лихорадка, сильная жажда, красный цвет лица, опухание глаз, задержание мочи—это важный признак — неприятное действие послабления. Нередко такая боль сопровождается размягчением естества, а иногда она приводит к похолоданию конечностей при сильном жаре в животе; случается, что краснеет место на животе, соответствующее месту опухоли. Если опухоль желтожелчная, то распирание, тяжесть и биение слабей, а лихорадка, пылание и жжение сильней. Признаками [куланджа], возникшего из-за холодной слизистой опухоли, а он [бывает] редко, служат слабая непрерывная боль, появляющаяся в одном месте; особенно когда из желудка спускается что-нибудь вниз. Рукой ощущается мягкое вздутие и облик [больного] подобен облику обрюзглых. При этом предшествуют причины, обусловливающие данное [заболевание]: потребление молока, рыбы, грубого мяса, холодных свежих плодов и овощей. Семя у такого больного холодное и жидкое, и это признак, соответствующий в подобном случае. Кал бывает при этом слизистый.

 

Признаки куланджа, вызванного заворотом и разрывом.

Признак [куланджа] от заворота кишок — внезапное возникновение его после какого-нибудь резкого движения: сильного прыжка, падения, удара, скачки на коне, борьбы и ношения тяжестей или же вследствие разрыва или сильных ветров. Боль при этом сходна с заболеванием: она [разыгрывается сразу], а не начинается постепенно, мало-помалу усиливаясь. На [куландж], вызванный разрывом, иногда указывает [самый] разрыв.

 

Признаки прочих видов легкого куланджа, например, возникшего из-за холодности или слабой чувствительности [кишок] или из-за червей и разрыва.

Признаки [куланджа] из-за холодности кишок — слабая жажда, всплывание и раздутость кала, ощущение холода в кишках и незначительная боль. Иногда семя при этом холодное. Признаки [куланджа], возникшего из-за желтой желчи, это предшествующие причины, возраст, место [жительства], облик, время года и тому подобное, а также ощущение сильного пощипывания, пылания и жжения и неприятное действие острых клизм. Больной страдает от слабительных, заставляющих желчь опускаться, мучительно переносит голод и получает пользу от уравновешивающих холодных лекарств и выведения желчи, если только материя не впиталась [в кишки; сюда же относится] периодическое обострение болезни. Иногда она сопровождается лихорадкой, а иногда — нет, лихорадка при этом не такова по силе проявлений, как при опухолевом [куландже]. Нередко такому [куланджу] сопутствуют боли в лобке, как от укола ножа, а ветров при нем не бывает.

Признаки [куланджа] от слабости изгоняющей [силы]: это предшествующее размягчение естества, частые позывы на низ, причем [испражнений], однако, очень мало, и ослабляющие силу предшествующие причины, как например, теплота или холод, пришедшие [извне] или введенные [с пищей]. Чаще всего живот бывает при этом мягким или умеренно [вздутым]. Количество и качество кала остаются естественными, однако, чтобы вывести кал, требуется применение инструмента или свечек. Нередко [слабость изгоняющей силы] обусловливается свищом. Признаком [куланджа] вследствие слабой чувствительности [кишок] является то, что пища, придающая качеству кала жгучесть, не возбуждает позыва на испражнение; подобная пища — это, например, порей, лук, сыр, пажитник. Когда [больному] вводят острые свечки, он не ощущает от них раздражения. Если живот вздувается от принятой пищи и она запирается, это не причиняет сколько-нибудь значительной боли. Случается, что в кишках образуются свищи, которые и нарушают чувствительность. Признаки [куланджа], возникшего из-за червей, — это признаки наличия червей и предшествовавший выход их [наружу].

 

Лечение

куланджа,

рассуждение об

илеусе

и частные вопросы, касающиеся болезней и состояния кишок

 

Общие правила лечения куланджа

Не следует откладывать лечения куланджа, и когда появятся первые его признаки, надлежит избегать переполнения и поскорее произвести соответствующее очищение. Если [куландж] возник после пищи, которой поел, то немедленно выводи ее рвотой, а вместе с ней и все соки, которые подобает вывести, чтобы [кишки] очистились: рвота иногда отрывает влажную и желтожелчную материю, [порождающую] куландж. При чрезмерной рвоте ее прекращают останавливающими рвоту средствами. Хорошо для этой цели положить в мятное вино, приготовленное из гранатового сока, немного кумина и сумаха. Не одобряют при куландже поспешного применения послабляющих сверху, ибо закупорка иногда бывает очень прочной, а орешки [кала] и соки — густыми и крупными, и если к закупорке направляется сверху сок, он нередко не находит прохода, и такой способ лечения навлекает большую опасность. Необходимо сначала дать [больному] похлебать чего-нибудь смягчающего и вызывающего скольжение, например, отвара из старого петуха, пропись которого мы еще дадим; впрочем, мы уже приводили эту пропись в рубриках простых лекарств. Затем следует сделать смягчающую клизму. При наличии лихорадки отвар петуха заменяют ячменной водой, чтобы понемногу захватить соки и орешки [кала] снизу. Когда же [больной] почувствует, что орешки [кала] и очень густые соки вышли, то при необходимости дать ему что-нибудь сверху, это Делают; если можно очистить сверху путем частой рвоты, то вызывают рвоту. Необходимость давать [лекарства] сверху усиливается, когда источником материи является желудок или верхние кишки и когда известно, что желудок слаб и в нем много соков, и что переполнение имеет место выше пупка, где и ощущается тяжесть. Если все это так, то требуется послабление сверху, так же как и в том случае, когда куландж является последствием ссадины; лечить его сверху тогда предпочтительнее. Такая разновидность куланджа начинается в желудке и в верхних [кишках], причем в желудке имеется скрытая там материя, которая затем посылается раз за разом в пораженные [куланджем] кишки; поступая туда, она всякий раз снова причиняет боль. Возникает необходимость очистить источник образования материи, и если [больной] выпьет слабительного, то оно либо выводит материю и избавляет от нее, либо заставляет материю спускаться к одному месту, и тогда можно очистить от нее кишки одной клизмой или, во всяком случае, меньшим количеством [клизм], чем было бы нужно раньше. Если же нет явной необходимости давать лекарство сверху, то, по-моему, лучше всего совершенно ничего не давать сверху и ограничиваться клизмами. Дело в том, что причиной куланджа чаще всего является густой, вязкий и липкий сок, который не выводится полностью посредством опорожняющих средств, и если дать лекарство сверху, то оно опорожнит не только желудок и кишки, но и другие места, которые совсем не нуждаются в опорожнении, а это неизбежно порождает слабость. Если такая слабость имеет место и затем возникает необходимость очистить кишки, требующая многочисленных клизм и частых опорожнений, то силы больного очень ослабевают. Поэтому лучше всего по возможности ограничиваться клизмами и подобными им [лечебными мерами], ибо [клизма] находит в кишке сок, не извлекая его из других мест и не выводя его из других органов в значительном количестве. Если клизму повторить несколько раз в соответствии с клейкостью сока, порождающего боль, это не столь опасно, как опорожнение сверху с помощью лекарств, извлекающих [соки] из всего тела. Если же клизма ничего не выводит и материя еще не созрела, то подожди и не ставь клизм, особенно острых, ибо их своевременно делать после созревания [материи], тем более, что острые клизмы опасны для сердца и головного мозга: зачастую клизмы не послабляют, а вызывают головную боль и возбуждают сердце. В таком случае следует прибегнуть к помощи [лекарств] сверху.

Нередко имеет место послабление сверху и закупорка его снизу. Тогда следует уплотнить [соки] сверху при помощи вяжущих лекарств, чтобы они стали однородны, а затем сделать опорожнения.

Если есть лихорадка, то надлежит делать клизмы мягкими и класть туда много масла, дабы ослабить соленость соли, которой иногда требуется до двух с половиной дирхамов. Когда же клизма не низводит вниз ничего, то дай больному ийараджа фикра в вине или сухого; это бывает [нужно] после приема таких [лекарств], как шахрийаран и тамри. Не подобает усиливать ийарадж для таких больных агариком, ибо последний глубоко проникает в органы И остается во внутренностях. Не следует ставить клизм в то время, когда в желудке находится какая-либо [пища], чтобы не увлечь ее книзу в сыром виде. Клизмы надо ставить не непрерывно, а делать между ними перерыв. Что же касается желтожелчного куланджа, то припадки его пресекаются приемом «золотых лепешечек».

Нередко бывает, что лекарства, извлекающие [дурные соки] из тела, притягивают другие вредные соки в кишки; иногда они тянут [туда] соки, вызывающие ссадины, и возникают одновременно ссадины и куландж; это один из губительных недугов. Вредней всего поить при куландже слабительными, которые имеют большой объем и внушают отвращение, и поэтому не остаются в желудке; напротив, лепешечки, ийараджи и все, что имеет меньший объем и более приятный запах, лучше подходит для питья.

Надлежит очень внимательно следить за головой, дабы она не восприняла испарений того, что заперто в животе, или испарений острых лекарств, применение которых необходимо при большинстве: недугов рода куланджа; это нередко приводит к наваждению и помрачению сознания, что следует опасаться при куландже. Одно из порождаемых этим вредных [последствий] состоит в том, что врач не может тогда узнать у больного, каково его состояние и найти верный путь к необходимому лечению. Предохранение [головы] осуществляется холодными благовониями, холодными маслами и прочими [средствами], на которые мы указывали, [говоря] об охлаждении натуры головы. Нередко необходимость в согревании кишок сочетается с надобностью охладить печень. Последнее достигается наложением на печень охлаждающих лекарственных повязок, и тому подобного, причем область печени ограждается от [действия] горячих повязок и втираний в живот. Так же обстоит дело и с сердцем. Наиболее подходят для его охлаждения холодные выжатые соки [растений] с камфорой и сандалом; [применяя их], следует поместить между областью кишок и областью сердца и печени преграду в виде куска ткани или теста и тому подобного, не дающую [лекарству], предназначенному для одного из этих органов, стекать к другому. Жажда у таких больных бывает сильна, но им ничего не остается, как пить мало и терпеть. Если прибавить к их скудному питью немного джулаба, это полезней всего против жажды, ибо тело любит все сладкое, а [джулаб хорошо] приводит к нему [влагу].

 

Лечение холодного куланджа.

Что касается лечения холодного куланджа, то, согласно правилам, не следует поспешно обращаться к лекарствам, вызывающим онемение. Те, кто торопится успокоить боль вызывающими онемение средствами, делают очень опасное дело, ибо применение таких средств не есть истинное лечение, так как истинное лечение состоит в искоренении причины, а онемение укрепляет причину и устраняет ощущение ее. Ведь, если причиной [куланджа] является густой сок, он становится от этого только гуще, а холодный сок или самая холодность натуры делается еще холоднее. [Когда причина куланджа] — грубый ветер, он становится еще грубей, а если большая плотность вещества кишок, через которые не проходят задержанные в них соки, то они только становятся плотней, и боль возвращается через день, два или три, еще более сильная, чем прежде. Поэтому не следует заниматься [притуплением чувствительности], пока это возможно и пока есть другой выход, и лучше обратиться к удалению и устранению причины, [то есть] растворять соки и расширять отверстия для того, что заперто, расслабляя. Зачастую этого удается достигнуть разрежающими лекарствами, которые не [должны] сильно согревать, ибо если сильно согревающее лекарство внезапно воздействует на материю, можно опасаться, как бы ветры, образующиеся при растворении материи, не оказались обильнее ветров, которые рассеивают лекарство. Наоборот, степень [согревания] должна быть такою, чтобы произвести сильное рассеивание ветров, а во влажной материи вызвать лишь разрежение и потепление, без сильного растворения. Вследствие этого иногда бывает достаточно воздерживаться несколько дней от еды и питья.

Также и припарки иногда возбуждают сильную боль, и [врач] принужден либо прекратить припарки, либо умножить и участить их, чтобы рассеялись ветры, поднятые первой припаркой. Употребляя опорожняющие клизмы, тебе следует, если кал заперт, начинать с таких клизм, в которых содержатся вещества, вызывающие скольжение кала вследствие наличия в них слизи и масел, а также каловые лекарства, то есть лекарств а, подходящие для лечения чисто калового куланджа. Так поступают при ветровом [куландже], а затем, если куландж слизистый, применяют клизмы, выводящие слизь, а если ветровой — клизмы, рассеивающие и изгоняющие ветры.

Тебе должно знать, что иногда при опорожнении от всяких соков небольшое количество их остается невыведенным; они находятся возле болящего места и причиняют боль. [В таких случаях] не следует говорить, что лечение не помогает, а нужно вывести также и эти [остатки] посредством клизм. Нередко [причиной] этого являются одни ветры, на что указывают признаки наличия ветров; тогда надлежит применять клизмы, укрепляющие орган и рассеивающие ветры путем легкого согревания; иногда бывает достаточно выпить крепкой, горячей лекарственной кашки, например, терьяка или чего-нибудь подобного, а иногда — поставить на больное место банки с огнем. Нередко довольно бывает выпить [с водой] семян, рассеивающих ветры; [в других случаях] оказывается достаточным принять подогретого вина. Случается, что [недуг проходит] от применения лекарственных повязок, причем сильнее всего действуют горчичные повязки, вызывающие покраснение: они иногда рассеивают ветры, а иногда оттягивают материю к мышцам живота. Воды горячих источников, если купаться в них при сильных болях, очень помогают. Замечательна при этом нашатырная вода, [применяемая] всеми способами, даже в питье, если она такова, что ее можно пить. Помогают также и ванны, приготовленные из воды, в которой варились лекарства, рассеивающие ветры и разрежающие. Нередко оказывается достаточным осторожное растирание живота при одновременном сильном растирании голеней.

Бывает, что сильная боль поднимается от питья холодной воды. Это вреднейшая вещь при таком заболевании, тем более, что мало помогает утолить жажду. Крепкий набиз в небольшом количестве лучше воды, а горячий набиз скорее успокаивает боль. Вреднее всего для таких больных холод и холодный воздух, тогда как тепло, горячая вода и воздух для них всего полезней. Если причиной [заболевания] является холодность кишок, причем стенки живота тонки и куландж то и дело схватывает больного, то необходимо постоянно согревать ему живот, покрывая его шерстью, или повязывать живот шерстью втирания горячих масел и поливания, о которых мы вскоре скажем [также] помогают от этого. Иногда приходится делать припарки а иногда оказывается необходимым добавлять в горячие масла бобровую струю, фурбийун. Холодный куландж, причиной коего, является упомянутое уже нами постепенное просачивание [материи] к поврежденному месту, причиняющее боль, следует лечить частыми осторожными опорожнениями в несколько приемов, если только не установлено, что материя обильна и ее нужно вывести [сразу]. При; [одновременном] просачивании И зарождении [материи] надлежит поить больного во время приступа и ночью чем-нибудь вроде пилюль с сабуром, пилюль с ийараджем или пилюль, составленных из мякоти колоквинта, смолы скаммония, сагапена и сабура. Любыми из этих пилюль поят в количестве от полумискала до двух третей мискала. Если постоянно делать это в течение ряда дней и упорядочить питание, то больные выздоравливают и избавляются [от болезни].

Особые правила лечения ветрового куланджа из рода холодных. Надлежит употреблять клизмы, свечки и лекарственные повязки, о которых мы вскоре упомянем, и полностью воздерживаться от пищи, хотя бы даже на три дня, причем [больной] должен как можно [больше] спать. [Врач] старается оторвать порождающую ветер материю с помощью очищающих клизм и согреть больной орган клизмами, а также снаружи упомянутыми прежде способами. Когда нет опасения, что имеется [дурной] сок, то согревай, сколько хочешь, припаривай, сколько хочешь, и усердно ставь банки без надреза. Если естество отвечает [на лечение], то прибегай к легкому растиранию больного места и втирай; например, масло жасмина, нардовое масло и масло бана в подогретом виде; [делай] также припарки с горячим просом и солью в количестве, которое сочтешь наиболее подходящим. Испытывай, в каком положении — на боку, на спине или ничком больному удобнее лежать и лучше всего отходят ветры. Из лекарств для питья дают тмин и семена руты в настоях семян, в старом вине, в воде, подслащенной медом, или с фанизом. Иногда в такое время поят филунией, и [больной] избавляется от недуга.

 

Что вредно для страдающих

куланджем

Вредными для них могут быть и пища, и поступки. Что касается пищи, то [вредно] всякое грубое мясо диких животных, даже мясо зайца, антилопы, лани и дикобраза, а [также] рыба, особенно крупная, и свежая, и соленая, далее — всякое жареное и тушеное мясо, каково бы оно ни было, желудки всех животных и даже все мясное, за исключением того, что мы [упоминали] выше. Вреден таким [больным] белый пресный хлеб, сикбадж, мадира, уксус с оливковым маслом, ячменный суп, молочная рисовая каша и миндальное пирожное, тогда как блинчики менее вредны. Приносит им вред всякое сухое печенье, а также хлебная тюря, оладьи, молоко, сыр — старый и свежий, всякие пучащие яства и все овощи, кроме тех, которые мы упоминали, например, свекла и холодная рута. Мята иногда вредит таким [больным] своим пучащим действием, равно и цндау; полынь-эстрагон тоже приносит вред, подобно маслинам и всем плодам, кроме слив и абрикосов, [которые вредны] лишь при желтожелчном, горячем и каловом [куландже], возникшем только от теплоты, но не при других его разновидностях. Сладкая дыня перед едой не вредит большинству страдающих куланджем, когда они здоровы, что же касается в частности тыквы, а также киссы, огурцов, айвы, белой капусты, белой репы, цветной капусты, груш, яблок, особенно кислых и вяжущих, боярышника, плодов ююбы, рябины, табаристанского качима, сирийского тута, барбариса, сумаха, незрелого винограда, ревеня и всего, что готовится из них и сходно с ними, то это злейшие враги при куландже и их нельзя употреблять. Так же вредны очень свежие орехи и миндаль и свежие конские бобы. Сладкие гранаты менее вредны, нежели кислые.

Что же касается поступков, которых должно остерегаться, то [нельзя], например, задерживать ветры, задерживать испражнения, спать, имея в животе кал, особенно — сухой; наоборот, следует каждый раз перед сном отправляться в нужник. Знай, что задержание ветров часто порождает куландж, так как ветры гонят кал вверх и толкают его, и кал собирается в единый плотный комок. К тому же они вызывают слабость в кишках и это иногда приводит к водянке, а иногда порождает потемнение в глазах, головокружение и головную боль. Нередко [ветры] застревают в суставах и вызывают спазмы. Двигаться после еды вредно для таких больных, так же как пить за едой холодную воду и много вина.