Канон врачебной науки

ибн Сина Абу Али

О силах

 

 

Общие рассуждения

О родах сил, говоря вообще а затем для каждого [из пяти] чувств имеется отдельный орган, из которого проявляется действие [ощущения].

Однако, если расследовать и проверить, как [должно быть] по необходимости, то окажется, что дело обстоит так, как думал Аристотель, а не те люди, и утверждения этих последних окажутся извлеченными из предпосылок, удовлетворяющих [их], но необязательных, [и выяснится, что] они следуют при этом лишь внешности вещей. Однако врач, поскольку он врач, не обязан дознаваться, какое из этих дел истинно — это возлагается на философа или природоведа. Врач, если для него бесспорно, что упомянутые органы являются некими источниками для этих сил, не должен знать, при его занятиях медициной, почерпнуты ли раньше эти силы из другого источника или нет, тогда как философу непозволительно не знать этого.

Силы и действия познаются одни через другие, поскольку всякая сила является началом некоего действия, а всякое действие происходит только от какой-либо силы. Поэтому мы объединили [силы и действия] в одном отделе. Родов сил и родов происходящих от них действий, по мнению врачей, [существует] три: род душевных сил, род естественных сил и род животных сил. Многие из философов и все врачи, особенно Гален, считают, что для всякой силы [существует] главенствующий орган; он [является] месторождением этой силы, и от него исходят производимые ею действия. [Сторонники этого мнения] полагают, что местом пребывания душевной силы и источником ее действий является мозг и что естественная сила имеет две разновидности. Целью одной из них является сохранение особи и ее режима. Эта [сила] распоряжается делом питания и питает тело, пока оно существует, а также взращивает [его] до [времени] окончания его роста. Местом пребывания этой разновидности и источником ее действия является печень.

Другая разновидность имеет целью сохранение вида. Она распоряжается делом размножения и выделяет из смесей тела вещество семени, а затем придает ему образ с соизволения ее творца. Местом пребывания этой разновидности и источником ее действий являются яички.

Животная сила упорядочивает дело пневмы, которая является носителем ощущения и движения; она приготовляет пневму к их восприятию, когда пневма возникает в мозгу, и делает ее способной войти [в тело], в котором распространяется жизнь. Местом пребывания этой силы и источником ее действия является сердце.

Что же касается достойного мудреца Аристотеля, то он считает, что началом всех этих сил является сердце, но для проявления их первичных действий [служат] эти упомянутые источники.

Также началом ощущения, по мнению врачей, является мозг.

 

О естественных обслуживаемых силах

Что касается естественных сил, то к ним принадлежат силы служебные и силы обслуживаемые. Обслуживаемые силы [бывают] двух родов. Один род [сил] распоряжается питанием ради сохранения существования особи и разделяется на два вида: на питающую и взращивающую силы. [Другой] род [сил] распоряжается питанием ради сохранения вида и [тоже] делится на две разновидности: на порождающую и на формообразующую.

Что касается питающей силы, то это та сила, которая превращает питательные вещества в нечто подобное питаемому [органу], чтобы они послужили заменой того, что растворилось [в теле], а взращивающая [сила] это та сила, которая увеличивает размеры тела, [сохраняя] естественные соотношения, чтобы оно достигло полного роста благодаря поступающей в него пище. Питающая [сила] обслуживает взращивающую.

Питающая сила вводит [в тело] пищу иногда вровень с тем, что в нем растворилось, иногда меньше, а иногда больше.

Рост осуществляется только благодаря тому, что поступающая [в тело пища] превосходит то, что в нем растворилось, хотя и не всякий раз, когда так бывает, происходит рост. [Например], полнота после худобы в годы остановки роста принадлежит к этому же роду [явлений], но она никак не является ростом. [Ведь] рост происходит только при [сохранении] естественных соотношений всех измерений тела, чтобы тело достигло,благодаря этому полного развития, после чего роста совершенно не бывает, хотя тело и полнеет.

Точно так же до остановки роста не бывает увядания, хотя и бывает исхудание; однако [исхудание] бывает реже и дальше отходит от обязательного [порядка вещей].

Питающая [сила] осуществляет полностью свои функции при помощи трех частных действий. Одна из них — добывание вещества замены, то есть крови и сока, которые по своему потенциальному [состоянию], близкому [к переходу] в действие, сходны с [питаемым] органом. Иногда эта функция [питающей силы] нарушается; так бывает при болезни, называемой атрофия, то есть отсутствие питания. Второе — это «склеивание»; оно состоит в том, что добытое [вещество] фактически полностью становится питательным веществом, то есть превращается в часть органа. Иногда это [отравление] нарушается; так бывает при «водянке мяса».

Третье — это уподобление, которое состоит в том, что добытое [вещество], став частью органа, делается ему подобным во всех отношениях, даже по составу и цвету. Иногда эта [функция] нарушается, как бывает при барасе и бахаке; [при этих двух заболеваниях] имеют место замена и «склеивание», но уподобления не происходит.

Это действие принадлежит изменяющей силе, входящей в число питающих сил. У человека она едина в отношении рода и первоисточника, но и различается по виду в органах, сходных в отношении частиц, ибо в каждом из этих органов, в соответствии с его натурой, наличествует сила, изменяющая питательное вещество в сторону уподобления, отличного от уподобления, производимого другой [разновидностью питающей] силы. Однако изменяющая сила, находящаяся в печени, производит действие, общее для всего тела.

Порождающая сила бывает двух видов. Один вид порождает семя у мужчин и у женщин; другой разделяет силу, пребывающую в семени, и смешивает ее в [различных] смешениях, соответствующих каждому органу в отдельности. Она присваивает особую натуру нервам, особую натуру костям, особую натуру артериям; причем это [относится] к семени, [создающему] органы, сходные по частицам или сходные по смешению. Эту силу врачи называют первой изменяющей силой.

Что же касается силы формообразующей, то это та сила, которая производит, с дозволения ее создателя, очертания органов, их фигуры, имеющиеся в них полости и отверстия, их гладкость и шероховатость, а также [определяет] их положение, то, что есть у них общего, расстояние [между ними] и вообще функции, связанные с их границами и размерами. Служебной для этой силы, распоряжающейся питанием в целях сохранения вида, является сила питающая и взращивающая.

 

О служебной естественной силе

Что же касается чисто служебных сил среди сил естественных, то это служанки питающей силы. Таких сил четыре: привлекающая, удерживающая, переваривающая и изгоняющая.

Привлекающая сила создана, чтобы привлекать полезные [вещества]; она делает это при помощи тянущихся в длину волокон того органа, в котором имеет пребывание.

Удерживающая сила создана для того, чтобы удерживать полезные вещества, пока ими распоряжается изменяющая сила, которая изменяет их и добывает из них [питание. Удерживающая сила] делает это при помощи волокон, идущих наискось, которым иногда помогают поперечные [волокна].

Сила переваривающая — это сила, которая превращает то, что привлекла привлекающая сила и удержала удерживающая сила, в состав, приспособленный [к восприятию] действия изменяющей силы, и придает [этому составу] натуру, пригодную для превращения его в фактически питательное вещество.

Таково действие этой силы на полезные вещества, и [действие это] называется перевариванием. Что же касается ее действия на излишки, то она превращает их, пока возможно, в такой вид — это тоже называется перевариванием — или облегчает им возможность выделиться из органа, в котором они заключены, под напором изгоняющей силы. [Это достигается] путем размягчения их состава, если помехой является плотность, либо путем уплотнения, если помехой является мягкость, или же путем разрыва, если помехой является вязкость. Такое действие называется «доведением до зрелости», причем иногда [термины] «переваривание» и «доведение до зрелости» употребляются как однозначащие слова.

Изгоняющая сила выталкивает излишки, остающиеся от питательных веществ, которые либо непригодны для питания, либо превышают достаточное для питания количество, или без них можно обойтись, или же использование их в желательном направлении закончено. [Такова], например, моча.

Эта сила устремляет излишки в приуготованные для них направления и проходы; если же нет таких проходов, то излишки изгоняются из более благородного органа в менее благородный и из более плотного в более рыхлый. В тех случаях, когда направление выталкивания совпадает с тем направлением, куда стремится материя излишка, изгоняющая сила не отклоняет его пока возможно, от этого направления.

Этим четырем естественным силам служат четыре первичных [естественных]. качества, то есть теплота, холодность, влажность и сухость.

Что касается теплоты, то ее служение, в действительности, является общим для [всех] четырех сил. А что до холодности, то, часть ее служения является служением акцидентным, а не по существу. Ведь дело холодности, по существу, — быть противоположной всем [прочим] силам, ибо действия всех сил [выражаются] в движении. Что касается притягивания и отталкивания, то это ясно, а относительно переваривания пищи [надо сказать], что переваривание осуществляется до конца путем разделения частиц того, что толсто и грубо, и соединения их с тем, что тонко и мягко, и [происходит] это с помощью разделяющих движений. А удерживающая сила действует, двигая косые волокна [и придавая им] расположение, [помогающее] крепко схватывать.

Что же касается холодности, то она умерщвляет, вызывает онемение и препятствует всем [упомянутым] действиям, хотя акцидентно помогает схватыванию, удерживая волокна в расположении, [помогающем] хорошо хватать. Таким образом, холодность не участвует в функциях схватывающей силы как сила, действующая по существу, но придает [захватывающему] орудию расположение, которое сохраняет его действие.

Что же до изгоняющей силы, то она использует [качество] холодности, которое мешает разрежать ветер, способствующий изгнанию излишков, и помогает его сгустить, а также соединяет и уплотняет сжимающие поперечные волокна. И это тоже [делается] ради приспособления орудия, но не ради помощи в самом действии. Холод вступает в служение этим силам акцидентно, а если бы он вмешивался в самое их действие, то несомненно принес бы вред и неизбежно ослабил бы движение.

Что же касается сухости, то в ней есть нужда при действиях трех сил: обеих перемещающих и удерживающей. Обе перемещающие силы, то есть привлекающая и изгоняющая, [находят] в сухости добавочное усиление устойчивости, необходимой при движении. Я разумею движение пневмы, несущей все эти силы к [объекту] их действия в могучем порыве, которому препятствует расслабление от влаги, если оно имеет место в субстанции пневмы или в субстанции орудия.

Удерживающей силе [сухость нужна] для схватывания, а переваривающая сила более настоятельно нуждается во влажности.

Если сравнить активные и пассивные качества в отношении их необходимости для этих сил, то обнаружится, что удерживающая сила больше нуждается в сухости, чем в. теплоте, так как удерживающей силе [требуется] больше времени, чтобы привести поперечные волокна в состояние покоя, чем для того, чтобы заставить их двигаться и хватать. Дело в том, что время, [нужное], чтобы привести их в движение, — а при этом необходима теплота — кратко, тогда как остальное время действия [удерживающей силы] тратится на то, чтобы удерживать и приводить в состояние покоя. Поскольку натура детей более склонна к влажности, то эта сила в них слабее.

Что же касается привлекающей силы, то нужда в теплоте у нее сильнее, нежели в сухости, ибо теплота помогает при привлечении [питательных веществ]. Больше того: преобладающая часть времени действия [этой силы] уходит на то, чтобы приводить в движение, и необходимость двигать для нее более настоятельна, чем надобность привести части своего орудия в состояние покоя и сжать их при помощи сухости. [К тому же] эта сила нуждается не только в многочисленных, но и в энергичных движениях.

Привлечение осуществляется либо действием привлекающей силы, как в магните, который притягивает железо, либо по «принуждению пустоты», как когда вода втягивается [из колодца] в ведро, либо вследствие теплоты, как пламя светильник вытягивает масло. [Впрочем], эта третья разновидность... По мнению исследователей, относится к «принуждению пустоты», вернее сказать, это именно так и есть. Следовательно, когда при наличии привлекающей силы имеется помощь теплоты, то привлечение [происходит] сильнее. Что же касается изгоняющей силы, то она нуждается в сухости меньше двух других, то есть привлекающей и удерживающей, ибо ей не нужно хватать, как удерживающей, и постоянно [привлекать] и захватывать, как привлекающей, и она не должна завладевать влекомым [веществом], захватывая часть [влекомого], чтобы за ним последовали другие части. В общем изгоняющей силе совершенно не нужно что-либо останавливать, наоборот, ей нужно двигать и немного уплотнять, что способствует сжатию и толканию, но [уплотнять] не в такой мере, чтобы [изгоняющее] орудие сохранило форму и фигуру, [удобную] для сжатия и схватывания на долгое, как у удерживающей силы, или на короткое, как у привлекающей силы, время — пока части [влекомого] не будут привлечены одна за другой. Поэтому нужда в сухости [у изгоняющей силы] невелика.

Больше всех сил нуждается в теплоте переваривающая. Сухость ей не нужна, но она нуждается во влажности, чтобы сделать питательные вещества текучими и приспособить их для прохода в протоках и восприятия [различных] очертаний.

Никто не вправе сказать, что если бы пищеварению помогала влажность, то силы детей не отказывались бы переваривать плотную [пищу]. Дело в том, что дети бессильны переваривать такую пищу, тогда как юноши на это способны, не по упомянутой причине, а по причине сродства и отсутствия сродства. Вещи, отличающиеся плотностью, не сродны натуре детей, и переваривающие силы [ребенка] не берутся за них. Его удерживающие силы не принимают [плотных веществ] и изгоняющие силы быстро их изгоняют. Что же касается юношей, то [плотная пища] соответствует их натуре и пригодна для их питания.

Из всего этого в совокупности следует, что удерживающей силе нужно схватывать и на долгое время сохранять устойчивым расположение к схватыванию, и она также нуждается в небольшой помощи при движении; привлекающая сила нуждается в схватывании и сохранении [расположения] к схватыванию на очень короткое время, а также в значительной помощи при движении; изгоняющая сила нуждается только в схватывании, не [нуждаясь] в такой устойчивости [расположения к схватыванию], которую следовало бы принимать в расчет, а также в помощь при движении, а переваривающая сила нуждается в способности разжижать и смешивать. Вот почему эти силы разделяются в отношении использования [упомянутых] четырех качеств и [в отношении] нуждаемости в них.

 

О животных силах

Что же касается животной силы, то под ней подразумевают силу, которая, возникнув в органах, располагает их к восприятию ощущений, движений и жизненных действий. Сюда прибавляют еще движения страха и гнева, ибо при этом возникают расширение и сжатие, которое происходит с пневмой, связанные с этой силой.

Изложим же это общее [определение] подробно и скажем [следующее]. Как из грубых соков зарождается вследствие [влияния] некоей натуры плотное вещество, а именно орган или часть органа, так из парообразных и летучих частей [соков], в соответствии с некоей натурой, рождается летучая субстанция, а именно пневма. Как печень является, по мнению врачей, источником зарождения первого, так сердце является источником зарождения второго. Пневма, когда она возникает вследствие [наличия] натуры, которую ей надлежит иметь, способна к восприятию некоей силы; это та сила, которая делает все органы способными воспринимать другие силы — душевные и прочие.

Душевные силы возникают в пневме и в органах только после возникновения этой же силы. Если орган лишился душевных сил, но еще не лишился [животной] силы, то он живой. Разве не видишь ты, что онемевший член или член парализованный сейчас же теряет силу ощущения и движения, восприятию которых мешает [болезненная] натура, или закупорка, образовавшаяся между мозгом и данным органом в идущих к органу нервах, но при этом член все же живет. А орган, который постигла смерть, теряет ощущение и движение и подвергается гниению и разложению. Следовательно, в парализованном органе имеется сила, которая сохраняет ему жизнь, так что, когда препятствие устраняется, к нему течет сила ощущения и движения и он способен ее воспринимать, ибо животная сила в нем здорова; препятствием же [являлось] лишь то, что мешало воспринимать эту силу фактически. А в мертвом органе дело обстоит не так.

Подателем этой способности является не одна только питающая сила, так что [нельзя сказать], что пока эта сила сохраняется, орган жив, а когда перестает существовать, он мертв. То же самое рассуждение касается также и питающей силы: иногда ее действие в каком-нибудь органе прекращается, но он остается живым, а иногда действие питающей силы сохраняется, а орган [идет] к умиранию.

Если бы питающая сила, поскольку она является питающей силой, делала [органы] способными к ощущению и движению, то растения несомненно были бы способны воспринимать ощущения и движения. Остается, следовательно, признать, что [началом], придающим эту способность, является нечто другое; [это начало] подчиняется особой натуре и именуется животной силой. Это первая сила, которая возникает в пневме, когда пневма возникает из летучих [частей] соков.

Затем, по мнению премудрого Аристотеля, пневма направляется с этой силой к первоначалу и к первой душе, из которой распространяются прочие силы, но только действия этих сил не исходят из пневмы с самого начала, так же как и ощущения. По мнению врачей, тоже не исходят от душевной пневмы, находящейся в мозгу, пока пневма не проникнет к кожным покровам, к языку и к другим [органам]. Когда часть пневмы оказывается в полости мозга, то она принимает натуру, пригодную для того, чтобы от пневмы впервые начали исходить при ее посредстве действия пребывающей в нем силы. То же самое происходит и в печени и в яичках.

Врачи считают, что пока пневма не примет в мозгу другую натуру, она не способна к восприятию души, являющейся началом ощущения и движения. То же самое [происходит] и в печени, хотя первичное смешение сообщило [печени возможность] восприятия первой животной силы. Точно так же для всякого органа существует, по мнению [врачей], особая душа для каждого рода действий. Не [верно], что душа — единое [начало], из которого проистекают все действия, или что душа является совокупностью множества [душ].

Дело в том, что если первичная натура и сообщила [способность] воспринимать первую животную силу [везде], где возникла пневма и сила, являющаяся ее совершенным [проявлением], то одной этой силы, по мнению врачей, недостаточно, чтобы пневма воспринимала при ее посредстве все прочие силы, пока в ней не возникнет особая натура.

[Врачи] говорят: эта сила, наряду с тем, что она приуготовляет к жизни, является также началом движения тонкой субстанции пневмы к органам и началом ее сжатия и расширения при вдыхании и очищении. Как говорят, эта сила по отношению к жизни как бы подвергается воздействию, а по отношению к действиям дыхания и биения пульса [сама] сообщает действие. Эта сила тем походит на естественные силы, что в исходящих от нее действиях отсутствует произвольность, и в том сходна с душевными силами, что ее действия многообразны, ибо она одновременно и сжимает и расширяет, то есть производит два противоположных действия. Но только древние [философы], называя «душой» земную душу, разумеют совершенство естественного тела, являющегося орудием, и имеют в виду начало всякой силы, от которой, как таковой, исходят отличающиеся друг от друга движения и действия. По мнению древних, эта сила является силой душевной; естественная сила, о которой мы упоминали, также называется у них душевной силой.

Если же не придавать слову «душа» такого смысла, а разуметь под ним некую силу, являющуюся началом постижения и движения, исходящего [от нее] по некоему произволу, в результате некоего постижения, а под «естеством» разуметь всякую силу, от которой исходит действие в теле отличным от [вышеописанного] образом, то сила, [о которой мы говорили], будет не душевной силой, а естественной силой, стоящей на более высокой ступени, чем сила, которую врачи называют «естественной». Если же называть «естественной силой» [силу], которая распоряжается делом питания и превращения [питательных веществ] — все равно, ради сохранения особи или ради сохранения вида — то это не естественная сила, а сила третьего рода. Поскольку гнев, страх и сходные с ним [чувства] суть [результат] действия этой силы, хотя источником их является ощущение, мнение и силы постигающие, то их приписывают этим силам. Проверка изложения [сути] этих сил и [установление], одна ли это сила или их больше одной, относится к науке о природе, являющейся частью философии.

 

О душевных постигающих силах

Душевная сила охватывает две силы, для которых она является как бы родовым [понятием]. Одна из них — постигающая сила, другая — движущая сила. Постигающая сила является как бы родовым понятием для двух сил: силы, постигающей во вне, и силы, постигающей внутри. Сила, постигающая во вне, это сила ощущения, и она является как бы родовым понятием, по мнению одних, — для пяти, по мнению других — для восьми сил. Если считают пять, то это будет сила зрения, сила слуха, сила обоняния, сила вкуса и сила осязания, а если считают восемь, то причина этого в том, что большинство исследователей видит в осязании множество сил, точнее — четыре силы. Они связывают каждый из четырех родов осязаемых вещей с особой силой, хотя эта сила действует сообща [с другой силой] в ощущающем органе, как вкус и осязание в языке, зрение и осязание в глазу. Но проверка истинности этого — дело философа.

Сила, постигающая внутри, то есть животная сила, является как бы родовым понятием для пяти сил. Одна из них — это сила, которую называют общим чувством и воображением. Врачи считают [общее чувство и воображение] за одну силу, а исследователи-философы — за две. Общее чувство — это чувство, которым постигаются все ощущаемые вещи. Оно испытывает действие их образов, и [эти образы] в нем собираются. А воображение — это [сила], которая сохраняет [образы ощущаемых вещей] после того, как они соберутся, и удерживает их, когда они скрываются от чувства. Из этих двух сил воспринимающая сила не [тождественна] сохраняющей. Установление истины в этом [вопросе] — тоже дело философа.

Как бы то ни было, но местом пребывания [этих сил] и источником их действия является передний желудочек мозга.

Вторая сила есть сила, которую врачи называют силой мыслящей, тогда как исследователи иногда называют ее воображающей, а иногда — мыслящей. Если ее использует животная сила инстинкта, о которой мы будем говорить после, или она принимается действовать сама по себе, ее называют «воображающей», если же к ней обращается логическая сила и расходует ее на то, что дает от нее пользу, то ее называют «мыслящей силой». Различие между этой силой и первой, какова бы она ни была, [заключается] в том, что первая воспринимает или сохраняет ощущаемые образы, которые притекают к ней, а вторая распоряжается образами, хранящимися в воображении, производя [над ними] сочетание или разделение, и вызывает [различные] образы, подобные тому, что доставляется ощущением, или отличающиеся от них, как например, [образ] летящего человека, горы из изумруда [и тому подобное] Что же касается воображения, то [эта сила] призывает его только для восприятия [впечатлений] от ощущения. Местопребыванием этой силы является средний желудочек мозга.

[Вышеупомянутая] сила есть орудие силы, которая в действительности является у животного внутренне постигающей, то есть инстинкт. [Инстинкт] — это та сила, которая определяет [в сознании] животного не логическим путем, что волк есть враг, что детеныш дорог, что тот, кто заботится о корме — друг, и от него не бегут. Враждебность и любовь не являются ощутимыми вещами, и животное не постигает их чувством; следовательно, [о любви и о вражде] судит и их постигает другая сила, хотя это постижение и не является логическим. Однако это обязательно будет постижением, [хотя и] не логическим. Человек тоже пользуется этой силой при многих своих решениях и идет в этом по пути животного, не [способного] к логическому [мышлению].

Эта сила отличается от воображения, ибо воображение закрепляет ощущения, [а инстинкт] судит об ощущаемых вещах при помощи сущностей неощущаемых. [Инстинкт] отличается также от силы, которую называют «мыслящей» или «представляющей», ибо действия, [порождаемые] инстинктом, не сопровождаются каким-либо суждением, тогда как действие [мыслящей силы] сопровождается неким суждением; вернее сказать, она представляет собой [ряд] суждений. [Кроме того], действие [воображающей силы] сочетается в ощущаемых вещах, а действие, [порождаемое] инстинктом, есть суждение об ощущаемом, вытекающее из сущностей, стоящих вне ощущаемого. Так же, как чувство у животных судит об ощущаемых образах, так и инстинкт судит о [тех] сущностях этих образов, которые достигают инстинкта, но не достигают чувства.

Есть люди, которые, говоря в переносном смысле, называют эту силу воображением. Это им [позволительно], ибо нечего пререкаться о названиях, а нужно, чтобы было понятно значение [определений] и различие [вещей].

Эту силу врач не стремится познать, так как вред от ее действий является следствием вредоносных действий других сил, которые функционировали раньше, как например, представления, воображения, воспоминания, о чем мы будем говорить после. Врач же рассматривает только такие силы, которые, когда их действия становятся вредоносными, [вызывают] болезнь. Если же за действием силы следует вред, являющийся результатом вреда, вызванного действием силы, которая [функционировала] раньше, и этот вред порожден дурной натурой или плохим сочетанием [частиц] в каком-либо органе, то врачу достаточно знать, что этот вред последовал по причине дурной натуры данного органа или плохого сочетания [частиц], чтобы исправить его лечением или остерегаться его; он не обязан знать, каково состояние силы, до которой что-либо доходит только через посредствующее звено, если ему известно состояние силы, до которой [то же самое] доходит непосредственно.

Третья сила, о которой говорят врачи, — при философском исследовании она [оказывается] пятой или четвертой — есть сила, сохраняющая или памятующая. Она служит хранилищем доходящих до разума сущностей ощущаемых вещей, но не их образов, воспринимаемых ощущениями, и местом ее пребывания является задний желудочек мозга. Здесь [как будто] уместно философски рассмотреть [вопрос], являются ли сохраняющая сила и сила памятующая, которая возвращает исчезнувшие из памяти впечатления разума, одной силой или двумя силами, но это не обязательно для врача, так как повреждения, постигающие какую-либо из этих сил, сродни между собой: это повреждения, которые поражают задний желудочек мозга и принадлежат либо к категории натур, либо к категории сочетаний [частиц].

Что же касается остающейся силы из постигающих сил души, то это сила логическая, присущая человеку. Но поскольку сила инстинкта не подлежит рассмотрению врачей по причине, которую мы изложили, то им тем более не следует рассматривать силу [логическую]. Напротив, их рассмотрение ограничивается только действиями трех [упомянутых] сил, не более.