Канон врачебной науки

ибн Сина Абу Али

О болезнях, об их общих причинах и проявлениях

 

 

О болезнях

 

Об определении понятий «причина», «болезнь», «проявление»

Мы говорим: причиной в книгах о медицине называется [обстоятельство], которое возникает первично и обусловливает бытие того или иного состояния человеческого тела или же устойчивость этого состояния. Болезнь же есть неестественное состояние человеческого тела, обусловливающее по существу первичным образом расстройство в действии [больного органа]. Это [происходит] либо от неестественной натуры, либо от неестественного сочетания [частиц]. А проявление есть нечто такое, что следует за этим состоянием, и оно неестественно, [причем] безразлично, является ли оно противоположным естественному, как например, боль при куландже, или не является, как например, чрезмерное покраснение щек при воспалении легких.

Пример причины — гнилостность; пример болезни — лихорадка; пример проявления — жажда и головная боль. И еще пример причины — переполненность сосудов, спускающихся к глазу; пример болезни — закупорка [сосудов] в виноградной оболочке; это болезнь орудия, [зависящая] от сочетания [частиц]; пример проявления — утрата зрения. И еще пример причины — острый катар; пример болезни — язва в легких; пример проявления — покраснение щек и искривление ногтей.

Проявление называют «проявлением», рассматривая его само по себе или по отношению к тому, у кого оно имеет место, и называют «признаком» с точки зрения исследования его врачом, который переходит от этого признака к познанию сущности болезни. Болезнь иногда бывает причиной другой болезни — так куландж [вызывает] обморок, паралич или падучую. Больше того, [даже] проявление болезни может быть причиной болезни: так, сильная боль становится причиной обморока; сильная боль может также быть причиной опухоли при излиянии материи к болящему месту. Проявление и само по себе становится болезнью. Такова, [например], головная боль, проистекающая от лихорадки: порой она так утверждается и укрепляется, что становится болезнью.

Иногда что-либо бывает — по отношению к самому себе, к тому, что было прежде, и к тому, что следует после, — болезнью, проявлением и причиной. Такова, [например], чахоточная лихорадка. Она есть проявление язвы в легких и болезнь сама по себе и причина, например, слабости желудка. А [взять], к примеру, головную боль, вызванную лихорадкой: она есть проявление лихорадки и болезнь сама по себе, а иногда она навлекает барсам или сарсам и становится, таким образом, причиной двух упомянутых болезней.

 

О разных состояниях человеческого тела и о родах болезней

Состояний человеческого тела, по Галену, [существует] три: здоровье — то есть состояние, при котором тело человека по натуре и по сочетанию [частиц] таково, что все исходящие от него действия [совершаются] здраво и полностью. Болезнь есть состояние человеческого тела, противоположное этому, а [третье] состояние, по Галену, не есть ни здоровье, ни болезнь — либо по причине отсутствия полного здоровья и полной болезни, как бывает, [например], с телом стариков, выздоравливающих и.детей, либо по причине совпадения обоих состояний одновременно в двух органах или одном органе, но в двух далеких друг от друга категориях, как например, когда [орган] здоров в отношении натуры, но болен в отношении сочетания [частиц], или же в одном органе и в близких друг к другу категориях, как например, когда [орган] здоров в отношении формы, но не здоров в отношении размера и положения, или здоров в отношении пассивных качеств, но не здоров в отношении [качеств] активных.

А иногда это состояние возникает от того, что [здоровье и болезнь] следуют друг за другом в разное время, как например, когда кто-нибудь здравствует зимой и болеет летом.

Болезни бывают простые и сложные. Простая болезнь — это болезнь, являющаяся одной из разновидностей заболевания натуры или одной из разновидностей болезни сочетаний [частиц], о которых мы будем говорить после. А сложная болезнь — такая, в которой соединяются две из этих разновидностей или больше, сливающиеся в одно заболевание.

Начнем же прежде всего с простых болезней и скажем:

Родов простых болезней бывает три. Род первый — это болезни, относимые к органам, сходным в отношении частиц, то есть болезни [от] расстройства натуры. Их относят к органам, сходным в отношении частиц, потому, что они прежде всего и по существу случаются с [органами], сходными в отношении частиц, и [только] из-за этого поражают сложные органы. [Такие болезни] могут образоваться и стать существующими в каком угодно органе, сходном в отношении частиц, тогда как для сложных болезней это невозможно.

Второй род — это болезни органов-орудий. Это болезни сочетаний [частиц], которые возникают в органах, составленных из органов, сходных в отношении частиц и являющихся орудиями действий. Третий род — это общие болезни, которые случаются с органами, сходными в отношении частиц, но случаются и с органами-орудиями, поскольку это органы-орудия, без того, чтобы появление таких болезней у органов-орудий следовало за появлением их у органов, сходных в отношении частиц. Таковы, например, [болезни], называемые «нарушением непрерывности» и «распадом единого». Нарушение непрерывности иногда происходит с сочленением, совершенно не поражая сходных в отношении частиц органов, из которых слагается сочленение, а иногда происходит, например, с одними лишь нервами, костями и сосудами.

В общем, болезней существует три рода — болезни, следующие за расстройством натуры, болезни, следующие за расстройством образа сочетания [частиц], и болезни, следующие за нарушением непрерывности. Всякая болезнь следует за одним из этих [явлений], происходит от него и приписывается ему. Болезни расстройства натуры [хорошо] известны; их шестнадцать, и мы о них уже говорили.

 

О болезнях сочетания

Болезни сочетания также сводятся к четырем родам: [это] болезни сложения, болезни величины, болезни количества и болезни положения.

Болезни сложения сводятся к четырем родам. Это, [во-первых], болезни очертаний. Они состоят в том, что очертания изменяют свой естественный облик, и такое изменение вредно отзывается на действии. Таково искривление прямого, выпрямление изогнутого, придание квадратной формы круглому, округление квадратного. Сюда относится, [например], плоскоголовие, если от него происходит вред, большая округленность желудка, отсутствие ширины у зрачка.

Второй род — это болезни проходов. Их три разряда, так как [проходы] либо расширяются, как расширяется зрачок, или паннус, или расширенные вены, либо суживаются, как суживается зрачок, дыхательные пути или пищевод, или же закупориваются, как закупориваются отверстия виноградной оболочки, сосуды печени и других [органов]. Третий род — это болезни сумок и полостей. Они разделяются на четыре разряда, так как [сумки и полости] либо увеличиваются и расширяются, как расширяется мошонка, либо уменьшаются и суживаются, как суживается желудок и суживаются желудочки мозга при падучей, либо закупориваются и наполняются [кровью], как закупориваются желудочки мозга при сакте, или же опорожняются и пустеют, как пустеют полости сердца, [лишаясь] крови при губительно-сильной радости и губительно-сильном наслаждении.

Четвертый разряд — это болезни поверхности органов, когда, [например], становится гладким то, что должно быть шероховатым, как, [скажем], желудок и кишки, когда они делаются гладкими, или же то, что должно быть гладким, становится шероховатым, как, [скажем], легочная трубка, когда она делается шероховатой. Что же касается болезней величины, то их два разряда: они относятся либо к категории увеличения, как слоновость или [огромность] члена — а эта болезнь называется приапизмом, — или как то, что случилось с одним человеком по имени Никомах, у которого так увеличились все члены, что он не был в силах двигаться, либо к категории уменьшения, как [например], сморщивание языка и [уменьшение] глазного яблока или высыхание [всего тела].

А что касается болезней количества, то они относятся либо к категории увеличения, которое бывает природным, как излишние зубы и добавочные пальцы, или неестественным, как шишки или камни [в органах], либо к категории уменьшения безразлично, будет ли это уменьшение от природы, как у человека, созданного без пальцев, или уменьшение не от природы, как у человека с отрезанными пальцами. Что же до болезней положения, то положение, по Галену, означает «место» и означает [также] «совместность». Болезней положения четыре: вывих органа из его сочленения, изменение [нормального] положения без вывиха, как при грыже, относимой к кишкам, движение [органа] неестественным и непроизвольным образом, как при дрожи, при пребывании на месте без движения, как бывает при окаменении суставов от болезни подагры. Болезни совместности обнимают всякое состояние органа по отношению к соседнему органу, выражающееся в неестественном сближении или отдалении, и их существует две разновидности. Одна состоит в том, что [органу] невозможно или трудно двинуться в сторону [соседнего органа] после того, как это было возможно, — так, например, [бывает] с пальцами, когда им невозможно двинуться, чтобы прижаться к соседним [пальцам], или когда возникает невозможность отодвинуться и отдалиться от них, хотя раньше это было возможно, либо, когда органам трудно отдалиться друг от друга, — а это, например, бывает при расслаблении век или при расслаблении суставов от паралича, — или же, когда трудно разжать ладонь и раскрыть веки.

 

О болезнях от нарушения непрерывности

Что касается болезней от нарушения непрерывности, то они случаются на коже и называются царапинами и ссадинами, а бывают также и в мясе. Недавние [разрывы в мясе], которые не загноились, называются ранами, а те, что загноились, называются язвами. Гной появляется в них потому, что к ним устремляются [вредные] излишки, ибо [пораненные места] слабы и не могут использовать и усвоить питательные вещества, которые тоже превращаются в них в излишки. Иногда раной и язвой называют нарушение непрерывности, случившееся не в мясе. Оно происходит, [например], в кости, ломая ее на две части или большие куски, либо кроша кость или же раскалывая ее вдоль. [Нарушение] происходит также в хрящах, [встречаясь] во всех этих трех видах, и в нервах. Если [такое нарушение непрерывности] пришлось поперек, оно называется разрезом, если оно пришлось вдоль и глубина его невелика, его называют расщеплением; если же глубина велика, оно называется пробитием.

Иногда [нарушение] происходит в [различных] частях мышц; если оно имеет место на конце мышцы, то его называют разрывом, все равно, случилось ли оно в нерве или в сухожилии; если же оно произошло по ширине мышцы, то его называют срезом, а если оно пришлось по длине, причем количество нарушения невелико, но глубина значительна, это называется смятием; если же [нарушений] много и они разошлись вширь и вглубь, это называется раздроблением и раздиранием. Иногда смятием, разрывом и раздроблением называют всякое [нарушение], случающееся в середине мышцы, каково бы оно ни было.

Если же [нарушение] происходит в артериях или венах, оно называется прорывом. При этом он либо проходит поперек [сосуда], и это называют разрывом или расхождением, либо по длине, и это называют расщепом. Иногда нарушение происходит таким путем, что устья сосудов раскрываются, [подобное нарушение] называется прорывом. Когда [нарушение] имеет место в артерии и артерия не закрывается, так что кровь, течет из нее в окружающее пространство, пока это пространство не заполнится, тогда [кровь] под давлением возвращается обратно в сосуд, и это называется кровоизлиянием. Некоторые говорят «кровоизлияние» о всяком [внутреннем] артериальном кровотечении.

Знай, что не всякий орган допускает распад единого [целого]. Сердце, [например], не допускает его, и при [таком распаде] наступает смерть.

[Нарушение] случается либо в перепонках и оболочках и называется тогда разрывом, либо происходит между двумя частями сложного органа и отделяет эти части одну от другой без того, чтобы органы, сходные в отношении частиц, постигло нарушение непрерывности; это называется разъединением или вывихом. Когда такое явление происходит в нерве, который отошел от своего места, то это называется смещением.

Нарушение непрерывности бывает и в протоках, которые из-за этого расширяются, а бывает и не в протоках, и тогда создаются протоки, которых не было. Когда нарушение непрерывности, ранение и тому подобное происходит в органе с хорошей натурой, то он быстро [снова] становится годным, если же это происходит в органе с дурной натурой, он иногда не поддается лечению, особенно в таком теле, как тело людей, у которых водянка или расстройство усвоения, или же проказа.

Знай, что если летние язвы долго [не заживают], то дело доходит до омертвения. В книгах [Канона], содержащих подробное изложение [болезней], ты найдешь полное исследование вопроса о нарушении непрерывности, которое отодвинуто нами на это место.

Что касается сложных болезней, то скажем о них сначала также общее слово.

Мы говорим: под сложными болезнями мы не разумеем любые болезни, которые случаются одновременно, но те болезни, которые, когда они сочетаются, создают своим сочетанием нечто, являющееся единой болезнью. Таковы, например, опухоли. Прыщи [тоже] принадлежат к категории опухолей, ибо прыщи — это маленькие опухоли, а опухоли — это большие прыщи.

При опухолях [можно] найти болезни всех родов. Так, при них имеет место заболевание натуры вследствие какого-либо повреждения, ибо нет опухоли, которая бы не возникла от расстройства натуры с материей. При опухоли имеет место также болезнь сложения, и сочетания, ибо нет опухоли, при которой бы не было повреждения очертаний и [изменения] размеров. Нередко [при опухолях] имеют место и болезни положения, наличествует при них также и общее заболевание, то есть нарушение непрерывности, ибо нет опухоли, при которой бы не было нарушения непрерывности. Ведь нельзя сомневаться в наличии нарушения непрерывности, если излишняя материя изливается в опухший орган, размещается между его частями и отделяет их одну от другой, чтобы получить Для себя место.

Опухоль бывает в мягких органах, но нечто сходное с опухолью случается и в костях, от этого утолщается их тело и в них становится больше влаги. Неудивительно, что [орган], поддающийся увеличению от питания, поддается ему [также и] от действия [материи] если [она] проникает в этот [орган] или в нем образуется.

Всякая опухоль такова, что у нее нет видимой причины. Ее телесная причина заключается в переходе материи из какого-либо органа в нижележащую область; это называется катаром.

Иногда материя, от которой рождаются опухоли и прыщи, скрыта другими соками, не вредоносными по своему качеству.

Когда хорошие соки [полностью] изливаются при различных видах опорожнений, либо естественного, как бывает у роженицы во время родов, либо неестественного, как случается, когда рана источает достохвальную кровь, — дурные соки остаются немешанными, обособленными; естество страдает от [этих соков] и изгоняет их, причем иногда направление извержения идет к коже; в этом случае возникают опухоли и прыщи.

Опухоли разделяются на различные виды, но наиболее достойны внимания те из этих разновидностей, которые возникают из источника [опухоли], то есть из дурных соков, от коих происходят опухоли. Дурные соки, от которых происходят опухоли, бывают шести [видов]: это четыре сока, водянистая [влага] и ветер. Опухоль может быть горячей, но может и не быть [горячей].

Не следует думать, что горячая опухоль образуется только из крови или желч и — нет, [она образуется] из всякой материи, которая горяча по своей субстанции или в которой появилась теплота вследствие гниения, хотя эти роды опухолей также разделяются соответственно разделению видов всякой материи; но [об этом] лучше говорить [при рассмотрении] различных видов опухолей.

[Врачи] имеют обыкновение называть чисто кровяную опухоль флегмоной, а чисто желчную карбункулом. Сочетание этих двух опухолей они именуют составным названием и ставят впереди преобладающее, так что иногда говорят: «карбункульная флегмона», а иногда — «флегмонный карбункул». Когда [такая опухоль] наберет [гной], она называется «чирьем». Если чирей образуется в рыхлом мясе, во впадинах за ушами или на пахах и принадлежит к роду злокачественных, — мы еще будем говорить об этом в соответствующем [отделе] частной [патологии], — то он называется «бубоном».

Горячие опухоли имеют начальную [стадию], в которой сок устремляется [вниз], и становится видно тело [опухоли]. Затем [скопление сока] увеличивается и вместе с тем увеличивается и распространяется тело [опухолей]. Достигнув предела [своего] объема, [опухание] останавливается и затем начинает опадать; созрев, оно рассасывается или гноеточит. [Опухоль] оканчивается либо рассасыванием, либо накоплением гноя, либо же переходом в затвердение.

Что касается не горячих опухолей, то они образуются либо из черножелчной, либо из слизистой, либо из водянистой, либо из ветреной материи. [Опухоли] из черножелчной материи бывают трех родов: это цирроз, рак — они чаще всего бывают осенью — и железистые виды, к которым относятся, [в частности] свинка и шишки. Различие между разновидностями железистых опухолей и первыми двумя родами опухолей в том, что железистые опухоли [растут] отдельно от окружающей среды, как [например], «чистые» шишки, или же примыкают к ней только снаружи, как [например], свинка, а другие [опухоли] сливаются с веществом органа, в котором они находятся, и проникают в него. Различие между раком и циррозом состоит в том, что цирроз — это неподвижная, спокойная опухоль, которая уничтожает или повреждает чувствительность, так что при ней не бывает боли. А рак — это [опухоль] подвижная, разрастающаяся, вредоносная, у которой есть корни, растущие в органах [тела]. Не обязательно, чтобы при раке пропадала чувствительность, если только он не длится долго; в этом случае он умерщвляет [больной] орган и чувствительность в нем пропадает. Недалеко от истины [утверждение], что цирроз отличают от рака их проявления, но не различия в веществе.

Твердые черножелчные опухоли иногда в начале своего существования бывают твердыми, а иногда [потом] становятся твердыми, особенно [опухоли] кровяные, но это случается иногда также и со слизистыми опухолями.

Железистые опухоли и наросты отличаются от похожих на них нервных клубков тем, что такой клубок крепче держится своего места и представляется на ощупь [состоящим] из нервов. Если его надавить так, чтобы он раздался, то он образуется снова; если же разъединить его сильным лекарством, без массажа, то он не восстанавливается. Чаще всего такие клубки [образуются] от утомления; их уничтожают тяжелыми давящими [предметами] из свинца и ему подобных.

Что же касается опухолей из рода слизистых, то они разделяются на два вида: на рыхлые опухоли и мягкие шишки; различаются они тем, что шишки обособлены в сумке, а рыхлые опухоли врастают [в органы] и не обособлены. Большинство зимних опухолей является слизистыми, и даже горячие из них имеют белесый цвет.

Знай, что слизистые опухоли различаются по густоте слизи, ее мягкости и жидкости, так что иногда они походят на черножелчные [опухоли], иногда на ветровые. Зачастую жидкая слизь спускается при катарах в промежутки между нервными волокнами, так что даже доходит, к примеру, до нижних мышц гортани и нижележащих [областей].

Что же касается водянистых опухолей, то это [опухоли], подобные водянке или водянке яичка. Опухоли, которые случаются в черепе, тоже принадлежат к числу водяных и им подобных. Ветровые опухоли тоже разделяются на две разновидности; одна из них — это вспучивание, другая — это вздутие. Различие между вспучиванием и вздутием двоякое: с одной стороны — по составу, с другой — по проникновению. Изъяснение этого следующее: при вспучивании ветер смешивается с веществом органа, а при вздутии он собирается в одном [месте] и растягивает орган, не смешиваясь с ним.

Вспучившаяся [опухоль] размягчается от прощупывания, а вздувшаяся оказывает прижимающему [опухоль] значительное или незначительное сопротивление.

[Разновидностей] прыщей по количеству столько же, сколько опухолей. Прыщи бывают кровяные, как [при] оспе; чистожелчные, как при желчной крапивнице; просовидный герпес; сливающиеся, как при кори; герпес; [прыщи, называемые] «гвоздиками»; джараб, бородавки и другие [виды прыщей]. Прыщи бывают водяные, как [например], волдыри, и воздушные, как [например], пузыри. Ты найдешь [все] это в Книге четвертой, с подробным изложением качества опухолей и прыщей, как подобает для той книги.

 

О явлениях, сопричисляемых к болезням

Существуют явления, выходящие [за пределы] болезней, но сопричисляемые к ним, а именно явления, входящие в область косметики. Одни из них касаются волос, другие — цвета лица, третьи — запаха, четвертые — внешности [вообще], кроме цвета лица. Роды болезней волос следующие: выпадение, вылезание, короткость, жидкость, сечение, тонкость, грубость, чрезмерная курчавость, чрезмерная гладкость, седина, изменение цвета, каков бы он ни был.

Расстройства цвета лица входят в четыре категории: в категорию его изменения благодаря расстройству натуры с материей, как при желтухе, или без материи, как при гипсово-белой окраске, возникающей из-за [преобладания] одной [лишь] холодной натуры, и при желтизне, которая иногда появляется от [преобладания] одной [лишь] горячей натуры, в категорию изменения от внешних причин — так, [например], солнце, холод и ветер опаляют цвет лица; в категорию распространения на коже, несущей окраску лица, тел постороннего цвета, как при черном бахаке, или точечного внедрения их в коже, как [при] родинках и веснушках. [Четвертая] категория — это следы, [оставшиеся] после зарубцевания случившегося нарушения непрерывности: таковы следы от оспы и шрамы от язв.

Изъяны запаха — это когда, например, пахнет от подмышек или от тела [идут] другие неприятные запахи. Изъяны внешности, кроме цвета, выражаются в чрезмерном исхудании или чрезмерном ожирении.

 

О периодах болезней

Знай, что для большинства болезней [существует] четыре периода: период начала, период усиления, период предельного [развития] и период спада. [Время] вне этих [периодов] относится к периодам здоровья. Под периодом начала и предельного развития мы не разумеем двух крайних моментов, когда не видно состояния болезни: нет, для каждого из этих периодов существует особое время и в каждом из них следует поступать особо.

Период начала — это время, когда болезнь проявляется, но она кажется как бы сомнительной по своим обстоятельствам и усиления ее еще не видно. Усиление — это период, когда час от часу нарастает ухудшение болезни; предельное [развитие] —тот период, когда болезнь во всех отношениях останавливается [и остается] в одном положении; спад — это тот период, когда проявляется уменьшение болезни. Чем дальше он продолжается, тем уменьшение виднее.

Эти периоды иногда существуют по отношению к болезни от начала и до конца во [всех] ее приступах и называются общими периодами. А иногда они существуют по отношению к каждому отдельному приступу и называются частными периодами.

 

В заключение слова о болезнях

Наименование приходит к болезням с [различных] сторон. [Их называют] либо по органам — носителям недуга, как например, [«болезнь] бока» и [«болезнь] легкого», либо по проявлениям, как «падучая», либо по причинам, как когда мы говорим: «болезнь от черной желчи», либо по уподоблению, как когда мы говорим: «львиная болезнь», «слоновая болезнь», либо связывая [название] с человеком, который первый сказал, что это заболевание случилось с ним. Так, [врачи] говорят: «Телефова язва», относя [ее] к человеку, которого звали Телеф. Или же название болезней связано с городом, где они часто встречаются, так [врачи] говорят: «балхские язвы», либо оно относится к [врачу], который прославился успешным лечением данной болезни, как [например], «язва Хирона». [Иногда болезнь именуют] по ее субстанции и существенным качествам, как лихорадку или опухоль.

Говорил Гален: болезни либо являются наружными и узнаются с помощью ощущения, либо внутренними, но легко распознаваемыми, как боли в желудке и в легких, или же трудно распознаваемыми, как повреждения печени и желчных протоков. [Иногда же] их можно постигнуть только по догадке, как повреждения, случающиеся в мочевых путях.

Заболевания бывают обособленные, а бывают и болезни по соучастию, когда орган соучаствует с другим органом в его болезни, — либо потому, что они взаимно связаны по естеству и их соединяют [некие] орудия. Таковы, [например], мозг и желудок, которые связаны нервами, или матка и соски, которые связаны венами, или потому, что один из органов является дорогой к другому — так паха [предоставляют путь] опухоли голени.

Или же оба органа соседствуют, как [например], шея и мозг, так что каждый из них действует как сообщник другого, особенно, если один из органов является слабым соседом и поэтому принимает излишки от своего сообщника; таковы подмышки по отношению к сердцу.

[Болезнь по соучастию бывает] и от того, что один из органов является источником и началом функций другого, как [например], грудобрюшная преграда для легкого в отношении дыхания, либо от того, что один [орган] служит другому, как [например], нервы [служат] мозгу, или же потому, что оба они соучаствуют [в действиях] третьего органа. Так, например, мозг соучаствует с почками, так как они оба участвуют [в действиях] печени.

Иногда соучастие превращается во вред. Так, например, если мозг испытывает боль, то желудок соучаствует с ним [в боли], и пищеварение в нем слабеет. Он посылает мозгу дурные пары и непереваренные питательные вещества и тем прибавляет боль самому мозгу. Соучастие [в болезни] протекает согласно законам [недуга] основного [органа] в отношении продолжительности и периодичности.

Степеней здоровья и болезни тела существует шесть, как мы это [сейчас] опишем. Бывает тело здоровое до предела, тело здоровое, но не до предела, тело не здоровое, но и не больное, как об этом уже говорилось [выше], затем — тело в хорошем состоянии, быстро воспринимающее здоровье, затем — тело больное легким недугом, затем — тело больное до предела.

Болезни бывают покорные и непокорные. Покорная болезнь — такая, которую можно беспрепятственно лечить подобающим образом, а непокорная — это такая болезнь, с которой сочетается препятствие, не позволяющее правильно обойтись с нею. Такова головная боль, если с нею сочетается катар.

Знай, что болезнь, соответствующая натуре, возрасту, времени года, менее опасна, нежели болезнь, которая не соответствует этим и случается только вследствие значительной причины; знай так же: можно надеяться, что болезни каждого времени года пройдут в противоположное ему время года.

Знай, что есть болезни, которые переходят в другие болезни, причем последние изгоняются и в этом есть благо; таким образом, одна болезнь дает исцеление от [нескольких] других болезней. Так, например, четырехдневная лихорадка часто излечивает от падучей, от подагры, от расширения вен, от болей в суставах, от зуда и чесотки, от прыщей и от спазм. Также зараб [излечивает] от воспаления глаз, от скользкости кишок, от плеврита и от раскрытия сосудов заднего прохода. Зараб полезен при всякой черножелчной болезни, при боли в бедре, при болях в почках и в матке.

[Но бывает], что некоторые болезни переходят в другие болезни и положение становится от этого хуже. Так, плеврит переходит в воспаление легких, а болезнь, называемая фаранитус, в литаргус.

Среди болезней есть болезни, переходящие [на других], как например, чесотка, проказа, оспа, моровая лихорадка, гнилые язвы, особенно, если жилища [людей] тесны, а также если сосед находится под ветром; воспаление глаз, особенно [легко переходящее] на того, кто рассматривает [больные веки] своими глазами, оскомина на зубах — ее вызывает даже мысль о кислом — или, например, чахотка и барас. Некоторые болезни передаются по наследству потомкам, как например, барас, естественная лысина, подагра, чахотка, проказа. Бывают болезни, свойственные только [определенным] племенам или обитателям [данной] области и часто встречающиеся у них.

Знай, что слабость членов есть следствие расстройства натуры и дряблости сложения.