Академия демиургов

Абердин Александр

Первая же встреча с представителями внеземного разума, которая произошла более чем через полтора столетия, наглядно доказала преимущества ведловской цивилизации над обычной, научно-технической, и у Митяя появились ученики с планеты Талария. Прошло ещё почти полтора столетия, и, оставаясь всё тем же молодым парнем, Митяй покидает Землю и отправляется в иной, ни на что не похожий мир-сферу, чтобы начать своё обучение в академии демиургов. Там ему открываются многие тайны, и он узнаёт, где же именно провёл в постоянных трудах и заботах триста лет.

Александр Абердин

Академия демиургов

Глава 1

Затерянные в горах

Сразу после экстренной посадки, которая без Деда Максима непременно закончилась бы катастрофой, Митяй, едва придя в себя, тотчас связался с Бастаном и отдал распоряжения относительно организации спасательной операции. Спасать, естественно, нужно было не его, а тайладов, оказавшихся пленниками неуютного высокогорного ущелья, расположенного восточнее реки Сефидрут. Уже через три с половиной часа к её устью направилось два судна на подводных крыльях и шесть вертолётов, два из Николаевска в устье Терека. Сам же Митяй всё это время сидел и постоянно бомбардировал захватчика мыслями о том, как славно заживёт он и весь его род, если не станет выкаблучиваться, спустится с гор и они отправятся в Ребалан. Ну, а поскольку его впечатления об этом городе были ещё достаточно свежи и ярки, то он ещё и показывал этому типусу красивые белоснежные дома, сады с фонтанами, деревья, ветви которых свисали под тяжестью апельсинов, мандаринов и гранатов, детвору, резвящуюся в садах и купающуюся в арыках, облицованных камнем. Показывал он ему и ребаланцев, сидящих за столами, ломящимися от всяческих яств, и весело распевающих песни. Он даже не поленился припомнить футбольный матч. Команда «Нефчи» у себя в гостях принимала «Спартак» и выиграла со счётом три два. Хотя это был товарищеский матч, а не игра чемпионата высшей лиги, обе команды сражались на поле самоотверженно. Центрфорвард «Нефчи» вколотил победный мяч в девятку на предпоследней минуте и вратарь «Спартака» лишь махнул рукой.

Однако, всё было тщетно. Телепат по-прежнему не давал Митяю пошевелить ни рукой, ни ногой, но это его нисколько не беспокоило. С помощью силового поля, генерируемого Дедом Максимом, он перекусил, выпил полкружки горячего чая, больше было нельзя, чтобы не давать работы мочевому пузырю, и теперь сидел и спокойно смотрел вперёд. Тайлад-телепат перехватил его буквально в нескольких километрах от Тегерана будущего, заставил резко повернуть машину вправо и круто снизиться. В итоге, чуть не разбившись, Митяй приземлился в верхней части узкого ущелья, расположенного вдоль хребта Эльбурс параллельно берегу Каспия, в верхней его части. Причём как раз носом к реке Сефидрут, до которой было идти-лететь-плыть километров семьдесят. Исходя из того, что, во-первых, в этой части ущелья флора и фауны были скудными и жрать здесь попросту нечего, а, во-вторых, из того, что прошло уже почти шесть часов, но к самолёту никто так и не явился, он понял, у него получился весьма приличный недолёт. Поделать с этим Митяй ничего не мог, точнее не хотел, так как на самом деле ничто не мешало ему врубить двигатели и продвинуться вперёд на какое-то расстояние, местность впереди хотя и не приветствовала взлёт самолёта, хотя бы позволяла ехать по левому берегу. Пока что он не испытывал особого дискомфорта и решил ждать.

Чтобы дикие тайлады не застали его врасплох, когда стемнеет, Митяй кое-как приладил с помощью Деда Максима бриллиантовые очки себе на глаза. Видимость сразу же улучшилась, поскольку они были даже без Зинули пусть и не самым мощным, но панорамным биноклем с восьмикратным увеличением и отличным прибором ночного видения. Между тем он стал мало по малу ощущать свои руки и ноги, хотя и не мог встать. Во всяком случае он стал энергично ёрзать в кресле и слегка шевелить руками, а часа через три, когда уже совсем стемнело, сумел даже расстегнуть на груди замок ремней безопасности, чего не смог сделать с помощью Деда Максима. Как только он обрёл ещё большую степень свободы, то сразу же сконцентрировал всё своё внимание на руках на ногах так, что они даже заныли от боли. Раньше он их почти не чувствовал. Когда Митяй положил руки на подлокотники кресла и попытался встать, его позвоночник пронзила сильная боль, но он сцепил зубы и, продолжая думать о своём пленителе в позитивном ключе, всё же встал на ноги, хотя у него и потемнело в глазах. Следующий шаг дался ему уже немного легче, но и руки, и ноги, словно налились расплавленным свинцом. Превозмогая боль, он заставил себя выйти из кабины, более того, взял из шкафчика в салоне два складных стула и направился к траппу, ведущему вниз, на нижнюю палубу самолёта.

Внизу, спереди, в узкой носовой части лодки, находился небольшой, низкий отсек с прочными иллюминаторами из толстого триплекса для двух наблюдателей, в нём, под пилотской кабиной, находился термоэлектрический реактор, а перед ним просторная погрузочная площадка с двумя широкими, герметичными люками в борту, расположенными справа и слева, а в задней части лодки грузовой отсек. Самолёт-амфибия вполне уверенно стоял восьмиколёсной тележке, но слегка задрав нос кверху. Впрочем, это всё же лучше, чем если бы его нос был опущен. Поскольку Летающая Шишига приземлилась, а не приводнилась в ущелье, хотя без Деда Максима она по нему просто размазалась бы тонким слоем, Митяю не имело никакого смысла выбираться из самолёта-амфибии, имеющего из-за лодки высоту корпуса в пять метров, через верхний пассажирский люк, тоже довольно широкий. Используя складные стулья вместо костылей он доковылял до правого люка и включил электрический механизм открывания. Первой поднялась верхняя половинка люка. Находись самолёт на плаву, вода плескалась бы сейчас сантиметрах в семидесяти от его края, но поскольку лодка стояла на траве, Митяй откинул нижнюю часть люка, автоматически откинулись ступеньки и та превратилась в широкий трапп.

Перед тем, как выйти из самолёта, он сбросил вниз стулья, затем зашел в грузовой отсек, взял с полки две большие сумки с провизией и сбросил их вниз, на траву, не беспокоясь, что что-либо разобьётся. Вся посуда, находившаяся в них, была изготовлена из нержавейки. После этого он взял из грузового отсека ещё и два небольших, складных походных столика. Хотя передвигаться по самолёту ему было чертовски трудно, горело всё тело и у Митяя возникло такое ощущение, что на него навьючили тюк весом в полтора центнера, он всё же сделал всё, чтобы подготовиться к встрече с тайладом-телепатом. Перед тем, как выйти из самолёта, он включил все прожектора. Литиевые аккумуляторы были заряжены полностью и прожектора могли спокойно светить хоть трое суток подряд. Наконец он спустился по ступенькам и первым делом, отойдя в сторону, расстегнул ширинку. Всё это время Дед Максим исправно держал силовое поле, которое сразу же стало видно в свете прожекторов. Оно отстояло от носа самолёта метров на десять. Вообще-то силовое поле держал сам Митяй, а изумрудный кристалл, похожий на треугольный кинжал, верхняя часть которого виднелась на его груди из-под расстёгнутой кожаной куртки и рубахи, его лишь генерировал. В своих экспериментах до такого он ещё не доходил.

Глава 2

Золотые великаны и чёрные карлики острова Цейлон

Митяй с Таней, Ольга с Денисом, и Алексей со своей супругой, смуглой тайларкой из местных, красавицей Эйдиль, и Вика сидели на горячих камнях набережной княжеского острова в купальных костюмах, загорали, болтали ногами в тёплой воде и наблюдали за тем, как трое братьев Эльбурсов играют в воде с молодыми речными быками, катаются на них верхом и плавают наперегонки. Стас хотя и выглядел самым худым и хилым из них, мало чем уступал им в подвижности, но только в воде. На суше его ноги ещё проигрывали в силе и быстроте ногам братьев, но тем уже не приходилось носить телепата на себе. Охотник из него был ещё никакой, турист тоже, но Стас каждый день утром и вечером качал мускулатуру и быстро набирал мышечную массу, а что касается пеших походов, так и Митяй относился к ним весьма скептически. Завтра утром «Виктория» должна была отправиться в путь, а сегодня они решили искупаться напоследок в тёплых, мутноватых водах Евфрата. Наплававшись вволю, они выбрались на набережную, но братьям этого было мало. Ну, их никто особенно и не торопил, а потому они с весёлыми криками плавали в широкой протоке. Князь Алексей, глядя на них сказал:

– Дядька Митяй, а может задержишься ещё на месяц? Дашь парню силёнок набрать перед экспедицией. Заодно тебе в голову ещё какая-нибудь умная мысля придёт.

– Лёха, засохни. – Насмешливо ответил Митяй – Благодари своих речных коров. Только из-за их целебного молока мы тут и задержались, а то уже давно бы были в Индии.

– Мы давно бы уже были в ней, если бы ты согласился взять на борт «Викуси» одну единственную корову. – Ворчливо отозвалась Ольга – С горбами ведь мы разобрались всего за две недели. Ну, на это у Митяя имелся ответ:

– Ага, разбежался. Так я и дал тебе превратить «Викусю» нашей Викуси в зверинец. Это здесь, в проточной воде от них не воняет, да, и рыба их навоз мигом съедает. Он же из одной только травы и состоит, не то что какое-нибудь поросячье дерьмо. Вика тут же присоединила свой голос:

Глава 3

Чудо прямо под самым носом

– Р-р-ым! – Басовито прорычал Герка, глядя на город, стоящий на берегу реки.

– Не Рым, а Рим, бестолочь. – Попенял ему Митяй – Нечего такие простые слова коверкать. А ну-ка скажи правильно, Рим.

Громадный молодой золотой гигантопитек оскалился и довольным голосом повторил:

– Ну, Рим. – И тут же добавил – Хочу есть.

Глава 4

Аварийная посадка космической бухи-бухи

– И всё же я отказываюсь тебя понимать, Митяй! – Раздраженным, сердитым голосом воскликнул Стас – Объясни мне, тупому, что плохого будет в том, если мы разок слетаем на Марс? Митяй глубоко вздохнул и не менее сердито ответил:

– Хорошо. Объясню тем, кто до сих пор ездит на педальном коне. То есть самым тупым, а именно тебе, Стас. Наберись терпения и послушай меня не перебивая. Я начну издалека. Как тебе это известно, на Земле имеется три больших экосистемы: Афроевроазийскосевероамериканская, Южноамериканская и Австралийская. Каждая со своим уникальным комплексом. Помимо этого на нашей планете имеется также ещё несколько десятков замкнутых экосистем, за которыми мы следим очень внимательно и не допускаем перехода животных из одной в другую. Отсюда возникает мой к тебе вопрос, почему мы так делаем: Стас презрительно фыркнул и проворчал в ответ:

– Митяй, я ведь уже не мальчик к твоему сведению, но раз ты решил устроить мне экзамен, отвечу. Чтобы сильные не сожрали и не вытеснили слабых. Удовлетворён?

– Вполне. – Усмехнувшись согласился Митяй – Да, именно поэтому мы поставили непреодолимый заслон на пути миграции животных по планете. Таким образом есть почти стопроцентная гарантия, что мы не потеряем ни одного вида. Ни большого, ни маленького, Если мы когда и переселяем куда-нибудь некоторых животных, то держим этот вопрос под строгим контролем. Поэтому на Земле не случилось еще ни одной экологической катастрофы, которая привела бы к уничтожению какого-то вида. Стас немедленно воскликнул:

Глава 5

Казнить нельзя, помиловать

– Нет, это чёрт знает что! – Возмущённо воскликнул Митяй, глядя на то, как Стас плавно заходит на посадку, закладывая широкий вираж, чтобы поставить Космическую Буху-Буху, буквально свалившуюся им на голову, в живописной долине Мезмая, на берегу Курджипа – Как только я впервые в жизни покинул пределы Земли и полетел с тобой в космос, так на тебе, мне на голову тотчас свалилась сбесившаяся космическая буха-буха. Ну, не гадство это, Стас? К тому же у них явно рванул движок.

– Нет, это не двигатель, Митяй. – Задумчиво откликнулся Стас – Судя по спектру, это рванул гелиевый термоядерный реактор. Знаешь, не такие уж они и разумные, раз пользуются такими энергетическими установками. Это просто какой-то каменный век. А вот их железные ремонтники мне понравились. Надо будет потом слетать за ними, забрать и привезти на Землю.

Митяй, осторожно опуская крейсер-разведчик на каменистую возвышенность, проворчал:

– Да, уж, постарайся сделать это побыстрее, а то они, чего доброго, начнут передавать сигнал бедствия. Так, всё готово. Горушка крепкая и космическая буха-буха с неё вниз не свалится. А теперь, Стас, пулей лети в Дмитроград и срочно готовься к постановке на ремонт этого корыта, да, хорошенько спрячь от них нашу Космическую Шишигу. К экипажу корабля пришельцев, я запрещаю вам всем даже мысленно приближаться. Ох, что же мне с ними теперь делать? Ума не приложу. Ладно, Стас, высади меня возле дома и я буду думу думать.