Похищенные

Абердин Александр

Интересно, каково это, быть похищенным инопланетянами, желающими продать тебя космическому барону, большому любителю кровавых гладиаторских боёв? Можно ли в таких условиях изменить свою судьбу, да, ещё в то время, когда Звёздная Империя, куда тебя продали вместе с другими землянами, воюет с Технореспубликой? Ну, и какой выбор сделать, если тебе вместо гладиатора предложено стать, вместе с товарищами по несчастью, рекрутом Звёздной Империи Тиар и получить воинскую профессию супердиверсанта?

Александр Абердин

Похищенные

Книга первая

Рекруты Звёздной Империи

Пролог

Патрульный крейсер Нераны вышел из подпространства на орбите Юпитера точно по графику, в ноль часов тридцать минут по единому всегалактическому времени. Ровно три минуты он дрейфовал во внутреннем космическом пространстве Солнечной системы, за это время определил местонахождение третьей планеты и включил маршевые двигатели. Из шести огромных кормовых дюз малого патрульного крейсера типа "Чёрный мираж", вырвались тёмно-синие струи тяжелой плазмы и он сошел с орбиты. Протозвезда, в пространственном орбитальном тоннеле которой они вышли из подпространства, находилась на противоположной от крейсера стороне, позади желтого карлика, местной звезды, вокруг которой обращались планеты Солнечной системы.

Третья планета, о которой командир крейсера только и знал, что она имеет несколько названий на языках аборигенов и одно из них — Земля, находилась под крейсером внизу и немного впереди, где ей и положено было находиться по графику полёта и это означало, что патрульный крейсер выполнит свою задачу с минимальным потерями топлива, расходной массы и времени, а может быть и сэкономит несколько сот граммов телурения. Поэтому, нацелив крейсер на Землю, пилот тотчас раскрыл гравитационные ускорители и вырубил маршевые двигатели, уже разогнавшие его до нужной скорости. Он проделал это филигранно и над Землёй, в стратосфере, тотчас появилось и помчалось в разные стороны несколько десятков огромных плазмоидов.

Будь это планета, входившая в Галактический Союз, то командиру крейсера немедленно устроили суровый разнос и отправили нести службу хотя и в космосе, но на каком-нибудь всеми забытом астероиде технической поддержки. Увы, хотя вокруг Земли и в космическом пространстве Солнечной системы по орбитам неслись десятки космических аппаратов с экипажами и без, планетарная цивилизация до этого ещё не доросла, а потому командиру неранийского патрульного крейсера ничто не угрожало, зато экономия дорогого топлива обещала быть весьма существенной, если полёт к Земле и от неё будет и дальше проходить гладко и без неприятностей, то есть им не придётся вступать в бой с какими-нибудь космическими мародёрами, стремящимися поживиться на беззащитной планете.

В это командиру крейсера верилось с большим трудов, так как взять на этой планете было нечего, хотя на ней уже и начали производить расщепляющееся оружие. Ещё лет сто, двести и люди на ней начнут синтезировать сверхтяжелые металлы и создадут первый гиперпространственный двигатель. Вот тогда-то она и станет интересна для Галактического Союза и своих соседей по галактике. Ну, а пока что планета Земля могла полагаться только на то, что в Солнечную систему, с нерегулярными промежутками времени, входили крейсера галактической патрульной службы, следившие за тем, чтобы космические мародёры не очень-то безобразничали. Какая-никакая, а всё же защита, но рано или поздно вблизи Солнечной системы будет выставлен стационарный пост галактической патрульной службы и тогда в небе над Землёй перестанут появляться неопознанные летающие объекты.

Когда патрульный крейсер приблизился к Земле, то из глубин океанов стали всплывать автоматические зонды, собиравшие информацию об этой планете, и, одновременно с ними, заработали зонды, находившиеся на поверхности её спутника. В космос с Земли полетели короткие, спрессованные в миллионы раз сигналы на гиперчастотах сверхдальней связи. Слишком слабые, чтобы их можно было поймать на расстоянии хотя бы в тысячу световых лет, но зато точно нацеленные на антенны крейсера. Бортовой компьютер мгновенно их расшифровал, обобщил, проанализировал и командир крейсера увидел на экране отчёт. За истекшие сорок восемь суток Землю никто не посещал.

Глава первая

Гудит, как улей, родной завод

Денис поправил тёмно-синий простенький галстук на резинке, одёрнул форменную куртку того же цвета, китель ему ещё не полагался, не вышел должностью, и степенно вошел в кабинет начальника ППЧ-34. С порога он вежливо улыбнулся Лариске, инструктору части, что было весьма затруднительно сделать из-за многочисленных шрамов от ожогов на лице, превративших его в маску, высеченную из ноздреватого камня, сдержанно кивнул головой старшему инструктору Фомину, старому пожарному, тушившему грозненские нефтепромыслы ещё в Отечественную, до его рождения, и подошел к столу Ягуара, то есть Егорова Валерия Семёновича, коренастого, довольно полного мужика лет сорока. Тот почему-то сидел за столом одетый в зимний бушлат. Он кивнул ему и сказал:

- Садись, Денис. Тут вот какое дело, придётся тебе остаться сегодня в части за старшего. Только что моя звонила, её сеструха попросила приехать пораньше, помочь. Сам понимаешь, я не каждый день племянниц замуж выдаю, надо ехать. — Посмотрев на часы, было половина второго и спросил — Надеюсь не спалишь завод за оставшиеся восемнадцать с половиной часов?

Денис подсел к столу и деловито ответил:

- Да, что ему сделается, Семёныч, заводу, а если работяги его и подпалят со всех четырёх сторон, то родную пожарную часть я от огня точно спасу. Будем потом сидеть и в золе задницы греть, пока родина новый не построит.

Ягуар коротко хохотнул и продекламировал:

Глава вторая

Охота на охотника

Денис вернулся домой в половине шестого вечера, когда уже стемнело. Дом, который он купил на окраине города, был по сути дела небольшим, низким турлучным сараем с двумя комнатками и тамбуром. Мечтая о том, что когда-нибудь, желательно как можно скорее, он снесёт его и построит на участке в двенадцать соток, из-за чего и была куплена эта лачуга, добротный, большой дом, Денис не стал делать своему приобретению капремонта. Из-за него он и без того влез в долги на целых три года. Он просто пристроил к дому кухню-веранду из всякого деревянного хлама, купленного на заводе, перекрыл заново рубероидом крышу и сложил новую печку, благо улица была газифицирована. Получилось дёшево, но сердито. Плохо было только одно, в свой собственный дом ему приходилось входить согнувшись и он в нём чуть ли не упирался макушкой в потолок.

После армии у него имелся выбор, где жить. Он мог вернуться в квартиру родителей, да, только его туда совершенно не влекло. После смерти матери, умершей от сердечного приступа ещё до того дня, как его призвали в армию, отец, работавший инженером в трамвайном управлении, стал пить. Характер у него и без того был не сахар, а тут сделался ещё хуже. К тому же он почему-то считал, что мать умерла из-за того, что Денис попал в милицию, подравшись с каким-то хулиганьём, правда, это произошло за полгода до приступа. Помимо в городе жили дед с бабкой. Они звали его жить к себе, мол места хватит, но он решил устраиваться в жизни сам и добиваться всего своим собственным трудом. Да, и не один он был на этом свете, поскольку имел младших брата и сестру, так что.

Зато в своём доме, пусть и небольшом, он был сам себе хозяин и хотя у него не до всего доходили руки, например до огорода, треть его который год оставалась не вскопана, считал, что живёт в своё собственное удовольствие. Вот только отец, коммунист с сорок второго года, почему-то считал его куркулём, но медок трескал за милую душу. Его младшая сестра, вся из себя комсомолка, тоже считала его доходы нетрудовыми и даже пыталась читать нотации, но на неё у него имелась хорошая дубина, орден "Красного Знамени", да, и отец тут же вставал на его защиту и говорил, что мёд нужен советскому народу ничуть не меньше молока, яиц и мяса. Вот с кем у Дениса никогда не было проблем, так это с дедом и младшим братом. Они часто помогали ему на пасеке, а дед так и вовсе не вылезал с неё всё лето, хотя пчёл почему-то боялся и по большей части был сторожем.

Денис загнал «Газик» во двор, но заезжать в большой, утеплённый сарай, половину которого занимали ульи с пчёлами, не стал. Первым делом он покормил Вертухая и Зека, двух здоровенных, косматых кавказцев. Вот это, в отличие от деда, была сторожа, так сторожа, чуткие и, что самое важное, неподкупные. Пусть кто-нибудь чужой им скормит хоть мешок колбасы, они с него все равно штаны спустят при малейшем поползновении похитить хозяйское добро. Утром их покормил Пашка и даже оставил сторожам на кухне ведро с кашей и варёными куриными головами, замотанное в старое пальто. По всей видимости его друг и напарник по пасеке почти весь день возился в сарае, поскольку в доме было ещё тепло, хотя печь уже не горела. Денис зажег её и сразу же стал готовиться к выезду на охоту.

Километрах в тридцати от города имелись три большие балки, Глубокая, Крутая и Дальняя. Три года назад он выяснил, что в Далёкую балку зимой частенько забредали кабаны из предгорья. В ней росло несколько десятков здоровенных дубов и они выкапывали из-под снега и листьев желуди, но в одном месте надолго в балке не задерживались и частенько куда-то откочёвывали. Наверное у них были и другие хлебные места. Ну, а Денис иногда рассыпал под некоторыми дубами мелкую картошку, кормовую свеклу и даже помои, которые брал с заводской кухни, а прикормив кабанов, время от времени устраивал на них охоту, забивая по три, четыре кабанчика или свинухи за зиму, чтобы быть с мясом. Места эти были дикие, на охоту туда никто не ездил, да, и проехать туда было сложно, но он на своём «Газ-69» ещё ни разу не застрял в тех буераках.

Глава третья

Учёба Дениса в галактическом университете на халяву и прибытие землян на Кохаун

Денис открыл глаза и изумился. Во время подъёма в небеса его малость сморило и он закемарил, а проснувшись, обалдел от увиденного. Он парил в ярко-синем небе над какой-то золотой долиной, окруженной высоченными, причудливыми скалами, сверкавшими полированным золотом и разноцветными драгоценными камнями. Воздух был тёплый и напоенный медвяными ароматами. Он взглянул сначала на свою грудь и увидел, что на ней нет никаких шрамов, не было их и на его руках. Да, и парашюта над его головой тоже не было, но он всё же каким-то образом парил в небе, словно птица. Денис, поразившись такой удивительной красоте, не выдержал и воскликну:

- Где это я?

Приятный баритон ответил ему:

- Ты в хранилище знаний галактики, человек с планеты Земля. Как тебя зовут? Назови своё имя.

Инопланетянин, говоривший с Денисом, хотя и разговаривал по-русски, всё же говорил как-то странно, не то что бы с акцентом, но как-то певуче и протяжно. Сообразив, что ему очень круто подфартило, Денис вежливо кивнул и представился:

Глава четвёртая

Урок галактического крючкотворства

Рекруты быстро расселись по креслам кара, причём капитан, представившийся бароном Раумом де-Винье, сел рядом с Денисом, и эта машина, парившая в тридцати сантиметрах над полом, покрытым пластиком, двинулась к открывшемуся шлюзу и скользнула в стальной тоннель. Кар двигался очень быстро, но всё равно прошло почти полчаса, пока они добрались до места, огромного ангара, в котором стоял на мощных опорных колоннах боевой атакующий космический крейсер типа «Вериан», в переводе на русский — «Вепрь». Капитан де-Винье не стал немедленно загонять рекрутов на борт этой почти двухкилометровой длины громадины. Повинуясь его приказу, робопилот не только облетел крейсер раз десять на разной высоте, но и подлетел к одной из батарей его плазменных орудий. Это были короткие, чёрные жерла почти трёхметрового диаметра. Капитан только удивлённо крутил головой, слушая, как Денис бойко рассказывает своим друзьям о том, что это за зверь такой, атакующий космический крейсер типа «Вериан», а когда он умолк, спросил:

- Господин старший сержант, вы с таким увлечением рассказывали своим друзьям о «Нойберте», на котором я имею честь служить командиром батальона космодесанта, что я просто поражен. Нам было сказано, что мы отправляемся на Кохаун, чтобы забрать рекрутов, доставленных из какого-то чуть ли не дикого мира, настоящих монстров, и что я вижу? Вы с таким знанием дела рассказывали друзьям о моём крейсере, что я в недоумении, а не знаете ли вы его даже лучше, чем многие из нас?

Денис улыбнулся и ответил:

- Барон, я целых сто пятьдесят дней был подключён к гипнопеду и теперь, к своему полному изумлению и восторгу, знаю о Галактическом Союзе, Звёздной Империи Тиар и Технореспублике Ан-Рабат так много, что даже могу читать лекции.

Барон Раум де-Винье тут же нахмурился и спросил: