Античная лоция Черного моря

Агбунов Михаил Васильевич

Книга посвящена интересным и загадочным вопросам античной географии Черного моря (Понта Эвксинского). Читатель познакомится с геологической историей Черного моря, с важными географическими изменениями, происшедшими за последние 2,5 тыс. лет, и узнает, как море интенсивно наступает на сушу и меняет контуры берегов. Эти изменения породили множество географических загадок, которые ученые пытаются разгадать, основываясь на результатах комплексных палеогеографических и историко-археологических исследований.

М.В. Агбунов

Античная лоция Черного моря

Предисловие

Предлагаемая читателю книга посвящена интереснейшему географическому произведению античного времени — «Периплу Понта Эвксинского», который был составлен во II в. на основе более ранних источников известным римским писателем и государственным деятелем Флавием Аррианом. Это одна из древнейших лоций Черного моря. Само слово «перипл» в переводе с древнегреческого означает «плавание вокруг». В этой книге мы и совершим путешествие вокруг Черного моря, которое в древности называли Понтом Эвксинским, т. е. Гостеприимным морем.

При ознакомлении с геологической историей Черного моря, с палеогеографическими изменениями, произошедшими здесь за последние тысячелетия как под воздействием естественных природных факторов, так и в результате активного вмешательства человека, мы видим, что уровень моря испытывал колебания, в результате чего отступали берега, исчезали одни острова, появлялись другие, перемещались русла и устья рек, образовывались лиманы и заливы, становились несудоходными и отмирали важные порты, менялись природные условия.

Происшедшие изменения стали одной из причин того, что многие вопросы античной географии Причерноморья долгое время вызывали оживленные споры и дискуссии. Наиболее запутанные проблемы долгое время оставались невыясненными.

Решение всех этих проблем стало возможным лишь в последние десятилетия, когда на Черном море широко развернулись комплексные исследования геологов, палео-географов, историков, археологов, палеонтологов, палео-климатологов и других специалистов. Совместные работы упомянутых специалистов дают удивительные результаты. Стали понятными многие загадочные и на первый взгляд противоречивые сведения античных географов, имеющиеся в них несоответствия и расхождения в расстояниях. Большинство из них объясняется, как правило, не ошибками древних авторов, а происшедшими палео-географическими изменениями.

Комплексный подход открыл новые возможности для построения более точных палеогеографических реконструкций, которые подтверждаются картографическими и археологическими данными.

Введение

Черное море издавна привлекало внимание древнегреческих мореплавателей. Первыми в него вошли, согласно преданию, аргонавты. Со временем эпизодические плавания стали более регулярными. В VIII в. до н. э. началась так называемая Великая греческая колонизация, которая вовлекла в свою орбиту и черноморский бассейн. В VIII–VI вв. до н. э. здесь появились десятки древнегреческих городов и поселений. Они просуществовали около тысячи лет в тесном взаимодействии с местными племенами и оставили заметный след в истории Причерноморья.

Одним из центров переселенческого движения был город Милет, крупный экономический и культурный центр на малоазиатском побережье, ставший метрополией многих понтийских городов. Отважные мореплаватели пускались в далекие рискованные плавания в поисках новых земель, источников сырья, рынков сбыта. Постепенно они освоили суровое для них по сравнению со Средиземноморьем Черное море, которое на первых порах называли Понтом Аксинским (Негостеприимное море), а затем переименовали в Понт Эвксинский (Гостеприимное море).

Так черноморское, побережье нашей страны стало одним из оживленных регионов античного мира и тогдашней ойкумены вообще. Осваивали его постепенно, в несколько этапов. После того как в 657/656 г. до н. э. в устье Истра (Дуная) на территории современной Румынии возник город Истрия, началось освоение древними греками побережья Скифии, раскинувшейся от Истра до Танаиса (Дона). В 645/644 г. до н. э. греки обосновались в устье таких крупных водных артерий, как Борисфен (Днепр) и Гипанис (Южный Буг). Это наиболее раннее на территории нашей страны древнегреческое поселение расположено недалеко от устья Днепро-Бугского

Рис. 1. Понт Эвксинский

Открытие Понта Эвксинского

Черное море — одно из интереснейших морей как в геологическом, так и в историко-географическом плане. Это, как известно, внутреннее море. На западе его ограничивает Балканский полуостров, на севере — Восточно-Европейская равнина, на востоке — Кавказское побережье и Колхидская низменность, на юге — побережье Малой Азии. Пролив Босфор соединяет Черное море с Мраморным, которое в свою очередь через пролив Дарданеллы соединяется со Средиземным морем.

Береговая линия Черного моря, по данным современной лоции, равна 4090 км. Наибольшая длина по параллели 42°30′ от вершины Бургасского залива до кавказского берега севернее Поти 1130 км. А наибольшая ширина по меридиану между Очаковым и Эрегли 610 км. Площадь его составляет 420325 км

2

, а вместе с Азовским морем — 462000 км

2

. Средняя глубина 1271 м, максимальная — 2245 м. Береговая линия изрезана слабо. Островов и полуостровов мало.

В рельефе морского дна выделяются три основные формы — шельф, материковый склон и глубоководная котловина

[9]

. Шельф (материковая отмель) представляет собой непосредственное продолжение суши, которая оказалась под водой после последнего оледенения (10–12 тыс. лет назад). Это плавная, со слабым наклоном отмель, лежащая на глубинах 0—100 м. Шельф занимает довольно широкую полосу в северо-западной, западной и юго-западной частях бассейна, а у Кавказского и Анатолийского побережья представляет собой узкую прерывистую цепочку.

По мнению специалистов, примерно 22 тыс. лет назад в результате голоценовой регрессии уровень Черного моря понизился приблизительно на 90 м. Связь со Средиземным морем прекратилась, так как глубина Босфора равна лишь 50 м. Черное море превратилось в почти пресноводное озеро. Эта озерная стадия продолжалась около 10 тыс. лет и по времени совпадала с последним ледниковым периодом.

Примерно 10 тыс. лет назад уровень Черного моря вновь стал повышаться. В результате трансгрессии восстановилась связь со Средиземным морем. Черноморские воды быстро осолонились. Произошел переход к морским условиям жизни. В этих условиях и сформировалась уникальная особенность Черного моря, выделяющая его из всех других морей. Своеобразие геологического строения Черноморской впадины и связанные с этим факторы привели к тому, что вертикальный водообмен здесь происходит лишь до глубины 200 м. Из-за куполообразного расположения водных слоев в центральной части моря на глубине 150–200 м исчезает кислород и появляется ядовитый газ — сероводород. Ниже этого слоя жизнь практически отсутствует. Причиной образования сероводорода является жизнедеятельность бактерий рода микроспира, которые используют («вытягивают») кислород сульфатов и существуют в бескислородной среде. Нынешние условия жизни в черноморском бассейне окончательно установились около 3 тыс. лет тому назад. В эти последние тысячелетия на фоне общего повышения уровня моря произошли, как уже говорилось, фанагорийская регрессия, нимфейская трансгрессия и корсуньская регрессия. Эти изменения черноморского уровня были тесно связаны с эвстатическими колебаниями уровня Мирового океана, которые в свою очередь вызывались изменениями климата в мировом масштабе, происходившими оледенениями и межледниковыми периодами. При похолодании в ледниковое время происходит регрессия, при потеплении в межледниковый период — трансгрессия.

От святилища Зевса Урия к Трапезунту

Свое произведение правитель Каппадокии посвятил императору Адриану. Посвящением и начинается перипл: "Императору Цезарю Траяну Адриану Августу Арриан желает здравствия". Эта фраза снимает какие-либо сомнения относительно авторства и времени написания перипла. Такая возможность точно датировать античное произведение встречается не так уж часто. А конкретное изложение начинается с сообщения о прибытии в Трапезунт. Затем идет рассказ о плавании от Трапезунта до Диоскуриады — Себастополиса. И только после него следует описание черноморского побережья от Боспора Фракийского до Трапезунта. А наше путешествие начнется соответственно с устья Понта.

Первый упоминаемый в перипле пункт — это, конечно, Византии, владеющий проливом — ключом к Понту Эвксинскому. Только с позволения византийцев можно было вплыть сюда или, наоборот, выйти в Пропонтиду. Поэтому и пролив и город были широко известны в античном мире.

Боспор Фракийский имел огромное значение для развития античного мореплавания. Здесь начиналось или завершалось тяжелое и часто опасное плавание в Понт. А для некоторых моряков оно оказывалось последним. Столь широкая известность породила немало мифов о проливе. На его берегах было воздвигнуто несколько святилищ. Богатые жертвоприношения и посвящения богам должны были обеспечить безопасное плавание и счастливое возвращение. Известны стоявшие на спуске к морю храмы Геры и Плутона. Печальная участь постигла их еще в древности. Храм Геры сожгли персы после возвращения из неудачного похода против скифов. Как сообщает Дионисий Византийский, они мстили "во имя царя за то, в чем обвиняли город". Причина этого заключалась, видимо, в том, что Византии не принимал активного участия в завоевательских походах Дария. А храм Плутона македонский царь Филипп II, отец Александра Македонского, разобрал, нуждаясь в лесе, во время осады Византия в 340 г. до н. э.

Следует упомянуть и храм Птолемея Филадельфа. Хотя он был простым смертным, но, как рассказывает Дионисий Византийский, "византийцы почтили его как бога, получив большую выгоду от великодушия его и уважения к городу: ведь им он подарил область в Азии и много мириад хлеба, и оружие, и деньги" (§ 41). От этого же автора мы узнаем и о святилище покровителя мореплавателей: "После же Архия поднимается высокая и круто спускающаяся в глубину скала; выдаваясь на конце мыса, она первая воспринимает на себя всю ярость моря, поражаемая бурным морем. На вершине же ее установлен Морской Старец: одни называют его Нереем, другие же — Форкисом, иные же — Протеем, некоторые же — отцом Семистры, а есть, которые говорят, что он был тем, кто дал Язону и бывшим с ним разъяснение их плавания и был путеводителем при проходе ими теснин" (§ 49). Последние слова следует отнести к Финею — прорицателю, указавшему путь аргонавтам в Колхиду. Примечательно, что его помощь объясняется здесь не мифическими, а вполне реальными действиями: он как лоцман провел корабль через узкий пролив мимо опасных скал и объяснил дальнейший маршрут.

В 120 стадиях (19 км) от Византии Арриан указывает знаменитое святилище Зевса Урия, т. е. Попутного, которое в силу своей широкой известности называлось иногда просто Гиерон, т. е. Святилище. Оно находилось вблизи Кианей на азиатском берегу пролива. Здесь после прохождения печально известных Кианей начинался для мореплавателей путь в Понт Эвксинский. Дионисий Византийский, например, красочно говорит об этом так: "От Кианей на восток открывается огромный Понт до пределов, не охватываемых взором и не доступных нашим глазам" (§ 87). И первым долгом моряков было — совершить жертвоприношение Зевсу, прося удачного плавания, попутного ветра и покровительства в делах.

Путешествие Арриана

Описание понтийского побережья от Трапезунта до Диоскуриады — Себастополиса резко отличается от других частей перипла живостью изложения. Оно и понятно. Ведь Арриан сам лично проплыл по этому маршруту, видел все собственными глазами, прочувствовал всю красоту и величие Понта и передал нам свои впечатления. Кстати, он — один из немногих античных географов, описывавших Понт Эвксинский по личным наблюдениям.

В первых строках краткого перипла Арриан сообщает о приезде в Трапезунт: "Мы прибыли в Трапезунт, по словам известного Ксенофонта — город эллинский, лежащий при море, колонию синопейцев" (§ 1). Здесь он ознакомился с состоянием дел, осмотрел строящуюся по приказанию Адриана гавань на месте небольшой летней пристани, отдал необходимые распоряжения и приказал готовить корабли к плаванию.

Далее читаем: "Отплыв из Трапезунта, мы в первый день пристали в гавань Гисса и произвели смотр находящейся там пехоте; ведь тамошний отряд, как ты знаешь, состоит из пехотинцев и имеет только двадцать всадников для услуг; но и им понадобилось упражняться в метании копий" (Арриан, § 4). В этих словах чувствуется строгий военачальник, заботящийся о боеспособности римских гарнизонов. Закончив инспекционную проверку, правитель Каппадокии поплыл дальше.

Здесь гостеприимный Понт преподнес сюрприз. Флотилия попала в сильный, можно сказать, жестокий шторм. Арриан описывает разыгравшуюся стихию очень красочно: "Отсюда мы плыли сначала при помощи ветров, дующих по утрам с рек, но вместе с тем и при помощи весел: ветры, как упоминает и Гомер, были холодные, но недостаточно сильные для желающих плыть быстро; затем наступил штиль, так что нам пришлось плыть только на веслах. Потом вдруг нависшая туча разразилась бурей с восточной стороны, принеся с собой сильный и прямо противный нам ветер, который чуть не погубил нас: в короткое время он так взволновал море, что вода в изобилии влилась к нам с обеих сторон, не только со стороны весел, но даже через нос и корму. Это напоминало следующий трагический стих: "одну волну мы вычерпывали, а другая вливается".

Но волнение было не боковое, и поэтому мы, хотя с большим трудом, продвигались вперед на веслах и, вытерпев немало, прибыли все-таки в Афины" (§ 5).