МОЙ ДЕДУШКА - ПАМЯТНИК

Аксенов Василий

Приключенческая повесть об удивительных похождениях пионера Геннадия Стратофонтова, который совершил почти кругосветное путешествие на научном корабле. Во время этого необыкновенного путешествия Геннадий и его друзья попадают в самые невероятные ситуации, из которых выходят с честью. Я читал эту книгу в далеком детстве в начале 70-х прошлого века- в журнале "Пионер"- что называется "в захлеб" в нетерпеливом ожидании следующего номера. Там же печатался и "Сундучок, в котором что-то стучит" с тем же самым главным героем. Читалось все запоем. Думаю и вы прочитаете эту книгу с удовольствием.-alex397. 2008 г..

МОЙ ДЕДУШКА - ПАМЯТНИК

Приключенческая повесть об удивительных похождениях пионера Геннадия Стратофонтова, который совершил почти кругосветное путешествие на научном корабле. Во время этого необыкновенного путешествия Геннадий и его друзья попадают в самые невероятные ситуации, из которых выходят с честью. Я читал эту книгу в далеком детстве в начале 70-х прошлого века- в журнале "Пионер"- что называется "в захлеб" в нетерпеливом ожидании следующего номера. Там же печатался и "Сундучок, в котором что-то стучит" с тем же самым главным героем. Читалось все запоем. Думаю и вы прочитаете эту книгу с удовольствием.-alex397. 2008 г.

ПРОЛОГ

Я познакомился с Геннадием несколько лет назад в Крыму, на берегу Коктебельской бухты, что недалеко от Феодосии. В парке уже заиграла музыка, уже зажглись фонари и всякого рода мошкара повела вокруг них свой бессмысленный, но красивый танец, а скала Хамелеон на восточном берегу бухты все еще была освещена закатным солнцем. В свою очередь молодой месяц уже висел в зеленоватом небе над горой Сюрюккая. Гора эта на первый взгляд кажется осколком Луны или какой-нибудь другой безжизненной планеты, но, приглядевшись, можно заметить, что она напоминает и тот профиль, который великий Пушкин часто рисовал на полях своих рукописей.

В тот год море съело коктебельские пляжи почти до самой бетонной стены, и для отдыхающих были устроены над водой дощатые помосты. Вот по такому помосту я и разгуливал почти в полном одиночестве, размышляя о морских животных, о горных цветах и минералах, о почтовых марках, автомобилях и о спортивных соревнованиях, потрясавших тогда все цивилизованное человечество.

Кроме меня, на помосте находился лишь один человек - рослый плечистый мальчик с умным и привлекательным лицом. Опершись на перила, он задумчиво смотрел в море, где по гребням бойких, беспорядочно прыгающих волн еще скользили розоватые блики заката, где иногда мелькали острые плавники дельфинов да кто-то мощно плавал стилем баттерфляй.