Шумерские ночи

Александр Рудазов

Пять тысяч лет назад в долине Тигра и Евфрата процветал великий Шумер. Держава, полная тайн, загадок и древнего волшебства. В благословенном Вавилоне восседал мудрый император, к небесам вздымалась башня магической Гильдии, а на окраине города Ура находился дворец Шахшанор. Пять тысяч лет назад в этом дворце родился младенец по имени Креол - тот самый Креол, который спустя много лет станет всесильным архимагом. Пока что он еще юн, у него даже не растет борода. Но приключений в его жизни уже достаточно - и о некоторых из них рассказывается на страницах этой книги.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Город Симуррум стоит на Нижнем Забе, притоке великого Тигра. Эти места - часть провинции Мадга, что лежит на северо-востоке империи Шумер. Здесь правит железная десница императора Энмеркара и божественная воля всемогущего Мардука.

Вчера Шумер отмечал наступление месяца гуд-си-са. Это хороший месяц, приятный и спокойный. В нем не проводится полевых работ, нет и важных храмовых праздников. Гугали в этом месяце обычно устраивают большую чистку оросительных каналов, а Лугали любят с кем-нибудь повоевать, но простого люда все это никак не касается.

Мастер Ахухуту всегда любил этот месяц. Сейчас он сидит в своей лавке, ушами следя за обычным гомоном кара, а глазами - за великолепной чашей, принимающей под его руками окончательный облик. За такое чудо можно будет взять немало сиклей…

В лавке Ахухуту лучшая керамика во всем Симурруме - никто другой не умеет так искусно выбить из глиняного шара нужную форму, а затем обжечь ее в горне. У Ахухуту отличный горн - двухъярусный, с четырьмя поддувалами. За каждым поддувалом трудится специальный раб - и горе ему, если огонь ослабнет хоть на минуту!

Еще мастер Ахухуту знает множество секретов, чтобы посуда при обжиге не трескалась - он подмешивает туда не только солому, навоз и шамот, как все гончары, но и золу, редкие растения, толченый уголь, даже толченые раковины.

КОГО БОЯТСЯ МАГИ

Утро. Раннее утро. Ласковые солнечные лучи щекочут глаза даже сквозь веки. С внутреннего дворика слышны журчание фонтана и детский смех.

Креол сладко зевнул, раскидывая руки в стороны. Вставать неохота. Еще слишком рано. Сегодня первый день месяца кин-Инанна. Это самый жаркий месяц в году - день тянется долго-долго, а ночь, наоборот, донельзя короткая. В такой зной лениво даже шевелиться - хочется лежать на теплой крыше и ничего не делать.

Вчера они с Шамшуддином засиделись допоздна. Старый ублюдок Халай впервые за три месяца сжалился над учениками - позволил отдыхать целых полдня. В питейном доме госпожи Нганду была опрокинута не одна кружка ячменного пива.

Правда, денег после той попойки не осталось совсем. Да их и было-то негусто - в карманах Креола и Шамшуддина редко встречаются даже медные сикли. Хотя оба из зажиточных семей.

Дед Шамшуддина - один из крупнейших землевладельцев Симуррума, а отец Креола - архимаг, один из богатейших аристократов Ура. Но до молодых наследников нет Дела ни тому, ни другому. Старый Липит-Даган от души ненавидит незаконнорожденного внука, из-за которого его Дочь лишилась честного имени. А Креол-старший вспоминает о существовании сына, только когда тот появляется перед глазами.