Горькое счастье: Собрание сочинений

Алексеева Лидия Алексеевна

Лидия Алексеева (1909-1989), двоюродная племянница Анны Ахматовой, - одна из крупнейших русских поэтесс Балкан, с 1949 года до самой смерти жила в Нью-Йорке. При жизни издала пять тонких поэтических сборников, притом последний включал практически только избранное из прежних. После ее смерти хозяин квартиры, где она жила, поспешно сжег ее архив, однако благодаря многолетним розыскам были обнаружены около ста стихотворений, не вошедших в сборники, множество поэтических переводов, рассказы, что и дало возможность открыть книгой Лидии Алексеевой новую серию - "Серебряный век. Паралипоменон", иначе говоря - "Пропущенные страницы Серебряного века".

НАТАЛЬЯ СИНКЕВИЧ. ПЛЕМЯННИЦА АННЫ АХМАТОВОЙ. (Предисловие)

Мало кто из почитателей и даже из друзей известной поэтессы русского Зарубежья Лидии Алексеевой знал, что она — двоюродная племянница Ахматовой. Дед Алексеевой по материнской линии — Владимир Антонович Горенко — и отец Ахматовой, Андрей Антонович Горенко, — родные братья. То есть — мать Алексеевой и Ахматова были двоюродными сестрами.

С Лидией Алексеевой я познакомилась много лет тому назад в Нью-Йорке в ту пору, когда зарубежные писатели старшего поколения еще были полны жизненной и творческой энергии. В так называемом русском Нью-Йорке часто устраивались авторские вечера, лекции, чтения стихов. Иногда приезжали и заморские гости — русские парижане с громкими именами, например, Георгий Адамович, Ирина Одоевцева.

Лидия Алексеева почти всегда присутствовала на таких вечерах, нередко сама принимала в них участие, хотя выступать перед публикой не любила: неизменно кто-нибудь просил ее читать громче. «Не могу, такой у меня голос», — всё так же тихо отвечала она.

Голос у нее, действительно, был тихим, читала она монотонно, без всякой попытки драматизации; свои стихи «доносить» до слушателей не умела. Во всем ее облике была какая-то неяркость, старомодность — это касалось не только одежды и прически, но и манеры держаться и манеры говорить. Мне всегда казалось, что она идет куда-то мимо, многого не замечая. На литературных собраниях или в гостях сидела молча — сосредоточенная, спокойная и одинокая.

СТИХОТВОРЕНИЯ

ЛЕСНОЕ СОЛНЦЕ (Франкфурт-на-Майне, 1954)

«Я привыкла трястись в дороге…»

«Хорошо бы снова…»

«Склянки над бухтой знакомой…»

ЯЛИК

В ЗАХОЛУСТЬИ

В ПУТИ (Нью-Йорк, 1959)

«От родников твоих ни капли нет во мне…»

«Не жена и не любовница…»

«Где круто бьет и пенится…»

«Свежий луг и теплый ветер…»

«Кто в земном хозяйстве лишний?..»

ПРОЗРАЧНЫЙ СЛЕД. Третья книга стихов. (Нью-Йорк, 1964)

«Слоятся дыма голубые складки…»

«Собирать слова, как в поле маки…»

«Согреться — да не знаю, где бы…»

«Украдкой море удалилось…»

«Из моего дыханья…»

ВРЕМЯ РАЗЛУК. Четвертая книга стихов (Нью-Йорк, 1971)

«Уходят лица, имена и даты…»

«Говоришь, что на нашем пути…»

«Степной бугор над бухтой синей…»

ДОМА

«Цветет акация – тепло, обильно…»

СТИХИ. Избранное (Нью-Йорк, 1980)

«Здесь, в этом мире многосменном…»

«Смотря альбом в осенней полумгле…»

«В наш стройный мир, в его чудесный лад…»

«На людьми затоптанной полянке…»

«Двадцать лет — их как не бывало!..»