Кормлец

Алферова Марианна

Герд — кормлец. Его обязанность — кормить Дравона, того самого, сжегшего деревню Герда вместе с его родителями… В полнолуние тот, в чьих жилах течет кровь потомков баронов, живших в замке, где сейчас обитает Дравон, может попытаться убить зверя — или погибнуть…

сборник «Измерения» СПб, 1991 г.

Герд спускался по тропинке к реке. После пожара кустарник буйно разросся, и свежие побеги скрывали идущего с головой. Огромный двуручный меч Герд нес на плече. Герду так привычнее. Ведь он не боец, как Арист, он — кормлец, и этим все сказано. Герд огромен, с бычьей шеей и здоровенными ручищами, его кожаная куртка пропахла кровью. Люди из деревни презирают кормлеца. Но сегодня полнолуние, и Герд выходит на бой с Дравоном.

Сзади послышался шорох. Герд отпрыгнул в заросли и затаился, поджидая идущего следом. Едва тень поравнялась с ним, Герд сгреб в охапку крошечное существо, ростом не больше пятилетнего ребенка. Малявка! Схваченный человечек испуганно вскрикнул и выронил топорик, который точнехонько стукнул Герда по ноге. Герд взвыл от боли, отшвырнул малявку в кусты и зашагал дальше к реке, прихрамывая.

— Герд, я тебя узнал, — пискнул тоненький голосок.

Герд не ответил, лишь негромко ругнулся. Он тоже узнал малыша. Конечно, это Смут. Малявка Смут из пораженной деревни. Он еще великан среди прочих. Но все равно малявка. Что ему делать против Дравона?

— Поздравляю, — продолжал пищать сзади Смут. — Я слышал: у тебя сын родился. Все в нашей деревне рады. Я уже начал вырезать для твоего малыша колыбельку. В нашей деревне делают самые лучшие колыбельки — это все знают.

ххх

Они ждали дравона, но все равно тот появился внезапно. Вынырнул из-за черного леса, прочертил замысловатый зигзаг на оранжевом небе и спустился к реке. Вместе с ним явился свет — неустойчивый и красноватый, как зарево, что гасло на востоке, так и не дождавшись настоящего рассвета. Светилась маленькая плоская голова с крошечными глазками и обширное тело, формой похожее на жабье, и кожистые крылья с острыми когтями по краям. Дравон шлепнулся на землю и, с волоча по гальке крылья, направился к воде. Он долго и жадно пил, отфыркиваясь и время от времени приподнимая голову, чтобы оглядеться. Сегодня была ночь полнолуния, и Дравон знал, что на него нападут. Возможно, он даже чуял запах людей, притаившихся за валунами. Напившись, Дравон несколько раз хлопнул крыльями и, переваливаясь на тонких паучьих лапах, двинулся к входу в пещеру — ее черная пасть зияла под скалою, на которой возвышался замок.

— Пора нашему любимцу перекусить! — сказал Арист. — Не так ли, кормлец?

И шагнул наперерез Дравону. Но тут, опережая его, вперед вырвался Смут, размахивая крошечным топориком. Дравон недоуменно повел плоской головой, пытаясь разглядеть бегущего к нему человечка.

— Вот тебе, вот, получи! — пищал Смут совершенно как ребенок.

Смут несколько раз рубанул топориком по тонкой, прозрачной, как студень, лапе, покрытой желтоватым ворсом. Дравон болезненно взвизгнул, вздернул лапу с длинными, похожими на человечьи, пальцами, и ухватил Смута. Но рядом уже очутился Арист. Меч его со свистом описал дугу и перерубил паучью лапу Дравона. Тварь протяжно закричала и захлопала крыльями. Арист отпрыгнул в сторону, и острые когти впились в прибрежную гальку. Свечение, исходящее от Дравона, сделалось красным, алый отсвет лег на песок и воду в реке. Герд стоял неподвижно и смотрел, завороженный, на сотни белых лап, что суетились вокруг огромного тела. Сколько раз он видел это шевеленье! И всякий раз обмирал, не в силах сдвинуться с места. В замке, во время кормежки, Дравон прятал лапы и складывал крылья. Там он был иным — мирным, хотя и гадким, добродушным, хотя и вонючим. И при этом — почти своим.