Проект «Сколково. Хронотуризм». Хроношахид

Алиев Тимур

Михайлова Татьяна

Турфирма «Сколково. Хронотуризм» продает путевки в прошлое. Срок пребывания в прошлом ограничен (от 1 часа до 24). Раньше вернуться никак невозможно, только по истечении этого срока. Настоящее неизменно: чтобы туристы ни совершили в прошлом, на настоящее это не повлияет. С собой можно взять до 15 кг груза (разрешено брать и любое оружие). Столько же груза можно вывезти из прошлых времен. Сегодня едут:

1.

Алиев Т. «Хроношахид».

Молодой чеченец Юсуп попадает в сети радикальных экстремистов. Ему поручают отправиться в 91-й год и убить Ельцина. Выдают деньги и пояс шахида. По дороге в Москву Юсуп расстается с частью денег. Что же делать? Назад дороги нет. Выход только один: взять более дешевый тариф и отправиться в прошлое наугад. Авось повезет и он, Юсуп, окажется в нужном времени и месте.

С поясом шахида, в спортивном костюме и с примотанным скотчем к ноге «Стечкиным», Юсуп вверяет себя воле Всевышнего и отправляется в хронопуть…

2.

Михайлова Т. Багдад: не все спокойно.

У каждого человека есть мечта. Мечта Кирилла – открыть ресторан авторской кухни. Однако он терпит неудачу за неудачей. Нужна плодотворная кулинарная идея. А где ее взять? Почему бы не в прошлом, ведь до этого пока никто не додумался… Кирилл отправляется за секретами восточной кухни в Багдад эпохи халифа Харун ар-Рашида. В Багдад эпохи алладинов, симбадов-мореходов и тысячи и одной ночи. В Багдад изысканных яств и не менее изысканных дворцовых интриг.

Ох и дорого же обойдутся Кириллу секреты восточной кулинарии…

От издательства

Дорогие друзья!

Рады предложить вам четвертую книгу проекта «Сколково. Хронотуризм».

«Сколково. Хронотуризм» больше, чем сериал. Это новая мифология, это эпос. Эпос историко-фантастический, научно-развлекательный, героико-приключенческий, любовно-романтический. Как скандинавские Эдды, как мифы Древней Греции. Одно отличие – этот эпос создается прямо на ваших глазах. И мы творим его вместе с вами. Изменяем старый мир, созидаем новый. Пока только в книгах, но кто знает, кто знает…

Итак, в чем суть. Ученые в Сколково изобрели нанокристаллы, которые дают возможность людям перемещаться в прошлое. Открывается государственная компания «Сколково. Хронотуризм». Суть бизнеса – продажа отдыха (или, лучше сказать, времяпрепровождения) в прошлом. Время пребывания от 1 часа до 24 часов. Можно отправиться хоть на миллион лет назад, хоть на миллиард, хоть всего на год. В любую точку Земли по своему выбору. Это стало возможным потому, что изменения в прошлом никак не отражаются на настоящем, что бы хронотурист в прошлом не совершил.

Пока

максимальный груз, который можно взять с собой и увезти обратно – 15 килограммов.

Пока

все очень дорого, но технологии развиваются и услуга становится все доступнее.

Каждая из книг проекта «Сколково. Хронотуризм» – истории людей, отправляющихся в путешествие во времени. Люди разные, истории разные и жанры произведений соответственно разные. В этом эпосе торжествует знаменитый принцип: «Пусть расцветают сто цветов, пусть существуют сто школ». Каждый раз, когда вы берете новую книгу в руки, вы не сможете угадать, что вас ожидает на этот раз.

Тимур Алиев

Хроношахид

Часть I

Разочарованный

Глава 1. Измена и предательство

Мир Юсупа рухнул в один день, осыпавшись тысячей стеклянных осколков в пыль под ногами. Этот хрупкий мир и так последнее время периодически давал трещину, а сейчас разлетелся, словно уличная лампочка, в которую выстрелили из рогатки.

А все оттого, что Юсуп увидел, как Зарема садится в чью-то тонированную иномарку. Его Зарема! Девушка, которую он знал всего полгода, но был уверен, что это на всю жизнь. Однако она, похоже, считала совсем иначе.

Еще пятнадцать минут назад любому человеку, посмевшему даже предположить, что Зарема способна сесть в чужую машину, Юсуп без колебаний набил бы морду. Но что делать сейчас? Не лупцевать же самого себя?

А случилось следующее. Вывалившись вслед за толпой студентов из двери маршрутной «газели» на «Университете», на противоположной стороне дороги Юсуп вдруг увидел Зарему. Как всегда красивая и стильная – у него при виде нее даже слегка зашлось сердце, – в приталенной бирюзовой куртке, в юбке чуть выше колена, дающей возможность оценить облегающие ноги сапожки на шпильках. Девушка стояла чуть в стороне от забитой народом ракушки остановки – совсем одна, без привычных подружек. «Не дождалась меня в университете», – подумал Юсуп. Обычно он вылавливал ее после занятий и они, беседуя обо всем и ни о чем, медленно дрейфовали в сторону ее дома. Там, не в силах расстаться, влюбленные еще подолгу болтали, стоя за углом пятиэтажки, и только тогда расходились. Теперь Юсуп уже не был уверен ни в чем.

Но вначале при виде стоявшей на остановке Заремы он ни о чем таком не подумал – просто обрадовался. А вот вторая его реакция оказалась более жесткой. Он задохнулся от возмущения, поскольку рядом с девушкой, чуть подгазовывая, дергалась на месте затонированная черная «камри». Непроницаемые стекла скрывали того, кто сидел внутри. Но это было и неважно. Обычный способ заигрывания у молодых богатых бездельников, к симпатичной девушке такие подкатывают по несколько раз за день. Только не в присутствии их парней. А Юсуп как раз и оказался рядом. И тут же бросился на защиту – прямо через трассу, не обращая внимания на пролетающие и яростно сигналящие ему авто.

Глава 2. Заговорщики

«З-з-з, з-з-з», – завибрировал мобильник в кармане джинсов. Юсуп принципиально не ставил мелодии или звуки на звонки и сообщения – раздражало. Сейчас, судя по короткому зуммеру, пришла эсэмэска. Юсуп вздохнул и завозился на тесном заднем сиденье маршрутки, с трудом доставая из узкого кармана вибрирующий аппаратик.

На потертом экране старенького мобильника высветился долгожданный ответ от Абу-Бакра. Юсуп почти два часа болтался по центру в ожидании его звонка, и вот стоило только забраться в уютную маршрутку и двинуться в сторону дома, как тот откликнулся.

«Приходи в кафе „Мимоза" на рынке. Мы ждем», – гласило послание.

Сказать по правде, Юсуп уже слегка перегорел. Время, проведенное в раздумьях о жизни и смерти, заставило его по-иному взглянуть на возможные итоги разговора с Абу-Бакром. А не поторопился ли он? Да и непонятное «мы» смущало. С кем там Абу-Бакр? Однако полученная эсэмэска недвусмысленно гласила: «приезжай». Юсуп слишком уважал своего старшего (пускай и ненамного – лет на пять-семь) товарища, чтобы не прислушаться к его словам. «Ничего, на месте все объясню», – успокаивал себя Юсуп, пробираясь по проходу маршрутки к выходу.

– Водитель, здесь останови! – Он протянул шоферу несколько монеток и выскочил в придорожную пыль – маршрутка остановилась прямо на обочине.

Глава 3. На Москву!

Юсуп то ненадолго закрывал глаза, проваливаясь в дремоту, то снова открывал их – и тогда поворачивал голову к окну, наблюдая, как неторопливо проплывает мимо красновато-глинистая калмыцкая степь с ее скудной придорожной жизнью.

На трассе М-29, или, как ее называли в Грозном, «Ростов – Баку» было бы поинтереснее – там, насколько помнилось Юсупу, и природа радовала глаз, и населенные пункты шли один за другим. Юноша с удовольствием поехал бы по ней, будь его воля. Однако приказ Абу-Бакра четко гласил: ехать на Москву через Астрахань и Волгоград, а не через северокавказские республики.

«Там пограничные блокпосты встречаются чаще, чем мясо в беляшах на рынке, – усмехнувшись, сказал инструктор. – Вряд ли будут проверять, сейчас все-таки не двухтысячный год, но кто знает?»

А Юсупу было за что бояться – его талию смертоносной змеей обвивал раскатанный в тонкую и широкую ленту кусок пластида. Или гексогена, как любили называть его в российской прессе. А по всей подкладке куртки Юсуп равномерно распределил пачки шуршащих зеленых бумажек. За них он, кстати, переживал не меньше, чем за взрывчатку. Еще бы, столь огромную сумму в руках он не держал никогда в жизни. Парень даже поразился, что Абу-Бакр со товарищи доверили ему такие крупные деньги. А вдруг он возьмет да и смоется с ними за границу?.. Нет, так он, конечно, никогда не поступит – не тот характер, слишком честный, не зря в универе «пионером» дразнили. Мать, опять же, дома одна осталась – ее он точно не бросит. Видимо, просчитали они его, психологи чертовы. К тому же Абу-Бакр велел периодически отзваниваться: «Каждые два часа посылай эсэмэмку любого содержания, и, если все нормально, обязательно вставляй слово „дело", а если нет – „бизнес"». Значит, ведут все-таки, контролируют.

Дома Юсуп сказал, что едет на спортивные сборы. Дескать, хорошо показал себя на турнире и его пригласили в сборную республики. Мать порадовалась за сына, тайком всунула в карман куртки пятитысячную купюру и скрепя сердце отпустила. Юсуп же, уезжая, запрятал в старый альбом с фотографиями три тысячи долларов – цену своей смерти. Их ему дал Абу-Бакр после того как они покинули кафе. «Оставляю матери», – сказал ему Юсуп, и Абу-Бакр одобрительно кивнул.

Глава 4. Москва-Сколково

Девушка прошла мимо Юсупа, обдав его сложным запахом дорогого парфюма, и склонилась над столом, роясь в одном из ящиков. «Фу ты ну ты!» – про себя оценил парень стройную фигурку сотрудницы московского представительства «Сколково. Хронотуризм». Серый костюм-тройка совсем не портил ее, напротив, подчеркивал имеющиеся достоинства.

Впрочем, Юсуп терпеть не мог подобных офисных барышень. Они казались ему высокомерными пустышками, слишком много мнящими о себе. С каким удовольствием он поставил бы на место выскочку, что с чрезвычайно занятым видом дефилировала сейчас перед ним. Но слишком многое стояло на кону, чтобы портить отношения с людьми, от решения которых зависела успешность его миссии. Поэтому он просто развалился на вертящемся стуле перед столом хронооператора Марины и максимально доступным ему наглым взглядом пялился на ее прелести.

Маска «нахала» была удобна еще и тем, что позволяла спрятать волнение, охватившее Юсупа в роскошном офисе компании «Сколково. Хронотуризм». И проблема заключалась вовсе не в шикарности места, где располагалась компания, и не в том, что рыжее кожаное кресло туроператора на вид стоило не меньше, чем так и не выигранная Юсупом «королла». И даже не в том, что бдительная охрана на входе сканировала взглядами входящих похлеще, чем в Кремле. Как раз таки пластид на поясе будущего шахида они и не обнаружили своими металлодетекторами. Но не все шло так, как планировалось в Грозном.

Первым оплошность допустил сам Юсуп. Отдав вертолетчикам двадцать шесть тысяч долларов из имевшихся у него на руках ста, он расстроил все планы Абу-Бакра и его товарищей. Впрочем, он не жалел о своем поступке. Главное, что три сверкающих «Робинсона» забрали на себе всех шестерых пострадавших, а медсестричка Света, с которой он слегка подружился (они даже обменялись номерами мобильников), позвонила через сутки и сообщила, что все раненые живы. «Они пока в больнице. Но ситуация стабильная. Храни тебя Господь», – сказала она по телефону и, кажется, даже заплакала.

Однако теперь на приобретение хронотура не хватало очень приличной суммы. Достать такие деньги ни в Москве, ни в Грозном Юсуп не смог бы, даже забрав все сбережения матери. Податься в бега или отказаться от «миссии» (как называл будущий хронотеракт Юсуп) ему не позволили бы гордость и ответственность за взятое на себя обязательство. Оставалось выжать максимально возможное из конторы под названием «Сколково. Хронотуризм», попытаться поторговаться или предложить что-то взамен. Потому, добравшись до вожделенной, утопающей в знойном мареве Москвы, Юсуп, не дав себе ни минуты на отдых (а он ему сейчас совсем не повредил бы – приобретенная во время аварии головная боль то уходила, то вновь возвращалась), взял такси и сунул под нос смуглому таксисту с совсем не столичным акцентом помятый рекламный проспект.

Часть II

Во тьме веков

Глава 1. Раб

Тишина обволакивала Юсупа со всех сторон. Не то плотное вязкое безмолвие, что стояло в лаборатории, а какая-то другая, более разреженная, что ли, и в то же время более насыщенная. И очень знакомая… «Ну конечно, это же тишина леса», – вдруг понял парень, распознав шепот ветра в кронах деревьев и далекий птичий щебет. Стоп, какой еще лес? Юсуп открыл плотно зажмуренные до сих пор глаза и обомлел. Он стоял, буквально упершись лбом в массивный ствол, и видел, как бежит по нему куда-то вниз колонна маленьких рыжих муравьев.

Юсуп осторожно отступил на пару шагов и огляделся по сторонам. Его окружала лесная чаща. Колоннады деревьев неизвестной Юсупу породы, только-только пробивающаяся через бурый ковер из прошлогодней палой листвы светло-зеленая весенняя травка.

«Неужели и вправду получилось?» – возликовал парень. Стараясь сдерживать эмоции (все ведь только начинается), он внимательно присмотрелся к окружающему его лесному миру, надеясь по каким-нибудь приметам понять, где он очутился. Чечня это вообще или нет? Типичный горожанин, лишь летом выезжавший к родственникам в полустепное село, Юсуп слабо разбирался в породах деревьев, не говоря о травах.

Судя по ровному ландшафту, он точно не в горах. Значит, на равнине? Тогда где? Юсуп задумчиво почесал затылок – мало ли в Чечне лесов… Конечно, самым близким и знакомым из них являлся Чернореченский – на окраине Грозного. Вот бы оказаться именно там! Минут пятнадцать-двадцать попетлять, выйти к городу, быстро поймать такси и мчаться в центр…

Но куда двигаться сейчас, в какую сторону? Ни тропинки, ни дорожки. И даже никаких просек или просветов. Что делать?.. Решение пришло быстро. Юсуп выбрал самое высокое дерево, ориентируясь на толщину ствола. Одна из нижних веток шла почти горизонтально, свисая до уровня головы Юсупа. Подпрыгнув и ухватившись за сук в точке провисания, он несколько раз быстро перебрал руками, подбираясь ближе к стволу. Почувствовав, что ветка перестала гнуться под его весом, подтянулся, закинул на нее одну ногу, другую, сел верхом, встал, держась за ствол. Дальше пошло еще легче – с каждым подъемом расстояние между сучьями постепенно сокращалось, между некоторыми он шагал, словно по лестнице.

Глава 2. Посол

Тамерлана? Араб произнес имя как Темирленк. Но смысл был понятен и так. Юноша имел в виду знаменитого Тимура Хромого, Тамерлана. Юсуп аж присвистнул от изумления. Нет, он, конечно, рисковал, отправляясь в прошлое по тарифу «Эконом», но проваливаться во времени так глубоко он никак не предполагал. Это какой же век нынче на дворе – четырнадцатый-пятнадцатый?

– Какое сегодня число? – Его пересохшие от волнения губы едва шевелились.

– Семнадцатый день месяца джумада аль-ахира, – араб удивился, но ответил.

– Год?

– Семьсот девяносто седьмой год от того времени, как Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, совершил путь из Мекки в Медину.

Глава 3. Взрывник

Юсуп держался только первые полчаса. Затем внутренняя поверхность его ног – там, где они касались жесткого седла и терлись о него, – начала гореть. Тонкие спортивные брюки – не лучшая одежда для верховой езды по пересеченной местности. Юсуп всегда подозревал что-то подобное, а сейчас смог убедиться в этом на собственном опыте.

Какое-то время он крепился и молчал, затем сдался, затребовал у унбаши «запасные штаны – кожаные, войлочные, какие найдутся». Недовольный Муса, скрипя зубами, все же выдал ему стеганые, на три размера меньше, чем нужно. Зато в талии они были широки, запросто влезал целый кулак. Из-за этого короткие, до щиколоток, штаны висели мешком, однако Юсуп был счастлив: жжение исчезло. «Ну и круто я, наверное, выгляжу сейчас, – подумал он, – в адидасовской куртке и стеганых „бриджах"».

Несмотря на неудобства, происходящее не вызывало у Юсупа никакого «когнитивного диссонанса». Он вошел в этот мир, словно нож в сливочное масло: легко, без напряжения. Как нож и масло рутинно сосуществуют во вселенной завтрака, так Юсуп оказался своим во времени амира Тамерлана.

Он даже слегка испугался, что не испытывает никакого беспокойства, словно всю жизнь так и сражался на кулаках с великанами-памирцами, а потом скакал в неведомое на конях со спутниками, готовыми убить любого за пару овец. Посмотрев на ситуацию как бы со стороны, успокоился; видимо, есть у человеческого мозга прекрасное качество – быстро адаптироваться к переменам. Откуда у него оно, отдельный вопрос, главное, что существует.

Конечно, его пребывание в тысяча триста девяносто пятом году временно. Через сутки, вернее, уже через двадцать два часа, хочется ему того или нет, но капсула в желудке рассосется и его вытолкнет из чужого времени, словно пробку из шампанского. Или словно накачанный водородом шарик из глубины моря… Но на этот небольшой срок он избавлен от мыслей по поводу предстоящего теракта. Сейчас его главная задача – отщипнуть кусочек от богатств Тамерлана, вернуться в свое время с добычей и только потом продолжить свою миссию под названием «Ельцин»…

Глава 4. Смена курса

В воткнутой в землю тростинке что-то хлюпнуло, зашкворчало, а затем, будто из огнетушителя, из нее брызнула длинная пенисто-белая струя. После этого пена бежала уже беспрестанно: то едва шипя, то вновь начиная клокотать. Юсуп, не отрываясь, смотрел на пеноизвержение, ему казалось, что за этим зрелищем можно следить бесконечно. Словно два начала – рациональное и мистическое – сплелись в этом процессе. Первое – из времени Юсупа, когда копируешь на флешку несколькогигабайтный файл и с увлечением следишь за меняющимися цифрами скорости записи и оставшегося времени. Второе – словно из какой-то вдруг ожившей памяти предков, когда необъяснимое казалось чудом, а вот такие вздохи в глубине принимались за дыхание подземных духов.

На самом деле истина находилась где-то посредине. Ничего необъяснимого в зрелище не было. Просто благодарные жители села решили накормить Юсупа специальным гостевым блюдом. Прямо на его глазах они освежевали молодого барашка, извлекли внутренности, порубили тушу на несколько кусков, завернули в снятую шкуру, наскоро зашили жилами и, воткнув в получившийся сверток камышовую тростинку, бросили в заранее выкопанную яму с горячими углями. Сверху забросали землей и оставили мясо то ли тушиться, то ли печься.

Поначалу Юсуп отказался от обеда – ему казалось, что на счету каждый час. После горячки боя он был готов бежать сломя голову отсюда – выброс адреналина, видимо, случился грандиозный. Ну еще бы – он сражался за свою жизнь, он выжил, он впервые убил человека, и даже не одного. Ему хотелось одновременно говорить, смеяться и мчаться на свершение новых подвигов. А тут какие-то банальные ночлег и ужин. Но потом он вдруг почувствовал, насколько проголодался, и решил: небольшой передых не помешает. Да и ночь уже опускалась на землю плотным стеганым одеялом, а Юсуп не только не знал дороги, но даже не имел как такового плана на будущее. Все предыдущие замыслы пришли в полную негодность, и требовалось время, чтобы обдумать и решить, как вести себя в дальнейшем. Потому Юсуп изобразил самую приветливую улыбку и принял приглашение сельчан переночевать у них и перекусить.

Однако стоило ему опуститься на войлочную кошму, что постелили у костра специально для него, как накатила слабость. Он сдулся, словно проколотый мяч. Ушли все силы – и физические, и моральные. Не хотелось ни идти, ни говорить…

К счастью, долго поддерживать беседу с хозяевами не пришлось. Они обменялись обычными ритуальными фразами о житье-бытье, Юсуп принес соболезнование родственникам погибших. Устав от общения на арабском, он с наслаждением купался в звуках чеченской речи. Строго говоря, это не был тот родной язык, к которому он привык, но походил на него, примерно как старославянский, который Юсуп видел в подарочном издании «Слова о полку Игореве», на современный русский. Однако и этого было достаточно, чтобы почувствовать себя дома.

Часть III

Между Тохтамышем и Тамерланом

Глава 1. В тумане

Он проспал, как и планировал, ровно четыре часа. Минута в минуту, как робот: щелк – включился, щелк – выключился. Закрыл глаза, увидел черный квадрат и как будто сразу открыл их – от настойчивого зуммера в левом ухе.

Будильник в часах трезвонил минуты три, пока Юсуп окончательно не вынырнул из объятий сна и не отключил его. Первым делом на ум пришло привычное: «Еще бы пять минуток… – но тут же обожгло: – Блин, я ведь не занятия в универе проспать могу, все гораздо серьезнее». Он даже слегка хмыкнул, не размыкая глаз, представив, как уходит в сон снова, а пробуждается уже в Сколково со словами: «Ох и хорошо мне спалось в четырнадцатом веке».

Пришлось вставать. Чтобы не поддаться дреме снова, он сбросил наваленное на себя вместо одеяла тряпье, подскочил одним рывком, огляделся. Ночная темнота и не думала пока отступать. Хуже того, к ней прибавился густой и клейкий, словно кисель, туман, и уже в двух шагах невозможно было что-либо разглядеть. Ничего, успокоил себя Юсуп, раз утро пасмурное, значит, день будет солнечный.

Костер практически догорел, тлели лишь отдельные и почти невидимые искорки, совсем не приносившие тепла. Поежившись в предрассветной прохладе, Юсуп понял, что продрог до невозможности. Во сне он натянул на себя еще и куртку и даже завернулся в войлок, на котором спал, однако ничего не помогло. Тело закоченело и отказывалось слушаться. «Размяться бы, – подумал Юсуп, – да умыться для бодрости». Но искать источники воды ему было лень, решил обойтись зарядкой. Сделав пару махов руками, чуть не закричал от боли. Ныло все тело, начиная от паха – там, где он натер кожу верховой ездой, – и заканчивая неизвестными ему ранее мышцами. «Вроде тренируюсь постоянно, – подивился Юсуп, – а вот поди ж ты».

Горели также ссадины на лице и руках, тянуло плечевые суставы. Одним словом, все тело сигнализировало хозяину: ляг, поспи еще, отдохни.

Глава 2. «Посол тайного ордена»

По мере удаления от места схватки густой кисель тумана постепенно сходил на нет. В резкой прозрачности нарождающегося дня на горизонте, словно на фотопленке, проявлялись «эскимо» далеких скалистых пиков, укрытых белоснежными шапками. Иногда, после дождя, когда воздух особенно чист, эти же горы можно было разглядеть и из окна Юсупа. При виде знакомой картинки он вздохнул, понимая, как далеко от того Грозного сейчас находится. Какая миссия, какой Тохтамыш, какой Тамерлан?! Захотелось оказаться дома и жить, жить, просто жить! Просыпаться ранним утром, распахивать настежь окно, впуская свежий воздух в душную комнату, а затем, сидя в кресле и наслаждаясь ароматным кофе, видеть эти горы далеко-далеко, словно на картинке… Существуй возможность ускорить процесс возвращения, сейчас он отказался бы от всех своих намерений. Размолвка с Заремой, неудача на турнире – жизненные разочарования, недавно такие вроде бы важные, казались Юсупу мелочью, недостойной даже банального переживания. А уж тем более желания покончить с собой. «В сравнении со смертью все остальное – мелко», – вспомнил Юсуп чью-то цитату и согласился с ней, как никогда осознанно.

Увы, вернуться прямо сейчас он мог лишь в состоянии трупа. В прошлом ему оставалось провести еще восемь с половиной часов. И Юсуп вернулся к рутине дня. А как только исчезло очарование утра, ушла и ностальгия…

Самозваный «ясский князь» держался во главе отряда, рядом с воеводой Дмитрием. Он не стал заново экипироваться, справедливо рассудив, что в компании с Волынцом и его войском ему опасаться нечего. Впереди ехало только двое-трое разведчиков, и в их числе Таймасхан – как местный следопыт. Сзади длинной блестящей змеей, растянувшейся на полкилометра, извивалась дружина московского князя. Воевода не соврал, в его отряд действительно входило не менее полутысячи человек, и все конные.

Юсуп оглянулся назад. Над головами всадников развевались многочисленные знамена и штандарты. Несколько – с гербом Волынца – тем самым мальтийским крестом, что так смутил его вначале. Остальные – с изображениями каких-то святых, в которых Юсуп не разбирался… У него самого никакого знамени, понятное дело, не было. Его «разномастные» бойцы держались дружной кучкой, выделяясь на фоне московской дружины своим оборванным видом. «Если продолжать выдавать себя за знатного человека, обман обязательно раскроется, – подумал Юсуп. – Главное, чтобы это случилось как можно позже».

Не зная местности, колонна двигалась медленно и осторожно. Юсупа такой неспешный темп устраивал, он позволял ему не краснеть за неумение как следует держаться в седле.

Глава 3. Лагерь Тохтамыша

Вопреки свидетельствам историков, Тохтамыш не слонялся взад-вперед по берегу Терека. Юсуп смог удостовериться в этом факте лично. Войско Золотой Орды спокойно стояло лагерем, сооруженным по всем правилам, – рвы, валы, заграждения из огромных деревянных щитов. Судя по тому, что земля под ним была вся вытоптана, трава прибита, а деревья и кустарники вырублены, войско находилось на этом месте не первый день. Однако царящая внутри неразбериха недвусмысленно свидетельствовала, что золотоордынцы готовятся выступать на Тамерлана и уже начали выстраиваться в боевые порядки. Московская дружина прибыла через задние ворота (Юсуп узнал их по наличию обоза) в самый последний момент, и до них никому не было дела.

Впрочем, воеводу это обстоятельство совсем не смутило. Он не стал рваться в битву. Заметив неподалеку свободное местечко, отвел туда свою дружину, дал приказ разбить шатры и накормить воинов.

– В бой всегда успеем. А надежный тыл никогда не помешает, – заметил он недоуменно посмотревшему на него Юсупу. – Да и тебя для встречи с ханом нужно приодеть. А то вылитый разбойник с большой дороги.

Юсуп согласно кивнул и поблагодарил. По местным меркам, в своем нынешнем наряде он выглядел вполне среднестатистически, но представителю могущественного ордена так одеваться не пристало.

Усадив Юсупа на какое-то бревно, воевода предложил ему примерить свои запасные доспехи. Сам Юсуп предпочел бы переодеться во что-то европейское – для поддержания легенды. Но увы… Впрочем, воевода послал помощников к местным кузнецам и оружейщикам – поискать что-нибудь литовское или польское. За неимением западноевропейского доспеха сошло бы и оно.

Глава 4. Коварные планы

Три часа до возвращения в двадцать первый век. И два часа на то, чтобы добыть голову одного из величайших военачальников в истории всего мира. Мягко говоря, непростая задача.

Зато у Юсупа появлялась четкая цель. Варианты, вроде ограбить сокровищницу Тамерлана и мотануть с добычей в свое время, отпадали категорически. Теперь Юсупа устраивала только голова амира. Иначе совесть замучает – за смерть доверившегося и выручившего его воеводы.

Юсуп сидел на барабане у главных ворот лагеря в окружении своего «войска» и лихорадочно размышлял. Приходившие в голову идеи на полноценный план никак не тянули. А горящий от ненависти взор Бориса буравил его насквозь, торопя и сбивая с мысли.

Между тем операция требовала тщательного обдумывания. До сих пор Юсуп слабо представлял себе детали. Типа, «пойдем и всех убьем». Однако, осознав масштабы сражающихся армий и волею подозрительного Тохтамыша лишившись возможности поучаствовать в общей битве, он всерьез задумался над возможностью диверсии.

Выхватить саблю наголо и ворваться в стан противника во главе атакующего клина не получится. Такое даже в компьютерных играх не проходит. В жизни его просто-напросто нашпигуют стрелами и даже не станут разбираться, кто он – гость из будущего или какой-то золотоордынский бедолага, переевший мухоморов и сдуру решивший переть напролом.

Глава 5. Битва

Юсуп едва удерживался в седле, настолько крупная дрожь сотрясала все его тело выбросами адреналина. Еще бы! Ведь они оказались на небольшом, по сути, пятачке земли между двумя армиями-великанами, готовыми вот-вот сорваться с места и броситься друг на друга, растерев в пыль зажатую между ними группку людей. Ну что такое площадка шириной с два-три футбольных поля для многотысячных орд?

Хуже всего, что этой группке предстояло не просто выжить, но и выполнить важнейшую миссию. Причем очень оперативно. Юсуп бросил быстрый взгляд на часы. Чудо китайской кооперативной промышленности показывало, что до момента возвращения осталось всего два с половиной часа. Между тем они до сих пор так и не проникли внутрь пылевого облака, каким издалека представало войско Тамерлана.

– Пришпорить коней! – приказал Юсуп своему отряду. Его руки были перетянуты за спиной кожаным ремешком таким хитрым способом, чтобы при небольшом усилии он мог развязать их самостоятельно, просто слегка потянув за кончик. – Начали!

И шоу закрутилось. «Монголы» пустились вскачь, изо всех сил крича и улюлюкая. За ними с монотонным «Дар и гар!», не отставая, но и не нагоняя, покатилась бронеконница.

Придумка Юсупа не блистала особой оригинальностью. Первый отряд изображал из себя кошун разведчиков Тамерлана во главе с донельзя довольным фактом своего неожиданного повышения в десятники Фархадом. «Монголы» то ли захватили в плен, то ли просто сопровождали некоего европейца, посла к амиру, которого, естественно, играл Юсуп. У якобы преследующей их сотни тяжелой конницы имелась своя роль. При виде висящих на хвосте вражеских всадников охранение в армии Тамерлана должно было без лишних вопросов впустить лжеразведчиков в свои ряды.