Письмо

Аливердиев Андрей

Андрей Аливердиев

Письмо

Я стоял на автобусной остановке возле главного корпуса Университета. Боже, как давно это было! Учеба была окончена, и теперь можно было отдохнуть. Солнце светило ярко, но темные очки, полностью скрывающие глаза, создавали ощущение надвигающихся сумерек. Какая же это хорошая штука — темные очки. Они позволяют нам смотреть куда угодно, не думая, как со стороны выглядят наши бесстыжие глаза. Вот и тогда я нагло рассматривал выходящую из парка девушку. Зеленоглазая брюнетка в белом платье. Случайно увидев ее боковым зрением, я уже не мог оторвать от нее глаз. Сама по себе бесспорная ослепительная красота усиливалась некоторой странностью наряда. Хотя я так и не мог уяснить, в чем же все-таки состояла эта странность. Вроде платье — как платье, туфли — как туфли. Ан нет же. Что-то в них было странным.

Не скажу, что они выглядели ультрамодными или вышедшими из моды, но все же они были какие-то не такие. То же можно было сказать и о прическе. Хотя она и походила на каре, это было не каре. И, черт возьми, именно эта прическа ей подходила больше всего. На таких женщин обычно оборачиваются, но, как не странно, никто кроме меня ее похоже не видел. Правда, тогда я не обратил на это внимание…

Девушка подошла ближе, и помню, как мне вдруг неудержимо захотелось завязать с ней разговор. Но, как назло ничего, кроме банального вопроса: 'Сколько время?', на ум не приходило. А если учесть бросающиеся в глаза часы на моей левой руке, это выглядело бы мало вразумительно. И тут случилось чудо — она сама вдруг повернулась ко мне, и спросила:

— Извините, вы не знаете, как пройти на кладбище? — голос ее звучал с каким-то едва уловимым акцентом, идентифицировать который я так и не смог, хотя, в общем-то, не очень и пытался, так как содержание вопроса было более любопытным.

Я, бывало, задавал прекрасным незнакомкам и более идиотские вопросы, но чтобы со мной пыталась познакомиться такая красавица… , это было более, чем странно. Однако приятно.