Престиж Небесной империи

Амнуэль Песах

Леонидов Роман

Апостол Петр развеселился, прочитав в заметке одного кибернетика, который третьим после Галилея и Эйнштейна лицезрел Господа с расстояния в две тысячи километров, что бог — ничто иное как нематериальная флюктуация материальной субстанции. Но тут Петру стало не до шуток: врата рая атаковала колонна металлических исчадий. И началось… Маленькие кибернята жонглировали райскими яблочками и издевались над ангелами: те не могли продифференцировать линейную функцию. Рабочие роботы топтали райские кущи, выли сиренами и распугивали святых. И в этот момент перед Всевышним явился Великий Кибер, поведавший о том, что на Земле эпоха кибернетического Возрождения….

fantlab.ru © ozor

Апостол Петр протер рукавом потускневший нимб и отложил его в сторону. После утомительного совещания в Высшем духовном совете приятно было полежать на любимом облаке у райских ворот. Нацепив хрустальные очки, апостол полистал номер «Райского ежестолетника». Пропустив скучные отчеты архангелов, он остановил свое внимание на небольшой заметке под рубрикой «И такое бывает….» В заметке приводились слова души одного кибернетика, который третьим после Галилея и Эйнштейна удостоился чести лицезреть Господа с близкого расстояния в две тысячи километров. Душа самоуверенно заявила: — Ваш бог — ничто иное как нематериальная флюктуация материальной субстанции. На Земле мы выделывали штучки почище!

Заметка развеселила Петра. Действительно, бывает же такое! Атеистов после чистилища обычно направляли прямо в Ад. Изредка появлялись особо упорные грешники. Им показывали парочку чудес, сотворенных лично кем-нибудь из апостолов. Заблудшие души после этого начинали каяться, а на Земле физики вопили от радости, обнаружив новый закон природы. Как же нужно было погрязнуть в грехе, чтобы кощунствовать после аудиенции у самого Господа!

Апостол подложил газету под голову. У райских ворот было тепло, и Петр задремал.

Разбудили его отдаленный лязг и грохот. Петр нехотя приоткрыл правый глаз и увидел вдалеке идущую походным маршем колонну безобразных металлических созданий.

— Опять черти развлекаются, — решил апостол и небрежно осенил создания Ада крестным знамением. Странно — фигуры не исчезли и продолжали приближаться. Петр, не торопясь, натянул на макушку нимб и приосанился.