Дерево не выбирает птиц

Андреева Юлия Игоревна

Мир, в котором человеческая жизнь ничего не значит, и потому счет идет на сотни и тысячи. Где иногда не успеваешь родиться, как тебя уже разорвали на клочки. Мир, где дети в качестве тренировки учатся отсекать головы. А сюзерен решает, с кем его приближенным жить и кого убивать.

Где светлые волосы и голубые глаза — метка сатаны, и невозможно спрятаться, смешаться с толпой, прикинуться ветошью.

Какой нормальный человек мог возжелать оказаться в этом ужасном, опасном и безысходном мире? — Только тот, кто явился не за чужими землями и почестями, а единственно, чтобы поиграть и выиграть! Только настоящий ИГРОК.

Первая часть

Замок сегуна в Эдо давно уже воспринимался залетевшим в Японию XVII века Алом как нечто вроде собственного дома. Да и его самого здесь принимали чуть ли не как родного. Во всяком случае, пропуска проверяли разве что для проформы. Шутка ли сказать, лучший друг сегуна Токугава-но Хидэтада

[1]

, человека вздорного и скорого на расправу. А значит, он — Ал — Алекс, или, как местные выговаривают, Арекусу, тут самый важный клиент, с которым нужно обращаться, как с ручной коброй хозяина — то есть исключительно вежливо и бережно, улыбаться во весь рот, непрерывно кланяясь. Кланяться и при этом следить, чтобы не заполз куда не надо и, упаси Будда, не повредил собственной шкуры. Потому как если этот самый Арекусу Грюку — Алекс Глюк сам сегуну не доложит о нерадении, шпионы непременно нажалуются, и тогда…

Опасно шутки шутить в мире, где казнь через отсечение головы — любимая забава, а дети самураев сначала учатся отрубать головы домашней птице, затем обезглавливают собаку, и когда руки перестанут дрожать да мышцы окрепнут, тренируются на узниках в местной тюрьме.

Нет тюрьмы — любящий отец всегда найдет провинившегося в какой-нибудь мелочи крестьянина, и да здравствует учеба!

Опасно проявлять нерадение в мире, где голова столь слабо прикручена к шее, одно слово, одна неправильная мысль — и…

Катится, катится белый глупый шарик с самурайским пучком или длинными волосами крестьянина, с женской прической или младенческим пушком. Катится, оставляя за собой кровавый след.

Глава 1

Зачистка

Ал неспешно опустился на колени, ткнулся лбом в татами, оставаясь какое-то время в почтительно-согбенной позе. Когда за его спиной с шорохом задвинулось сёдзи, он резко вскинул голову, так что светлые волосы на секунду взлетели в воздух. Вскочил на ноги и, крутанувшись на месте, заехал пяткой в лицо собеседника.

— На!

Хидэтада только и успел чуть отклониться, отчего удар скользнул по скуле, не причинив видимого вреда.

Сёдзи тотчас распахнулись, на пороге возникли самураи стражи, но хозяин махнул на них веером, и те, немного задержавшись в дверях, все же покинули помещение.

— Сдурел? Полный замок самураев! Да не успей я… — Хидэтада продолжал сидеть на полу, потирая ушибленную щеку и наблюдая за возвышающимся над ним приятелем. — Сядь, по крайней мере, там же ясно видят тень. И не ори ты бога ради! Что случилось? Что тебя не устраивает?

Глава 2

Через час после приема у сегуна, дом Ала в Эдо

«Шпионы повсюду. Сильные, как синоби, а может быть, и настоящие синоби, шпионы Кима».

Ал невольно поежился, разглядывая своих самураев, занятых мирными делами: сидящих на корточках возле входа в дом часовых. Пост был установлен по просьбе Фудзико, после того как у соседей пропал, а затем был найден мертвым десятилетний сын. Теперь понятно, чьих это рук дело. «Волк, режущий ни в чем не повинных детей».

Он вздохнул.

Садовник, вся одежда которого составляла фартук, нимало не смущаясь своей наготы, водил граблями вокруг только что установленного камня. Ал никогда не понимал этой моды на торчащие из голой земли булыжники, но старался не вмешиваться и не мешать, двое его помощников в набедренных повязках, стоя по колено во взбаламученной их стараниями воде крошечного пруда, вычерпывали деревянными плошками скопившийся в нем ил. Любой из них мог оказаться шпионом Кима. О том, что приятель заслал своих людей не только на острова Амакуса, он понимал без дополнительных разъяснений. Если во все более-менее известные самурайские дома, то, без сомнения, досталось и ему. И тут уже ничего не попишешь, огреб, что называется, по полной.

Вопрос — кто крыса?

Глава 3

Подготовка

— Вы чем-то опечалены? Мастер чайных церемоний не показался вам убедительным? Можно поискать другого, но этого рекомендовал господин главный казначей замка, отказом мы нанесем ему обиду, особенно после того, как вы утвердили кандидатуру мастера-повара. — Толстое лицо Фудзико покрылось багровыми пятнами, от натуги заметно дрожал второй подбородок.

Должно быть, Ал опять что-то не то сделал. Не туда сел, не о том спросил… или, как раз наоборот, не сделал того, что от него ждали. Так предупреждать надо.

Нет, не быть ему японцем, хоть уже больше трех десятков лет хлещет саке и жрет безвкусную сырую рыбу.

— Все нормально. Никого не стоит менять. — Ал почесал подбородок, досадуя на себя за то, что невольно заставил волноваться супругу. Да уж, достался сиволапый мужик, теперь мучайся с ним всю жизнь, внучка и дочка даймё.

— Я хотела узнать, я отослала приглашение госпоже Осибе, матери нашей Юкки, и не получила ничего в ответ. Не знаете ли вы, ждать ее или нет?

Глава 4

Кому верить?

— Повсюду шпионы. Кругом сплошные предатели. По нескольку от «преданных» своему сегуну даймё, от монастырей и храмов, шпионы, собирающие сведения для испанцев и португальцев, и, разумеется, те, кто доят одновременно двух, а то и трех господ. Непостижимо, сколько же этих присосок-кровопивцев в одном только замке в Эдо! Сколько паразитов на одного-единственного сегуна… — Ким уединился в небольшом

додзе

, устроенном специально для него на первом этаже, восточная стена зала для медитации была не каменная, как стены во дворце, а представляла собой ширму, отодвинув которую можно было созерцать крошечное озерцо с лотосами. Сам прудик с цветами был отгорожен от всего остального мира высокой, окружающей замок стеной, так что это было только его место. Пространство, в котором Ким мог не играть ничьей роли, а, сбросив ненавистную маску, быть собой.

О, он тяготился этой чужой внешностью, которую был вынужден терпеть, внутренне страдая от этого, наверное, больше, нежели кто-либо в подлунном мире — худое, желтое лицо с впалыми щеками и глазами навыкате, выпирающими гребенкой желтыми зубами и тщедушной, торчащей точно волосатая кочерыжка шеей. Все это жалкое, злобное, насквозь больное тело совершенно не подходило любимцу женщин и непревзойденному воину ордена «Змеи» Киму.

Ах, как хорош он был, назвавшись даймё Кияма, с бронзовым лицом многомудрого Будды и точно таким же, только поменьше, прудиком в замке. Тогда у него были семья, дети, внуки. Ким и сейчас, будучи в новой шкуре, старается следить за своими бывшими родственниками. А Дзатаки, брат Токугава Иэясу! Да одна только смоляная бородища с лопату и разворот плеч чего стоили! Поначалу, вселившись в тело брата сегуна, Ким не всегда мог совладать с героическими размерами нового носителя, не вписываясь в двери, разрушая на своем пути сёдзи, попадая в комичные ситуации. Впрочем, кто бы посмел смеяться над самим Дзатаки? Над героем, правда которого в его мече?! Да никто!

И вот теперь этот хлюпик с пропитой печенью и желчным характером. Как только бабы могут спать с такой сволочью и недоноском?! Впрочем, бабы все могут!

А вот он — Ким… до какой же степени может простираться мера его личного терпения? И неужели завоеванное право находиться в теле первого лица сегуната может пересилить элементарную брезгливость, перемешанную с желанием избавиться от ненавистного тела?

Вторая часть

Глава 1

Зима 1637 года

Зима 1637 года не радовала — солнце хоть и светило время от времени, но совсем не согревало землю, прилетевший откуда-то с промерзшего Хоккайдо ветер срывал с деревьев разноцветную листву, расточительно рассыпая ее под ногами, по утрам изо рта вырывался пар, а пожухлая трава покрывалась инеем.

А потом полили дожди — холодные дожди, немедленно превратившие дороги в непроходимую грязь и поля в болота. В такие дни любо-дорого сидеть в своем замке или доме, да хоть в охотничьей хижине, пить подогретое саке или чай, вести непринужденные беседы. Все, лето закончилось, золотая пора подходит к концу, впереди зима, а мы, мол, всех злых духов обманули, обставили, а теперь в тепле и уюте. Хорошо, чтобы рядом ласково щебетала приятная особа, чтобы шушукались между собой служанки, а по циновкам ползали малыши.

Впрочем, все это не важно. Можно без детей, и даже без женщин. Хотя без женщин особенно скучно становится именно в такие холодные унылые вечера. Можно почитать книгу, сочинить стихотворение, поиграть с кем-нибудь в облавные шашки… но все это мелочи и суета сует. А самое главное, чтобы поблизости не дай бог не оказалось христиан и особенно их неуловимого главаря — Амакуса Сиро, вот ведь хитрая бестия, вроде все его видят, общаются, следы его ног целуют, клочки одежды кладут в ладанку и носят на теле. Всем чудесный юноша являлся хотя бы раз, предупреждал о беде, лечил, деньги приносил, у всех был, но только не у него — не являлся он к человеку, который больше всех остальных его ищет. Ни разу не зашел он к Алексу Глюку. А ведь как бы славно вышло, один добрый удар меча — и нет больше харизматичного лидера, без которого «возмущенные» массы и не подумали бы вякать. Сидели бы себе тихо и мирно, страдая по мере своего христианского терпения, бог терпел и нам велел.

Конечно, рано или поздно, так или иначе, восстание вспыхнуло бы, но вряд ли где-нибудь еще оно имело бы предпосылки перерасти в настоящую трагедию. Впрочем, какой смысл теперь переживать. Согласно притащенным из будущего документам, восстание должно начаться буквально через десять дней, а именно 17 декабря 1637 года. Ал вздохнул, собираясь с мыслями.

Вот ведь как получается, вроде почти что все время знал эту информацию, годами жил с ней, мечтал вывезти семью в Европу. Жил, жил, да и сжился. И теперь буквально накануне грандиозной заварушки его семья до сих пор в Японии, а он, старый дурак, мечется по всем островам богини Аматэрасу в наивной надежде если не отыскать Амакуса, то хотя бы обнаружить пропавших неведомо куда Кима и Юкки. С потерей старого приятеля Ал до сих пор не сумел свыкнуться, уж слишком любил жизнь старый игровик. Да и сколько его можно было провожать на тот свет, в то время как тот непременно возвращался пред светлые очи Ала. Обновленный, молодой, с новыми возможностями и средствами. И вот бессмертный Ким пропал словно навсегда.

Глава 2

Точно призрак в ночи

Сведений, много лет назад переданных Алу Кимом, было на самом деле кот наплакал. Об Амакуса Сиро — вообще пара абзацев, что же до восстания — доподлинно была известна дата начала оного — 17 декабря 1637 года, а дальше — хоть плачь: «во владениях даймё Мацукура Сигехару, что на острове Кюсю», — как будто на Кюсю так мало места для того, чтобы начать заварушку. И главное, как она началась? Из-за чего? Нет — смысл понятен, нельзя постоянно на людей давить, рано или поздно напряжение достигнет своего апогея, и тогда реакция, взрыв… и понеслось…

Это же не пираты — напали. Были бы пираты — половина проблемы, ищи удобную бухту, не дураки же они и свое дело знают. А тут… да любая причина, похотливый князек изнасиловал чью-то невесту, арестовал любимого всеми святого отца, церковь пожег, да мало ли что еще.

Терпели, терпели, да и не вытерпели. Угадать бы еще, где именно коротнет: знал бы, где упаду, соломки подложил бы…

Впрочем, если к кому-то первому и пойдут сведения о бунте, так это к местному даймё, а стало быть, где-нибудь поближе от него и следует встать. Не в самом замке — туда его покамест не приглашали, разве что самим внаглую набиться. А где-нибудь поблизости, чтобы гонцов наперво отлавливать да нужные сведения из них выколачивать.

Не благородно сие, но да ничего. Ради хорошего дела можно и опоганиться малость.

Глава 3

Жизнь за жизнь

Для визита к даймё Мацукура Сигехару Амакуса Сиро оделся, как обычно, во все белое. Так уж получилось, что имя, данное ему отцом, Сиро — белый, и белая форма самураев Терадзава Хиротака с крестами, которую он носил всего одно лето, сослужили ему службу, заставив местных жителей привыкнуть к юноше по имени Сиро — белый, в белой же одежде. Так что если вначале его форму украшали голубоватые кресты, сделавшись простым ронином, он носил уже чисто-белые одежды и небольшой серебряный крест на шее. Вполне достаточно.

И вот теперь, после того как отец Марк передал скорбную весть о пленении матери, он хотел только одного, чтобы его узнали и согласились на обмен. Местный даймё давно уже объявил награду за поимку мятежного лидера христиан, владеющего черной кассой и помогающего в трудные времена единоверцам, и вот теперь Сиро ехал совсем один к небольшому, плохо укрепленному замку, чтобы обменять себя на мать. Конечно, Марико сделала это специально, надеясь, что сошедший от горя и отчаяния с ума сын поднимет давно ожидающих команды христиан, но Сиро не желал кровопролития. Тем более кровопролития глупого и бессмысленного. Ведь дураку же ясно, что христиан, даже если собрать их в войско, по всей Японии наберется несколько тысяч, может с десяток тысяч, но никак не более, а это значит, что начнется страшная война. Война, которая была отвратительна доброму христианскому Богу, которому отдал свое сердце Сиро (Иероним), война, после которой все, кого любил Амакуса Сиро, погибнут. Кто-то на поле боя, но большинство на эшафоте. Погибнут не просто так, а традиционно вместе со всей своей семьей, включая стариков, беременных женщин и грудных детей.

Марико, ах, эта неугомонная мама-сан (приемная мать), сумасшедшая, взбалмошная, но такая любимая и дорогая мама. Сиро не знал своей настоящей матери, проживая с отцом, а точнее живя при отце точно вшивый и заброшенный ребенок эта. Он ел что придется, иногда по долгу службы отец отсутствовал по нескольку дней, и в это время маленькому Сиро приходилось несладко. А потом отец возвращался хмурым, загонял мальчишку в мыльню, кормил его до отвала и снова уходил на службу. Отец никогда не бил малыша, почти не ругал его, но любил ли? Маленький Сиро остро нуждался в друге, в человеке, с которым можно было бы хотя бы просто поговорить. Одному богу известно, как маленький Сиро не погиб совсем, и тут появилась она. Дочь самого знаменитого в Японии даймё — светловолосого, пришедшего из бог весть каких далей, хатамото самого сегуна Арекусу Грюку. Пришла, чтобы стать самым любимым человеком, истинным другом, учителем и любовью всей его жизни. Марико прекрасно владела мечом и в свободное от хозяйства время обучала маленького Сиро хитроумным приемам. Вместе они метали ножи и стреляли из лука. С ней, а не с вечно занятым складскими делами отцом Сиро впервые пошел на охоту и попробовал испеченное на костре кроличье мясо. Это именно Марико шила его одежду и строго следила, чтобы сын самурая всегда был чистым и хорошо причесанным.

И, наконец, именно Марико изначально знала о его предназначении, в чем и убедила отца Марка, братьев во Христе. Убедила всех, но только не самого Сиро, которому подготовка к неизбежному восстанию была костью в горле. Какое-то время он подыгрывал видевшей в нем чуть ли не воплощение самого Христа маме, но в душе, в душе он мечтал, чтобы все в их доме оставалось по-старому. Чтобы был жив отец, и чтобы мама рассказывала чудесные сказки и истории давно минувших лет. Чтобы они все вместе читали Евангелие, и… ну, и чтобы Анна, дочь священника из соседней деревни, делила с ним ложе и пела песни о героях и их возлюбленных.

Нет, ничего такого уже не получится. Теперь уже никогда. Прости, Марико, что невольно подвел тебя, но что же поделаешь? Жизнь за жизнь — справедливая мена.

Глава 4

Проверка на святость

В доме старосты, ныне занимаемом Арекусу, Марико осмотрел сопровождающий ее отца врач, который не нашел никаких повреждений и травм, после чего ей все-таки пришлось открыть глаза, делая вид, будто бы только что очнулась от обморока.

«Не говорить про Сиро. Вообще ничего не говорить этому человеку», — трепетало ее сердце, но отец и сам не спешил расспрашивать Марико, точно боялся, что неосторожное слово может развеять тонкую магию, и дочь каким-нибудь непостижимым образом вдруг исчезнет.

Прислуживать госпоже вызвалась старшая дочь старосты, Анда, которая после обещания Ала взять ее на службу держалась почти что уверено, стараясь быть постоянно на виду и выполнять любые прихоти нового господина и его чудом спасенной дочери.

Остаток ночи в доме старосты, да и в деревне спали разве что дети, да и те больше ворочались, словно предчувствуя неизбежные перемены.

17 декабря 1637 года, день, которого Ал ждал много лет, так как именно в этот день должно было начаться роковое восстание, застал господина Грюку перед постелью, на которой лежала, молча поглаживая руку отца, Марико. Когда за окошком забрезжил рассвет и Анда вместе с матерью и младшей сестрой внесли в комнату завтрак, к замку даймё Мацукура Сигехару подъехал белый, опоясанный двумя мечами всадник, за которым, то и дело озираясь по сторонам и справедливо ожидая стрел из бойниц, кипятка или камней на головы, следовал десяток молодых воинов.

Глава 5

Дочь

После того как личный врач Ала осмотрел Марико и не выявил никаких хворей, ей пришлось-таки разрешить отцу покормить себя, и даже ответила на пару вопросов, сразу же выдвинув условие, что она не будет рассказывать ни о своей жизни, ни о делах общины, требуя, чтобы ее называли сестра Мария.

Ну и то хлеб. Ал был счастлив уже и тем, что исчезнувшая десять лет назад дочь вернулась к нему. Что же до тайн, то тут тоже можно было понять — все японцы от мала до велика помешаны на долге перед своим господином, так что, скорее всего, Марико тоже дала клятву, после чего была вынуждена держать рот на замке. Впрочем, разве можно скрыть что-нибудь в деревне? Анда, дочка старосты, знала ее и как Марию, и как Марико, правда, Ал не спросил ее фамилию, но да никогда ведь не поздно поинтересоваться. Дочь овдовела — что же, бывает. Дзёте был неплохим человеком, жалко его, но да ведь и на нем свет клином не сошелся, и получше найдутся. Не останется дочь даймё без супруга. Понадобится, так сваты в очередь у замка Грюку встанут, поганой метлой не отгонишь. Только бы самим добраться до замка, до своей земли, побыстрее покинуть опасное место, где не сегодня завтра начнется бойня. Покинуть и снова зажить одной семьей.

Не сегодня завтра. Это бабки так гадают, а он, Ал, сведения из проверенного личным опытом будущего имеет, не завтра и не послезавтра, а конкретно сегодня начнется восстание, если уже не началось.

Началось, не началось… хоть на заварке чайной гадай. А впрочем, какая теперь разница, когда Марико нашлась, какой смысл медлить? Ждать вестей? Не по радио же будет оповещать даймё Мацукура Сигехару о покушении на его особу или осаде замка. Не безродным же крестьянам, давно разучившимся держать в руках оружие, понесет он эту весть. Ал поднялся, на ходу напяливая куртку камисимо и зычно отдавая распоряжения ожидающим его за дверьми караульным.

Уразумев, что отец собирается спешно увезти ее домой, Марико только стиснула зубы, понимая, что с ним не поспоришь. Да и что она могла возразить? Рассказать про Сиро? Нет уж, лучше увести его подальше от этих мест, как подраненная птица уводит лису от своего драгоценного гнезда. Навсегда забыть, что у нее когда-то был ребенок, и, быть может, хотя бы таким способом отвести удар.